Ярославль, 2008



Сторінка8/25
Дата конвертації11.04.2016
Розмір6.41 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
СТРАТЕГИИ ТАЙМ-МЕНЕДЖМЕНТА В БИЗНЕС – ОРГАНИЗАЦИЯХ

Болотова А.К., Кузема О.В. (г. Москва)


Проблема организации и регулирования временных ресурсов становится ак­туальной и настоятельной потребностью реинжениринга бизнес-процессов в корпо­ративных организациях различных стран и их представителей в современном биз­нес-сообществе. Тайм-менеджмент организаций и психологическое консультирова­ние по вопросам регулирования и сбережения временных ресурсов как направление организационной психологии было сформировано в США еще в 70-е годы. Однако сегодня без традиционного тайм-менеджмента и управления скоростью бизнес-процессов не обходится ни одно бизнес-сообщество, как на Европейском континенте, так и в США.

Основные стратегии управления временем сегодня направлены на организа­цию интенсивных тренинг-групп по развитию временных восприятий и оптимиза­ции управления индивидуальным временем: чем эффективнее ты инвестируешь свое время, тем ты успешнее презентируешь себя в корпоративном сообществе.

Наряду с этими стратегиями в последнее время стал широко распростра­няться подход, разработанный Бостонской консалтинговой группой, получив­ший название «time-based management», или «управление временем бизнес-циклов». Стратегии и методы, которые он использует, восходят еще к эпохе Форда: компания, которая обслуживает клиентов быстрее, чем ее конкуренты, быстрее развивается и более рентабельна. Этот подход направлен на оптимизацию управления временем на уровне всей организации. Предлагаемые потребителю стратегии управления и ре­зервирования времени основаны на том, что, во-первых, восприятие, резервирова­ние и планирование времени на уровне организации и в разных ее отделах, секто­рах сбыта или производства продукции весьма различно. Во-вторых, восприятие времени и отношение к временным перспективам долгосрочного или краткосроч­ного планирования на уровне индивидуальном, интерперсональном также весьма дифференцировано. Исследования ряда консалтинговых фирм показывают, что время для организаций часто выступает не только как ценностный временной ре­сурс, но и как форма развития организации и структурирования внутриорганизационных отношений. Оказалось, что руководители высокого ранга, топ-менеджеры ориентированы на долгосрочные перспективы и глобальные достижения в буду­щем, а служащие среднего звена обязаны хорошо рассчитывать актуальные вре­менные ресурсы и планировать временные затраты в краткосрочной перспективе. Ибо компания, которая успевает на рынке сегодня, быстрее продвигает свой про­дукт и доносит его до потребителя, удовлетворяет актуальные запросы сегодняш­него дня быстрее, чем конкуренты, становится более рентабельной, а значит, раз­вивается эффективнее.

Таким образом, наиболее продуктивными и обеспечивающими бизнес-активность организациям выступают такие стратегии тайм-менеджмента, которые предполагают оптимизацию управления временем не только на уровне интерпер­сональном, но и на уровне всей организации. Такое управление временными ре­сурсами целесообразно должно быть дополнено ускорением принятия решений (внедрение IТ-систем), сокращением временных буферов, реинжинирингом бизнес-процессов, «just-in-teme systems» и т. д.

Стратегии тренингов по управлению временем на интерперсональном уровне в основном носят характер групповых интенсив - тренингов и сопровождаются последую­щим индивидуальным коучингом. Они направлены на процессы формулирования целе­вых установок и временных вех, планирование и паритетное распределение личного и рабочего времени. Цель таких тренингов - развитие чувства времени, временных ориен­тиров в прошлом, настоящем и будущем, а также осознание ценности времени как эко­номического ресурса и энергопотенциала человека. Это видимые и осознаваемые нормы, регламентирующие восприятие, осознание и организацию времени в компании. Извест­но, что чрезвычайно важная составляющая психического здоровья человека и его работо­способности - это готовность самостоятельно определять цели своей жизни, наличие в об­разе мира протяженной и содержательно насыщенной временной перспективы. Здесь широко используются техники тайм-менеджмента по перспективному планированию, составлению жизненных целей и планов, навыков анализа временных потерь и времен­ных ловушек, принципы использования органайзеров. Такой коучинг повышает удовле­творенность индивидуальным управлением временем и личным позиционированием в структуре организации. Тренинг позволяет осознавать свое отношение ко времени, его приоритетную ценность в карьерных достижениях, а также повышает субъективный контроль за рациональным распределением собственных временных ресурсов.

Однако, ни одно из экспериментальных исследований не подтвердило расхо­жего представления о том, что индивидуальный коучинг по тайм-менеджменту повы­шает эффективность труда на уровне организации. Традиционный тайм-менеджмент учитывает индивидуальные особенности отношения к времени, но упускает из виду особенности коллектива: пространственно-временные характеристики задач, которые решает подразделение (темп, последовательность, периодичность, скорость обратной связи), а также сложившиеся в коллективе нормы отношения к времени, представ­ления о его ценности и заканчивая ситуациями временной депривации и цейтнота.

Поэтому стратегии сегодняшнего дня требуют изменения отношения ко вре­мени в самих бизнес-организациях. Главное - не скорость бизнес-процессов, а спо­собность «Точно-во-время» принимать стратегические решения, управлять продол­жительностью, темпом и последовательностью изменений в организационных струк­турах. Теперь от управленческих структур требуется не столько скорость и последо­вательность действий, сколько умение выстраивать долговременные перспективы, удачно используя успехи настоящего и лучшие наработки прошлого позитивного опыта. Новые технологии управления временем требуют целенаправленно выстраи­вать отношения сотрудников к прошлому, настоящему и будущему, поскольку новые стратегии тайм-менеджмента нацелены на восстановление связи времен, на по­строение временной транспективы. Важно сформировать на основе анализа про­шлых успехов и неудач позитивную временную перспективу коллектива. Это в отли­чие от индивидуальных временных планов ведет к необходимости командообразующего тайм-менеджмента, основанного на командном единстве, миссии организации с ее общей историей, общего прошлого, настоящего и будущего. Главное в таких тех­нологиях управления временем сформировать в группе образ временной перспекти­вы общего будущего, гибкости применять разные временный перспективы, ставить и осуществлять ближние и дальние цели, дробить будущее проекта на более управ­ляемые во времени части.

Таким образом, в сферах бизнес-организаций, где время имеет особый эконо­мический эквивалент и становится конкурентным продуктом, борьба за время осо­бенно велика. Здесь все приобретает особый вес: и индивидуальный временной ко­учинг уже уступает место формированию специфической «временной корпоративной культуры», где основной ценностью выступает значимое отношение ко времени. Время - это особый экономический ресурс организации и небрежение временем приводит к определенным рискам в бизнесе, влияет на формирование доверия между партнерами. Важно постоянно находиться в одном пространственно-временном измерении с партнером, учитывать особенности отношения ко времени заказчика и клиента. Искусство психологического взаимодействия в немалой степени зависит от точности попадания семантического поля субъекта в семантическое поле объекта, взаимной упорядоченности их временных пространств, взаимной упорядоченности их временных пространств, но и от своевременности это­го попадания, а значит и полихронностью действий, умением отслеживать парал­лельно идущие процессы, увязывать разные по масштабу циклы и стадии производ­ственных процессов. Единые нормы и ценности отношения ко времени в бизнес-организациях основываются на выработке общего видения будущего, единого пред­ставления о критериях срочности и приоритетности работ, «Единого Временного Кругозора», как его обозначил известный исследователь времени француз Поль Фресс.


ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА НА ОСНОВЕ ИНТЕНСИВНЫХ ИНТЕГРАТИВНЫХ ПСИХОТЕХНОЛОГИЙ КАК ОДНОЙ ИЗ ФОРМ ЭМПИРИЧЕСКОЙ РАБОТЫ С ГРУППОЙ В КОНТЕКСТЕ ПОВЫШЕНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЕГО УЧАСТНИКОВ

Борисова А.А. (Тверь)


Методологические принципы интегративного подхода к организации процесса оказания психологической и социально-психологической помощи различным группам населения, представлены в работах В.В. Козлова [3]; [5]; [4, с. 52 – 66], и наиболее полно соответствуют духи времени, поскольку предполагают при психологической работе с клиентом или группой:

– раскрытие творческих сил и ресурсов личности, постижение экзистенциальных смыслов существования. В группе – ориентированы на сплочение коллектива, создание комфортного пространства межгруппового взаимодействия «мы» и максимальную реализацию личностного потенциала каждого субъекта этом пространстве взаимодействия (принцип потенциальности) [4, с. 64];

– позитивную установку специалиста во взаимодействии с кризисной личностью и группой как способ организации процесса оказания психологической помощи; центрирование на положительном опыте обеих сторон взаимодействия (принцип позитивности);

– существенно дополняют знания о природе психической реальности личности и группы, имеющие место быть в современной науке (принцип многомерности понимания истины – интеграция в единую непротиворечивую систему эмпирических методов работы с личностью и группой различных школ психологии (в том числе и трансперсональной).



Интенсивные интегративные психотехнологии как прикладное направление, созданное в начале 90-х годов в Ярославской школе психологии в русле интегративного подхода (В.В. Козлов), представляют собой «систему теорий, концепций, моделей, методов, умений и навыков, которые ведут человека к большей целостности, к меньшей конфликтности, раздробленности сознания, деятельности и поведения» [4, с. 93]. В более узком контексте рассмотрения под интенсивными интегративными психотехнологиями (ИИПТ), мы понимаем, методы активации психики, основанные на использовании трансформационных возможностей необычных состояний сознания, достигаемых участниками процесса глубинной эмпирической работы посредством интенсивного связного дыхания. К интенсивным дыхательным психопрактикам относится и метод эмпирической терапии (холотропное дыхание), предложенный С. Грофом [50]; [51]. Холотропное дыхание (от греч. «holos» - весь, целый и «tropos» - «движение по направлению к…») авторская технология глубинной эмпирической работы с личностью и группой, созданная Станиславом Грофом, в 60-х годах прошлого столетия в русле экспериментальных клинических исследований возможностей необычных состояний сознания, а также интенсивных дыхательных техник как одного из наиболее эффективных методов интеграции психики, самосовершенствования, личностного роста. В качестве теоретико-методологической базы обозначенного метода выступают концептуальные положения трансперсональной психологии. Наиболее полно история создания обозначенного метода, процедура работы с личностью и группой в необычных состояниях сознания, структура дыхательных сессий, методические рекомендации по организации подготовки и проведению сессий холотропного дыхания, возможности применения интенсивных дыхательных психотехнологий в практике социально-психологической, психотерапевтической работы с личностью и группой представлены в исследованиях авторов-создателей методики С. Грофа, К. Гроф [50; 51], а также в трудах отечественных исследователей (В.В. Майков [7], В.В. Козлов [4; 5]). В таком понимании метод, разработанный С. Грофом и взятый нами за основу социально-психологического тренинга, проводимого в студенческой исследовательской группе, является частью эмпирических психопрактик, которые в рамках интегративного подхода объединяются термином «интенсивные интегративные технологии». Необходимо отметить также, что контекст применения обозначенной методики в современной практике оказания психологической и психотерапевтической помощи различным возрастным группам очень широк: от использования этой дыхательной психопрактики в качестве эффективного метода самопознания и личностного роста до применения обозначенной методики в терапии депрессивных состояний, аддиктивного поведения и наркозависимости. Такому пониманию способствуют философские и теоретические предпосылки создания методики. Основная теоретическая идея полифункциональности метода строится на том, что каждый человек современной урбанизированной культуры реализуется в жизни гораздо ниже своих потенциальных возможностей и способностей. Такое обеднение жизненной стратегии происходит потому, что он идентифицирует себя только с одним из аспектов своего бытия – существованием физического тела, функционированием материальных и социальных аспектов «эго». Подобная идентификация приводит к лишенному аутентичности нездоровому и неполному образу жизни, что способствует развитию эмоциональных и психосоматических расстройств. Сам факт возникновения симптомов неблагополучия (психосоматического, личностного, социально-психологического плана), рассматривается как показатель того, что личность, опирающаяся на ложные предпосылки, неполные, фрагментарные представления о себе, достигла критического этапа в своем развитии, когда становится очевидно, что прежний образ жизни уже несостоятелен. Обозначенная тенденция может сказываться на некоторых определенных аспектах жизнедеятельности (кризисы личностного самоопределения, невозможность реализации в сфере профессиональной деятельности, неприятием ответственности, потребительским отношением к окружающему миру, отрицанием внешних и внутренних реалий жизни, сложности в выстраивании доверительных отношений) или может проявиться одновременно во всех областях жизни, оказывая дестабилизирующее воздействие. В контексте интегративного подхода к организации психологической помощи различным социальным группам основополагающая идея и практическое значение интенсивных интегративных пситехнологий убедительно формулируется словами В.В. Козлова – «помочь реализоваться личности, самоактуализироваться при помощи самого простого и доступного для человека способа – дыхания» [5, c. 124]. В соответствии с таким пониманием, целью обозначенного тренинга является решение проблемы повышения личностной эффективности студентов в современном динамичном, поликультурном мире. Формат работы проводимой эмпирической работы с группой – пятидневный корректирующий холотропный модуль, состоящий из теоретической и практической частей. Общее число студентов, принимавших участие в тренинге 54 человека. В указанную группу входили лица мужского (23 чел.) и женского пола (31 чел.) в возрасте от 19 до 23 лет.

При выборе формы и метода работы с группой мы исходили из того, что каждый человек обладает собственной изнутри идущей активностью, стремлением к росту, к реализации своего внутреннего потенциала, при этом дыхательные психопрактики, обладая эффектом комплексного воздействия на личность на всех уровнях ее существования (психофизическом, психологическом, социально-психологическом) позволяют освободить психику от груза непроинтегрированного опыта и способствуют дальнейшему развитию собственной активности человека, формированию психологической устойчивости к стрессу, способности к творческому проявлению индивидуальности в различных сферах жизни. Иными словами, интенсивные интегративные психотехнологии (в данном случае – психотехнологии основанные на использовании терапевтического потенциала интенсивного, связного, осознаваемого дыхания) способствуют продвижению индивида к расширенному, более полноценному способу бытия, включающему в себя повышение уровня эмоционального и психосоматического здоровья, увеличение степени свободы в выборе конструктивных стратегий поведения, чувство более глубокой связи с другими людьми, позитивное восприятие всего спектра индивидуальных различий, осознанное уважение права каждого человека на реализацию собственной уникальности, самобытности. Определяя значение тренинга как многофункциональный метод преднамеренных изменений психологических феноменов человека, (группы) с целью гармонизации профессионального и личностного бытия, мы в свою очередь полагаем, что любые тренинговые и терапевтические группы являются, прежде всего, способом ускорения психологического развития и самореализации нормально функционирующей личности. В таком понимании, тренинг с использованием интенсивных дыхательных технологий как форма организации психологической работы в студенческой группе, во-первых, соответствует юношескому стремлению к самопознанию и самореализации, а во-вторых, позволяет развивать различные сферы личности участников (сферу самосознания, мотивационно-потребностную, ценностно-смысловую сферы и др.). В данном случае, наша работа ориентирована на инициацию процессов самопознания и саморазвития, способствующих дальнейшему эффективному личностному функционированию молодежи в социуме и только во вторую очередь может быть направлена на коррекцию неадаптивного, поведения участников группы. Причем такое изменение неадаптивного поведения происходит скорее в форме самокоррекции, на основе большего осознания человеком собственных потребностей, целей, смыслов, мотивов действий и поступков, а также лучшего понимания им интересов, потребностей, чувств других людей, в эмоционально насыщенных, личностно значимых для каждого участника ситуациях холотропного процесса. Следовательно, выбранный нами контекст применения интенсивных дыхательных технологий, строго говоря, не означает направленной терапии, лечения, устранения каких-либо выявленных психосоматических, личностных, поведенческих дисфункций, а представляет собой реализацию интегративного подхода в практике психологического сопровождения личностного и профессионального становления молодежи.

Современная холотропная терапия представляет собой большой набор методических версий (С. Гроф, В.В. Козлов; В.В. Майков; А.В. Петрова; И.Б. Леонова и многие другие), отличающихся форматом проведения, возможностью сочетания с другими видами психотерапии или творческого самовыражения, что предполагает некоторую вариативность содержания процесса, при обязательном сохранении основы – целительного потенциала интенсивного дыхания. Это проявляется в том, что особое внимание специалисты в данной области акцентируют на различных аспектах холотропного процессинга: максимальном сосредоточении на процессе интроекции (стратегия наблюдения за внутренним планом переживаний и безусловное одобрение происходящего С. Гроф); возможности не только наблюдать и осознавать свои переживания, но и творчески работать с ними, эта творческая работа обозначается как смена контекста – осознанный выбор субъектом позитивного восприятия абсолютно любой ситуации, переживаемой им в дыхательном процессе (В.В. Козлов, В.В. Майков); особой роли приемов арт-терапии, способствующих осознаванию клиентом своих актуальных психофизического и эмоционального состояний, еще на этапе подготовки к началу дыхательной сессии, в особенности при терапевтической работе с клиентами, страдающими аутизмом и лицами, перенесшими ПТСР (Т.А. Конюхова); внимание к терапевтической проработке перинатального опыта и неблагополучных объектных отношений индивида с фигурой матери и отца на ранних этапах онтогенеза (определяющих особенности психического и психосоматического развития личности на более поздних этапах развития) в условиях терапевтической группы с использованием элементов музыкотерапии, арт-терапии, гештальт-терапии, телесных и дыхательных практик, являются ключевыми идеями холотропной синестезии (Г.Б. Карельский). В большей мере эта тенденция проявляется в творческой свободе специалистов в выборе дополняющих, контекстуальных элементов дыхательного процесса, таких как предварительные настройки (варианты которых весьма разнообразны: направленная визуализация, различные приемы телесной и танцевально-двигательной терапии, медитативные техники), а также процедур завершающих холотропную сессию и помогающих интеграции полученного опыта. Иными словами, каждый специалист вырабатывает свой подход в соответствии со своими возможностями и в зависимости от социально-психологических характеристик группы, потребностей, целей, интересов, установок, мотивов ее участников. Но обязательные компоненты методики: активное доверие, максимально возможное расслабление, интенсивное связное осознанное дыхание, тотальное внимание, катализирующая музыка, проведение дыхательных сессий с помощниками, направленная работа с телом и рисование, остаются неизменными. При этом необходимо отметить, что необычные состояния сознания (а, точнее – расширенные состояние сознания (РСС) как особый вид измененных состояний, имеющих определенную специфику и феноменологию проявлений В.В. Козлов [5, c. 24 – 31]), возникающее в дыхательной сессии не создается воздействием извне (суггестия) и не имеет ничего общего с процессами психического заражения, подражания, взаимной индукцией аффективно насыщенных состояний, а представляют собой естественный физиологический и психологический феномен, «характеризующийся максимальной мобилизацией резервных возможностей психики, когда человек при помощи полного расслабления и осознанного связного дыхания получает расширенные возможности управления центральной и периферической нервными системами, работе с бессознательным материалом, организмом в целом» [Там же]) и являются результатом самостоятельных действий (интенсивное дыхание) субъекта холотропного процесса, находящихся под контролем его сознания. Это означает, что процесс интенсивного связного дыхания (в данном случае холотропного дыхания) как способ и средство достижения расширенных состояний сознания обладает такими качествами, как осознанность, контролируемость, управляемость, присутствие воли, намерения, и возможностью человека в любой момент вернуться в обычное состояние сознания (В.В. Козлов). Обозначенные сущностные характеристики состояний сознания, достигаемых в холотропном процессе позволяют человеку изменив глубину, скорость, частоту дыхания быстро выйти из потока переживаний, ставших чрезмерно интенсивными или травмирующими. Таким образом, несмотря возможные насыщенные эмоциональные переживания и психосоматические проявления, человек не теряет пространственно-временных координат, ориентируется в собственной личности и отчасти остается в контакте с повседневной реальностью, сосредотачиваясь на переживаниях внутреннего плана. Основным критерием эффективности метода является комплексное воздействие на психофизический, психологический, социально-психологический уровни функционирования личности.

Психофизический уровень – устранение негативных последствий стрессогенных ситуаций, снятие соматических причин нездоровья, дезинтеграции поведения и деятельности. В условиях мобилизации резервных возможностей организма (интенсивное дыхание) участники холотропного процесса получают обширные возможности управления центральной и периферической нервными системами, а также работы с подавленным материалом сферы индивидуального бессознательного. Комплексная работа с организмом в единстве телесного и психического аспектов направлена на снятие психофизического напряжения (катарсические элементы процесса), нормализацию физиологических и энергетических процессов. Условиями достижения позитивных изменений являются сочетание активирующих (дыхание) и релаксационных (фаза полного расслабления и восстановления энергетических ресурсов организма) элементов процесса. Специальная фокусированная работа с клиентом на основе использования приемов телесно-ориентированной терапии позволяет устранить разнообразные мышечные напряжения, являющиеся проекцией психической защиты на тело. Результат: приведение организма в состояние гомеостатического равновесия; интеграция психодуховного и телесного уровней личности; повышение выносливости и психофизической устойчивости организма – т.е. способности переносить стрессовые нагрузки и длительно выдерживать неблагоприятные воздействия факторов природной и социальной среды без снижения адаптивных возможностей.

Психологический уровень – разрешение внутриличностных проблем, адекватная реализация потребности личности в общении и понимании, самоактуализации и постижении экзистенциальных ценностей человеческого существования. Достигается посредством активизации внутренних энергетических интеллектуальных, эмоциональных ресурсов личности и группы в процессе проведения тренинга холотропного дыхания. Эффективность холотропного дыхания на данном уровне существования личности определяется в первую очередь тем, что данная методика открывает человеку непосредственный доступ к мощным трансбиографическим переживаниям, оказывая непосредственное влияние на процесс формирования экзистенциальных ценностей и смыслов: ощущение смысла происходящего, чувство взаимосвязи с миром, осознание человеком всех аспектов жизни, в том числе и нематериальных ее проявлений, стимулирует трансформационные процессы во внутреннем мире личности (самопознание, самоосмысление), способствует актуализации потребности в самоизменении и способности человека определить своё место в мире, найти свое предназначение в нем, сформировать идентичность, ответить на вопрос: «Кто я такой?».

Социально-психологический уровень. Обозначенная методика является одним из примеров не директивного способа организации эмпирической работы в группе и основана на принципах безусловного доверия и абсолютного принятия индивидуальности каждого из участников процесса. Такой подход к организации психологической помощи личности и группе способен глубоко трансформировать отношение человека к человеку, устраняя многие социально-психологические проблемы во взаимодействии между людьми и направлен на разрешение проблем коммуникации, социальной адаптации, конфликтов, посредством освоения участниками тренинга необходимых социальных умений и навыков.



Психологический тренинг с применением интенсивных дыхательных психотехнологий представляет собой сложный многоступенчатый процесс, при организации и проведении которого нами учитывалась определенная последовательность всех этапов: активации, трансформации, интеграции.

I этап – активация представляет собой подготовительный этап, проводимый перед началом дыхательного процесса для настройки участников тренинга на интенсивную работу, необходимый для приведения психики в определенный функциональный режим. Виды активационных процессов подбираются в зависимости от цели тренинга, состава группы, функционального состояния участников. Наиболее часто перед началом дыхательной сессии используются упражнения телесноориентированной и танцедвигательной терапии, способствующие осознанию участниками тренинга актуального физического состояния, оказывающие определенную помощь в свободном проявлении эмоций. Более подробно основные виды, технологии и варианты проведения упражнений, предшествующих началу холотропного процесса и существенно дополняющих его содержание представлены в исследованиях В.В. Козлова [5, с. 486–490]. Из всего многообразия контекстуальных упражнений, помогающих участникам группы настроиться на дыхательный процесс, мы использовали те упражнения и приемы, в основе которых заложена тенденция к адекватной реализации глубинной психологической потребности личности позитивном взаимодействии с другими людьми на основе понимания, доверия, эмпатии; актуализация способности личности к постижению эмоционального состояния и восприятию личности другого как абсолютной ценности, готовности принимать других такими, какие они есть, в их индивидуальности, неповторимости, самобытности. К числу таких контекстуальных упражнений стадии активации, предложенных участникам тренинга для выполнения в диадном и триадном режиме, нами были отнесены следующие: «Мать и Дитя» (которое кроме того, является дополнительным стимулом для проработки психоэмоциональных блоков, связанных с травмой рождения, а также материала, содержащегося в структуре базовых перинатальных матриц), метод телесноориентированной терапии «Театр прикосновений» (основанный на кинестетическом трансе, применяемый для работы с границами при индивидуальных проблемах и затруднениях, связанных со сложностью в установлении/преодолении психологической/физической дистанции), парный процесс «Глаза в Глаза» (как способ проработки страхов, напряжений при коммуникации и других личностных проблемах, связанных с общением и основанный на принципе создания общего психологического пространства, единого поле духовного общения). Предложенные упражнения способствуют возникновению сплоченности группы, стимулируют проницательность и гибкость восприятия по отношению «к другому», без стереотипов и предубеждений, развивают эмпатические возможности каждого из участников процесса. Интенсивные дыхательные психотехнологии осуществляют комплексное и всестороннее воздействие на человека (тело, психика, сознание и бессознательное) – т.е. в фокусе внимания находится личность как целостная система в единстве телесного и психического, сознательного и бессознательного, материального и духовного аспектов существования, а не отдельные ее свойства, процессы, проблемы. Иными словами, такой подход опирается на признание всего спектра человеческого опыта (от психофизического уровня до трансперсонального) и рассматривает личность как многоуровневую систему включающую: уровень персоны, интерперсональный и трансперсональный уровни. Поскольку, в холотропном процессе мы имеем дело с разнообразными проявления личности как единой системы, материал, который является предметом и содержанием трансформационного процесса в расширенных состояниях сознания, достигаемых при интенсивном дыхании также представляет собой чрезвычайно сложную многоуровневую систему взаимосвязанных компонентов. Эта сложная система взаимосвязанных между собой и взаимодополняющих друг друга компонентов психической целостности представлена в семикомпонентной модели (карте) целостной психической реальности (ЦПР), предложенной В.В. Козловым в контексте разработки интегративной методологии [5, с. 128]. Главными достоинствами этой модели является привлечение системного подхода при описании психически и выделение компонентов, составляющих ее структуру: психофизиологический компонент (отражает актуальное психофизическое состояние, интенсивность нейро-гуморальных процессов, изменение в функционировании внутренних органов); мышечный компонент (отражает рисунок мышечного напряжения – расслабления, который возникает параллельно с тем или иным актуальным эмоциональным состоянием); дыхательный компонент (дыхание здесь рассматривается как связующее звено между телом и сознанием), при этом уточняется, что каждое психофизическое состояние имеет свою структуру и динамику дыхания, а также то, что на процесс респирации, представляющий собой автономную функцию организма, можно оказывать осознанное регулирующее волевое воздействие посредством учащения ритма дыхания и усиления его эффективности, что способствует высвобождению подавленного материала индивидуального бессознательного (сверхсознательного) уровней психики; мотивационный компонент (активизируется при столкновении внутренних потребностей с внешними обстоятельствами, в ситуациях подавления актуальных потребностей, возникающих при рассогласовании этих составляющих); эмоциональный компонент (содержание эмоционального состояния); образный компонент (перцептивная форма знания; образ, возникающий в результате актуального восприятия); ментальный компонент (мысли, идеи, вербальные конструкции, сопровождающие ситуацию подавления или включение других защитных механизмов личности). Особенности проявления всех обозначенных компонентов целостной психической реальности и достигаемые качественные изменения ее внутренней структуры представляют собой сущность и содержание II этапа основной рабочей части холотропного процессинга – трансформации. Функциональное значение трансформационной фазы дыхательного процесса состоит в качественных конструктивных преобразованиях психики в результате ослабления, полного или частичного снятия механизмов психических защит, ведущих к разделению сознания на отдельные части и рассогласованию этих частей. Снятие или ослабление психической защиты наряду с приобретением навыков управления индивидуальными проявлениями целостной психической реальности при помощи освоения четырех классов дыхания, применяемых в холотропном процессе, значительно увеличивает гибкость и вариативность психических процессов, в частности, мышления. Это проявляется в постепенном уходе от привычного, дуального способа мышления по принципу «или-или» («все или ничего»), который усиливает психическое напряжение не оставляя человеку возможности для компромисса, и освоении им иного, более адаптивного, гибкого способа мышления по принципу «и-и», предполагающего непротиворечивое существование одновременно нескольких взаимоприемлемых альтернатив, что значительно расширяет возможности личностно выбора наиболее эффективных стратегий поведения и конструктивного взаимодействия в интерперсональном пространстве. В интенсивных дыхательных психотехнологиях на основе использования возможностей необычных состояний сознания существует два основных трансформационных процесса: катарсис и продукция. Процесс связного интенсивного дыхания является способом и средством активизации психики, достижения необычных состояний сознания. В процессе холотропной сессии расширенные состояния сознания, достигаемые участниками процесса при помощи интенсивного дыхания сопровождаются разнообразными изменениями физического состояния человека. Во многих случаях усиление глубины и частоты дыхания вызывает сначала достаточно драматические следствия в форме интенсивных эмоциональных и психосоматических проявлений. Процесс интенсивного связного дыхания, обуславливающий возникновение изменений биохимических показателей на психофизиологическом уровне, способствует телесному и эмоциональному катарсису. Катарсис (от греч. catharsis – очищение) – процесс освобождения психики от груза непроинтегрированного опыта, ограничивающих идей, телесной и душевной боли, невыраженных эмоций, всего, что приводит к дезинтеграции личности и поведения. Как правило, отреагирование травматического, аффективно насыщенного материала, запечатленного на биографическом уровне и уровне индивидуального бессознательного приводит к значительному улучшению психо-физиолого-эмоционального состояния участников процесса за счет устранения накопившегося напряжения. Это происходит за счет высвобождения того количества ранее заблокированной энергии, которая перекрывала доступ к глубинным уровням психики (перинатальному и трансперсональному уровню по С. Грофу). Доступ к информации обозначенных уровней приводит к расширению сферы жизненного опыта личности. В тоже время, значительная часть высвобожденной психической энергии при сохранении активизирующей мощности дыхания, а также при осуществлении адекватной внешней поддержки в процессе может быть направлена самим участником холотропной сессии на позитивную модификацию возникающих ощущений, эмоций, образов (гибкость контекста как осознанный выбор позитивного восприятия любых ситуаций, возникающих в холотропном процессе), что значительно облегчает освоение адаптивных способов взаимодействия с внутренним миром собственных глубинных переживаний, осознание и ассимиляцию всего спектра нового опыта, приобретенного в необычных состояниях сознания. Обязательным условием эффективности любого психотренинга на основе интенсивных интегративных психотехнологий является сочетание катарсических и конструктивных элементов процесса. Это непременное условие проведения глубинной психологической работы с клиентом или группой является также основным показателем экологичности и надежности проводимого процесса. Катарсис, представляющий собой освобождение психики от груза прошлого травматического опыта, способствует спонтанному запусканию психоэнергетических механизмов самоисцеления организма, уступает место следующей фазе (продукция) в развитии трансформационного процесса. На данном этапе основная задача ведущего тренинга и его помощников состоит в адекватной поддержке этого процесса. Сущностью процесса продукции является своеобразный «ответ» психики участников дыхательных сессий на изменение актуального психо-физиолого-эмоционального состояния, который заключается в создании психических новообразований, способствующих более эффективному развитию и переходу на новый этап личностной эволюции. Причем, этот «продуктивный» этап холотропного процесса подразумевает изменения во взаимоотношениях личности как с внутренним миром (интраперсональный аспект), так и с внешним миром (интерперсональный аспект). Соответственно, основные результаты и индивидуальные достижения участников тренинга проявляются в самом широком жизненном контексте и отражают взаимосвязь внутреннего (приобретение нового опыта, развитие, новые навыки, новые знания, осознание, переосмысление, переоценка, изменение отношения, актуализация потенциала, развитие способностей) и внешнего (освоение конструктивных стратегий взаимодействия, позитивных способов жизнедеятельности и общения, достижение новых целей, улучшение результатов деятельности, адаптация к новым условиям и повышение эффективности функционирования личности в социуме) аспектов существования личности. Именно за счет этой последующей фазы достигается искомый результат – позитивная реконструкция, переосмысление прошлого опыта, являвшегося когда-то источником глубинных внутренних конфликтов. Наиболее полная реализация этого процесса (продукция) в его интраиндивидуальных и интериндивидуальных аспектах достигается на следующем этапе дыхательной сессии – интеграции опыта, доступного личности в необычных состояниях сознания.

III этап – интеграция опыта, доступного личности в необычных состояниях сознания. Интеграция, в частном психотехническом смысле рассматривается как заключительная фаза любого трансформационного процесса, содержанием которой является приведение в новую целостность претерпевшей изменение психики, общая гармонизация личностных структур участников процесса, снижение конфликтности их поведения. В более широком понимании интеграция представляет собой длительный процесс, продолжительность которого варьируется от нескольких часов и дней, за время которых происходит сборка фрагментарных частей сознания в новую целостность, до нескольких месяцев, на протяжении которых завершается ассимиляция приобретенного опыта. В.В. Козлов акцентирует внимание на постепенном развитии процесса интеграции опыта, приобретенного личностью и группой во время дыхательной сессии. В связи с таким пониманием, он рассматривает четыре круга интеграции опыта необычных состояний сознания, обозначенных рамками проведения холотропного процесса [5, с. 259.]. Вместе с тем, все исследователи феноменологии необычных состояний сознания едины во мнении, что процесс интеграции психики продолжается значительное время, происходя и дальше, за пределами тренинговой группы, в повседневной жизни участников холотропных сессий. Это следующие уровни интеграции основной и наиболее важной задачей которых, является соединение опыта дыхательных сессий, новой информации о мире, новых знаний человека о самом себе с повседневной жизнью.

Говоря о результатах проведенной работы, следует отметить, что одним из важных критериев эффективности любого тренинга является временной параметр, который может указывать на то, что к наиболее сильным и глубоким влияниям относятся отдаленные во времени эффекты проведенной психологической работы. При этом особенно важно, когда такая работа вызывает в личности участников по настоящему глубокие, позитивные, качественные преобразования, например, трансформацию мотивационно-потребностной сферы, изменение ценностных ориентаций и т.д. В нашем случае, о наличии позитивных изменений, свидетельствующих об инициации процесса личностной трансформации студентов-участников тренинга подтверждается информацией, полученной с их слов в процессе беседы. Беседа свободного типа с привлечением материалов самоотчетов, фиксирующих основные личностно значимые для участников тренинга моменты холотропного процесса была использована для оценки эффективности проведенного социально-психологического тренинга на основе интенсивных дыхательных психотехнологий по следующим причинам:

– такой тип беседы обеспечивает достаточную высокую степень свободы и спонтанности самовыражения респондента помогая ему войти в более полный контакт с тем, что он говорит и чувствует в данный момент и способствует дальнейшему осмыслению широкого спектра опыта, приобретенного личностью в необычных состояниях сознания, помогает облечь в словесную форму и вербализировать все те переживания, эмоции, чувства, которые находится еще за пределами словесных интерпретаций;

– нестандартизированная беседа, обеспечивающая достаточную высокую степень свободы и спонтанности самовыражения участников процесса, что позволяет не только получить дополнительные косвенные данные об испытуемых, но и создает поддерживающую ситуацию, в которой респонденты научаются доверять собственным чувствам и относиться к ним как к важному источнику информации.

В целях систематизации и изучения столь обширной, разноплановой и неоднозначной с общепринятой точки зрения информации о возможных направлениях, вариантах, специфических особенностях личностной трансформации участников процесса глубинной эмпирической работы, нами были выбраны индикаторы, представляющие собой те единицы речи (слова, словосочетания, выражения, предложения) участников тренинга, которые свидетельствуют о результатах проделанной работы – наличии значимых качественных преобразований, проявляющихся в самом широком жизненном контексте (осознание, переоценка, изменение отношения, новые навыки, новые знания, актуализация потенциала, способностей, повышение самооценки, достижение эмоционального равновесия, саморегуляция, психологический комфорт, появление новых форм самореализации, доверие к себе и окружающему миру, мотивация к самоизменению, личностному росту, потребности в саморазвитии, обретение чувства собственной значимости и компетентности, самоуважение), а также высказывания, содержащие эмоциональные оценки, которые указывают на позитивный характер этих изменений.

Проанализировав и преобразовав в единую систему суждения респондентов по обозначенному набору смысловых тем, мы получили следующие результаты. В повествовании большинства респондентов (39 человек – 84,3%) преобладают позитивные эмоциональные оценки качества пережитого ими холотропного процесса и самого факта участия в нем. Приведем словесные формы, встречающиеся в самоотчётах респондентов и наиболее часто употребляемые ими в процессе беседы: «освобождающе», «насыщенно», «мощно», «захватывает», «как будто находишься на одной волне со всем миром», «ощущение легкости, невесомости», «возвышенно», «непостижимо». По словам студентов, личный опыт взаимодействия с внутренним миром глубинных переживаний, приобретенный ими в необычных состояниях сознания, позволил: «пережить заново всю свою жизнь за краткие мгновения» (4,1%), «найти позитив в себе самом» (6,5%), увидеть «привычные отношения по-новому» (18,3%), «понять себя» (12%), «понять свое отношение к какой-то ситуации» (19,3%), «к отдельным людям» (4,8%), «осознать, что в своей жизни можно изменить, что улучшить» (17,6%) научил «мыслить иным образом», позволил «поверить в дружелюбие окружающих людей» и «положительное к себе отношение» (12,3%), способствовал «проявлению искренности во взаимоотношениях с окружающими» и «желание доверять им».



Переживания человека, сопровождающие поиск и определение своего места в мире как социальные по своей природе, являются важным индикатором психологического самочувствия личности. Страх, повышенная тревожность, чувство неуверенности в себе, эмоциональная нестабильность – основные паттерны переживаний, являющиеся специфической реакцией психики человека при столкновении с ситуациями риска и неопределенности, разнообразными жизненными проблемами. Интенсивность и длительность таких переживаний могут быть критериями того, что данный человек нуждается в психологической помощи при разрешении этих проблем. Об уменьшении случаев частоты возникновения и снижении аффективной насыщенности в обычной жизни таких паттернов переживаний, как «агрессия по отношению к окружающим» вследствие «ощущения враждебности или угрозы с их стороны», «чувство страха», «ощущение изоляции от привычного окружения», «неуверенность в себе», «ощущение несправедливости жизни», «осуждение внешних причин: событий, жизненных обстоятельств, других людей в собственном неблагополучии», «пессимистический взгляд на жизнь», «печаль» как следствие «невозможности разделить свои переживания с окружающими», «чувство неудачи, вины», «боязнь неуспеха» или «негативной оценки» после участия в тренинге свидетельствовали высказывания 27,2% студентов. Благодаря отсутствию негативных воздействий деструктивных переживаний и страхов, у человека появляется возможность не расходовать внутренние силы на защиту, агрессию, блокирование невыраженных эмоций, а начать поддерживать конструктивные процессы личностных изменений, которые заключаются в возможности целостного обращения к своему опыту, и в возможности опираться на него в дальнейшей жизни. В качестве позитивного следствия обозначенных перемен респондентами были отмечены такие переживания и состояния как «умиротворение», «спокойствие», «чувство уверенности в собственных силах», «приподнятое настроение». По субъективным оценкам 12,7% респондентов, временной интервал периода «хорошего самочувствия», «эмоциональной стабильности», «психологического комфорта», составил от нескольких недель до 2-х месяцев в нижней границе и до 3-4 месяцев в верхней. Кроме того, многие респонденты говорили о том, что они «перестали испытывать настороженность и тревогу в присутствии совершенно незнакомых и таких различных, не похожих друг на друга людей», при этом, а 23% участников тренинга особо подчеркнули значимость обретенного личного опыта проявления «ответственности, внимательности, заботы по отношению к ним», значительное количество студентов-участников тренинговой группы (61%) поделились тем, что они осознали важность «предоставления права другому быть самим собой, без каких-либо условий», отметили у себя стремление «слушать и слышать другого человека», «понимать и верить», смогли «почувствовать позитивное отношение к себе даже со ранее незнакомых людей», «тех, с кем они не состоят в дружеских связях», научились «достаточно адекватно проявлять свои чувства», преодолели в себе склонность «критиковать другого и насмехаться над ним».

В процессе беседы выяснилось, что у значительного количества участников тренинга возросло доверие к себе в результате положительного опыта преодоления сложных моментов процесса, связанных с возникновением катарсических переживаний эмоционального и психосоматического плана, которое было подкреплено адекватной помощью со стороны ведущего и других участников группы в процессе ассимиляции нового опыта взаимодействия с собственным миром глубинных переживаний, ввиду чего повышалась также и осознанность происходящих изменений. Такая помощь, в свою очередь, способствовала развитию у них решимости и самостоятельности в действиях, суждениях, выборе способов проявления индивидуальности, побуждала к активизации воли в преодолении закономерных трудностей процесса личностной трансформации, таким образом, у участников процесса возникала мотивация к самоизменению, личностному росту, потребности в саморазвитии. Актуальная ситуация холотропных сессий, предполагающая погружение каждого участника тренинга в процесс серьезной и ответственной работы, основанной на собственном опыте действия и изменения, стимулирует трансформационные процессы во внутреннем мире личности, способствуя активизации самопознания и самоосмысления. Об этом свидетельствуют ответы следующего плана: некоторые респонденты отметили «стремление к постоянному размышлению над собой», «более глубокое осознавание себя», «понимание окружающих людей и происходящих событий», другие особо подчеркивали то, что укрепилась «вера в свои силы и возможности», «доверие к себе и другим», достаточное количество студентов упомянули о своем стремлении к «искренности в проявлении чувств», некоторые указали на «развитие креативности», что в свою очередь инициировало поиск «новых форм самореализации в различных сферах жизни».

Активное доверие как отношение к ситуации, внешнему миру, другим людям, формировалось на основе реализации ключевого принципа взаимодействия в условиях тренинговой группы – все происходящее не оценивается и не критикуется, а принимается как должное, и многократно возрастало в ходе процесса по мере накопления личных результатов. Вследствие чего, актуализировалась способность участников к принятию и уважению ценности и значимости не только личного, но и чужого опыта изменений. У значительной части студентов в результате положительной оценки группы и безусловного приятия индивидуально-личностных особенностей повышалась самооценка; формировалось позитивное восприятие личностных особенностей других участников и осознанное уважение права каждого на отличие, индивидуальность, самобытность, которые реализовывались в действиях и поступках, основанных на свободном личностном выборе конструктивных форм взаимодействия с окружающими людьми, что выражалось в стремлении оказывать помощь и поддержку, проявлять эмоциональную отзывчивость, со-чувствие, со-переживание. Интеграция в группе (проговор), способствовала свободному выражению эмоций и впечатлений от прошедшей сессии, что объективно помогало каждому участнику группы вербализовывать значимые переживания, делиться своими чувствами и мыслями с окружающими, помогая адекватной реализации потребности в со-причастности, доверии, понимании, в результате чего значительно расширялся круг общения студентов, повысилась сплоченность группы на основе взаимного желания и стремления участников к трансляции доверительной атмосферы сотрудничества, взаимопомощи и коллективного творчества. Все участники холотропного процесса приобрели личный опыт оказания взаимопомощи и эмоциональной поддержки другим, обретение которого способствовало повышению самоуважения, формированию у них чувства собственной значимости и компетентности, что в свою очередь помогало освоению умений и навыков толерантного (безоценочного) и ответственного (готовность в любой момент оказать посильную помощь) соприсутствия при трансформирующем процессе другой личности (группы). Перечисленные достижения студентов способствовали проявлению осознанного интереса представителей данной социальной группы, основанного на личной мотивации к участию в последующих тренингах.

Список литературы

1. Гроф С. За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии. – М., 1992.

2. Гроф С., Гроф К. Неистовый поиск себя: Руководство по личностному росту через кризис трансформации. – М., 2003.

3. Козлов В.В. Социальная работа с кризисной личностью. Методическое пособие. – Ярославль, 1999.

4. Козлов В.В. Интегративная психология: Пути духовного поиска или освящение повседневности. – М.: Психотерапия, 2007.

5. Козлов В.В. Психотехнологии измененных состояний сознания. Методы и техники. – М., 2005.

6. Козлов В.В., Бубеев Ю.А. Измененные состояния сознания: психология и физиология. – М.: МАПН, 1997.

7. Козлов В.В. Майков В.В. Основы трансперсональной психологии. Истоки, история, современное состояние. – М., 2000.
О ЗНАЧИМОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СТАНОВЛЕНИИ РАБОТНИКОВ ПРОКУРАТУРЫ.

Бредихин Г.А. (Кострома)

Отечественные психологи выделяют уровни развития профессиональной направленности личности в ее профессиональном становлении (Е.А.Климов, В.И. Чупаров):

На низшем уровне возможность проявления профессиональной направленности ограничена эмоциональными моментами, привлекательными сторонами работы, ее эмпирической основой.

Для среднего уровня характерно, что профессиональная направленность как мотив профессионального обучения возрастает по отношению ко всем сторонам овладеваемой профессии и профессионализация приобретает для будущего специалиста ориентированный смысл, воспринимается им как важная, нужная для него.

При высоком уровне профессиональная направленность выступает как действительный мотив изучения и проявляется в позитивном отношении ко всем сторонам профессионального обучения и подготовки, выступая в форме повышенной увлеченности, непосредственно связанной с жизненными планами, профессиональными и жизненными устремлениями личности.

Таким образом, профессиональная направленность как компонент профессионального становления личности предполагает внутреннее принятие своей профессии, преданность своему, а отсюда стремление к совершенству своего профессионального мастерства со стороны субъекта деятельности (Е.А.Козловская).

Среди звеньев профессионального становления личности необходимо выделить профессионально-психологическую готовность к труду и профессиональную обученность (профессиональные знания, умения, навыки), которые образуют структуру профессионального мастерства. Многие авторы рассматривают профессионально-психологическую готовность и как компонент, и как условие, определяющее оптимальность процесса становления профессионала - прокурорского работника.

Структуру профессионально – психологической подготовленности А.М.Столяренко, отождествляет с содержанием психологической подготовки. Выделяет следующие ее компоненты:

Профессионально-развитые способности, качества личности.

Аналитико-, тактико-, технико-психологические умения.

Психологическая устойчивость.

Предварительная психологическая подготовка ориентирована на формирование психологической подготовленности, непосредственная (в форме инструктажа) – на состояние готовности.

В то же время профессионально-психологическая готовность личности к труду и ее социально-психологическая культура составляют морально-психологическую подготовленность субъекта к выполнению своей деятельности (А.М.Столяренко, В.И.Коваленко). В отечественной литературе среди направлений исследования профессионально-психологической подготовленности личности учеными выделяются изучение мобилизованности (В.П. Трубочкин), коммуникативной подготовленности (В.С. Красник, В.В. Овсянникова) и устойчивой готовности личности к деятельности (В.М. Поздняков).

Становление и развитие человека как профессионала - прокурорского работника осуществляется в ходе систематического обучения в разного типа профессиональных учебных заведениях. На этот процесс оказывает влияние окружающая профессиональная и социальная среда. Профессиональная подготовленность проявляется в психологическом становлении и развитии профессионала – прокурорского работника, которое происходит как накопление качественных изменений в психике человека на пути его движения к профессионализму. Главной целью профессиональной подготовленности является формирование, проектирование личности специалиста, эффективно осуществляющей трудовую деятельность, наиболее полно реализующей себя в труде (Гальперин П.Я., Талызина Н.Ф.) Поэтому в ходе обучения и подготовки процесса профессионального становления специалиста происходит развитие и формирование целостной личности человека как субъекта труда, владеющей рядом качеств, необходимых для каждой конкретной профессии: активное целеполагание в трудовой деятельности, умение осуществлять трудовую деятельность на уровне высоких заданных стандартов, в том числе в новых неопределенных условиях и ситуациях, при решении незнакомых профессиональных задач (А.И.Подольский, Ф.И.Иващенко), готовность в последующей трудовой деятельности освоить новые, необходимые для эффективного выполнения своей работы, профессиональные знания, умения, технологии (Е.В.Новикова, И.А. Хухрев), умение вместе с тем не упускать свою самореализацию в профессиональной деятельности, строить и осуществлять программы своего профессионального развития и роста (Н.С. Пряжников, А.М.Реан).
ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА ПРИ СТРЕССЕ МЕТОДОМ «УСТАНОВКИ ПОЗИТИВНОЙ ДОМИНАНТЫ»

Булгакова О.С. (Санкт-Петербург)


Разработаны и широко известны психологические коррекционные методики, направленные на позитивное мышление. Они полностью себя оправдывают и давно известны механизмы позитивных изменений, происходящих в психике пациента. Эти методики направлены на «положительный настрой» будущих событий, фактически программируется положительное будущее действо и разрабатываются практические шаги для успешной реализации.

Также известно, что повреждающее воздействие стрессора определяется не столько его силой, сколько отношением к нему человека. Поэтому психокоррекция становится крайне актуальной в тех случаях, когда человек не может справиться со своим отношением к происходящим событиям, когда сила воздействия оказывается чрезмерной, длительной или ее невозможно изменить. Но здесь наиболее уместна не психологическая, а психофизиологическая коррекция.

В кабинете «Психофизиологической коррекции и реабилитации» детской городской поликлиники №33 Санкт-Петербурга разработана и применяется комплексная методика психофизиологической коррекции для взрослых пациентов, которая получила название «Установка позитивной доминанты».

Метод включает в себя известные и широко применяемые физиологические дыхательные тренинги функционального биоуправления с отрицательной обратной связью по кардиоритму. В его основе лежит вариант йоговского «нижнего дыхания», при котором активируется работа парасимпатического отдела нервной системы (конкретно – вагуса). У пациента формируются отсутствующая при стрессе дыхательная (синусовая) аритмия и вегетативный баланс (равновесие между симпатическим и парасимпатическим отделами нервной системы).

Одновременно проводят психологическую коррекцию, направленную на установку позитивной доминанты. Отличием от других методик является то, что акцент делается на радостных и успешных событиях прошедшей и настоящей жизни. Вся жизнь рассматривается с позиции приобретений и побед. При воспоминаниях, несущих яркие отрицательные эмоции, психологическая коррекция направлена на их переосмысление как событий, несущих необходимый жизненный опыт, здесь возможно привлечение философских и религиозных учений. В последнем случае хорошие результаты приносит временной анализ негативных и позитивных событий в жизни. Как правило, хороших событий было больше, на что психофизиолог делает акцент при коррекционных сеансах.

Наряду с этим прорабатывается алгоритм будущей жизни. Разрабатывается практическая программа действий, направленная на наиболее полное удовлетворение потребностей пациента в сложившихся обстоятельствах.

Одной из наиболее важных задач психофизиолога является перенос теоретических достижений при коррекционной работе в кабинете на улицу, в реальную жизнь, возможность динамического контроля и дальнейшей помощи.

В итоге через 15-20 сеансов, каждый из которых длится в течение часа, и их количество индивидуально для каждого пациента, в коре головного мозга формируется «центр позитивной доминанты», который играет защитную роль и уменьшает стрессогенное воздействие. Пациенты отмечают ослабление воздействия острого стресса (например, при остром конфликте реакция стала более спокойная и менее выражена во времени).

В результате применения этого метода достоверно снижаются показатели напряжения и тревожности, улучшается психофизиологическое здоровье, повышается качество жизни. Методика не имеет противопоказаний, так как в ее основе лежат физиологические механизмы адаптации. Наиболее актуально применение метода при хроническом стрессе, когда невозможно повлиять на сложившуюся ситуацию (например, при длительно болеющем члене семьи), когда организм находится в состоянии срыва адаптации и «предболезни» и ему требуется квалифицированная психофизиологическая поддержка.

Разработанная методика является достаточно эффективной, что подтверждается клиническими испытаниями.


АНАЛИЗ СВЯЗЕЙ В ПЛЕЯДАХ «ДЕНЬГИ», «КАРЬЕРА» И «ТВОРЧЕСТВО» ПРИ ИЗУЧЕНИИ СМЫСЛОВОГО СОДЕРЖАНИЯ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЖЕНЩИН

Бызова Л.В. (Иркутск)


Исследования сначала дифференциальной, а затем и гендерной психологии показывают, что различия в восприятии реальности, которые существуют в психике мужчин и женщин, имеют кроме конституционального еще и социокультурный контекст, благодаря которому мы знаем, что в данное время и в данном обществе считается свойственным мужчине, а что — женщине. Гендер конструируется обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе. Усвоение человеком образцов поведения, форм деятельности, социальных ролей и эмоциональных характеристик в условиях взаимодействия социокультурных и биологических факторов есть процесс гендерной идентичности, которая, являясь одной из подструктур социальной идентичности, соединяет и интегрирует личностную идентичность с биологическим полом, на которую оказывают влияния объектные отношения, идеалы, социокультурные факторы.

Нами проводилось исследование с целью определения смыслового содержания гендерной идентичности женщин.

В исследовании приняли участие 93 женщины, различных профессий и уровней образования, возраст которых варьировался от 17 до 67 лет. Диагностика выборки проводилась с помощью батареи тестов: а) тип ролевого поведения фемининность-маскулинность оценивался тестами

С. Бем, Т. Лири; б) адаптивность и активность личности оценивалась многоплановыми тестами СПА (социально-психологическая адаптация) К. Роджерса и САТ (самоактуализации тест) Э. Шострома; в) особенности группового гендерного сознания изучались методом СД (семантический дифференциал). В соответствии с основными этапами психосемантического исследования испытуемым был предложен список понятий для оценивания, которые достаточно адекватно описывают гендерную идентичность женщины в современном обществе: Я (центральное понятие); мужчина, любовь, семья (понятия, описывающие фемининную направленность поведения), карьера, выгода, женщина (маскулинная направленность); деньги, здоровье, друзья, творчество (андрогинная направленность).

Корреляционный анализ на списке из 78 переменных дал многоплановую и многоуровневую структуру связей между ними. На основе связей всех измеряемых признаков между собой были построены наиболее информативные плеяды. Ранее нами рассматривались плеяды «Мужчина» и «Женщина» (Вестник интегративной психологии. В.1(16). – 2008 – с. 36-37).

В данной статье мы хотим представить плеяды «Карьера», «Деньги» и «Творчество» показывающие связи между самоописанием и самосознанием современных женщин.

На рис. 1 представлены связи, демонстрирующие отношение женщин к понятию карьеры.

Рис. 1. Плеяда Карьера

Примечание: уровень связей - - р<0,001; - р<0,01; буквами О, А, обозначены факторы теста СД и означают соответственно «Оценку» и «Активность».

Римскими цифрами отмечены октанты теста Т. Лири

I - властный – лидирующий V - покорный – застенчивый

∑V-VIII – показатель фемининности поведения, равный сумме показателей последних четырех октантов.

Показатели шкал теста СПА: «Внутренний контроль».

Показатели шкал теста САТ: самоуважение.

Знак «- « обозначает отрицательную корреляцию.

Связи плеяды «Карьера» демонстрируют отрицательную связь фактора «Оценка» с «женскими» октантами и положительно с «мужским» октантом и признаком самоуважения теста «Личностный опросник» Т. Лири, определяющего тип ролевого поведения. Таким образом, проявилось не принятие женщинами традиционного образа «женственности», признание его как помехи в современной жизни. И принятие «мужественности» поведения как поведения, создающего комфорт существования и помогающего в профессиональной самореализации.

Рисунок 2 показывает специфику содержания отношения современных женщин к такому понятию как деньги. Связи данной плеяды демонстрируют очевидно положительное отношение к деньгам у нашей выборки. Это может свидетельствовать о том, что наша современница считает, что деньги дают ей возможность не только реализоваться в профессиональном, социальном и материальном плане, но и ощущение благополучия и комфорта. При этом зарабатывание денег женщины считают творческим актом, но эти возможности должны быть социально одобряемыми.

Рис.2. Плеяда Деньги

Примечание: уровень связей - - р<0,001; - р<0,01;

буквами О, А, обозначены факторы теста СД и означают соответственно «Оценку» и «Активность».

Римской цифрой отмечен октант теста Т. Лири: III - прямолинейный – агрессивный.

Показатели шкал теста САТ: гибкости поведения; поддержки; ценностных ориентаций; креативности; контактности; сензитивности к себе; спонтанности.


На рисунке 3 показаны связи плеяды «Творчество».

Рис.3. Плеяда Творчество

Примечание: уровень связей - - р<0,001; - р<0,01; буквой С обозначен фактор теста СД и означает «Силу».

Римскими цифрами отмечены октанты теста Т. Лири

II - независимый – доминирующий VI - зависимый – послушный

∑V-VIII – показатель фемининности поведения, равный сумме показателей последних четырех октантов; ∑I-IV – суммарный показатель маскулинности поведения, равный сумме показателей первых четырех октантов

Знак «- « обозначает отрицательную корреляцию.
Последняя плеяда демонстрирует отношение женщин нашей выборки к такому качеству как творческое отношение к реальности. Традиционно считается в практической психологии, что именно креативный подход к жизни является универсальным способом преодоление различных проблем и кризисных ситуаций. Связи данной плеяды показывают, что как зависимость, так и полная независимость не совместимы с проявлением нестандартного подхода. При этом как «женское» так и «мужское» поведение могут только мешать проявлению творчества в любом виде
Литература:


  1. Козлов, В.В Кризис маскулинности – комплекс Адониса / В.В. Козлов, Н.А. Павленкова // Социальный психолог. Журнал для психологов. - 2002. - № 1. - С.43–49.

  2. Козлов В.В., Интегративная психология. М., 2007.

  3. Клецина, И.С Гендерная проблематика в работах российских психологов / И.С. Клецина // Гендерные проблемы в общественных науках; отв. ред. И.М. Семашко. - М., 2001. - 264 с.

  4. Бызова Л.В. Влияние гендерной идентичности на социально-психологическую адаптацию женщин., дисс. канд. психол. наук. - Ярославль, 2007г

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка