Ярославль, 2008



Сторінка21/25
Дата конвертації11.04.2016
Розмір6.41 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Список литературы

  1. Штайнер К. Игры, в которые играют алкоголики.- М. Эксмо, 2003. с. 127.

  2. Latner J(1992) The Theory of Gestalt Therapy. In S. Nevis. Gestalt Institute of Cleveland (GIC) Press

  3. Булюбаш И.Д. Руководство по гештальт-терапии.- Изд-во института психотерапии 2004.

  4. Психология и лечение созависимого поведения.- Под ред. С.Даулинга, М., 2003г.

  5. Берн Э. Игры в которые играют люди.- М. Гранд, 2000.

  6. Берн Э. Игры в которые играют люди.- М. Гранд, 2000. с 12.

  7. Перлз Ф. Гештальт-подход и Свидетель терапии. – М.: Либрис, 1996.


ГЕШТАЛЬТ КАК СРЕДСТВО ОБОБЩЕНИЯ

НАУЧНОЙ И УЧЕБНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Криулина А.А. (Курск, КГУ)


«Гештальт», как понятие психологической науки, представлен в словарях близкими, но не тождественными определениями: «целостные структуры сознания» (Большой психологический словарь, 2004); «единое целое», «полная структура», «организованное структурное целое» (Большой толковый психологический словарь, 2003). Возникнув в психологии, термин «гештальт» впоследствии был перенесен и успешно использован в других областях знания.

В данной статье представлен материал, обобщающий многолетний опыт применения данного понятия в научной и преподавательской деятельности автора. Кому-то эти описания покажутся очень знакомыми, особенно тем, кто привык применять гештальты автоматически, не размышляя над их пользой. Данный материал в большей мере предназначен для начинающих исследователей. Есть надежда, что он поможет им успешно преодолевать «муки слова»», известные не только великим поэтам и прозаикам, но и ученым.

Важно подчеркнуть, что применение гештальта оправдано во всех формах научно-исследовательских работ студентов (рефераты, контрольные, курсовые и выпускные квалификационные работы), а также в кандидатских и докторских диссертациях молодых ученых. Гештальты, используемые в научных исследованиях, полезны не только их авторам, но и читателям, которые будут оценивать выполненные работы. В первую очередь это касается экспертов всех уровней.

Опыт общения с молодыми учеными показывает, что гештальты можно создавать на разных этапах научного исследования, как до его оформления в виде текста, так и в процессе оформления. До оформления текста гештальт определяет направление научного поиска, в минуты научного инсайта- закрепляет в памяти ученого озарившую его идею, а в процессе оформления- фиксирует полученные теоретически и эмпирически основные результаты с помощью любых средств знакового моделирования, в том числе и известных в логике кругов Эйлера (диаграмм Венна).

Многообразие гештальтов, приемлемых в научных работах, условно можно разделить на два вида: носящих всеобъемлющий или частный характер. Самым емким гештальтом первого вида является логическая схема исследования, которая дает объемное представление о последовательности и взаимосвязях всех его этапов. При помощи логических схем можно отдельно отражать структуру и содержание теоретической и эмпирической частей научного исследования.

Набор гештальтов частного характера более обширен. Это могут быть таблицы, отражающие в хронологическом порядке вклад разных ученых в изучение исследуемой проблемы. К ним можно отнести методологические и теоретические подходы к ее анализу, сведенные в общую таблицу. В этот же перечень попадут графические отображения содержания ключевых понятий в их соотношении с другими, близкими по смыслу понятиями, и моделей механизмов изучаемых явлений. Сводные таблицы применяемых в исследовании методик, релевантных им показателей и критериев оценки, а также таблицы сравнительного анализа полученных результатов служат примером гештальтов частного характера.

Применение гештальтов полезно и для обобщения учебной информации, которая создает основу для последующего ее изложения в лекциях, обсуждения на практических и семинарских занятиях, проведения консультаций. Воспользуемся лишь одним примером из множества апробированных в преподавательской практике. Это структура общения, предложенная Г.М. Андреевой в учебниках по социальной психологии. Подчеркивая условность такого подхода, Г.М.Андреева выделяет перцептивную (познание людьми друг друга), коммуникативную (обмен информацией) и интерактивную (обмен де.йствиями) стороны живого человеческого общения.

Помимо своего прямого назначения (структурирование лекций по психологии общения) данную структуру можно многократно использовать в качестве концептуальной основы для создания разных гештальтов. Например, для описания структуры интенсивного группового опыта, в которой можно выделить три подструктуры, соответствующие трем сторонам общения: опыт социальной перцепции, накапливаемый с целью эффективного взаимного познания людьми друг друга; опыт социальной коммуникации, обеспечивающий истинное взаимопонимание партнеров по общению; опыт социальной интеракции, открывающий путь к оптимальному взаимодействию людей.

Вторая учебная тема социальной психологии, в которой уместно использование обсуждаемой структуры, - это «Стили руководства». Стилеобразующие признаки типичных стилей руководства по К.Левину удобно сгруппировать в три подгруппы, выделяемые в соответствии с теми же тремя сторонами общения. В таком виде они запоминаются легче и на более длительный период времени.

Авторское психотехническое упражнение «Словарь прозвищ», разработанное для практических занятий по психологии, содержит рекомендацию использовать обсуждаемую структуру общения при анализе причин появления прозвища. При этом к перцептивным причинам относят черты внешнего облика человека (особенности лица, прически, телосложения, походки) и черты его характера. К группе коммуникативных причин можно отнести особенности речевых и неречевых средств общения, используемых им. В группу интерактивных причин включают его привычки, поступки, конкретные действия. Такая группировка причин облегчает осуществление следующих процедур – поиск психокоррекционных средств, групповое обсуждение полученных результатов, определение эффективности всех этапов выполненной работы.


ВИРТУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ КАК ПРИОРИТЕТНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

А.Г.Маджуга , С.Х. Асадуллина, Э.Ф. Асадуллин (Стерлитамак)


В свете радикальных трансформаций, происходящих в современном об­ществе особое значение приобретают вопросы, связанные с формированием, сохранением и укреплением целостного здоровья человека.

Несмотря на то, что всеми признанное определение здоровья, представ­ленное в преамбуле к уставу ВОЗ в 1948 году характеризует этот феномен с позиций трех уровней: социального, физического и духовного благополучия, здоровье до сих пор рассматривалось в рамках моноонтичной научной пара­дигмы.

Анализ фонда научной и специальной литературы по проблеме исследо­вания показывает, что ряд исследователей (В.П. Соломин, В.В. Колбанов, Л.Г. Татарникова, Ю.П.Лисицын, И.И. Брехман, В.П. Петленко, Г.К. Зайцев, М.М. Безруких, В.П. Казначеев, Г.А. Кураев, Н.М. Амосов, Л.М. Митина, В.А. Ананьев, Г.С. Никифоров, Э.Н. Вайнер, E.Erde, D. Cardus, S.Kasl, C.Prokop, G. Stone, L. Sagan, J. Vickers и др.) описывают отдельные компоненты целостного здоровья, аргументируя их наличие посредством концептуальных представлений о здоровье как феноменологической категории. Но ввиду огра­ниченности моноонтичной парадигмы не существует методологической кате­гориальной связки между различными научными подходами к изучению здоро­вья, которая бы позволила рассмотреть его на всех уровнях.

Таким образом, можно говорить об отсутствии некой метатеории, кото­рая позволила бы целостно рассмотреть человека и его здоровье, выстроив оп­ределенные иерархические взаимоотношения между существующими теориями (уровнями), синтезировать все результаты, обозначив границы их адекватной применимости, определить дефицитарные уровни в познании целостного здо­ровья и выявить перспективные тенденции в развитии новых направлений в этой проблеме.

Практика показывает, что роль такой метатеории выполняет виртуальный подход с его полионтичной парадигмой.

Сущность полионтичной парадигмы (в отличие от моноонтичной пара­дигмы) предполагает наличие множества онтологически независимых, не сво­димых друг к другу реальностей, каждая из которых обладает своим временем и пространством независимыми друг от друга. В рамках целостного здоровья виртуальный подход позволяет оправдать специфическую автономную логику отдельного подхода к здоровью, соотнося ее со специфическими законами су­ществования отдельной реальности (уровня целостного здоровья человека).

В этом контексте мы имеем возможность установить категориальную сетку взаимоотношений между различными, не всегда согласующимися подхо­дами к здоровью, и вместе с тем, избежать теоретической эклектики в разноуровневой методологии отдельных частных подходов к здоровью, обосновывая известную автономность одних уровней здоровья от других.

Полионтичная парадигма виртуального подхода позволяет теоретически обосновать и адекватно применить различный по своим методологическим ос­нованиям инструментарий, для диагностики целостного здоровья на всех его уровнях.

Объектом изучения виртуальной психологии здоровья являются ме­ханизмы виртолюции здоровья и различные феномены аномии (отклонений) в этом процессе.

Предмет изучения виртуальной психологии здоровья - механизмы формирования, сохранении и укрепления здоровья человека и общества в фи­логенезе и онтогенезе во всех пяти реальностях, в которых протекает его бытие.

Под виртуальной психологией здоровья мы понимаем направление в современной психологии, которое рассматривает общие и специфические зако­номерности виртолюции здоровья и различные феномены аномии в этом про­цессе, с помощью которых возможна адекватная диагностика целостного здо­ровья и своевременная коррекция аномий в ходе развития человека и общества.

К основным задачам виртуальной психологии здоровья следует отне­сти:



  1. Рассмотрение механизмов и диагностирование состояний целостного здоровья во всех пяти реальностях отдельного социума и социальных групп;

  2. Раскрытие сущности механизмов формирования и развития целост­ного здоровья в фило- и онтогенезе;

  3. Определение новых отраслей психологии, которые могут основываться на виртуальной психологии здоровья (виртуальная социальная психология здоровья, виртуальная возрастная психология здоровья, виртуальная историче­ская психология здоровья);

  4. Выявление и диагностирование основных патологических реальностей современного общества, определение истоков и путей их возникновения, средств их профилактики и коррекции;

  5. Разработка средств диагностики и коррекции целостного здоровья снаружи и изнутри каждой конкретной реальности

Следует отметить, что практически все существующие на сегодняшний день достижения в области психологии здоровья позволяют осуществить ре­конструкцию целостного здоровья на разных уровнях только изнутри.

Предлагаемый нами виртуальный подход дает возможность рассмотреть целостное здоровье не только изнутри каждого отдельно взятого уровня, но и снаружи.

Основываясь на положениях виртуального подхода, возможно, устра­нить разобщенность тела и духа, которая до сих пор существует во всех меди­цинских и психотерапевтических западных практиках.

В настоящее время ни одна из указанных практик не включает в область своего преобразования всех пяти реальностей и не имеет адекватных психоло­гических средств, необходимых для преобразований на этих уровнях, что и объясняет их ограниченные возможности.

В контексте виртуального подхода целостное здоровье необходимо рас­сматривать в ракурсе 5 основных реальностей одновременно: реальности те­лесности, сознания, личности, воли и внутреннего человека (духовный уро­вень).

Рассмотрим целостное здоровье во всех этих пяти реальностях. Прини­мая во внимание специфику целостного здоровья человека его целесообразно рассматривать с самого высокого уровня - реальности внутреннего человека.

На уровне реальности внутреннего человека, здоровье характеризуется осознанностью модели мироздания и четкого понимания своей миссии в нем. Такое осмысление дает возможность человеку даже преодолеть тяжелые телес­ные недуги.

На уровне воли, здоровье человека становится объектом собственного преобразования с учетом осознанной цели и программы в отношении своего здоровья. На данном уровне человек может управлять собственным здоровьем и обеспечивать психологическую защиту самого себя от неблагоприятных фак­торов среды и от неблагоприятных межличностных социальных воздействий.

На уровне личности, здоровье рассматривается как непреходящая цен­ность и осознанный личностный выбор.

На уровне сознания, человек должен иметь определенные валеологиче-ские установки, причем акцентируя внимание на конкретные доктрины здоро­вья (восточные или западные). На этом уровне важную роль играет социально-психологический прессинг, который насаждает человеку возрастные изменения здоровья, продолжительность жизни, определяет стереотипы заболеваний, ко­торые могут возникать в различные периоды онтогенеза. С целью сохранения своего здоровья человек должен осознавать этот новый социальный механизм, который предусмотрел социум для быстрой смены поколений.

На уровне телесности, здоровье человека определяет общее благополу­чие на уровне бытия, его возможность радоваться самому факту жизни и це­нить свою и чужую жизнь.

Таким образом, виртуальный подход позволяет рассмотреть феномен «здоровье» как онтологическую проблему, обеспечивая его диагностику и кор­рекцию во всех пяти реальностях.


ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ

В СТУДЕНЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

Морозова С.В. (Челябинск)


Личностное развитие студента и формирование его готовности к будущей профессиональной деятельности являются важными составляющими для профессионально зрелой личности выпускника вуза. Именно в процессе обучения в вузе происходит первичное «освоение» профессии [3].

В современной отечественной психологии имеется достаточно много исследований, посвященных различным психологическим аспектам личностного развития студентов, профессиональной деятельности и профессионализации личности. Эти вопросы рассматривались с учетом специфики студенческого возраста как важной стадии личностного развития (Б.Г. Ананьев, Д.Н. Дворяшина, Е.И. Степанова и др.) и через выявление сущности, этапов и детерминирующих факторов становления профессионала и субъекта деятельности (К.А. Абульханова-Славская, В.А. Бодров, Е.А. Климов, А.К. Маркова, А.А. Дергач, В.Д. Шадриков). Исследования показывают, что на стадии профессионального становления необходимо учитывать неравномерность развития различных индивидуально-типологических, социально-личностных характеристик студента, так как главной целью обучения в вузе считается формирование профессиональных способностей и качеств будущего специалиста [1, c.3].

Студент как человек определенного возраста и как личность может характеризоваться с трех сторон: психологической, социальной, и биологической. Изучение этих сторон раскрывает качества и возможности студента, его возрастные и личностные особенности. Студенческий возраст, по утверждению Б.Г. Ананьева, является сенситивным периодом для развития основных социогенных потенций человека. Высшее образование оказывает огромное влияние на психику человека, развитие его личности. Приобретая статус студента, молодой человек попадает в новую среду, в которой будет продолжаться социализация его личности с учетом сделанного им выбора профессии. Чем больше перед личностью возможности выбора, тем личность более активно выбирает, отстаивает ту или иную социальную позицию, которая затем определяет ее деятельность.

Выбор профессии связан как с внешними факторами (вся система социальных воздействий), так и с внутренними факторами (личностные качества, жизненные позиции, психофизиологические и интеллектуальные возможности). К первым следует также отнести и престижность профессии, определяемую интересами общества, целями общественного развития. Внешние и внутренние факторы выбора профессии взаимосвязаны.

Профессиональная направленность является одной из важных характеристик человека как субъекта деятельности. В педагогическом и техническом вузах следует говорить о полифункциональности профессиональной направленности в подготовке будущих специалистов. Выпускники этих вузов должны быть подготовлены не только к тому, чтобы обучать и воспитывать других по схеме «человек–человек», но и к работе в сфере предпринимательства, в области малого бизнеса. Направленность, интерес к определенной профессиональной сфере деятельности позволяет студенту приобретать свойства и качества личности, развивает у него психические функции и процессы, которые необходимы для данного вида деятельности. Профессиональная направленность становится устойчивой на этапе адаптации студента к вузовским условиям учебной деятельности. На первом этапе – младших курсов, происходит адаптация молодого студента к учебному заведению, к деятельности в условиях вуза, и на втором этапе – старших курсов (обычно третьего) — основной этап профессионального самоопределения как будущего специалиста (М.В. Гамезо, 2001) [2].

Профессиональная направленность сопровождает учебную деятельность студента на протяжении всего периода обучения и отличается постоянством, проявляемым в различных ситуациях, начиная с адаптации к учебной деятельности и кончая готовностью к профессиональной деятельности в соответствии с прогностической моделью квалификации. На этой основе в дальнейшем будет совершенствоваться мастерство, характеризующееся высокой степенью продуктивности профессиональной деятельности. В мастерстве синтезируются психофизиологические, личностные качества, знания и умения. Профессиональная обусловленность деятельности студента связана с тем типом задач, которые характерны для данной профессии: гуманитарные, технические, экологические, физические, математические, химические и др. Типы решаемых задач определяются профилем факультета.

Коммуникативные взаимодействия сказываются на успешности–неуспеш-ности учебной деятельности студента, на развитии таких качеств личности, как активность, самостоятельность, трудолюбие и т.д. Направленность деятельности — это не только условие проявления успешности–неуспешности, но и мотив, побуждающий студента к деятельности, самостоятельной ее организации. Студенты с высокими показателями интеллектуального и культурного развития в процессе вузовского обучения при положительном отношении к учению быстрее улучшают показатели успешности. Очевидно, к тому имеют отношение и другие факторы, которые влияют опосредованно. Н.Н. Обозов (1990) отмечает, что исследование индивидуально-психологических особенностей студентов и их взаимосвязи с другими характеристиками является актуальным. Изучение «взаимосвязи степени привлекательности личности студента и его способностей показали, что взаимосвязь популярности (социометрического статуса) и интеллекта высокие, как на 1 курсе, так и на 5 курсе обучения в вузе» [4, с.67].

Высшим показателем овладения профессией на уровне вузовской подготовки является творческое отношение студента к приобретаемым знаниям и умениям. Что касается мастерства, то применительно к студентам можно говорить лишь об отдельных элементах мастерства, становление которого есть долгий путь профессионализации. Формирование жизненных ориентаций, профессиональное самоопределение, интенсивно происходящие в ранней зрелости, в студенческие годы, важны потому, что в дальнейшем на этой основе происходят закрепление достигнутого уровня развития и дальнейшее овладение профессионального мастерства [6].

Таким образом, изучая личность студентов необходимо учитывать не только возрастной аспект, но и социальный, хотя возрастные особенности во многом предопределяют подготовку такого специалиста, который в дальнейшем будет в состоянии овладеть мастерством. Новые условия учебной деятельности в вузе требуют от студентов способности к преобразованиям не только в психической сфере, но и в ценностно-смысловой, личностной [5].


  1. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977. – 380 с. (5)

  2. Возрастная психология: личность от молодости до старости: Учебное пособие/ М.В. Гамезо, В.С. Герасимова, Г.Г. Горелова, Л.М. Орлова. – М.: Педагогическое общество России, 2001. (47)

  3. Казанцева Т.А., Олейник Ю.Н. Взаимосвязь личностного развития и профессионального становления студентов-психологов// Психолог. журн. – Т. 23. – № 6. – С. 51–59. (97)

  4. Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. – К.: Лыбидь, 1990. – 192 с. (167)

  5. Смирнов С.Д. Педагогика и психология высшего образования: от деятельности к личности: Учебное пособие. – М.: Аспект Пресс, 1995.(231)

  6. Степанова Е.И. Психология взрослых – основа акмеологии. – СПб., 1995. (229)


СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Клейман М.Б. (Иваново)


Уместно предположить, что феномен психики (при всём многообразии его определений) так или иначе связан с определённой степенью активности субъекта в процессе отражения объективного мира, в построении субъектом неотчуждаемой от него картины мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности. Однако указанные сущностные характеристики, в свою очередь, представляются неразрывно связанными с такими важнейшими формами бытия, как пространство и время. «Каждому что-то дано, а что-то задано», - эти слова К.К. Платонова, по нашему мнению, достаточно ярко иллюстрируют данную взаимосвязь. Действительно, формирование психики, так или иначе, «задано» определёнными пространственно-временными рамками. Чешский психолог М. Черноушек рассматривает территориальность как форму поведения, которая регулирует использование специфических секторов определённой области в строгой временной последовательности [3, с. 128]. По мнению К.К. Платонова, среда как совокупность условий, окружающих человека и взаимодействующих с ним как с организмом и личностью, условно подразделяется на несколько видов. Важнейшими из них и неразрывно связанными друг с другом являются физическая среда - совокупность физических условий существования и деятельности человека – и социальная среда – окружающие человека общественные материальные и духовные условия его существования. Социальная среда представляет собой необходимое условие межличностного и межгруппового взаимодействия [1, с. 141-142].

Проблема влияния социальной среды на характер и особенности межличностного и межгруппового взаимодействия впервые была поставлена английским психологом Г. Осмондом. Он различает два вида социального пространства, «задающего» определённые рамки для формирования социальной среды. По его мнению, эти рамки различаются в зависимости от того, развивают они или подавляют межличностное и межгрупповое взаимодействие. С одной стороны, это социопетальные, центростремительные пространства, с другой – социофугальные, центробежные. Таким образом, социальное пространство оказывает на межличностное и межгрупповое взаимодействие подавляющее или, напротив, стимулирующее воздействие. Социофугальная среда - это пространство, структура и физическое устройство которого вместе с социальными параметрами, привнесённые традицией определённой социальной группы, противодействует развитию межличностных и межгрупповых отношений, отделяет людей, создаёт между ними барьеры. Социопетальное же пространство, напротив, побуждает к взаимодействию, к установлению контактов. Разумеется, нельзя забывать о том, что эти два полюса образуют границы широкого спектра постепенных переходов [3, с. 124]. Однако в данном случае нас интересует несколько иной аспект данной проблемы. Уместно предположить, что доминирование социопетальности или социофугальности в межличностном и межгрупповом взаимодействии во многом определяется организацией социального пространства внутри определённого поселения или населённого пункта: деревни, села, хутора, станицы, посёлка, города и т.д. Именно в рамках того или иного поселения большинство людей, живущих на нашей планете, проходят основные стадии социализации личности. Именно здесь возникает и развивается та или иная социальная группа. Эти процессы представляют самый прямой и непосредственный интерес для социального психолога.

Согласно традиции, складывающейся в отечественной социологии (а эта область научного знания особенно близка к социальной психологии), понятие «поселение» так или иначе затрагивает данные аспекты проблемы. Здесь уместно обратиться к определению, данному М.Н. Межевичем в «Российской социологической энциклопедии» под общей редакцией Г.В. Осипова. По его мнению, поселение представляет собой «населённый пункт, постоянное место жительства человека. В социологии – непосредственная среда жизнедеятельности людей. Существование поселения обусловлено своего рода закреплением индивидов за тем или иным видом труда, который всегда территориально локализован. Условия жизнедеятельности, складывающиеся в месте жительства, в т.ч. трудовой деятельности, непосредственно предопределяют возможности населения для удовлетворения своих повседневных потребностей, для развития способностей, т.е. выступают как непосредственные фактические основания его социального развития <…> Постоянное место жительства, неоднородность условий жизнедеятельности в их сопоставлении между собой приводит к тому, что население конкретного поселения складывается в первичную социально-территориальную общность, общность по поселению» [2, с. 399]. Таким образом, понятие «социально-территориальная общность» может рассматриваться как приблизительный аналог категории “community” в англоязычной традиции.

В свою очередь, социально-территориальные общности определяются М.Н. Межевичем как «совокупности людей, постоянно проживающих на определённой территории, формирующиеся на основе социально-территориальных различий в специфике социального образования, выступающие носителями локально проявляющихся связей и отношений, господствующих в данном обществе» [2, с. 337]. Именно данная совокупность людей, выступающая носителем локально проявляющихся связей и отношений, господствующих в данном обществе, по нашему мнению, может рассматриваться в качестве того самого социального окружения (или «соседства», ”neighborhood”), которое представляет собой особый интерес для социального психолога.

Конечно, многие аспекты данной проблемы достаточно давно и плодотворно изучаются в рамках социологии. Сам факт связи между расселением людей и социальным развитием был зафиксирован социологической наукой ещё в конце Х1Х – первой четверти ХХ вв. Ф. Тённис, К. Бюхер, Р. Маккензи рассматривали территориальную общность главным образом через призму совместного проживания людей на той или иной территории. В данном случае в центре внимания оказывались «локальность» общности в отличие от общества, и «территориальность» в отличие от факторов формирования иных социальных групп. Однако социология, по самой своей природе призванная выявлять наиболее общие закономерности общественного развития, не ставила перед собой задачу исследования социально-психологических механизмов формирования локально проявляющихся межличностных и межгрупповых связей и отношений. Между тем, социально-психологический анализ данной проблемы мог бы значительно обогатить «арсенал» методологических и методических средств и самой социальной психологии, и социологии.
ЛИТЕРАТУРА


  1. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высшая школа, 1984.

  2. Российская социологическая энциклопедия /Под общ. ред. Г.В. Осипова. М.: Издательская группа «Норма – Инфра-М», 1998.

  3. Черноушек М. Психология жизненной среды. М.: Мысль, 1989.

1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка