Ярославль, 2008



Сторінка16/25
Дата конвертації11.04.2016
Розмір6.41 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25

Депрограммирование - «ориентированная на содержание проблемы тактика переубеждения, в основном аппелирующая к здравому смыслу, которая иногда предполагает насильственное похищение и принудительное заточение». Депрограммирование (перепрограммирование) оказалось первым стратегическим приёмом в организации помощи лицам, вовлечённым в активность новых религиозных организаций (и деструктивных культов в целом), и вызвало напряжённое обсуждение самой возможности применения подхода, предполагающего насильственное похищение и удержание. Депрограммирование юридически было признано незаконным, но продолжало применяться в условиях дискуссии по поводу травматичности последствий проведения такой процедуры. В настоящее время депрограммирование в чистом виде не встречается, однако, отдельные элементы этой техники используются в работе с культистами.

Можно говорить о двух подходах к депрограммированию – конфронтационном и эволюционном. Конфронтационный подход (Т. Патрик, С. Бафорд, К. Гарвей) предполагает жесткое противостояние культовой и некультовой позиций. При этом депрограммисты используют те же методы работы, что и вербовщики, но с прямо противоположной целью – извлечение из культа, возвращение в социум. В таком случае работа депрограммиста сводится к аннулированию одной программы и введению другой.

В целом, процедура депрограммирования выглядит следующим образом: дискредитация фигуры авторитета; представление противоречий (идеологии против реальности); точка перелома, самовыражение (депрограммируемого); отождествление и перемещение (депрограммируемый солидаризуется с депрограммистом и начинает думать о себе как об оппоненте новых религиозных организаций).

Эволюционный подход (Г. Келли, Дж. Рудин и М. Рудин, Р. Хеллер, С. Росс и М. Лангоуни) предполагает мягкое дискуссионное взаимодействие с культистом, в процессе которого стимулируется способность культиста критически мыслить с целью выявления самим культистом несоответствий, содержащихся в учении культа.

Эволюционное депрограммирование также осуществляется поэтапно: установление взаимопонимания и информирование о культах; информирование о «науке о контроле сознания», теологическое информирование (предполагает встречи с психологами, психотерапевтами и духовенством); возвращение члена команды депрограммирования домой с последователем практик новых религиозных организаций, чтобы «помочь смягчить трудность возвращения к семье» (Г. Келли).

В настоящее время депрограммирование используется в качестве одного из этапов работы с культистом. С. Дуброу-Айхель говорит о трех стадиях такой работы: физическое (добровольного или недобровольного, смешанное, - например, начинающееся как недобровольное, но переходящее затем в добровольное) отделение участника практик новых религиозных организаций; интенсивная дискуссия; реабилитация (текущая и/или в реабилитационном центре).



Консультирование о выходе (консультирование о реформировании мышления, консультирование по информации о культах). Среди специалистов в области консультирования о выходе стало принятым различать консультирование как передачу информации об организациях, имеющих деструктивную направленность (консультирование по информации о культах), и как организацию профессиональной помощи по изменению поведения (консультирование о выходе).

Переход к консультированию о выходе был связан с необходимостью применения законных и более профессиональных (в психотерапевтическом понимании) в отличие от депрограммирования стратегий воздействия. С. Дуброу-Айхель пишет: «…Некоторые консультирования о выходе проходят в уединённых местах, например, отдалённые лесные хижины, которые очень трудно покинуть; такие переобращения граничат с недобровольными депрограммированиями. Таким образом, различия между консультированием о выходе и депрограммированием может быть весьма туманным».

Ту же двойственность можно наблюдать у С. Хассена, который описывает консультирование о выходе как добровольный процесс, но при этом подчеркивает авторитарный характер воздействия специалиста (чрезмерная значимость фигуры консультанта) - успешность организации и проведения напрямую связаны с профессионализмом консультанта (не обязательно психологическим или психотерапевтическим).

При определении целей консультирования расстановка акцентов различна. Подчеркивается информативная направленность такого консультирования: целью является предоставление «узко сфокусированной на извлечении члена культа из группы» информации о секте; изменения личности не являются целью консультативного воздействия (С. Хассен). Акцент смещается на «содействие» специалиста в процессе изменений личности, которые должно вызвать консультирование, – «развитие способностей критически мыслить, особенно в отношении использования контроля сознания» (М. Лангоуни). Акцентируется внимание на организации стратегий семейного воздействия: «в ходе которого семья культиста вместе с ним принимает участие в воспитательных занятиях. У семьи такая же ответственность относительно получения знания о вопросах контроля над мышлением и вовлечения в культ, как и у команды консультирования о выходе... Членам семьи следует тесно взаимодействовать с выбранным ими консультантом (консультантами) по выходу, чтобы определить наилучший подход к ситуации» (К. Джиамбалво).



Подход стратегического взаимодействия (ПСВ): представляет собой структурированную работу по организации семейных взаимоотношений с целью вызвать начало изменений личности и поведения участника новых религиозных организаций. Наличия психотерапевтической квалификации у консультанта обязательно для реализации подхода стратегического взаимодействия.

Отличительными чертами ПСВ является:

- организация ближнего социального окружения консультируемого вне группы новой религиозной организации (как правило, это семья) таким образом, чтобы обеспечить становление у этого социального окружения способности «моделировать здоровое поведение»;

- смещение центра консультативной работы на процесс изменения личности и поведения консультируемого (в отличие от акцента на содержании проблемы и на информации в консультировании о выходе и депрограммировании);

- ориентированность консультативной работы на стимулировании внутреннего роста – как самого адепта, так и его близких;

- применение модели пошагового преодоления фобий, связанных с участием в практиках новых религиозных организаций (С. Хассен): первый шаг – объяснение феномена фобий вообще; второй шаг – описание и обсуждения процесса умышленного внедрения фобий в некоторых новых религиозных организациях (та организация, которую посещает консультируемый не упоминается); третий шаг – рассмотрение и обсуждение специфики той организации, которую посещает консультируемый.

Проведение процедуры ПСВ осуществляется поэтапно. Во временном отношении каждому этапу соответствует один день консультирования в режиме марафона. В целом продолжительность консультирования соответствует трём дням. Участие в консультировании принимает вся семья и по возможности знакомые и близкие люди. Это связано с тем, что в ходе ПСВ консультанты стремятся достичь не только личности и поведения консультируемого, но и изменение отношений внутри той социальной группы, которая представлена на процессе консультирования.

Подводя итоги, следует отметить, что основными вопросами и критериями в развитии стратегий помощи культистам являются – добровольность – согласие культиста на помощь, профессиональный и корректный характер вмешательства, возможность выбора – принятие культистом решения относительно пребывания в культе либо выхода из культа.


ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ

НАУКИ О ПСИХИКЕ

Ивашкин В.С., Онуфриева В.В. (Владимир)


Обсуждение заявленной темы уместно начать с определения исходных понятий:

- наукой называется совокупность системно организованных знаний о какой-либо области реальности, изложенных на языке теоретических терминов;

- термином называется слово или словосочетание, выполняющее функцию имени понятия;

- понятием называется мысль о классе объектов, обозначенная словом или сочетанием слов.

По способу образования понятия делятся на житейские и теоретические. Житейские возникают в процессе интуитивного обобщения обыденной практики, а теоретические целенаправленно создаются посредством рефлексивной рассудочной деятельности. Термины, обозначающие эти понятия, называются, соответственно, житейскими, либо теоретическими. Поскольку основу языка науки составляют теоретические термины, их называют также научными.

Для создания теоретического термина надо выбрать подходящее для именуемого понятия слово или словосочетание и подвергнуть его процедуре терминирования. Критериями выбора могут служить различные обстоятельства: связь одного из лексических значений слова или словосочетания с содержанием понятия, выполнение ими функций житейского термина и другие.

Терминирование слов осуществляется по алгоритму, состоящему из трех шагов:

- руководствуясь приведенными выше соображениями, выбрать слово или словосочетание для создания на его основе теоретического термина понятия;

- руководствуясь логически строгим и научно корректным определением теоретического понятия, для обозначения которого предназначен термин, наделить его единственным лексическим значением;

- указать область существования термина, в которой он употребляется в присвоенном ему значении и за границами которой он не имеет научного смысла и превращается в обычное многозначное слово.

Слова и словосочетания, не прошедшие процедуру терминирования, или терминированные некорректно, теоретическими терминами не являются и в контексте науки не должны использоваться в качестве таковых. Только термины, созданные в строгом соответствии с правилами логики являются научными и способны выполнять в психике ряд функций, коренным образом, отличающих человека от других животных.

Термины недопустимо отождествлять не только с обыденными словами, но и с обозначаемыми ими понятиями, во-первых, потому, что никакой объект не может быть тождественен своему имени и, во-вторых, потому, что термины и понятия имеют различные психологические структуры и выполняют в психике разные функции.

Термин, как и слова любого языка, обладает неограниченным количеством социокультурных, лингвистических, фонологических, акустических, артикуляционных и иных свойств. Главным же свойством слова, обеспечивающим ему возможность выполнения функций важнейшего фактора психической регуляции жизненной активности человека, является наличие знаковых связей между моторикой мышц речевого аппарата - дыхательных, вокальных, артикуляционных и мимических – с субъективными образами предметов и явлений реальности.

Мышца как кинестезический анализатор, в отличие от всех других анализаторов способна создавать субъективные образы реальности не только при действии на нее раздражителей, но и спонтанно, за счет своих собственных, главным образом, идеомоторных движений.

Посредством этих движений из памяти извлекаются и актуализируются хранящиеся в ней субъективные образы – представления – и становятся доступными для включения в текущую работу психики. Это позволяет субъекту отслеживать функционирование своей психики (рефлексия), обращаться к прошлому (память) и будущему (воображение), избирательно сосредотачиваться на значимых объектах и явлениях и отвлекаться от незначимых (внимание), познавать реальность без непосредственного взаимодействия ее с органами чувств (мышление), строить и осуществлять намерения (произвольность), мобилизовывать ресурсы организма для преодоления препятствий на пути к достижению цели (воля).

Совокупность этих возможностей, называемая сознанием, составляет главное превосходство психики человека над психикой других животных.

Сознание, опосредуемое теоретическими терминами, существенно отличается от обыденного. Представительствуя в психике целые классы объектов, обладая строгой определенностью, однозначностью и системной организованностью, такие термины конституируют высшую форму сознания – теоретическое, без которого немыслима продуктивная научная деятельность.

Состояние терминологии современной отечественной психологии производит удручающее впечатление. Рассмотрим здесь лишь главные, наиболее часто встречающиеся недостатки.

Поскольку лексические значения терминов задаются определениями обозначаемых ими понятий, большинство дефектов, присущих терминам, обуславливается несовершенством этих определений. Методологический анализ термина следует начинать с рассмотрения определения обозначаемого им понятия. В качестве критерия оценки воспользуемся требованиями логической теории определений:

- для определения теоретических понятий оптимальными являются родо-видовые определения;

- в качестве ключевых слов определения допускается использование терминов только той науки, к которой относится определяемое понятие;

- в определение понятия включается только один родовой признак, относящий определяемое понятие к ближайшему роду в иерархии понятий данной науки;

- признаки, характеризующие видовые отличия понятия, включаются в определение в количестве, необходимом и достаточном для выполнения им дискриминативной функции; видовые признаки, не включенные в определение, имплицитно входят в содержание понятия и в лексическое значение термина;

- не допускается использование в качестве ключевых слов определения понятия терминов других областей знания, неоднозначных слов, синонимов, омонимов, слов в переносном значении, метафор, местоимений, отрицаний и слов, производных от имени понятия;

- определение понятия должно быть теоретически корректным, лаконичным и стилистически безупречным.

Наряду с совершенствованием определений необходимо настойчиво искоренять практику невежественного обращения с научными терминами. Нередки еще случаи когда, не понимая конвенциональной природы значений терминов, связанных с понятиями только знаковыми отношениями, пытаются «раскрыть содержание термина», разгадать его «мистическую сущность» путем анализа этимологии слов, социокультурных, грамматических и иных обстоятельств.

Признаки невежества обнаруживаются и в тех случаях, когда рассуждают о нескольких значениях термина, о «термине в узком и широком значении», а также, когда в качестве ключевых слов психологических понятий используют термины других областей знания: «психикой называется отражение» (из философии), «личность – субъект общественных отношений» ( из социологии) и т.п.

Некоторые слова (личность, деятельность, сознание, поведение и другие) используются в качестве имен понятий в разных отраслях знаний. Обозначаемые омонимичными терминами, понятия без достаточных оснований считают одним «междисциплинарным» понятием, что является глубоким заблуждением, поскольку обозначающие их термины в разных науках имеют различные области существования и неодинаковые лексические значения, следовательно, являющиеся всего лишь омонимами, например, термин «личность» в социологии обозначает субъекта общественных отношений, в юридических науках – субъекта права, в психологии - субъекта духовности.

Поскольку уровень совершенства терминологического аппарата науки является важнейшим показателем ее зрелости, необходимость серьезной работы психологов по преодолению плачевного состояния психологической терминологии очевидна. Важным подспорьем в этой работе должны стать словари психологических терминов, однако все существующие отечественные психологические словари являются не терминологическими, а псевдоэнциклопедическими, изобилуют ошибками и безнадежно устарели.
ПСИХИЧЕСКОЕ ВЫГОРАНИЕ И СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

Ильиных О.В. (Владимир)


Синдром психического выгорания – это непосредственное проявление проблем, связанных с самочувствием работников, эффективностью их труда и стабильностью деловой жизни организации, поэтому проблема психического выгорания является актуальной в современном обществе.

Исследование проводилось для оценки уровня психического выгорания, личностных черт и взаимосвязи между ними в группе сотрудников патрульно-постовой службы (далее ППС) УВД Владимирской области и патрульно-постовой службы УВД города Владимира, в количестве 159 человек (140 мужчин, 19 женщин) в возрасте от 18 до 40 лет, в течение двух лет (2006-2007 г.г.).

Цель данной работы изучение взаимосвязи личностных характеристик и синдрома психического выгорания, для определения профилактических мероприятий. Объект исследования - личность сотрудников ППСм. Предмет исследования - качества личности, взаимосвязанные с формированием синдрома психического выгорания.

В качестве гипотезы выступило предположение о том, что синдром психического выгорания формируется у людей с определенными личностными характеристиками.

Итак, мы рассмотрим систему ценностей сотрудников ППС с синдромом психического выгорания. В ходе исследования ценностной сферы были получены следующие данные Нами была выявлена значимая корреляционная связь (р≤0,01) между самооценкой профессиональной эффективности и показателем ценности собственного престижа. Можно предположить, что для такого человека характерно стремление к признанию, уважению, одобрению со стороны других, как правило, наиболее значимых лиц. Поскольку общество низко оценивает работу сотрудников ОВД, а руководство чаще замечает недостатки, игнорируя достоинства и достижения, это часто приводит к отсутствию интереса к работе, снижению творческой активности профессионала и продуктивности его работы.

Выявлена значимая корреляционная связь (р≤0,01) между самооценкой профессиональной эффективности и показателем ценности креативности. Стремление человека к реализации своих творческих возможностей, внесению различных изменений во все сферы своей жизни, избегать стереотипов и разнообразить свою жизнь часто сочетается у таких сотрудников с отсутствием интереса к работе. Вполне возможно, это связано с тем, что особенности профессиональной деятельности сотрудников ППСм не предоставляют широких возможностей для реализации креативных идей.

Исследования показали, что существует тесная корреляционная связь (р≤0,01) между общим уровнем психического выгорания и показателем ценности креативности. Если на пути к реализации своих творческих возможностей встречаются какие-либо препятствия, «выгоревший» профессионал может прийти к депрессивному и мрачному настроению и, хотя такое настроение может изменяться под воздействием ряда факторов, общий пессимистический настрой и упадок духа остается. Эмоциональные и физические ресурсы человека находятся на грани полного истощения в связи с большими затратами энергии на преодоление стрессовых воздействий.

Выявлена значимая корреляционная связь (р≤0,05) между общим уровнем психического выгорания и показателем ценности активных социальных контактов. Человек стремится к установлению благоприятных взаимоотношений с другими людьми. Для него очень значимы все аспекты человеческих взаимоотношений, он убежден в том, что самое ценное в жизни - это возможность общаться и взаимодействовать с другими людьми. Однако под воздействием формирующегося синдрома психического выгорания средний сотрудник ППСм становится раздражительным, чрезмерно чувствительным к воздействиям социальной среды. Эмоциональная черствость по отношению к окружающим людям и, прежде всего, к гражданам, может сопровождаться вспышками раздражительности и гнева. В сфере межличностных отношений, как правило, происходит потеря интереса к реципиентам (гражданам), возникает безразличие к их нуждам и нежелание решать их проблемы.

Также присутствует положительная корреляционная связь (р≤0,05) между симптомом деперсонализации и показателем ценности активных социальных контактов. Для такого сотрудника очень значимы все аспекты человеческих взаимоотношений, он убежден в том, что самое ценное в жизни - это возможность взаимодействия с другими людьми. Однако ж симптом деперсонализации свидетельствует о нежелании сотрудника ППСм взаимодействовать с окружающими людьми. Не желая испытывать негативные эмоции, сотрудник нередко снижает количество контактов и степень эмоциональной вовлеченности во взаимодействие с людьми.

Выявлена значимая корреляционная связь (р≤0,01) между общим уровнем психического выгорания, самооценкой профессиональной эффективности и показателем ценности развития себя. Такие работники низко оценивают успешность своей собственной работы и степень своей профессиональной компетентности, считают, что исчерпали себя как профессионалы. Часто принятие решений, особенно в сложных ситуациях, затрудняется, что порождает тенденцию ухода от активного разрешения проблем. Другими объективными проявлениями выгорания является появление различного рода соматических нарушений (головные боли, головокружения, нарушения сна, сердечно-сосудистые заболевания и т.п.). При этом основным физическим признаком выгорания является общая хроническая усталость.

Выявлена значимая корреляционная связь (р≤0,01) между симптомами психического выгорания и показателем ценности духовное удовлетворение. Милиционеры, стремятся к получению морального удовлетворения во всех сферах своей жизни. Они считают, что главное – делать только то, что интересно и что приносит внутреннее удовлетворение. Противоречие, связанное с не оправдавшимися ожиданиями, может приводить к ощущению бессмысленности выполняемой работы и ее низкой значимости для общества, а это приводит к снижению мотивации к работе и жизни в целом.

Симптом психического выгорания и показатель ценности сферы обучения и образования имеет положительную корреляционную связь (р≤0,01). У сотрудников с симптомами психического выгорания, часто нарушается протекание мышления, появляются расстройства памяти и внимания, что проявляется в снижении концентрации внимания, забывании информации, появлении ошибок в устной и письменной речи. Принятие решений, особенно в сложных ситуациях, затрудняется. Нежелание мириться с таким положением вещей вызывает стремление человека к повышению уровня своей образованности, расширении кругозора, этот момент, с нашей точки зрения может быть использован при создании коррекционной и профилактической работы

Обнаружена значимая корреляционная связь (р≤0,05) между общим уровнем психического выгорания, самооценкой профессиональной эффективности и показателем ценности сферы увлечений. Многие милиционеры, отдают своему увлечению все свободное время и считают, что без увлечения жизнь человека во многом неполноценна. Причем увлечения сотрудников ППСм поражают своим разнообразием.

Более подробный анализ выраженности ценностей материального благосостояния, достижения, сохранения собственной индивидуальности, семейной и профессиональной жизни показал, что эти ценности одинаково высоко значимы как для выгоревших, так и для невыгоревших профессионалов.

Из всего выше сказанного можно сделать следующий вывод: те сотрудники ППСм, у которых высоко развиты ценности обучения, развития себя, креативности более подвержены формированию синдрома психического выгорания. Видимо, этому способствует специфика их профессиональной деятельности, строгая должностная инструкция не оставляет простора для творчества. Люди, склонные к креативности и саморазвитию, чувствуют, что данная профессия не может способствовать их самореализации, поэтому они низко оценивают успешность своей собственной работы и степень своей профессиональной компетентности, считают, что исчерпали себя как профессионалы. В настоящее время, актуальным остается вопрос профилактики профессиональной деформации, создание условий для развития и совершенствования профессионального мастерства, что в свою очередь повысит качество выполнения профессиональных обязанностей.
КАЧЕСТВО ЖИЗНИ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ГЕПАТИТОМ С

Иоанниди Е.А., Деларю В.В., Александров О.В. (Волгоград)


В начале XXI века, как во всем мире, так и в РФ, глобальную, многомерную и сложную для своего решения проблему представляют хронические вирусные гепатиты с гемоконтактным механизмом передачи. Особенно актуальным становится распространение гепатита С, который чаще всего приобретает хроническое течение. Значимость проблемы обусловлена вовлечением в эпидемический процесс преимущественно лиц молодого возраста, длительным латентным течением инфекции, высокой вероятностью её хронизации и риском формирования цирроза и рака печени, отсутствием эффективных методов лечения и специфической профилактики заболевания, а также значительной стоимостью проводимого лечения (В.И.Покровский, 2000; М.В.Журавлев соавт., 2001; М.В.Маевская, 2002; T.Poynard et all, 2003).

При этом, в РФ неуклонному росту числа больных хроническим гепатитом С (ХГС) способствуют такие проблемы, как рост числа внутривенных потребителей наркотических средств и лиц с девиантным поведением, низкий уровень осведомленности с распространением ложных стереотипов среди широких слоев населения и медицинских работников по целому ряду эпидемиологических и профилактических аспектов заболевания, недостаточное внимание к проблеме со стороны общественных организаций и государственных структур (М.В.Журавлев соавт., 2001; М.В.Маевская, 2002; Е.А.Иоанниди, О.В.Александров. 2005).

На этом фоне представляется крайне необходимыми не только разработка и внедрение в клиническую практику современных и экономически доступных пациентам методов и средств лечения, но и активизация деятельности по неспецифической профилактике заболевания, с исследованием ''качественных'' характеристик проблемы, вопросов качества жизни (КЖ) пациентов с ХГС.

С помощью опросника ВОЗКЖ-100 было опрошено 120 человек, страдающих ХГС и находящихся на стационарном лечении в Волгоградской областной клинической инфекционной больнице № 1. Диагноз ХГС был подтвержден обнаружением суммарных а-HCV, a-HCV IgG, а также методом полимеразной цепной реакции. Длительность заболевания с момента установления диагноза составила от 0,5 до 8 лет. В структуре распространения вируса преобладали генотипы 1в и 3а. Обследование проводилось общепринятыми клиническими и лабораторными методами. При помощи опросника ВОЗКЖ-100 также было опрошено 60 практически здоровых жителей г. Волгограда, подобранных по возрасту и принципу копий пар. Данный контингент испытуемых составил группу контроля.

Все больные ХГС и представители контрольной группы были в возрасте от 17 до 25 лет, в среднем - 23,8±1,2 года. Преобладающее большинство респондентов составили мужчины (71,7%).

В результате проведенного исследования установлено, что КЖ больных ХГС ниже, как по всем показателям сфер опросника ВОЗКЖ-100, так и при подсчете итоговой суммарной оценки, по сравнению с представителями контрольной группы. Особо отмечено, что субъективная оценка больными ХГС своего состояния здоровья и КЖ составила 12,25±0,33 балла (61,3%), по сравнению с 15,47±0,44 (77,4%) балла контрольной группы (р<0,02).

Наиболее выраженное снижение показателей КЖ зарегистрировано в уровне независимости респондентов основной группы, включающем в себя степень подвижности, способность выполнять повседневные дела, зависимость от лекарств и лечения, а также способность к работе (15,28±0,30 балла основной группы и 16,73±0,37 балла контрольной группы; р<0,05). Снижение показателей КЖ в данной сфере обусловлено, на наш взгляд, общим снижением работоспособности, недостатком энергии для выполнения повседневных дел, наличием общей слабости и эмоциональной апатии, что характерно, в целом, для клинической картины ХГС. С другой стороны, снижение показателей уровня независимости может быть связано с постоянной зависимостью больных от проводимого лечения, особенно - от дорогостоящей, труднодоступной и далеко не всегда эффективной этиотропной терапии. При этом необходимо упомянуть о том, что средняя стоимость шестимесячного курса этиотропной терапии ХГС составляет около 2500 долларов США, при курсе лечения от 6 месяцев до 1,5 лет. Безусловно, такие значительные материальные затраты доступны далеко не каждому из наших пациентов. Поэтому КЖ пациентов тесно связано с показателями их материального благополучия.

Также обращают на себя внимание различия в показателях сферы социальных взаимоотношений респондентов, включающей внутреннюю оценку личных отношений и практической социальной поддержки, а также сексуальной активности (14,53±0,27 балла больных ХГС и 16,28±0,44 балла в контрольной группе; р<0,02). Представляется очевидным, что установление диагноза ХГС, информирование пациента и его родственников о возможных исходах заболевания и назначение дорогостоящей этиотропной терапии негативным образом сказываются на характере личных взаимоотношений, приводя в ряде случаев к эмоциональному отчуждению пациентов, отсутствию понимания и поддержки со стороны близких и даже иногда - к разрыву отношений. Заболевание сказывается негативно на всех типах личных отношений респондентов, таких как дружба, брак, сексуальная жизнь.

Показатели сферы восприятия больным ХГС окружающей среды (физическая безопасность и защищенность, окружающая среда дома, финансовые ресурсы испытуемого, доступность и качество медицинской и социальной помощи, наличие возможностей для приобретения новой информации, отдыха и развлечений, качества окружающей среды и обеспеченность транспортом) составили 12,86±0,20 балла, по сравнению с 13,88±0,38 балла группы контроля (р<0,02).

Снижение показателей КЖ по другим сферам опросника было менее выраженным. Например, показатели психологической сферы (положительные и отрицательные эмоции, познавательные функции, самооценка, образ тела и внешность) больных ХГС составили 14,45±0,23 балла, по сравнению с 14,81±0,44 балла контрольной группы (р>0,05).

Показатели духовной сферы (отношение к религии и личные убеждения) КЖ больных ХГС составили 14,82±0,31 балла, в сравнении с 15,67±0,50 балла контрольной группы (р > 0,05).

Итоговая суммарная оценка КЖ больных ХГС составила 86,12±1,26 балла, по сравнению с 91,85±2,11 балла контрольной группы (р<0,02).

Проведенное исследование КЖ позволило сделать следующие выводы:


  1. Умеренное снижение показателей КЖ пациентов с ХГС по всем сферам опросника ВОЗКЖ-100 отражает латентный характер заболевания, в целом, с возможностью сохранения трудоспособности и социальной адаптации этих больных в течение длительного времени.

  2. Мероприятия по оптимизации социальной сферы КЖ больных должны быть направлены, в первую очередь на гармонизацию в сфере личных отношений пациентов, активизацию их эмоциональной поддержки, объективное информирование как самих пациентов, так и представителей их ближайшего окружения об особенностях течения заболевания, возможном прогнозе и мероприятиях по его неспецифической профилактике.

  3. С целью улучшения КЖ больных ХГС, уменьшения их зависимости от проводимого лечения, представляется необходимым дифференцированный рациональный подход к назначению этиотропной терапии, не только с лекарственной необходимостью, но и с учетом финансовых возможностей пациента.

  4. Снижение КЖ больных ХГС можно скомпенсировать, в какой-то степени, путем их обращения к более высоким морально-нравственным принципам жизни, что позволит сформировать у них оптимальное чувство личного комфорта и благополучия.

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка