Ярославль, 2008



Сторінка14/25
Дата конвертації11.04.2016
Розмір6.41 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ

Фоминых В.П., Ермакова И.В. (Чебоксары).


Анализ социально-психологических проблем формирования экономической ментальности старших подростков предполагает необходимость рассмотрения ряда теоретических и методологических положений, позволяющих лучше осмыслить различия понятий «менталитет» и «ментальность». До недавнего времени основное внимание отечественных ученых (К.А. Альбухановой – Славской, Г.В. Акопова, А.В. Брушлинского, В.Н. Дружинина, В.Д. Попова, В.В. Знакова, В.Е. Семенова, В.Н. Соколинского, П.Н. Шихирева и др.) обращалось на изучение полиментальности российского менталитета, включающего в себя совокупность проявлений русского, татарского, марийского, якутского, чукотского, чувашского и других менталитетов. Известно, что каждый менталитет того или иного народа включает в себя особенности мировоззренческих взглядов, специфику образа жизни, традиций, обычаев, норм и правил поведения людей, адекватных своей этнической среде проживания. Начиная с научных работ В. Вундта, изданных в начале ХХ – века под названием «Психология народов», изучение специфики и особенностей «духа» разных народов подвергались тщательному исследованию представителями многих наук. Как правило, в структуре любого менталитета ученые выделяют для анализа относительно устойчивые элементы (национальный язык, национальную культуру, традиции, обычаи, нравы, привычки, образ жизни, этнические стереотипы) и эмоционально-подвижные элементы (потребности, интересы, вкусы, установки, ориентации, моду, эмоции, чувства и др.). В ряде публикаций этнографов, социологов, психологов делается глубокий анализ устойчивых и подвижных элементов менталитета различных народов, показывается взаимосвязь этих менталитетов с уровнем социально-экономического развития регионов, с религией, с исторически сложившимся укладом жизни, традициями, обычаями, нормами повседневного бытового общения и взаимодействия с окружающими людьми. Однако, на наш взгляд, многие структурные элементы российского менталитета находятся вне исследовательского поля ученых, что негативно сказывается на всестороннем изучении данной системной целостности. К числу таких структурных элементов российского менталитета мы отнесли различные проявления ментальности. Например, в структуре чувашского менталитета можно выделять и исследовать экономическую, нормативно-правовую, семейно-бытовую, морально-нравственную, социокультурную, эстетическую ментальности, исследовать каждую ментальность на уровне ее эмпирических показателей. В этом плане, особый познавательный интерес представляет сравнительный анализ, например, экономической и семейно-бытовой ментальностей татарского менталитета и аналогичных ментальностей в структуре китайского или японского менталитетов.

Если за основу идеальной модели менталитета старших подростков взять их позитивное отношение к рыночной экономике, высокий уровень системы экономических знаний, экономического сознания, развитость экономических потребностей и интересов, то под экономической ментальностью. Представителей данной возрастной группы мы понимаем систему устойчивых мировоззренческих позиций и образа жизни, вобравших в себя, с одной стороны, исторически обусловленные и передаваемые из поколения в поколения базовые ценности коллективистского образа жизни и распределительной справедливости в государственной политике, российского общества, с другой – те особенности западного менталитета, отражающие активное участие людей в производстве товаров (при высокой производительности труда), обеспечивающих каждому человеку высокий уровень материального благосостояния, личностную самореализацию, свободу и независимость в обществе. К сожалению, в реальной практической жизни россиян синтез двух менталитетов (западного и российского) проявляется довольно слабо и на уровне идеальной модели менталитета различных социальных групп общества (в том числе и подростков) наблюдаются определенные деформации, перекосы в сторону того или другого менталитета.



Смена парадигмы общественного развития России (с социалистической ориентации на капиталистическую) предопределили у всех россиян необходимость быстрой перестройки мировоззренческих взглядов, убеждений, установок, ориентаций с учетом требований рыночной экономики, перехода на индивидуалистические позиции населения западных стран, на доминирующий принцип их повседневного поведения «каждый сам за себя, один бог за всех». Эта «перенастройка» умов, чувств и экономического поведения довольно болезненно проявляется среди старших подростков, которые, с одной стороны, не смогли приобщиться к ценностям советского образа жизни, с другой – не поняли до конца специфику капиталистических устоев жизни и рыночной конкуренции. Все это предопределило в структуре менталитета подростков наличие своеобразной маргинальности и амбивалентности по отношению к основным ценностям капитализма (богатству, деньгам, частной собственности и др.), к представителям бизнес-слоя (от восторженного преклонения перед деятельностью олигархов, бизнесменов, предпринимателей, до полного неприятия и критики их экономических действий и поступков). Эта неустойчивость, можно сказать, диффузность мировоззренческих позиций подростков, игнорирование правил экономического поведения, обуславливает у них распространение воровства, грабежей, вымогательства, рэкета, вандализма и других девиантных и деликвентных форм социального поведения. В этих условиях, процесс формирования идеальной модели менталитета старших подростков тормозится в силу неразвитости у них многих деловых и личностных качеств, входящих в структуру экономической ментальности. В качестве эмпирических показателей данной ментальности, в исследовании, проведенном среди подростков г. Чебоксары, были взяты проявления социальной зрелости, самооценки, уровня притязаний, интегральные показатели экономико-психологической адаптации, уровня субъективного контроля, Я-концепция. Все они в совокупности характеризуют экономическую ментальность подростков, дают общее представление об экономической составляющей их менталитета (уровне экономического сознания, потребительского и сберегающего поведения, развитии нормативных экономических и терминальных ценностях и др.). Как показывают результаты психокоррекции деловых и личностных качеств подростков, развитию экономической ментальности мешают различные проявления маргинальности. Маргинал-подросток, это человек, находящийся в промежуточном состоянии своих мировоззренческих позиций, взглядов, умонастроений, т.е. между нормативными сторонами поведения советского человека и ценностями западного образа жизни, типичными нормами экономического поведения взрослого населения западных стран. К этому следует добавить, что маргинальность и амбивалентность жизненных позиций подростков обуславливает появление в структуре экономической ментальности элементов экономической асоциализации (экономических преступлений, никотиновой, алкогольной, наркотической зависимостей). Эти девиации в экономической ментальности подростков связаны не только с недостатками развития их общего интеллекта, духовно-нравственной культуры, сколько с отсутствием преемственности поколений на уровне передачи экономических знаний, технологии занятий малым бизнесом и предпринимательством, наличием разрыва между прежней социокультурной средой образования и воспитания (в которой экономическое образование учащихся находилось вне зоны учебно-воспитательного процесса) и новой экономической ситуацией в стране, обуславливающей необходимость экономической подготовки подростков к требованиям рыночных отношений. Среди исторически обусловленных факторов, сдерживающих процесс формирования экономической ментальности современных подростков, необходимо отметить значительные сложности и трудности семейного воспитания в годы перестройки. Если принять во внимание, что сегодняшние подростки родились и взрослели в «эпоху перемен», т.е. в период распада СССР, глубокого экономического кризиса (безработица, распад семей, безденежье, усиливающаяся алкоголизация населения и т.п.), то рост экономических преступлений среди подростков является своего рода их ответной реакцией на ту государственную политику, которая долгие годы смотрела «сквозь пальцы» на разгром пионерских и комсомольских организаций, закрытие спортивных залов, кружков технического и художественного творчества, на резкое сокращение финансирования всех учебно-воспитательных мероприятий в сфере досуга и свободного времени препровождения детей. Образовавшийся духовно-нравственный вакуум в сознании и поведении подростков (после устранения в СССР «железного занавеса») стал быстро заполняться СМИ западных стран, пропагандой богатой и сытой жизни, секса и легких способов быстрого обогащения, которые стали восприниматься российской молодежью как эталонные модели социального и экономического поведения. Естественно, что упрочение и распространение этих деформированных элементов экономической ментальности, снижение общего уровня духовно-нравственной культуры подростков связанно не только с активностью СМИ западных стран. В значительной мере такая социальная ситуация связана с отсутствием государственной молодежной политики среди подростков, пассивностью социальных институтов в пропаганде рыночных отношений, теми упущениями в системе школьного обучения и семейного воспитания, которые и предопределяют определенные деформации менталитета подростков, замедление процесса формирования и развития их экономической ментальности. В связи с этим, в условиях организации в школе «экономического всеобуча», возникает насущная потребность в создании различных социальных служб (психологической, социально-педагогической, медико-оздоровительной и др.); деятельность, которых состоит в координации совместных усилий педагогических коллективов, семьи, общественных организаций, органов власти по воспитанию и перевоспитанию подростков, подготовки их к миру жестких требований рыночной конкуренции, формированию у молодежи рыночно-ориентированых черт личности, тесного сотрудничества семьи и школы в повышении экономической грамотности подростков, будет способствовать формированию идеальной модели их менталитета, развитию экономической ментальности.
СУБКУЛЬТУРА СТРУКТУРНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ОРГАНИЗАЦИИ КАК ФАКТОР ЛИЧНОСТНОЙ ДЕТЕРМИНАЦИИ УДОВЛЕТВОРЕННОСТИ ПЕРСОНАЛА ТРУДОМ И РАБОТОЙ

Есаян Е.С. , Флоровский С.Ю.  (Краснодар)


В современных социальных и психологических науках, изучающих труд, удовлетворенность личности своей трудовой деятельностью рассматривается как один из важнейших феноменов. К числу важнейших перспективных линий теоретических и прикладных исследований в данной проблемной области принадлежит изучение личностных механизмов удовлетворенности трудовой деятельностью: выявление личностных переменных, которые способствуют или, наоборот, препятствуют достижению удовлетворенности человека своей работой. При этом многие авторы (Журавлев А.Л., Чередняк Ю., 2001; Карпов А.В. и др., 2004; Новиков В.В., 1999, 2002; Свенцицкий А.Л., 1999; Argyle M., 1983; Furnham A., Heaven P., 1999; Zamfir C., 1980) обоснованно предостерегают от излишне упрощенного подхода к решению этого вопроса, связанного с идеей выделения стабильных личностных факторов удовлетворенности/неудовлетворенности работой «для всех случаев и на все времена». Напротив, они подчеркивают высокую вариативность личностных детерминант удовлетворенности трудом в зависимости от действия множества «контекстных переменных»: содержания выполняемой деятельности, предметных и социальных условий её осуществления, культуры организации и т.п.

Значимость подобных методологических ориентиров возрастает в настоящее время в связи с увеличивающимся многообразием типов организаций и соответствующих им организационных культур. В случае крупных предприятий и корпораций имеет место явно выраженная «мозаичность» их культур, являющаяся закономерным следствием параллельного существования и взаимодействия в границах номинально единой организации большого числа субкультур. Именно базовые убеждения, верования и ценности, на которых строится субкультура, задают уникальное для каждого конкретного структурного подразделения, профессионального сообщества или статусной страты содержательное наполнение классических организационно-психологических феноменов, в том числе и феномена удовлетворенности трудом и работой.

В качестве исходной гипотезы нашего исследования выступало предположение о том, что релевантность личностных характеристик работника содержанию субкультуры структурного подразделения является значимым фактором удовлетворенности конкретного индивида трудом и работой; рассогласование личностных и организационно-субкультурных переменных, напротив, способствует росту неудовлетворенности трудом и выполняемой работой.

Основная часть эмпирической информации была получена при помощи следующих диагностических инструментов: методики «Удовлетворенность работой» (автор А.А. Киссель), предложенной К. Камероном и Р. Куинном методики OCAI для изучения организационной культуры, тест-опросника EPI Г. Айзенка, опросника для изучения локализации субъективного контроля (версия Е.Г. Ксенофонтовой). Математико-статистическая обработка данных включала в себя вычисление показателей средних выборочных значений, квадратического отклонения, оценку достоверности межгрупповых различий по t-критерию Стьюдента для независимых выборок, частотный и корреляционный анализ.

Исследование проводилось в двух структурных подразделениях Краснодарского территориального представительства одной из ведущих в России компаний сотовой связи – отделе розничных продаж и группе документационного обеспечения отдела по работе с корпоративными клиентами. В первом из них была диагностирована субкультура кланово-рыночного типа, во втором – иерархически-кланового. Было опрошено 32 сотрудницы из первого подразделения и 20 – из второго (всего 52 человека). Подвыборки были фактически идентичными по полу, возрасту, образованию, квалификации и продолжительности работы в компании.

В условиях субкультуры кланово-рыночного типа более удовлетворены своей трудовой деятельностью экстравертированные, эмоционально-стабильные и интернальные сотрудницы; противоположные черты, – интровертированность, нейротизм и экстернальность, – способствуют достижению удовлетворенности трудом и работой в иерархически-клановой субкультуре.

Также общий уровень удовлетворенности работой оказался значимо связан с парциальными характеристиками локуса контроля сотрудников. При этом в каждом структурном подразделении компании связи между параметрами локализации субъективного контроля и удовлетворенностью трудом оказались высоко специфичными, что отражает характерное для рассматриваемых субкультур своеобразие представлений сотрудников о степени «податливости» им различных объектов, событий и ситуаций.

В условиях кланово-рыночной субкультуры факторами удовлетворенности сотрудников трудом выступают убежденность в том, что они сами выстраивают линию собственной жизни, самостоятельно проектируя значимые ситуации и события, сводя до минимума влияние на них разнообразных «внешних сил» (случайность, судьба, действия других людей и т.п.); восприятие успехов и достижений как закономерного результата собственных действий, компетентности, воли и целеустремленности; приписывание себе высокого уровня межличностной компетентности, восприятие себя в качестве человека хорошо разбирающегося в людях и умеющего добиваться желаемого эффекта при взаимодействии с ними, сочетающееся с несклонностью принимать на себя ответственность за исходы межличностных взаимодействий, предрасположенностью считать, что успехи или неудачи в общении связаны с особенностями ситуационно-событийного контекста («так получилось») или действиями других людей; фаталистическая позиция по отношению к собственному здоровью.

Росту удовлетворенности трудом в субкультуре иерархически-кланового типа способствуют уверенность сотрудников в их способности контролировать сферу своего здоровья, принятие экстернальной личностной позиции по отношению к процессуальным аспектам своей повседневной профессиональной активности, преодолению возможных трудностей в работе и необходимости проявления самостоятельности при осуществлении профессиональных обязанностей.

Выявляются лишь два личностных фактора удовлетворенности сотрудников работой, независимых от организационно-субкультурного контекста. И в кланово-рыночной, и в иерархически-клановой культурах росту удовлетворенности трудом способствуют наличие у сотрудников «чувства социально-профессиональной перспективы», связанного с переживанием высокой вероятности достижения в будущем стабильного статусного положения, карьерного успеха, признания со стороны окружающих и восприятие себя в качестве человека, способного контролировать и определять ход событий в области семейной жизни и семейных взаимоотношений.

Результаты эмпирического исследования свидетельствуют о том, что стратегии управления персоналом в обследованных нами структурных подразделениях должны существенно различаться.

В отделе розничных продаж руководству целесообразно сосредоточиться на том, чтобы каждая сотрудница имела возможность чувствовать наличие реальных связей между объемом и качеством своей трудовой деятельности, достигаемыми результатами и характером получаемого социального вознаграждения (как материального, так и нематериального); развитии и совершенствовании системы неформальных межличностных связей и отношений; профилактике межличностной напряженности и конфликтности; корректировать личностную позицию сотрудниц в ситуациях неуспехов и неудач в общении с коллегами и клиентами в сторону уменьшения частоты проявления и снижения степени выраженности агрессивных внешне-обвинительных реакций; сочетать в управлении персоналом отдела возможности проявления полезной для организации инициативы и самостоятельности с предоставлением сотрудницам оперативной обратной связи по итогам их деятельности в целом и отдельным значимым эпизодам этой деятельности.

В группе документационного обеспечения необходимо тщательно контролировать процесс организации повседневной профессиональной деятельности сотрудниц, минимизируя количество ситуаций вынужденного общения с малознакомыми людьми, изменения привычного рабочего алгоритма; разработать систему стандартов поведения сотрудниц в трудных ситуациях деятельности и общения; предусмотреть возможность обращения сотрудниц к руководству группы и/или отдела для получения оперативных консультаций по проблемным вопросам; поддерживать все действия сотрудниц, направленные на развитие позитивных неформальных отношений с коллегами; избегать форсированного вовлечения работников в процесс принятия решений по управлению группой (отделом); совершенствовать у персонала умения и навыки профессионального аутомониторинга (самостоятельной оценки результатов деятельности и оперативной коррекции её процессуальных характеристик).

Руководителям обоих структурных подразделений в равной мере необходимо по возможности поддерживать сотрудниц в их стремлении более или менее гармонично сочетать профессиональную деятельность и семейные обязательства, заботиться о собственном здоровье; выстраивать и реализовывать программы управления карьерой и продвижением работников в компании, обеспечения возможности решения их жизненных проблем (приобретение жилья, получение дополнительного образования и т.п.).

Полученные в исследовании данные, сделанные на их основе выводы и обобщения вследствие немногочисленности выборки носят лишь предварительный характер и могут рассматриваться, в первую очередь, как основа для выдвижения гипотез будущих более масштабных психологических исследований. Тем не менее, они делают более определенной «ориентировочную основу» работы по психологическому сопровождению трудовой деятельности личности и управлению удовлетворенностью персонала работой в условиях различного организационно-субкультурного контекста.
ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Ефимова Н.С. (Москва)


Современные социально-экономические условия, характеризующиеся быстрыми переменами, глобализацией, развитием информационных и коммуникационных технологий ставят новые проблемы в подготовке специалистов, что влияет на разработку новых образовательных стандартов. Они все больше ориентируются на компетенции и результаты образования.

На сегодняшний день компетентностный подход становится приоритетным в развитии личностных и профессиональных качеств студентов высших учебных заведений. Компетенции – интегральные деятельностно-практические умения, направленные на личностную и профессиональную реализацию специалиста. Центральным условием формирования компетенций являются процессы учения, при этом компетенции должны активно осваиваться, а не только «преподаваться». Компетенции различают двух типов: универсальные (общие) и предметно-специализированные (профессиональные).

Основной задачей обучения в вузе является наполнить преподавание дисциплин современным содержанием и практико-ориентированным социально-психологическим знанием, направленным на формирование у студентов универсальных компетенций.

К универсальным компетенциям относят компетенции социального взаимодействия (социальная коммуникативность, межкультурная коммуникация, умение работать в команде, готовность и способность к лидерству и т.д.); системно-деятельностные компетенции (широкомасштабное мышление, креативность, методическая компетенция и др.); компетенции самоорганизации и самоуправления (общая образованность, уверенность в себе, инициативность, дисциплинированность, ответственность и др.); ценностно-смысловые и политико-правовые компетенции (приверженность этическим ценностям, правовые, политические, социальные компетенции); компетенции самостоятельной познавательной деятельности (владение методами познания и самопознания).

Успешное овладение знаниями, умениями и навыками во время подготовки будущих специалистов в вузе возможно при условии развития профессионального самосознания, познания и раскрытия своей индивидуальности, внутреннего потенциала, творческих возможностей. Хотелось бы поделиться нашим опытом работы в РХТУ им. Д.И. Менделеева, где в профессиональную подготовку инженеров-химиков введен курс «Инженерная психология и психология туда», который является важным образовательным компонентом для личностного и профессионального развития будущих специалистов.

Предметом дисциплины «Инженерная психология и психология труда» является не только процесс труда (деятельность, переработка информации), но и профессия и даже жизнь человека труда. Структура инженерной профессии сложна и многообразна. Она детерминируется внутренними особенностями деятельности, общественным разделением труда, состоянием технического базиса общества. Программа курса построена на основе теоретико-эмпирических исследований отечественных психологов в области инженерной психологии и психологии труда. Программа отражает основные разделы и темы психологических знаний о трудовой деятельности человека, ее теоретических и методологических основах, о структуре, процессах, свойствах и состояниях субъекта труда.

Основной целью курса является формирование у студентов-химиков понимания необходимости применения психологических знаний при проектировании и эксплуатации сложных технических систем.

Задачи курса:



  1. Дать студенту знания по основам психологии труда, эргономике и инженерной психологии, необходимые для проведения собственных исследований.

  2. Научить использованию методов психологического отбора и психологической подготовки в различных условиях деятельности.

  3. Сформировать понимание и умение использовать знания о проблемах надежности человека как в особых условиях, так и в повседневной деятельности.

  4. Показать возможности использования специальных знаний как при проектировании деятельности, так и проектировании систем человек-машина.

В содержание дисциплины «Инженерная психология и психология труда» включены четыре модуля. Первый модуль «Введение в инженерную психологию и психологию труда» рассматривает профессиональную деятельность как предмет и объект психологического изучения; предмет, объект, задачи инженерной психологии и психологии труда; основные понятия профессиоведения; профессионально важные качества инженера-химика; профессиональная пригодность специалиста.

Второй модуль «Психология трудовой деятельности» посвящен изучению психологической структуры и содержанию профессиональной деятельности инженера-химика, профессиональных рисков, психологии совместного труда и профессиональной коммуникации.

Третий модуль «Человек как субъект труда» рассматривает вопросы трудовой мотивации и удовлетворенности трудом, условий развития человека как субъекта труда, профессионализма и карьеры.

Четвертый модуль «Основы психологической безопасности» является необходимым для формирования знаний будущих специалистов в области психологии безопасности. Знакомство студентов с теориями подверженности человека несчастным случаям, исследование психологических характеристик человека и определение их значения для безопасного профессионального поведения дает возможность будущим специалистам в достаточно опасной химической индустрии осознанно учитывать роль «человеческого фактора» в своей профессиональной деятельности.

Специфической чертой преподаваемой дисциплины является направленность содержания на изучение психологических характеристик профессиональной деятельности инженера-химика. В процессе изучения курса рассматриваются различные аспекты содержания данной профессии. Кроме этого, в программу включен достаточно емкий блок по развитию психологической, личностной компетентности студентов, необходимой для дальнейшего успешного вхождения в профессиональную среду – основы психологии управления, развитие навыков делового общения, планирования карьеры.

Занятия, как правило, организуются в диалоговых формах с элементами психологических тренингов и деловых игр, включающих проигрывание ситуаций трудоустройства, самопрезентации, приемы релаксации для снятия стрессовых состояний, способы решений конфликтных ситуаций, принятие решения в экстремальных ситуациях и т.д. В конце каждого занятия, учащиеся получают серии вопросов для самоконтроля и целенаправленные тренировочные упражнения с целью отработки навыков специфического плана, необходимых в практической деятельности профессионала.

Самостоятельные практические занятия включают:


  • Проведение исследовательской работы направленной на изучение трудового поста инженера-химика. Содержание исследования включает внешние и внутренние характеристики трудовой среды: санитарно-гигиенические, психофизиологические, эстетические и социально-психологические. Результатом является выявление степени влияния тех или иных характеристик труда на качество работы.

  • Написание психологического эссе на тему «Профессиональная карьера инженера-химика». Данная работа помогает студентам расширить и систематизировать свои представления о возможных областях дальнейшей трудовой деятельности, а также смоделировать построение профессиональной карьеры.

  • Выполнение практических работ, содержащих методики, направленные на самостоятельное изучение психологических характеристик личности. Результаты заданий фиксируются в рабочей тетради. Самоанализ полученных результатов способствует развитию профессионального самосознания.

Курс «Инженерной психологии и психологии труда» способствует развитию профессиональной компетентности и включает знания особенностей взаимоотношения субъекта труда с компонентами деятельности и ее функциональным обеспечением.

В качестве получения дополнительных знаний и формирования психологической компетентности, необходимой для успешного вхождения в профессиональную среду, студентам РХТУ предлагаются психологические практикумы: «Планирование карьеры», «Имидж профессионала», «Конкурентоспособность и ценности профессионала», «Лидер и его команда», «Психология управления» и другие. Участие в психологических практикумах позволяет студентам лучше разобраться в своих профессиональных предпочтениях, осознанно спланировать свой профессиональный путь. Участники практикума получают представления об уровне развития своих лидерских, коммуникативных качеств, учатся самостоятельно ориентироваться в выборе эффективной стратегии поведения, совершенствуют способность рефлексивного мышления, улучшают навыки делового общения.

Таким образом, психологические знания в профессиональной подготовке специалистов способствуют развитию личности, формированию важных универсальных компетенций, востребованных на современном рынке труда. Следовательно, необходимо развивать прикладной аспект психологической науки, способствующий решению проблемы профессионального становления и реализации личности.
МОТИВАЦИОННЫЙ КОМПОНЕНТ ВУЗОВСКОЙ АДАПТАЦИИ

Живаев Н.Г., Фасоляк И.А. (Ярославль)


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка