В. зомбарт социология



Сторінка10/10
Дата конвертації12.04.2016
Розмір2.86 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

4. Систематическая и методологическая природа учения об обществе

Все эти соображения уже разъяснили принципиально как методологическую природу пауки об обществе, так и вопрос о взаимных отношениях общей и специальных наук об обществе.

Предметом науки об обществе является общественное целое, как таковое, предметом же специальных наук—„части целого", специальные стороны, частичные области, система органов (или как бы их там ни называли), поскольку таковые способны к самостоятельному научному исследованию. Это ведет к различению формального и материального понятия общества, каковое мне хотелось бы в дальнейшем развить, полемизируя с формалистическим пониманием Зиммеля и с методологическими ошибками других направлений'. '

Учение об обществе, социология, есть общая наука об обществе; но понимаемая не как синтез отдельных общественных наук, но как такая наука, самостоятельным, единым объектом которой является человеческое общество, как целое, Поэтому главные вопросы и задачи этой науки следующие:



  1. Что такое, вообще, „общество"? Что составляет общую ее сущность? Этот вопрос ставит задачу дать общезначимое понятие об обществе.

  2. Как расчленяется общество по различным частичным областям или сторонам своих проявлений (как хозяйство, право, государство и т. д.) и какова их органическая связь? Этот вопрос переходит на особые стороны существа обще-

133

ства, или, иначе выражаясь, на познание строения и содержания всего общественного тела, т. е. его формального строения и его материального расчленения по жизненному содержанию. Рассматривая хозяйство, право, государство, политику, религию, как общественные явления, мы встречаемся с проблемой расчленения общественного целого на отрасли или части.

Мы называем это понятие особых сторон общества понятием об обществе по его содержанию, материальным, вещественным понятием общества, а первое — общим или формальным понятием общества. В вещественном понятии общества уже заключается задача исследовать сущность отдельных видов явлений (частей целого), а равно их взаимных отношений.

3. Исследование изменчивости и закономерности развития общественного целого, как и особых его сторон: эта задача приводит к обоснованию теории исторического развития (теории истории, понимания истории).

Вышеуказанные определения задач и понятий можно выразить и в следующих положениях:


  1. Понятие общества, распадающееся на формальное и вещественное, является главным понятием науки об обществе и собственно относящейся к ней проблемой, которая делает ее самостоятельной наукой.

  2. Понятие общества, как главное понятие науки об обществе, есть вместе с тем высшее и цент реальное понятие всех наук об обществе вообще и потому высочайшая проблема в ее методологическом и систематическом построении. От него исходит и вокруг него группируется система специальных общественных наук.

Все это относится к систематике, перейдем теперь к вопросу о методе.

Если, согласно вышесказанного, взаимодействие не есть вовсе основное явление общества, и первичная реальность лежит вовсе tie в частях, то ясно, что паука об обществе не может восходить от частей к кажущемуся целому; что она поэтому не есть индуктивная и в этом смысле не чисто опытная наука, но исходит от истинно-реального, от целого к членам, как своим определи е м о с т я м (детерминациям) и есть поэтому, аналитическая, дедуктивная и отвлеченная' . наука.

Конечно, должна существовать и индукция, должен быть и синтез; но определяющим, существенным является анализ целостности: > аналитическое, некаузальное, расчленяющее определяет и дает метод. Поэтому полнота опыта, круг его работы над тем, что до сих пор обнималось индукцией, не должны становиться меньше, чем при каузальной (индиви-

134


дуалистической, психологической и т. д.) науке об обществе. Только опыт учит нас познавать целостности, которые мы, однако, как открытые нам опытом, должны еще анализировать; лишь благодаря опыту, открывшееся нам познание целостности получает полноту, многообразие, завершенность, но самое существенное в них мьг можем понять лишь аналитически, исходя от целостности. Песню нибелунгов можно понять не путем индукции из букв, но исходя из целого! Конечно, буквы необходимо прочесть. Но тот, кто читает буквы в отдельности, тот похож на человека, который читает по складам средне-германские фонетические знаки, не понимая средне-германского языка; он никогда не поймет песни нибелунгов. Но так происходит на деле с натуралистической социологией. Она читает отдельные буквы, как таковые, как собственную реальность, вместо того, чтобы рассматривать их, как члены их целостности-языка, песни!

Поэтому материалистическая социология, происходящая из индивидуалистического учения" об естественном праве, оставалась до сих пор лишь наукой, собирающей материал, и от нее было скрыто все великое и существенное в истории и в обществе; между тем как учение об обществе в классических философских системах всегда обладало всеми основными истинами и на протяжении своей истории, в конечном счете, всегда проводило одни и те же научные положения.

Поэтому можно сказать, что тот, кто не понял методологического различия между путем от целого к членам и путем от самостоятельно-действующей части к совокупности или кажущемуся целому, тот не переступил еще через порог истинной науки об обществе.

Макс Вебер

(1864-1920)

Типы господстваxxiv

$ 1. „Господство", согласно определения, означает вероятность того, что специфические (или все) приказания встретят повиновение у определенной группы людей; стало быть, не всякий вид вероятности использовать „власть" и „влияние" над другими людьми. Господство („авторитет") в этом смысле может в каждом отдельном случае покоиться

135

на самых различных мотивах повиновения: начиная с тупой привычки и кончая чисто целе-рациоиальными соображениями. Для каждого настоящего отношения господства необходим определенный минимум воли к повиновению, иначе говоря: интереса (внешнего или внутреннего)к повиновению.



Не всякое повиновение пользуется хозяйственными средствами. И еще, в гораздо меньшей степени, всякое господство преследует хозяйственные цели. Но всякое господство над некоторым количеством людей нормально (не абсолютно всегда) нуждается в соответствующем человеческом аппарате, обеспечивающем с полной вероятностью такое поведение известного числа повинующихся людей, которое собственно направлено на исполнение его общих предписаний и конкретных приказов. Этот административный аппарат может быть связан повиновением по отношению к своему господину или своим господам либо только в силу обычая, либо чисто-аффектуально, либо вследствие материальной заинтересованности, либо в силу идеальных мотивов (рациональная оценка). Характер этих мотивов весьма широко определяет тип господства. Чисто-материальные и целе-рациональные мотивы связанности между господином и его аппаратом указывают здесь, как и вообще, на относительную неустойчивость ее. Обычно, к этим мотивам присоединяются другие—аффектуальные или оценочно-рациональные. В случаях не повседневных последние могут быть исключительно решающими. В повседневной жизни эти отношения господства, как и другие человеческие отношения, определяются обычаем и рядом с ним материальным, целе-рациональным интересом. Но обычай или заинтересованность так же мало могли бы составить надежную основу для господства, как и чисто-аффектуальные или чисто оценочно-рациональные мотивы связанности. К ним обычно присоединяется дальнейший момент: вера в законность власти.

Весь прошлый опыт показывает, что ни одно господство не удовлетворяется, по доброй воле, только материальными или только аффектуальными или только оценочно-рациональными мотивами подчинения, обусловливающими вероятность его дальнейшего существования. Но всякая власть стремится пробудить и воспитать веру в свою „законность". В зависимости же от рода законности, на которую заявляется притязание, коренным образом различается и тип повиновения административного аппарата, предназначенного обеспечить подчинение власти, и характер самого господства, а тем самым, и его результат. Поэтому является целесообразным различать роды господства в зависимости от типичных для них притязаний на законность. При этом мы, целесообразности ради, будем исходить из современных и, таким образом, известных отношений.

136


  1. Только результат может оправдать выбор данного, а не какого-либо иного исходного пункта для различения. Не является серьезным неудобством то, что при этом известные другие типические признаки различения пока отступают на задний план и могут быть включены лишь позднее. .Законность" господства имеет отнюдь не только „идеальное" значение; хотя бы потому, что она имеет весьма определенное отношение к законности владения.

  2. Не всякое условное или обеспеченное правопорядком „притязание" означает отношение господства. Иначе рабочий, в области своего притязания на заработную плату, был бы „господином" своего работодателя, ибо, по требованию рабочего, в его распоряжение должен бы быть предоставлен судебный исполнитель. В действительности, формально он является одной из „управомоченных" сторон в обмене услугами. Конечно, понятие отношения господства не исключает того, что это господство возникло путем формально свободного договора: таково господство работодателя над рабочими, проявляющееся в трудовых распорядках, сюверена над добровольно подчинившимися лэнным отношениям вассалами. То обстоятельство, что повиновение с помощью военной дисциплины формально „недобровольно", а с помощью фабричной дисциплины формально „добро вольно", ничего не меняет в том факте, что и фабричная дисциплина есть подчинение господству. И чиновники поступают на службу по соглашению и могут свободно уйти, и даже отношение „подданства" может возникнуть добро вольно и быть (в известных границах) расторгнуто. Абсолютная недобровольность существует лишь у рабов. Но, конечно, с другой стороны, обусловленная монопольным положением экономическая „власть", т. е. в данном случае возможность „диктовать" другой стороне условия обмена, сама по себе так же мало может означать „господство", как и всякая иная возможность: напр., , обусловленное превосходством в области эротики или спорта, или полемики, или в любой иной области „влияние". Когда крупный банк в Состоянии навязать другим банкам „кондиционный картель", то это до тех пор не означает „господства", пока не устанавливается

• между ними непосредственного отношения зависимости одного от другого, в результате которого предписания правления крупного банка делаются с притязанием на вероятность безоговорочного исполнения этих предписаний в качестве таковых, при чем это исполнение может быть проконтролировано. Конечно, и здесь, как везде, имеются переходы: между долговым обязательством и долговым порабощением находятся всякие промежуточные ступени. И положение какого-нибудь „салона" может дойти вплоть до самой границы авторитарного положения власти, не будучи непременно „гос-

137


подством." В действительности, резкое разграничение тут часто невозможно, но поэтому тем более необходимы ясные понятия.

  1. И „законная власть" должна, конечно, рассматриваться не как нечто абсолютное, а лишь как вероятность быть принятой за власть, имеющую в большой мере практическое значение. Далеко не всякая покорность перед господством первоначально сообразовалась с этим убеждением. Отдельные или даже большие группы могут лицемерно изображать покорность из чисто-оппортунистических оснований, практически повиноваться в силу материальной заинтересованности, либо неизбежно втягиваться в эту сферу вследствие индивидуальной слабости и беспомощности. Но это не есть мерило для классификации господства. Но мерилом служит то, что собственное притязание власти на законность, по своему характеру, дает реальный результат, укрепляет ее положение, и, таким образом, является одним из факторов, определяющих характер средств господства, которыми пользуется власть для своих целей. Господство может, далее—и это на практике частый случай—быть так абсолютно прочно вследствие очевидной общности интересов господина и его штаба (лейб-гвардия, преторианцы) по отношению к находящимся в подчинении и их беспомощности, что оно совершенно пренебрегает притязанием на „законность". И все-таки характер отношений законности между господином и его штабом складывается весьма различно в зависимости, от того, на чем основан авторитет власти для штаба, и является в высокой степени определяющим для структуры господства.

  2. „Повиновение" означает, что поведение повинующегося протекает в существенных чертах так, как если бы он сделал содержание приказа максимой своего поведения ради самого повиновения и только ради него, независимо от собственных взглядов на положительное или отрицательное значение приказа, как такового.



  1. Чисто психологически причинная цель может иметь различный вид, в частности, быть „внушением" или „вчувствованием". Но здесь для образования типов господства этого различения не требуется.

  2. Область социальных отношений и культурных явлений, окрашенных принципом господства, значительно шире, чем это кажется с первого взгляда. Таково, напр., господство, которым пользуется школа, навязывающая нам определенные формы речи и письма, в качестве единственно правильных. Диалекты, функционирующие в качестве официального языка политически самостоятельных союзов, превратились в эти общепризнанные формы речи и письма и даже приводили иногда к „национальным" отграничениям (напр., Голландии

138

от Германии). Но господство родителей и господство школы далеко превосходит влияние тех (впрочем, лишь кажущихся) формальных культурных благ, в смысле формирования юношества, а тем самым и людей.

7. То обстоятельство, что руководитель и административный аппарат союза по форме выступают в качестве „слуг", находящихся в подчинении, конечно, еще ничего не доказывает против характера „господства". Но какой-нибудь минимум руководящей власти приказывать, а постольку „господства'', должен быть им предоставлен почти во всех мыслимых случаях.

§ 2. Существуют три чистых типа законного господства. Законность его может иметь:



  1. рациональный характер: покоиться на убеждении в законности установленных порядков и в праве органов, призванных к власти, на господство (легальное господство), либо

  2. традиционный характер: покоиться на повседневном убеждении в святости издревле принятых традиций и в законности предоставленных ими органам власти прерогатив (традиционное господство), или, наконец,

  3. харизматический характер: основываться на сверх обычной преданности к одному лицу в силу его святости или героизма, или превосходства, делающего его образцом для других, и любовном подчинении созданным им порядкам (харизматическое господство).

В случае рационального господства, повиновение легально установленному материальному безличному порядку и определенному им начальнику имеет место в силу формальной легальности его распоряжений и в пределах таковых. В случае традиционного господства, повиновение личности господина, призванного благодаря традиции и связанного традицией) (в предусмотренных ею границах), происходит в силу пиетета в сфере привычного. В случае харизматического господства, повиновение харизматически-квалифицированному вождю, как таковому, происходит в силу личной веры в откровение, в силу доверия к героизму и другим выдающимся качествам этого лица, в сфере отношений, предуказанных этой верой.

СОДЕРЖАНИЕ.

Игр.

Предисловие к русскому изданию 3



Введение Вернера Зомбарта 5

1. Огюст Кант.—.Основные законы социальной динамики или об-

щая теория естественного прогресса человечества" (1839) . 15


  1. Густав-Адольф Линднер.—„Общественное самосознание" (187J) . 30

  2. Герберт Спенсер.—„Общество есть организм" (1874—1877) ... 34

  3. Альберт Шеффле.—„Основные связи умственной организации"

(1875-1878) ' 16

5. Фердинанд Теннис.—.Общение и общество' (1887) 59

О. Густав Лебои.—А. Раса (1894) .... , 66

В. Толпа (1895) 69

7 Рудольф Штаммлэр.—„Социология упорядоченного общежития"

(1896) 175



  1. Габриель Тард. „Социальные законы" (1898) 81

  2. Отто фон-Гирке.—.Сущность человеческих союзов" (1902) ... 89



  1. Лестер Ф. Ув£Д — .Социальная статика" (1903) 94

  2. Курт Брейзяг.—„Законы мировой истории" (1905) ....... 101

  3. Вильгельм Вундт.—„Социальные законы" (1908) 109

  4. Георг Зиммель.—А. .Социальная психология" (1908) 115

, В. .Социология чувств" (1908) 121

14. Отмар Шпанн.—.Необходимость не-эмпирического обоснования

учения об обществе" (1914) '27

15. Макс Вебер. — „Типы господства" (1921) '^



i Ср. мой этюд о “Начатках социологии” в книге, посвященной памяти Макса Вебера. 1922.

2 Перепечатано из “Социологии”, т. I: “Догматическая часть социальной философии Иена 1907”. Впервые появилась в 1839 г. в 4-м томе “Cours da philosophic positive”. Paris. 1830-1842.

3 Перепечатано из “Ideen zur Psychologic der Gesellschaft”, Wien, 1871, стр. 203—214.

4 Со времени Клопштока до отца Арндта национальное самосознание немцев находило обильную пищу по „французоедстве".

5 В Штирии есть крестьянские общины, где имеется налицо своеобразная аналогия с конструированием Великого Совета по конституции Венеции: мы имеем в виду замыкание в себе местных уроженцев, которое проводится путем молчаливого соглашения, делающего невозможным приобретение не движимости пришлыми людьми. Когда продается какой-нибудь участок земли, он непременно должен быть куплен .местным уроженцем". Тут обычай сильнее законов.

2 Перепечатано из “Die Prinzipien der Sociologie", einzige vom Vertasser autorisierte deutsche Ausgabe, II Bd, Stuttgart, 1887. Ср. стр. 5—21. Первое английское издание появилось в 1874-1877 гг.

ii ') Перепечатано из „Bau und Leben des socialen Korpers’’ 2 Aufl. 1 Bd. Allgemeine Sociologie, Tubingen. 1896. Verlag der H. Laupp'schen Buchhandlung, cp. стр. 124-137. Первое издание п 1875-1878 гг.

1 *) Перепечатано из: F. Tonnies—„Gemeinschaft und Gesellschaft". 4 u 5 Aufl. Berlin, K. Curtius, 1922, S. 157—165. Первое издание в 1887 г.

iii ') Перепечатано из .Psychologische Grundgesetze in der Volkerentwicklung". Berechtigte Ubertragung aus dem Franzosischen (nach der 14 Aufl. 1919) von Artur Seiffhart. S. Hirzel, Leipzig, 1922. S. 139—142. Книга появилась впервые на французском языке в 1894 г. под заглавием: „Les lois psychol. de revolution des peuples".

iv >) Перепечатано из ''Psychologic der Massen". Autorisierte Ubersetzung von Rudolf Eisler. Zweite verbesserte Auflage. Leipzig, 1912. Dr. W. Klinkhardt (jetzt Alfr. Kroner) Philos.-soziol Bucherei, Bd. II, S. 10-19. По-французски ноявилось впервые в 1895 году.

v Французское ''tout le monde" правильнее было бы перевести не “весь мир” („die ganze Welt"), но „все". (Прим. пер.).

vi Перепечатано из „Wirtschaft und Recht nach der materialistischen Geschichtsauffassung" 4 Aufl. Berlin u. Leipzig, 1921. Vereinigung wissenschaftl. Verleger. Ср. стр. 80—93. Первое издание появилось в 1896 г.

vii Перепечатано из „Die sozialen Gesetze", einzige autorisierte Ubersetzung von H. Hammer. Leipzig, 1908. Первое франц. издание появилось в 1898 г.

viii Перепечатано из “Das Wesen der menschlichen Verbande”. Leipzig. Duncker u. Humblot. 1902, стр. 25-33.

ix ') Перепечатано из „Reinc Sociologie" Aus dein Englischen ubersetzt von J. v. Unger, Innsbruck 1907. Jetzt Universitats-Verlag Wagner G.m.b. H., cp. стр. 211-242, 25т и 276. Впервые появилось под заглавием .Pure Sociology'. New-York, 1903.

xЧастично я перечислил социологов, стоящих на этой точке зрения в моей работе “La Mecanique sociale", которую я прочел в Париже в 1900г. на конгрессе Международного Социологического Института. См. Annales de l’Institut. Vol VI, p. 182.



98 Перепечатано из „Der Stufenbau der Gesetze der Weltgeschichte” Berlin, Qeorg Bondi, 1905. ср., стр. 107—123.

xi Более подробное обоснование этих наблюдений дает статья о единичности и повторяемости исторических фактов (SchmolIer's Jahrbuch fur Gesetzgeb., Volkswirtsch., Verwaltung, 1904, Iuli). Название не является странным: в содержательной книге Габеленца “Die Sprachwissenschaft”. 1901, S. 256 ff я нахожу дополнительно для весьма сходного процесса в истории человеческого языка еще более,на мой взгляд, удачное выражение: спиральное движение.

xii Перепечатано из „Logik der Geisteswissenschaften" Logik (III Band). Ferdinand Enke, Stuttgart, 1908. См. стр. 648-659.

xiii О формулировке этого закона у Мальтуса, а равно о судьбе его в позднейшей политической экономии см, Н. Soetber. Die Stellung der Sozialisten zur Malthusschen Bevolkerungslehre, 1886. F. Fetter, Versuch einer Bevolkerungslehre, ausgehend von einer Kritik des Malthusschen Bevolkerungsprinzips, 1894.

xiv K. Marx, Das Kapital, 4 Aufl. I, 1890, S. 109, 276 ff VI. 1894. S. 15 ff.

xv Ср. Н. Herkner, Art. Krisen im Handworterbuch der Staatswissenschaften, IV, S. 891.

xvi L. Brentano. Uber die Ursachen der heutigen sozialen Not, 1889, S. 19.

xvii 3) Ср., напр.. Schaffle, Bau und Leben des sozialen K6rpers. S. 431 Й. Brentano, a. a. o.

xviii Перепечатано из „Sociologie". Leipzig, Duncker u Humblot, 1908. S. 556-563:

1 Перепечатано из “Soziologie” Leipzig Duncke & Humblot, 1908, см. стр. 647—660.

xix Перепечатано из О. Spann— „Gesellschaftslehre”. 2 Aufl., Leipzig, 1923. Quelle and Meyer. I Buch, II Hauplstuck, IV Absclmitt. Первое издание появилось в 1914 г.

xx Das Verhaltniss vom Ganzen und Teil in der Gesellschaftslehre. Betrachtung. zu einer gesellschaftswissenschaftlichen Kategorienlehre. Neue Folge Jahrg I. Wien, 1921. S. 477 ff. (Основные идеи см. вкратце в моей .Gesellschaftslehre", 1914, S. 12—17.

xxi 2) Ср. также “Fundament der Volkswirtscliaftslehre", 2 Aufl. 1921.

xxii 3) Об этом факте двоякого рода науки о народном хозяйстве ср. мою вступительную речь „Vom Geist der Volkswirtschaftslehre". Jena, 1919.

xxiii Политика, I 1. § I I h, Ausg. Susemihl, 1879.

xxiv *) Перепечатано из „Die Wirtschaft und die geselischaftlichen Ordnungen und Machte" в „Grundriss der Sozialokonornik", IIIz Abteil.; Wirtschaft und Ge-sellschaft, I. J. С. В. Mohr (Paul Sicbeck). Tubingen, 1921., J. 122-124.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка