В бацалев Тайны городов призраков. Тайны городов призраков



Сторінка1/19
Дата конвертації14.04.2016
Розмір4.01 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
В Бацалев

Тайны городов призраков.



Тайны городов призраков

Бацалев В
От этих городов остались лишь имена и развалины. Люди разных стран совершают паломничества к раскопкам Карфагена, Трои, Вавилона, Персеполя, Микен, Пальмиры…

Книга "Тайны городов призраков", написанная автором многих трудов по вопросам археологии, в том числе книги "Тайны археологии", вобрала в себя хронику археологических открытий, историю основания, славы и гибели центров древних цивилизаций, широкую панораму того, чем дышали, как выглядели, поступали и во что веровали их жители.
Предисловие
При рождении все города – как дети, потому что родители их – люди. Города появляются на свет, растут и воспитываются, затем проживают юность и зрелость (иногда – гусарскую, иногда – Акакия Акакиевича) и, в конце концов, умирают: одни от старости, другие – вдруг, после природной или социальной катастрофы. Все города смертны. Разносившаяся по сирийским пустыням песня легионеров, где припевом звучало "Но вечен Рим!" – пустое бахвальство, аналогичное заявлениям Агасфера. Рим тоже когда нибудь умрет, а не вечен он уже потому, что Вечность, как реальное понятие, – палка о двух концах, между тем дата основания Рима известна (следовательно, он смертен). Умер же Византии, уступив территорию Константинополю, умер и Константинополь, уступив Стамбулу (и если бы в прошлом веке Скобелеву позволили его взять, то умер бы и Стамбул, и на его месте сейчас стоял бы какой нибудь Царьград или Александров, или база украинского флота Босфорская Сечь). У городов даже есть кладбища (не исторические энциклопедии, а самые настоящие): так, один археолог насчитал в радиусе 30 километров от Вавилона 120 мертвых городов. На территории самой России мертвых городов тоже не меряно и даже толком не считано. Наконец, существуют города, которые присутствуют только в людской фантазии: это и столица Атлантиды, и Китеж, и Светлояр, и город Глупов, и Город Солнца, и семь городов Сиболы в стране Эльдорадо, которой нет на карте.
Города повторяют людей и тем, что каждый имеет свой характер, причем не всегда приглядный. Абсолютно порядочных и психически здоровых городов, как и людей, просто не существует. Сразу вспоминается фраза античного автора: "В Таранте (он и сейчас существует) пить начинают с утра, и к обеду весь город ходит пьяный". Абдеры считались городом дураков, хотя в них родился Демокрит. Афины сравнивали с проституткой: все восхищались и пользовались ею, но никому не приходило в голову жениться. Фивы вошли в историю как родина кровосмесительства.
Другие города знамениты лишь каким нибудь человеком, имя которого всплывает одновременно с названием города. Многие люди тоже вошли в историю единственным подвигом или поступком. Эфес знают потому, что Герострат сжег храм Артемиды; Галикарнас – тем, что здесь родился отец истории Геродот; Митилена знаменита поэтессой Сапфо; Карфаген многие помнят лишь по фразе Катона (см. ниже) от Гадеса – самого западного города древнего мира – у нас остались слова «ад» и "гад".
Города делятся на «мужские» – которые берут и уничтожают, – и «женские», которые взять нельзя, но можно уговорить в конце концов сдаться. Впрочем, есть и «женские» города с мужским характером; такие насилуют и бросают в непотребстве, хотя они заслуживают иного. Даже имена у городов человеческие: то ласковые (Лариса или София), то такие, что язык сломаешь (Сехешфехешвар или Бандырма). Существуют и города, которые ничем себя не проявили, а только были свидетелями чьей нибудь драки: Фарсал, Херонея, Полтава.
И все таки, что такое есть город, что под ним понимать? Применительно к нашей ситуации русский толковый словарь ответит, что это древнее поселение, огороженное и укрепленное стеной для защиты от неприятеля, центр ремесел и торговли. Однако Спарта никогда не имела стен, хотя являлась городом. ("Лучшие стены – доблесть граждан", – спартанская поговорка.) В любой европейской стране обязательно добавят, что городу необходимо иметь собственный статут. или уложение. В древности только греческие полисы и римские муниципии (да еще два три исключения) имели собственные законы и органы управления. Ни один город Востока, глубинной Африки или доколумбовой Америки ничего подобного не знал. По крайней мере, до нас никаких сведений об этом не дошло. И в современном понимании ни Иерихон, ни Чатал Гуюк, ни Ур, ни Са марра городами не являлись, хотя и были огорожены от неприятеля, и ремесла с торговлей развивали. Они возникали как поселения рода и, просуществовав несколько тысячелетий, попадали в зависимость от какого то царя, столица которого тоже не являлась городом (в нашем понимании), ибо не имела ни собственных законов, ни собственной дифференцированной власти. Потом эти города погибали или умирали, и последние горожане (если таковые оставались в живых) разбредались по свету. Участь их, как правило, была незавидна, поэтому за родину в стародавние времена держались гораздо крепче, нежели теперь. Итак, под городом в данной книге будет пониматься стационарное, защищенное укреплениями поселение, жители которого были связаны общими родственными, хозяйственными и культурно религиозными узами. Приведенное – и весьма условное (ибо это не диссертация об отличии городов от селищ) – определение не распространяется на греческие полисы (города государства) и римские муниципии (то же самое с некоторыми оговорками).
На что он руку поднимал!?
Иисуса Навина, который после исхода из Египта и смерти Моисея возглавил израильтян, извиняет только то, что он не знал, сколько лет Иерихону (правильнее было бы «Иерихон», но уже привыкли) и что это первый город на земле. Но, как всякому кочевнику (а евреи тогда были скотоводами), города Навину претили, тем более со столь крепкими стенами. Согласно воле Яхве, беженцы должны были завоевывать цветущий Ханаан и поселиться там навеки.
Первым городом на их пути почему то оказался Иерихон (вопрос этот не прояснен до сих пор): он никаким образом не лежал ни на пути из Египта, ни на пути из пустыни. Да и до него должно было встретиться немало селений, но евреи, видимо, сознательно обошли их стороной. Крепость испокон веков считалась неприступной (хотя ее и брали еще за пять тысячелетий до описываемых событий), поэтому Иисус выслал разведчиков. Очевидно, лазутчики подтвердили самые худшие опасения израильтян относительно мощи иерихонских стен; ибо предпринятая Иисусом полководцем тактика осады не имеет аналогов в мировой истории. И надежд на ее повторение не предвидится.
Брали Иерихон так.
Справив пасху, Иисус приказал всему мужскому населению Израиля подвергнуться обряду обрезания, который не применялся со времен исхода. После этого израильтяне на протяжении шести дней ходили на безопасном для жизни расстоянии вокруг стен Иерихона. Шествие возглавляли воины, за ними шли мужчины и обреченно (для иерихонцев) дули в дудки и трубы, следом жрецы несли ковчег, а замыкали эту процессию старики, женщины и дети. Всего 4 миллиона человек, и все зловеще молчали, воздух оглашали только вой и свист дудок. Осажденные, раскрыв рты от удивления, наблюдали столь странные маневры, подозревая магический смысл происходящего, но не сдавались на милость богоизбранного народа. На что они надеялись – непонятно. Возможно, на помощь собственных богов.
На седьмой день Иисус Навин (кстати, в нарушение завета отдыхать на седьмой день) решился на штурм. Теперь он не ограничился однообразным хождением по кругу. Израильтяне обошли стены шесть раз, сохраняя гробовое молчание. На седьмом круге они дружно и громко возопили. Стены не выдержали криков и воплей – и рухнули. Вероятно, вместе с ними попадали в обморок и ханаанейцы… Израильтяне ворвались в город и перебили всех жителей до единого, не пощадив даже животных. Факт в истории – беспрецедентный, но так утверждает Библия. Примеров подобного геноцида не знает даже последняя мировая война. Пощажена была только содержательница постоялого двора Раав, которая пустила переночевать израильских лазутчиков и этим спасла их жизнь. Сам город был сожжен дотла. Иисус Навин на всякий случай проклял его.
Чтобы найти остатки Иерихона, было потрачено много сил и энергии. Трудность поисков заключалась в необходимости науки согласовать Библию с историей: большинство ученых археологов прошлого (особенно англичане и американцы) были ортодоксальными христианами. Они искали подтверждения Ветхому Завету в Египте и Сирии Вавилоне и Палестине. Из поисков фараона, при котором произошел исход из Египта, возникла целая проблема, которую пытались решить самым простым способом: раз мумии фараона нигде нет, значит, он действительно утонул, когда гонялся за израильтянами по дну Красного моря. Но мумию в конце концов отыскали в Долине царей, а вот следов, что фараон утонул, – не нашли. И тогда особое значение приобрел Иерихон – уж он то, если существовал, должен был стоять на прежнем месте, на Иордане… Правда, не представляли – какой же именно: ханаанейский или тот, что восстал из пепла во времена израильского царя Ахава? На поверхности не проглядывался никакой.
В середине XIX века Тоблер и Робинсон определили примерное место, где он должен был находиться, этот проклятый Навином Иерихон. Выбрав холм среди равнины, неподалеку от Иордана, они начали на нем раскопки и ничего не нашли. Позже Уоррен тоже копал на холме, и тоже ничего не было найдено. В 1894 году Блайз обратил внимание ученых на тот же холм, полагая, что под ним все же скрывается Иерихон. А немец археолог Зеллин в 1899 м изучил поверхность холма и собрал черепки ханаанейской посуды. Он пришел к выводу, что его предшественники были все же правы: вероятнее всего, под многометровыми наслоениями скрывается древний город, просто через них не хватило терпения пробиться. Тем более рядом сохранилась деревня Эриха, и Иордан под носом.
В 1904 году немцы еще раз побывали здесь и собрали новые данные, указывавшие на правильность выводов всех, кто пытался обнаружить Иерихон именно в окрестностях Эрихи, Но честь первооткрывателя все же досталась Эрнсту Зеллину. В 1907 году во время раскопок он добыл материалы, подтвердившие все, о чем мечтали история и археология: дома и часть городской стены с башней (пять рядов каменной кладки и сырцовая кладка высотой 3 метра). Наконец, в 1908 году были организованы серьезные и долговременные раскопки Восточным обществом Германии.
Холм, скрывающий руины Иерихона и в плане напоминающий эллипс, протянулся с северо северо востока на юго юго запад, город занимал площадь 2,5 гектара. Археологи раскопали полностью (на севере) ширину городской стены, равную 3 метрам, открыли вторую городскую стену шириной 1,5 метра. Был открыт еще кусок стены на том же северном склоне холма с каменным цоколем и сырцовой кладкой высотой 7 метров. Исследовав площадь 1350 квадратных метров между городскими стенами и пробными северными раскопами, ученые обнаружили в верхних слоях позднее мусульманское кладбище, а в нижних – остатки городских построек.
Раскопки на западной стороне холма обнажили каменные лестницы, сооруженные после разрушения городских стен, под лестницами также находились остатки значительно более ранних домов. В северной части холма открыты стены хеттского здания (дом "Хилани"). Ближе к восточной стене, которая не сохранилась, раскопаны остатки домов. Неподалеку от внутренней городской стены открыты кварталы, занимаемые домами, а также улица под стеной. На площади 200 квадратных метров к западу обнаружена городская стена и остатки зданий, а под стеной найден византийский некрополь. Возле юго западной стены раскопаны остатки дома иудейской эпохи.
Специфика археологии заключается в том, что ученые всегда идут как бы задом наперед: сначала они выясняют то, что было вчера, потом, уничтожив вчерашнее, то, что было позавчера, и так далее. В Иерихоне первые археологи насчитали восемь наслоений, последовательно сменявших один другой: мусульманский, самый поздний, представленный могилами; слой византийский; позднеиудейский, с обломками аттической посуды классической эпохи; древнеиудейский (дом над древней стеной); Израильский, к которому относятся дом «Хилани», дома в центре (ближе к отсутствующей восточной стене), могилы, лестницы и внешняя городская стена; позднеханаанейский(находки между внешней и внутренней городскими стенами и керамика); древнеханаанейский – остатки города с домами и внешней и внутренней городской стеной; наконец, первоначальный слой, тоже разделяющийся на несколько периодов, к которому относятся «дома под внутренней городской стеной…
Несмотря на значительные недостатки, с которыми были произведены раскопки, даже на то обстоятельство, что ученые непременно желали "подогнать под Библию" многие открытия, главный вклад Зеллина и его коллег в науку тот, что история Иерихона перестала быть исчисляемой с Иисуса На вина, и ученый мир получил самый древний из известных на земле город (в 20 х годах XIX века считали, что он возник в IV тысячелетии до н. э.).
Город назывался Лунным из за культа Луны. По другой версии его название переводится как "Город пальм". Наконец, по третьей – как "Город, лежащий в низу долины". Начальный и ханаанейский периоды Иерихона, из которых последний обозначается разрушением массивных кирпичных стен на северо западе и возведением двух городских стен – наружной и внутренней, скрывавших город наподобие двух колец. Особенно неприступен он был с востока, откуда донимали кочевники. Население города и в начальный период, и в ханаанейский – по составу было одно и то же. В древнейшем слое найдены кремневые орудия, орудия из других камней, так называемые «чашечные» камни, и "чертовы пальцы" – каменные наконечники стрел.

После разрушения города начального периода Иерихон несколько сдвинулся к югу холма. Ханаанейские стены возведены в III–II тысячелетии до н. э. Факт разрушения Зеллин соотнес с нашествием "четырех царей Востока" (Кн. Бытия, гл. 14). Двойная защитная стена Иерихона – исключение для Палестины, но у хеттов и греков это обычный способ защиты: взяв первую стену (она называлась протейхизма), враг попадал в "каменный мешок". Правда, ни хеттов, ни греков в то время на исторической арене не наблюдалось.
В Ханаанейском Иерихоне просматриваются эгейские и вавилонские мотивы, хотя в основном он самобытен. Погребений этого периода в городе не обнаружено. Разрушен был Иерихон с востока (где уничтожена вся городская стена) и подожжен (всюду следы пожара), после чего некоторое время оставался почти необитаемым. Зеллин посчитал, что на этот раз Иерихон был разрушен израильтянами. Впрочем, часть населения продолжала жить в Иерихоне, и это археология связывает с позднеханаанейским периодом. Период характеризуется так называемой наколотой керамикой. В израильскую эпоху в городе еще долго оставались ханаанейцы, пока целиком не ассимилировались с завоевателями. Собственно израильский слой в Иерихоне сам Зеллин датировал XI–IX веками до н. э.
Израильский период характеризуется необычайным оживлением всей жизни города. Сказывалось влияние связей с арамейскими областями. Поверх разрушенных стен сооружены лестницы, возведена новая импозантная стена… Построен дворец «Хилани» в хеттском стиле. Город заполнила разноцветная разнообразная керамика, даже стилизованная под металл. Дворец и стену израильского Иерихона строил Хиль из Бет Эля, вероятно, наместник царя Ахава. Ахав, как известно, отрекся от Яхве и предался язычеству. Хиль ему ни в чем не уступал: в стены новых построек он замуровал живыми двух своих сыновей – самого старшего и самого младшего – в качестве жертвы. Иерихон сделался центром значительной области, а крепость защищала от моавитян.
В израильском Иерихоне раскопаны погребения во дворах домов. При костяках обнаружены глиняные сосуды. Дети погребались под полом Домов.
В конце VIII века до н. э. царство израильское погибло (722 год). Были разрушены стены израильского Иерихона. Но город не прекратил своего существования. Над ним два свои периода – ранний и поздний – прожил иудейский Иерихон. Город уже не был укрепленным, но в нем кипела жизнь. Ранний иудейский город находился у восточного склона холма. Иерихон торговал через финикийские гавани с Кипром и Египтом. Среди находок встречаются кипрские вазы, индийская керамика, аттические и эллинские сосуды, амулеты, божки и демоны. Иудейский город был разрушен вавилонским царем Навуходоносором, напавшим внезапно: в домах осталось много утвари. Город был сожжен, и толпы людей уведены в плен. Новый Иерихон стал отстраиваться на севере (в пределах прежнего).
При Артаксерксе III Охе опять были уведены в плен все жители. Жизнь на холме прекратилась (350 год дон. э.). До середины II века до н. э. маккавейский город находился в 2–3 километрах на северо запад от холма. С конца II века Иерихон опять оживает, правда, тоже не на холме, а у Вади Кельт. И снова он был разрушен в 70 году I века н. э. Веспасианом. И снова при Адриане восстановлен. Тогда еще «живы» были развалины «Хилани», которые почитались, как "дом Раав". И хотя этот дом более поздний, его представляют домом предательницы города, которая помогла Израилю.
В 614 году жители перестали, наконец, показывать гостям достопримечательности: город разрушили персы. Сохранились византийские остатки – например, гончарная печь. Осталось великое множество посуды – керамической, стеклянной, бронзовой, железной… И много всякого другого: Византия была богата.
Город существовал и в VII–IX веках. Существовал и позже. С XIII века в нем был мусульманский поселок, который в середине XIX века снес Ибрагим Паша… Но жизнь на холме не прерывалась: осталась деревня Эриха…
Дальнейшие события были сопряжены с новыми открытиями. Случайно разорвавшаяся на холме в 1918 году граната помогла доминиканцам из Библейской школы в Иерусалиме раскопать древнюю синагогу VI века н. э. На ее полу они обнаружили мозаику, которая изображала Даниила во рву со львами и другие сюжеты из библейской истории. Вход в синагогу охраняли два огромных животных – лев и бык. Доминиканцы не придали им какого либо значения, но научный мир был потрясен: спустя два три тысячелетия иудаизм помнил и чтил львов Ассирии и золотого тельца!
С 1929 года раскопки в Иерихоне вел англичанин Джон Герстенг. Он обнаружил нижние слои поселения каменного века! Люди, не знавшие керамики, уже в IV тысячелетии до новой эры вели оседлый образ жизни. Но оказалось, и это не предел. Следующее открытие сделала Катли Кэньон в 1953 году. Именно тогда об Иерихоне заговорили, как о древнейшем городе мира. Кэньон обнаружила город, который датировался VIII тысячелетием до новой эры. А под ним – руины стойбища так называемой натуфийской культуры, потомков и преемников которой и считают строителями первого города на земле. Поэтому поселение, обнаруженное Кэньон, стали называть "городом докерамического неолита А", обнаруженное Герстенгом – "городом докерамического неолита В".
Город VIII тысячелетия занимал около 4 гектаров и был окружен каменной стеной. После раскопок в некоторых местах она еще возвышалась на четыре с лишним метра, а толщина ее приближалась к двум. Состояла она из блоков размером 2x3 метра, которые весили по несколько тонн. К стене примыкала башня, высота которой после раскопок составляла 8 метров, а диаметр чуть меньше. Снаружи она была дополнительно защищена каменным валом, изнутри на башню вела лестница из 28 каменных квадратных плит толщиной 50 сантиметров, а длиной и толщиной около метра. (Предполагается, что под многометровыми горами щебня на холме скрыто еще 7–8 подобных башен.) Над стеной и башней когда то поднималась кирпичная надстройка, остатки которой в виде глиняной пыли лежат теперь у их основания. Назначение башни так и не удалось установить определенно: вероятно, кроме Оборонительных функций, она служила и для других целей, но о целях этих всяк волен гадать на свой лад. Перед стеной в известняке был вырыт ров шириной более 8 метров и глубиной 2,6 метра. Он был заполнен водой из ближайшего источника. Изнутри к стене примыкал квадратный бассейн, в древности заполненный водой на 4 метра.
Необычайность обнаруженного заключалась в том, что сотворившие это чудо люди не имели в руках ничего, кроме каменных орудий. Каменным топором можно срубить дерево, каменным серпом срезать колосья, но как каменным инструментом построить каменный город? Это равносильно тому, чтобы с помощью киянки поставить Кижи. Иерихонцы, например, не умели рубить камень. Как археологи ни искали, следов вырубки они не нашли даже во рву. Но ров то был! Вероятно, он был сделан методом «взрыва»: грунт раскалили сильным огнем, а затем резко охладили. От этого известняк становился податливым, и его можно было выскрести.
Внутри стен, тесно прижавшись друг к другу, стояли хижины из необожженного кирпича. Общая численность населения составляла около трех тысяч человек. В это время самые большие общины не могли насчитывать более двух сотен человек, иначе бы они просто не прокормились. У иерихонцев докаменного неолита А тоже была очень слабая экономическая база. Из домашних животных они имели только коз, собак и кошек. Появление последних напрямую можно связать с запасами зерна и борьбой с грызунами. Нашлись и кости газели, на взрослых особей которой охотились, а молодых животных, вероятно, брали на откорм, как это и сейчас делают бедуины. Сеяли иерихонцы пшеницу и ячмень. Средняя продолжительность их жизни составляла 20 лет из за высокой детской смертности. Очень немногие доживали до 40–45 лет. У них были полностью изношены зубы – результат употребления грубой пищи, состоявшей из кореньев, стручковых плодов и круп, перетертых в примитивных ступах.
Что же побудило охотников и земледельцев, живших тысячелетиями в равнинных поселках, придумать и создать столь грандиозные сооружения? Какая опасность? Мы не знаем. Можно только предполагать, что жизнь людей этой отдаленной эпохи в земле обетованной была чересчур опасна (таковой она до сих пор и осталась) и чересчур трудна. И совместное поселение такого числа людей должно свидетельствовать о значительной угрозе извне. Если же помнить, что тогда на земле не существовали оборонительные сооружения, то внешнюю угрозу надо считать очень серьезной. С другой стороны, строительство города предполагает общепризнанное руководство, то есть централизованное управление. В нашем случае община или род необходимым для этого количеством людей не располагала, следовательно, речь может идти только об объединении нескольких родов под началом одного, а это уже принципиально новая ступень в социальных отношениях человечества. Соответственно, и положение представителей господствующего рода должно было быть отличным, иначе ему не повиновались бы остальные. А именно так и было. Не козы же перетаскивали многотонные каменные глыбы.
Остается ответить еще на один вопрос. Что так тщательно скрывали за стенами иерихонцы? Эталонный город, в нашем представлении, центр ремесел и торговли. Ремесел тогда просто не было, да и следов их в Иерихоне докерамического неолита А не обнаружено. Остается меновая торговля. Что же такого, крайне необходимого первобытному человеку, было в окрестностях Иерихона? Только Мертвое море.

Оно богато солью, асфальтом, серой и битумом. Асфальт был нужен древнему человеку для крепления кремневых лезвий. Без соли он просто жить не мог. Рискнем предположить, что появление Иерихона связано именно с монополизацией торговли солью. Вероятно, кочевые общины охотников, собирателей кореньев, скотоводов и земледельцев раз в год объявлялись у Мертвого моря, чтобы пополнить запасы соли. Жившие вокруг моря общины в конце концов поняли, на какой "золотой бочке" они сидят. Требовалось лишь объединиться, построить укрепление и, делая вылазки, отгонять от залежей соли любителей брать натуральный продукт даром. Хотите соли – пожалуйста, только заплатите нам частью того, чем питаетесь сами. Не «брезговали» иерихонцы и другим, например, обсидианом, который им доставляли кочевники из Анатолии. Отсюда напрашивается закономерный вывод: появлению городов мы обязаны соли.
Город докерамического неолита А, как зафиксировал радиоуглеродный анализ, просуществовал до 6935 года до новой эры. За это время глиняные дома, построенные в нем, разрушались и отстраивались заново двадцать два раза. Средний возраст такого дома из необожженной глины – 50 лет. Когда возник город – считайте сами. За это время груды обломков постепенно засыпали башни и стены. Правда, их несколько раз надстраивали, но, в конце концов, и это не спасло. В начале VII тысячелетия город захватили пришельцы с севера, которые либо сами хотели торговать солью, либо решили брать ее даром. Крепость была разрушена, на лестнице, ведущей к башне, осталось одиннадцать трупов.

Пришельцы завоеватели построили на руинах новую крепость – город докерамического неолита В. Теперь дома стали прямоугольными. Обычный дом представлял собой комнату площадью около 40 квадратных метров. Пол в них был покрыт известковой штукатуркой, окрашенной в красный или кремовый цвет. Так же были окрашены и стены: снизу до середины – в красный цвет, выше – в кремовый. В одном месте археологи даже нашли роспись в виде ветки растения.
Пришельцы оказались значительно культурнее первоиерихонцев: они уже строили храмы, они уже лепили из глины фигурки людей и животных, они уже одомашнили овец, свиней и ослов.
В середине одного из храмов обнаружен бассейн со следами священного огня. В другом – у противоположной от входа стены стоял культовый столб из вулканического камня. Таким камням поклоняются до сих пор, например, – Каабе. По видимому, в разные времена они означали разных божеств. В Петре камню поклонялись как девственному материнскому божеству, в Библии слуги идола обращаются к камню: "Ты родил меня" (Иеремия 2, 27). В Греции такой камень почитался как омфал – пуп Земли. Но чаще всего в нем видели фаллос – символ оплодотворения.
Из храмов происходят многочисленные статуэтки женщин и животных, здесь же обнаружена и первая «троица»: групповое скульптурное изображение бородатого мужчины, женщины и ребенка в натуральную величину со вставленными на месте глаз раковинами. Для изготовления скульптур использовалась твердая, как цемент, глина, которая намазывалась на тростниковый каркас. Можно не сомневаться, что эта группа зафиксировала чудо создания семьи, произведшее очень сильное впечатление на доисторического человека, привыкшего либо к промискуитету, либо к внутриродовой вседозволенности. Удивительно, что, уже работая с глиной, строя из нее дома, делая первые скульптуры, иерихонец не додумался до посуды.
Еще одним своеобразным произведением «искусства» стали человеческие черепа, с помощью извести превращенные в портретные головы умерших. Видимо, у покойников голову отрубали или отрезали и на некоторое время оставляли на всеобщее обозрение. Тело хоронили. Когда от головы оставались только кости, внутренность черепа набивали землей, а отверстия залепляли известью. Так как черепа принадлежат только взрослым (детские скелеты не обезглавлены), мы должны констатировать, что в Иерихоне был весьма развит культ почитания предков – старейшин семьи или рода. Обычай этот сохранялся тысячелетия, постепенно видоизменяясь. В Риме, например, в каждой семье хранились бюсты всех предшествующих отцов фамилии, и при похоронах следующего их несли в процессии, как будто бы они тоже присутствовали. До нас этот обычай дошел в виде снятия гипсовых масок с лица умершего.
Возраст Иерихона столь древний, что настаивать на какой либо дате его рождения было бы чересчур опрометчиво. Остается лишь констатировать факты, а с ним в руках каждый волен домысливать доисторическую жизнь Иерихона в силу своей фантазии.
Но Иерихон докерамического периода В был уже не одинок. Неподалеку, в восточной части долины Иордана, под холмом Телль эйлат Хассул оказался еще один город. При его раскопках в самых нижних слоях, которым не>менее шести тысяч лет, на гладко выбеленной стене обнаружили изображение огромной звезды с восемью чередующимися красными и черными лучами. Она являлась центром большой композиции, от которой сохранился лишь орнамент из переплетенных змей и глаз. Это была звезда, которая уже светила над восходящим культом Инанны Иш тар Астарты. Эта же звезда спустя тысячелетия привела Мельхиора, Гаспара и Валтасара в Вифлеем к яслям, в которых лежал Спаситель.
Город под холмом Хассул был уничтожен в XX веке до н. э. пожаром, который прослеживается на всей его территории. Как тут не вспомнить Библию: "И пролил Господь дождем серу и огонь на Содом и Гоморру и ниспроверг города сии. Жена же Лотова оглянулась позади его и стала соляным столпом" (1 кн. Моисея, 19, 23–26).
Был ли Хассул Содомом? Был ли Гоморрой? – это нам неизвестно. Других городов того времени (да еще и со следами всепоглощающего пожара) в долине Иордана нет. А вот соляные столпы вокруг Хассула можно видеть и сейчас.
Ну, а как быть с иерихонскими трубами, которые заменили дудки и глотки воинов Иисуса Навина? Исследования Зеллина показали, что стены ханаанейского Иерихона действительно упали. Наружная – наружу, внутренняя – вовнутрь. Среди ученых возник спор: когда?.. И пока единого мнения на этот счет нет. Возможно, все таки на рубеже XIV–XIII веков до н. э., такая версия не отвергается частью специалистов. Но не от воплей же они рухнули!
Что же случилось с Иерихоном? Мифологии известны случаи взаимодействия музыки и камня, однако музыка всегда исполняла роль созидающую, а не разрушающую. Есть даже выражение "музыка в камне". Под звуки лиры Орфея камни сами собой складывались в стены. Храмы древней Америки, по легендам индейцев, строились "под звуки божественных труб": многогранные блоки без человеческих усилий укладывались в сложную геометрическую кладку. А в Иерихоне наоборот. Разрушать, конечно, не строить, даже под музыку. Рискнем предположить, что все дело здесь просто в подходе. Авторы Библии, придумывавшие принципиально новую религию, вынуждены были, чтобы отделить её" от мифологии, все поставить с ног на голову. Доказательства этому можно найти на каждой странице, равно как на каждой странице можно найти, что окончательно пот рвать с язычеством авторам не удалось.
Единственно реальное объяснение рухнувшим стенам Иерихона – землетрясение. Такое случилось в районе Средиземноморья около 1450 года до н. э.: взорвался вулкан Санторин, похоронив крито микенскую цивилизацию. Над Европой, Передней Азией и Северной Африкой выпал дождь из пепла, скрывший солнце. Именно этот факт, видимо, отразился в одной из казней Моисея – "тьме египетской", но тогда самого Моисея придется «удревнить» по меньшей мере, на сто лет. И тогда придется констатировать, что Иисус Навин пришел к руинам и скелетам, над которыми еще, может быть, по привычке летали охочие до падали птицы. С этой точки зрения легко объяснить недельное хождение вокруг Иерихона: люди боялись заразы и одновременно совершали обряд очищения. Криками и дудками на Востоке до сих пор отгоняют злых духов, а именно от них и требовалось «очистить» город, чтобы заселить. Но, видимо, и эта операция не удалась, иначе Иисус Навин не проклял бы Иерихон.
Можно ли принять такую версию? С одной стороны, она очень выгодна потомкам Авраама, ибо спасает их от обвинения в геноциде целого народа ханаанейцев, но с другой, уличает во лжи их священную книгу.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка