Том Гуманітарні науки Бердянськ 2008 (06) ббк 74я5



Сторінка17/23
Дата конвертації16.04.2016
Розмір4.26 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23

Література

  1. Бєссонова О.Л. Основні концепції мовленнєвої поведінки чоловіків та жінок // Восточноукраинский лингвистический сборник. – Вып. 8. – 2002. – С. 335-340.

  2. Кирилина А.В. “Мужественность” и “женственность” с точки зрения лингвиста // Женщина в российском обществе. 1998. – №2. – С. 21–27.

  3. Кирилина А.В. Ґендер: лингвистические аспекты. – М., 1999. – 348 с.

  4. Томская М.В. Ґендер как интрига познания // Ґендерные исследования в лингвистике, литературоведении и теории коммуникации: Альманах. Пилотный выпуск. – М., 2002. – С. 57–65.



Анастасия Петрик,

2 курс Института филологии.

Наук. руководитель: ас. М.Ю.Кайки
ПРОБЛЕМА РАЗГРАНИЧЕНИЯ ЧАСТЕЙ РЕЧИ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ
Грамматика русского языка 1960 года дает такое определение частей речи: “В русском языке слова распределяются по разрядам, или классам, которые различаются по своим основным значениям, по характеру грамматических категорий, связанных с каждым из этих разрядов, или классов, а также по типам словообразования и формообразования. Эти разряды называются частями речи. Части речи различаются также по функциям, которые они выполняют в связной речи” [2, с.20]. Несколько позже, в “Русской грамматике – 1980” мы можем прочитать такое определение: “Части речи – это грамматические классы слов, характеризующиеся совокупностью следующих признаков: 1) наличием обобщенного значения, абстрагированного от лексических и морфологических значений всех слов данного класса; 2) комплексом определенных морфологических категорий; 3) общей системой (тождественной организации) парадигм; 4) общностью основных синтаксических функций” [3, с.457].

Проблема разграничения частей речи является очень актуальной, так как ученые так и не пришли к единому мнению по данному вопросу. Обычно выделяемые части речи – результат целого ряда компромиссов между синтаксическим, семантическим и морфологическими принципами классификации. В нашем исследовании мы использовали описательный и сопоставительный методы исследования. Целью нашего исследования является показать основные точки зрения различных ученых на проблему разграничения частей речи, осветить вопросы истории изучения данного вопроса, рассмотреть основные критерии классификаций частей речи на знаменательные и незнаменательные.

История изучения частей речи уходит вглубь веков. Предполагают, что учения о частях речи зародилось ещё в V веке до н.э. в Индии. Его развили древние греки и римляне. Европейские грамматики опирались на труды древнегреческого философа Аристотеля, который все слова греческого языка делил на четыре части речи: имя, глагол, член, союз, или связку. Во втором веке до нашей эры Александрийские грамматисты различали уже восемь частей речи: имя, глагол, причастие, член, местоимение, предлог, наречие, союз. До 18 века были переводные грамматические руководства. М.Ломоносов выделил восемь частей речи: имя, местоимение, глагол, причастие, наречие, предлог, союз, междометие. А.Востоков в 1831 году в “Русской грамматике” выделил в самостоятельную часть речи имя прилагательное. В состав прилагательных на правах самостоятельного разряда он включил причастие и числительное. В особую часть речи выделил имена числительные Г.Павский, его поддержал А.Потебня. Современная теория частей речи в русистике сложилась благодаря трудам А.Потебни, А.Пешковского, А.Шахматова, Л.Щербы, В.Виноградова и др. Заслугой Л.Щербы является то, что он увидел в частях речи лексико-грамматические классы слов, выделил обобщенные лексико-грамматические значения знаменательных частей речи и наряду с традиционными выделил группы слов, которые до него не подвергались обстоятельному разбору. Он пишет: “Может быть, мы имеем здесь дело с особой категорией состояния. Формальными признаками этой категории были бы неизменяемость и употребление со связкой. Первым она отличалась бы от прилагательных и глаголов, а вторым - от наречий. Однако мне самому не кажется, что это была бы яркая и убедительная категория в русском языке” [4, с.74]. Классификация академика В.Виноградова [1] является одной из наиболее обоснованных и убедительных. Он делит все слова на четыре грамматико-семантические категории слов: 1) части речи (имена существительные, прилагательные, числительные, глаголы, наречия, слова категории состояния, местоимения); 2) частицы речи (предлоги, союзы, частицы, связки); 3) модальные слова; 4) междометия. В настоящее время проблемы разграничения частей речи и их переходности являются не до конца решенными и требуют дальнейшего исследования.
ЛИТЕРАТУРА


  1. Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). – М.: Высшая школа, 1972. – 616 с.

  2. Грамматика русского языка. В двух томах. Т. 1: Фонетика и морфология. – М.: Изд-во АН СССР. – 1960. – 625 с.

  3. Русская грамматика: В 2 т. – Т. 1: Фонетика. Фонология. Ударение. Интонация. Словообразование. Морфология. – М.: Наука, 1980. – 784 с.

  4. Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. – М.: Учпедгиз, 1957.

Яна Гариджук,

2 курс Института филологии.

Наук. руководитель: ас. М.Ю.Кайки
ВОПРОС О КАТЕГОРИИ РОДА ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Одним из спорных вопросов в лингвистике является вопрос о категории рода имен существительных. Различные ученые выделяют разное количество родов у данной части речи. Актуальность данной проблемы состоит в том, что новые социальные условия стихийно породили новые средства обозначения женского рода названий лиц по профессии, которые получили значительное распространение, но нормативные пособия не санкционируют использование этих средств, так как они противоречат традиционным нормам формального сочетания слов. Возник острый конфликт между насущными потребностями речевой коммуникации и установившимися правилами литературного языка.

Целью нашего исследования является: описать различные точки зрения на данную проблему, проанализировать основные классификации категории рода, исследовать морфологические и синтаксические средства выражения категории рода, исследовать особенности имен существительных общего рода.

Грамматика – 1980 дает такое определение исследуемой категории: Категория рода существительного – это несловоизменительная синтагматически выявляемая морфологическая категория, выражающаяся в способности существительного в формах единственного числа относиться избирательно к родовым формам согласуемой с ним словоформы: письменный стол, большое дерево [4, с.465].

Традиционно все существительные делятся на 5 групп: существительные мужского рода (ветер, студент); женского рода (корова, пшеница); среднего рода (ведро, чудовище); общего вида (неряха, зубрила); существительные, не имеющие родовых различий (очки, сливки). Некоторые лингвисты, в том числе А.Зализняк. И.Милославский, выделяют 4 рода: мужской, женский, средний и парный. В современном русском языке отсутствуют параллели названий профессии женского рода, семантически и стилистически идентичных с названиями профессий мужского рода. Возможны параллели типа врач – врачиха, бухгалтер бухгалтерша, профессор профессорша, но они, во-первых, стилистически маркированы (передают иронические или пренебрежительные названия женщин этих профессий); во-вторых, воспринимались ранее и могут быть восприняты в настоящее время как названия жены врача, бухгалтера, профессора.

В других случаях подобные параллели невозможны вообще по причине существования в языке слова с другим значением (ср.: техник – техничка, электрик электричка) или из-за отсутствия таких параллелей вообще (в русском языке отсутствуют имена мужского рода, называющие профессию, параллельные с именами существительными жен. рода балерина, маникюрша, машинистка, посудомойка некоторые другие. Для называния лиц мужского пола, выполняющих соответствующую работу, иногда используются описательные обороты типа артист (солист) балета, переписчик на машинке. Могут быть использованы также новые слова с изменением основы: дояр от доярка, уборщик от уборщица.

Действительно, в разговорной речи часто встречаются конструкции с именем существительным мужского рода в роли подлежащего и сказуемым в форме женского рода типа библиотекарь организовала, бригадир решила, инженер предложила. Возможны даже сочетания прекрасная врач. Возникновение конструкции типа врач сказала было обусловлено тем, что система суффиксальных средств существительных оказалась не в состоянии удовлетворить потребность языка в ряде новых женских названым лиц по профессии и специальности”. Подобные факты выражения рода, хотя и встречаются часто, с трудом пробивают себе путь в литературный язык. Мешают этому всяческие запреты, представленные, в том числе, и в книгах по литературной правке. Именно поэтому вопрос о категории рода в настоящее время является актуальным и требует дальнейшего исследования.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Виноградов В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове). – М.: Высшая школа, 1972. – 616 с.

  2. Грамматика русского языка. В 2 т. – Т.1: Фонетика и морфология. – М.: Изд-во АН СССР, 1960. – 625 с.

  3. Мучник И.П. Грамматические категории глагола и имени в современном русском языке. – М.: Наука, 1971. – 457 с.

  4. Русская грамматика. В 2 т. – Т. 1: Фонетика. Фонология. Ударение. Интонация. Словообразование. Морфология. – М.: Наука, 1980. – 784 с.



Алексей Шевченко,

5 курс Института филологии.

Научн. руководитель: к.филол.н., доц. В.И.Жиляков
развитие некоторых сегментированных конструкций
в современном русском синтаксисе

В синтаксисе современного русского языка чрезвычайно широко представлена вариантность способов выражения грамматических отношений, на данном этапе “ожесточенно” идет борьба между традиционной синтаксической нормой и новыми зарождающимися в живой устной речи моделями сочетания слов. Новые явления в русском синтаксисе (а к ним относятся сегментированные конструкции) малоизучены русистикой, что определяет актуальность избранной нами темы работы.

Целью настоящих тезисов является изучение развития отдельных сегментированных конструкций в современном русском синтаксисе.

Методы исследования, использованные в работе, – описательный и компаративный.

В синтаксической системе русского языка на протяжении его развития происходят изменения, приводящие к структурному и стилистическому перераспределению синтаксических конструкций. Важнейшие из этих изменений (процессов) – развитие сегментированных конструкций, в частности: именительный представления (именительный темы); сегментированные конструкции со сращением вот что; лексический повтор с синтаксическим распространением;

Понятие сегментации следует признать наиболее обобщенным проявлением синтаксической расчлененности. Суть сегментации состоит в том, что информация, которая могла бы быть подана в единой синтаксически организованной конструкции, подается “порциями” (сегментами). Один из сегментов называет тему дальнейшего ближайшего высказывания, которое следует за первым сегментом. Сегментированные конструкции обязательно и только двузначны. Язык второй половины ХХ и начала ХХI века характеризуется в сфере синтаксиса активизацией названных изменений (процессов), которые действовали в русском языке (значительно в меньшей степени) уже с первой половины ХІХ века.

Наиболее распространена в современных текстах конструкция, которую принято называть (вслед за проф. А.Пешковським) именительным представления. Номинатыв, предваряя предложение, сосредотачивает внимание на обозначаемом предмете, явлении, которые выступают как исходный путь рассуждения, его отправная точка, смысловой и структурный стержень. В организации современных сегментированных конструкций большую роль играют указательные местоимения. Они выступают как средство связи текста. Но в случае его сегментации они способствуют расчлененности, ибо употребляются как избыточные элементы текста. В этой роли все чаще используются получившие указательный смысл сочетания вопросительных местоимений и наречий с частицей вот (вот что, вот кто, вот чей и т. п.), в которых вот что функционирует как частица, предваряющая сообщение; как неразложимое словосочетание; как элементы, играющие местоименную роль в вопросо-ответной конструкции.

Одной из расчлененных конструкций является лексический повтор одной словоформы, сопровождающийся синтаксическим распространением. Повторяющаяся словоформа может иметь различную категориальную принадлежность (существительное, глагол в личной форме, прилагательное, категория состояния). Синтаксический повтор может выступать как средство для передачи актуальной информации, особенно в виде ремы.
литература


  1. Акимова Г.Н. Наблюдения над сегментированными конструкциями в современном русском языке // Синтаксис и стилистика. – М., 1976. – 346 с.

  2. Вязовик Т.П. Бессоюзные сегментированные предложения с местоимением вот что в роль средства связи // Пробелы филологических исследований. – Л., 1980. – С. 35-41.

  3. Иванчикова Е.А. Лексический повтор как экспрессивный прием синтаксического распространения // Мысли о современном русском языке. – М., 1969. – 276 с.

  4. Кручинина И.Н. Конструкция с местоимением который в современном русском языке // Вопросы языкознания. – 1968. – №2. – С. 18-21.

  5. Майорова Л.Е. Именительный представления и именительный темы // Русский язык в школе. – 1984. – №3. – С. 46-49.



Евгения Латышева,

5 курс Института филологии.

Научн. руководитель: к.филол.н., доц. В.И.Жиляков
АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ СЛОВООБРАЗОВАНИИ
Актуальность темы определяется тем, что исследуемый материал мало изучен русистикой, а без него становится невозможным создание целостной языковой картины всего словообразовательного пространства, действия активных процессов в нем. Цель работы – изучить изменения в современном русском словообразовании, исследовать те языковые процессы, которые протекают в словообразовании современной эпохи и оказывают классифицирующее воздействие на форму словообразовательной материи. Использовались традиционные методы исследования: лингвистического описания и компаративный.

Язык второй половины XX и начала XXI вв. характеризуется в сфере словообразования активизацией тех процессов, которые действовали в русском языке после Октябрьской революции 1917 г. Основные из этих процессов: демократизация, интернационализация, усиление черт аналитизма и агглютинативности в структуре производного слова.

Процессы демократизации и интернационализации языка обнаруживаются в проникновении в литературный язык элементов некодифицированных сфер языка, а также терминологии и профессиональной речи. Процесс интернационализации приводит к интеллектуализации языка, демократизация благоприятствует усилению экспрессивного начала в речи, что иногда может приводить к ее огрублению.

Для изучаемого периода характерен рост активности некоторых способов словообразования. При сохранении высокой активности суффиксации возрастает активность префиксации, словосложения, сложносокращенного способа, аббревиации, а также образования составных наименований, что приводит к увеличению количества в языке многоморфемных слов.

Рост аналитизма, отмечаемый в разных подсистемах русского языка, наблюдается и в словообразовании: увеличивается число несклоняемых производных слов (буквенные и звуковые аббревиатуры), заимствованных существительных, появляется значительное число новых аналитических прилагательных, выступающих как неизменяемые пре- и постпозитивные уточнители. Многоморфемные новообразования, как правило, имеют прозрачную структуру, лишенную фразеологичности семантики.

Рост черт агглютинативности в структуре производного слова обнаруживается в таких явлениях, как ослабление или устранение многих видов чередований на границе морфем. Реализации этих явлений способствуют следующие факторы: развитие словарного состава русского языка (пополнение его иноязычными заимствованиями, активное образование аббревиатур, сложносокращенных слов и т.п.); взаимодействие словообразовательной системы общелитературного языка с терминологической подсистемой.

Основное направление в развитии словообразовательных норм – сокращение, экономия. В последние годы стали особенно активными: а) “процесс включения” (электрический поезд – электричка, докладная записка – докладная); б) образование сложносокращенных и сложносоставных слов (ООН, мясохладобойня, телефон-автомат и т.д.); в) конкуренция отдельных словообразовательных вариантов (дипломат – дипломник, стабилизовать – стабилизировать и др.).

Таким образом, в русском языке 1970-1990-х гг. синтагматические связи морфем ослабевают, парадигматические – крепнут. Это обнаруживается в том, что возможности объединения морфем в пределах слова расширяются, так как устраняются некоторые ограничения, препятствующие объединению морфем в составе производного слова, увеличивается число словообразовательных типов.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Грамматика русского языка: В 2 т. – 4-е изд. – М., 2001. – Т.1. – Раздел: Словообразование; 1-е изд. – М.: Высшая школа, 1952. – 576 с.

  2. Русский язык конца XX столетия (1985-1995) / Под ред.  Е.А. Земской. – М.: Высшая школа, 1996. – 384 с.

  3. Современный русский литературный язык / Под ред. акад. РАО В.Г. Костомарова и проф. В.И. Максимова. – М.: Флинта,2003. – С. 134-227.



Платон Милус,

5 курс Института филологии.

Научн. руководитель: к.филол.н., доц. В.И.Жиляков
Генетические группы слов как стилеобразующие средства в поэзии С.Есенина
В работах, посвященных С.Есенину, авторы намечают творческие пути поэта, используют в основном тематику и образы его поэзии, лишь иногда отмечая художественные особенности произведений. Между тем язык его поэзии так поразительно богат, так искрометно ярок и впечатляющ, так народно прост и вместе с тем поэтичен, что равнодушие к нему исследователей кажется, по меньшей мере, странным. В свете такого положения, тема нашей работы представляется актуальной. В данной работе мы не ставим своей целью охватить все стороны стиля поэзии С.Есенина. На первый план выдвигается анализ лексического состава его поэзии, наиболее проявившегося как стилеобразующее средство; по возможности в связи с идейно-художественным содержанием поэзии Есенина, а также с теми общественными процессами и биографическими факторами, которые её (поэзию) определяли. Как самостоятельный объект исследования лексика произведений С.Есенина до сих пор не изучалась, тем более в подобном ракурсе.

Цель работы – изучить лексический состав произведений С.Есенина. В качестве основных методов исследования используются описательный и структурно-семантический. Смысловые элементы описываются нами с помощью дифференциальных семантических признаков.

Лексика стихов Сергея Есенина обусловлена тематикой его произведений, их жанром, мировоззрением поэта и его отношением к эстетическим функциям языка. Определённые периоды творчества поэта объединенные тематически, различны по языку.

В ранних стихах С.Есенина есть элементы и диалектной, рязанской “вязи”, нередки древнерусские слова, находит широкое применение архаизированная религиозно-церковная лексика, связанная с религиозно-обрядческими образами.

Религиозно-церковная лексика и символика особенно интенсивно используются в ранних стихах Есенина. Они насыщенны разными терминами, христианской символикой и церковно-обрядной лексикой.

Церковно-религиозная лексика представлена в названиях не только церковно-религиозного обихода, но и обычных явлений природы; они как бы переведены на язык богослужебно-церковных и религиозных понятий.

Можно предположить, что такие стихи с религиозными словесными образами говорят не о набожности поэта. Скорее всего, это привычные обороты речи, своеобразные штампы, привитые религиозной средой.

Есенинские стихи, как раннего периода, так и 1917-1918 годов включают в себя значительное количество старославянских слов. Славянизмов с неполногласными сочетаниями ра, ла, ре, ле, между согласными в его стихах немного и они употребляются в единственной функции – повышения стиля.

В стихах Есенина чрезвычайно широко используются славянизмы. Особенно ярким стилеобразующим средством являются сложные слова с лексическими признаками первых словообразовательных эпитетов типа: благо-, бого-, добро-.

Библейские мотивы, церковно-обрядная символика обусловили употребление старославянской, общеславянской древнерусской лексики в качестве стилеобразующего средства. Так, в стихах Есенина чаще, чем у других поэтов употребляются существительные особого фонетико-морфологического образования безаффиксного характера. Эти краткие слова обладают особой ритмичностью из-за корневого ударения и потому бесценны для поэтизации речи.

Безаффиксные слова образуются от существительных и прилагательных (путём отбрасывания окончаний), но чаще всего от глаголов (в этом случае удаляется суффикс). Этот вид словообразования присущ народному языку (о чём в своё время писал Г.Павский) и лишь иногда используется поэтами. Есенин образовал их большое количество, и это придаёт его стихам особый стилистический колорит.
Литература


  1. Горький А.М. Сергей Есенин // Полн. собр. соч.: В 30 т. – М., 1952. – Т. 17. – 561 c.

  2. Есенин С. Собр. соч.: В 5 т. – М., 1961 – 1962. – 129 с.

  3. Пушкин А.С. Опровержение критики // Полн. собр. соч.: В 10 т. – М., 1958. – Т. 7. – 347 с.

  4. Розанов И. Есенин о себе и других. – М., 1926. – 423 с.



Асмик Тамарян,

5 курс Института филологии.

Научн. руководитель: к.филол.н., доц. В.И.Жиляков
ИЗМЕНЕНИЯ В РУССКОМ МОРФОЛОГИЧЕСКОМ СТРОЕ:

ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ
Уже в XIX, а особенно в XX в и вначале XXI в, морфология, несмотря на свою устойчивость, испытала ряд изменений. Изучение изменений активных процессов и тенденций, происходящих в морфологическом строе современного русского языка, вызывают интерес исследователей (К.Горбачевич, М.Панов, Е.Земская и др.). Однако изменения, которые происходили и происходят на морфологическом пространстве в современную эпоху, не нашли пока полного и глубокого отражения в лингвистической литературе, поэтому поиски в этом направлении являются актуальными. Цель настоящей работы – изучать изменения морфологических норм современного русского языка. Основными методами исследования являются описательный и компаративный. Отдельные явления и малозаметные, на первый взгляд разрозненные, факты складываются в общую картину развития и свидетельствуют о том, что в современном русском языке действует тенденция к ослаблению роли падежа, вписывающаяся в более общую тенденцию к аналитизму. Об этом говорит полноправное существование класса несклоняемых существительных в современном именном склонении. Они обладают максимумом аналитичности. Падеж и число у них выражаются только с помощью аффиксов связанных с ними слов: пришло такси – такси остановились; мы поменялись с ней своими пианино; назначен новый управделами и т.д. Классифицирующие категории – род и одушевленность – у таких существительных тоже выражаются контекстом: наш замдиректора – наша замдиректора; увидел этого мафиози – увидел это такси.

Несклоняемые существительные состоят из несклоняемых классов с разной степенью неизменяемости: а) заимствованные нарицательные существительные (бюро, депо, домино); б) антропонимы с финальными безударными -о, -е (Отелло, Ницше); в) географические названия на -ово и -ино (Шереметьево, Пушкино); г) аббревиатуры (ООН, ТВ, МПС).

Развитие вариантных падежных флексий тоже свидетельствуют о росте аналитизма в словоизменении. Колебания флексий в первую очередь связаны с родительным падежом. Родительный падеж выделяется среди всех косвенных падежей широкой употребляемостью и чрезвычайно разветвленной системой значений. С точки зрения развития аналитических тенденций в словоизменении, наибольшую роль играет форма Р. п. мн. ч. м.р. с нулевой флексией (граммов, грамм). В течении XVIII – XIX вв. ведущее положение сохранилось за формой на -ов, а форма с нулевым окончанием оставалась непродуктивной. В конце XIX в. данная форма стала продуктивной для названий единиц измерения, в большинстве своем иноязычного происхождения. Эти линии развития ваантных флексий -ов и нулевой продолжали действовать и в XX в.

Конкуренцию таких дублетных форм Р. п. мн. ч. имеют существительные следующих типов: а) м. р. с основой на твердый согласный и -j (микроновмикрон); б) ср. р. с основой на мягкий согласный (копьев копий); в) ср. р. с основой на -ц и с беглым гласным перед ц при нулевом окончании (полотенцев полотенец); г) ж. р. с основой на шипящий, мягкий и сонорный -н или -л (тетей – теть), д) группа plyralia tantym (оладьев – оладий, будней – буден).

Флексии -е и -у в формах П. п. ед. ч. м. р. связана с употреблением форм в так называемом втором предложном (местном) падеже, со стилистическим разграничением в употреблении вариантов -е и -у . В XIX и XX вв. идет процесс лексикализации форм, закрепление одной из форм за определенным лексическим значением слова, за определенным контекстом (например, в составе фразеологизмов; ср.: в прошлом веке (столетии), но на своем веку (в течение жизни).

В XX в., особенно в 1980-1990-х годах, в русском языке активно проявляется взаимодействие Р. п. и П. п., которое выражается в путанице флексий этих падежей (в оговорках типа: в правоохрантельных органов, в экономических реформов). Эти ненормативные колебания во флексиях существительных происходят при наличии определенных условий (синтаксических, фонетических), интенсивная вспышка этого процесса в русском языке в XX в. требуют нового взгляда на старые факты.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка