Стивен Кинг Мобильник



Сторінка27/30
Дата конвертації15.04.2016
Розмір5.41 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

8
— Если он не работает, какой от него прок? — спросил Дэн. Ему передалось возбуждение Клая, но оно быстро угасло, когда он увидел, что у него в руке не карта «ВЫЙДЕШЬ ИЗ ТЮРЬМЫ СВОБОДНЫМ», а еще один гребаный мобильник. Грязная старая «моторола» с треснувшим корпусом. Остальные смотрели на телефон со страхом и любопытством.

— Потерпите немного, — попросил Клай. — Могу я на это рассчитывать?

— У нас вся ночь впереди, — ответил Дэн, снял очки, начат их протирать. — Все равно как то ее нужно провести.

— Вы зашли во «Всякую всячину», чтобы найти что нибудь из съестного и питья, и обнаружили рядом школьный автобус, так? — спросил Клай.

— Это ж было зиллион151 лет тому назад. — Дениз выпятила нижнюю губу и сдула волосы со лба.

— Рей нашел маленький автобус, — продолжил Клай. — Мест на двенадцать…

— На шестнадцать, — уточнил Дэн. — Так написано на приборном щитке. Должно быть, в здешних школах маловато учеников.

— Шестнадцать мест плюс багажное отделение за последним рядом сидений для школьных ранцев и рюкзаков, а также для вещей на случай экскурсий. Дальше вы поехали на автобусе. А когда добрались до Герливиллской каменоломни, готов спорить, именно Рей предложил там остановиться.

— Ты знаешь, да, — подтвердил Том. — Сказал, что мы могли бы приготовить горячую пищу и отдохнуть. Откуда ты это знаешь, Клай?

— Узнал, потому что нарисовал, — ответил Клай, и его слова в принципе соответствовали действительности: он видел все, как говорил. — Дэн, вы, Дениз и Рей уничтожили два стада. Первое сожгли бензином, второе взорвали динамитом. Рей знал, как пользоваться динамитом, потому что научился, когда строил дороги.

— Твою мать, — выдохнул Том. — Он добыл динамит в каменоломне, не так ли? Пока мы спали. И он мог это сделать… мы спали как убитые.

— Именно Рей нас и разбудил, — добавила Дениз.

— Я не знаю, динамит он нашел или какое еще взрывчатое вещество, — вновь заговорил Клай, — но я почти уверен, пока вы спали, Рей превратил этот маленький желтый автобус в бомбу на колесах.

— Взрывчатка сзади, — догадался Джордан. — В багажном отделении.



Клай кивнул.

Пальцы Джордана сжались в кулаки.

— И сколько, как вы думаете?

— До взрыва узнать невозможно, — ответил Клай.

— Правильно ли я тебя понимаю, — вновь заговорил Том. Снаружи Вивальди сменил Моцарт с «Легкой вечерней музыкой». В своем развитии мобилоиды определенно переросли Дебби Бун. — Он упрятал бомбу в задней части автобуса… а потом каким то образом приспособил сотовый телефон в качестве детонатора.



Клай кивнул.

— Так мне представляется. Я думаю, он нашел два мобильника в офисе каменоломни. Насколько мне известно, он мог найти и полдюжины, которыми пользовались сотрудники на работе… Видит Бог, они нынче дешевые. Так или иначе, один он подсоединил к взрывчатке в качестве детонатора. Так поступают повстанцы, когда взрывают в Ираке придорожные бомбы.

— Он сделал все это, пока мы спали? — спросила Дениз. — И ничего нам не сказал?

— Он держал все при себе, чтобы эта информация не попала вам в головы, — ответил Клай.

— И покончил с собой, чтобы она не осталась в его голове, — добавил Дэн и горько рассмеялся. — Ладно, он — чертов герой! Да только он забыл, что сотовые телефоны не работают дальше того места, где они установили свои проклятые павильоны, на входе в которые норми превращались в мобилоидов! Готов спорить, они и там работали на пределе!

— Точно. — Клай улыбался. — Вот почему Порватый позволил мне оставить этот телефон. Не знал, для чего он мне нужен… в любом случае я не уверен, что они вообще могут думать…

— Как мы, точно не могут, — прервал его Джордан. — И никогда не смогут.

— …но его этот мобильник особо и не волновал, потому что он знал: они здесь не работают. Я даже не мог превратиться в мобилоида, потому что Кашвак равняется нет тел. Нет тел мне мне.

— Так почему вы улыбаетесь? — спросила Дениз.

— Потому что знаю то, чего не знает Порватый, — ответил Клай. — Чего не знают они. — Он повернулся к Джордану. — Ты умеешь водить машину?



На лице Джордана отразилось удивление.

— Послушайте, мне, между прочим, двенадцать. Я хочу сказать, откуда?

— Ты никогда не садился за руль карта? Мотовездехода? Снегохода?

— Да, конечно, садился. Картинговая трасса есть неподалеку от Нэшуа, и раз или два…

— Этого хватит. Далеко тебе ехать все равно не придется. При условии, что они оставили автобус у парашютной вышки. И я готов спорить, что оставили. Водить автобус они наверняка не умеют, как не умеют думать.

— Клай, ты рехнулся? — спросил Том.

— Нет, — ответил Клай. — Завтра они могут провести массовую казнь истребителей стад на своем виртуальном стадионе, но мы в этом участвовать не будем. Мы отсюда уходим.
9
Стекло в маленьких окошках было толстым, но лом Дэна с ним справился. Он, Том и Клай работали по очереди, пока не вышибли все осколки. Потом Дениз сняла свитер, который был на ней, и положила на нижнюю сторону рамы.

— Как ты, Джордан? — спросил Том.



Мальчик кивнул. Он боялся, в губах не осталось ни кровинки, но держал себя в руках. Снаружи колыбельная музыка мобилоидов завершила круг: вновь зазвучал Канон Пахельбеля, который Дениз назвала звуком воспоминаний.

— Я в порядке, — ответил Джордан. — Если не сейчас, то буду. Думаю. Как только приступлю.

— Том, возможно, сумел бы протиснуться… — начал Клай.

Поверх плеча Джордана Том посмотрел на маленькое окошко, не более восемнадцати дюймов шириной, покачал головой.

— Я справлюсь, — сказал Джордан.

— Хорошо. Повтори еще раз, что нужно сделать.

— Обойти здание и заглянуть в багажное отделение автобуса. Убедиться, что там взрывчатка, но ничего не трогать. Найти второй сотовый телефон.

— Правильно. Посмотреть, включен ли он. Если не включен…

— Я знаю, включить. — «Я же не дурак», — говорил взгляд Джордана, брошенный на Клая. — Потом завести двигатель…

— Нет, ты торопишься…

— Пододвинуть водительское кресло, чтобы я мог достать до педалей, потом завести двигатель.

— Правильно.

— Проехать между парашютной вышкой и «Домом ужасов». Очень медленно. Я могу наехать на какие то строительные конструкции от «Дома ужасов», которые не успели поставить на место, ни могут сломаться, но меня это не должно останавливать.

— Точно.

— Я должен подобраться к ним как можно ближе.

— Да, именно так. Потом возвращайся сюда, к этому окну, чтобы здание находилось между тобой и взрывом.

— Тем, что, мы надеемся, может стать взрывом, — вставил Дэн.



Клай предпочел бы, чтобы такие комментарии не озвучивались, но одергивать Дэна не стал. Наклонился и поцеловал Джордана в щеку.

— Я тебя люблю, ты знаешь.



Джордан коротко, но крепко обнял его. Потом Тома. Потом Дениз.

Дэн протянул мальчику руку, потом сказал: «А, какого черта», — и заключил Джордана в медвежьи объятия. Клай, который раньше не так уж жаловал Дэна Хартуика, проникся к профессору куда более теплыми чувствами.
10
Клай переплел пальцы рук, превратив их в скамейку, на которую Джордан поставил одну ногу, и поднял мальчика.

— Помни, это будет как нырок, только не в воду, а на солому, — предупредил он. — Руки вверх и наружу.



Джордан поднял руки, выставил через разбитое окно в ночь. Лицо под шапкой густых волос побледнело еще сильнее, первые красные прыщи переходного возраста пламенели, как маленькие костры. Он боялся, и Клай не мог его за это винить. Ему предстоял прыжок с десяти футов, и приземление, пусть и на сено, ожидалось жестким. Клай надеялся, что Джордан будет помнить о том, что руки нужно выставить перед собой и сгруппироваться. Он не смог бы принести им никакой пользы, лежа рядом с Кашвакамак Холлом со сломанной шеей.

— Хочешь, чтобы я сосчитал до трех, Джордан?

— Черт, нет! Поднимите меня до того, как я надую в штаны!

— Тогда держи руки перед собой, пошел! — воскликнул Клай и резко поднял сцепленные руки. Джордан вылетел в окно и исчез. Клай не слышал, как он приземлился: слишком уж гремела музыка.



Остальные собрались у окна, которое находилось чуть выше их голов.

— Джордан? — позвал Том. — Джордан, ты здесь?



Какие то мгновения ответа не последовало, и Клай уже уверовал в то, что Джордан сломал таки шею. Потом послышался дрожащий голос мальчика:

— Я здесь. Черт, больно. Приложился локтем. Левым. Рука как не своя. Минутку…



Они ждали. Дениз нашла руку Клая, сжала ее.

— Двигается, — наконец сообщил Джордан. — Думаю, все в порядке, но, наверное, мне стоит заглянуть в школьный медпункт.



Они засмеялись слишком уж громко.

Том повесил ключ зажигания на полоску материи, которую оторвал от рубашки, а саму полоску привязал к пряжке ремня. Клай вновь сцепил пальцы и теперь поднял Тома.

— Джордан, я сейчас передам тебе ключ. Готов?

— Да.

Том схватился за раму, посмотрел вниз, потом опустил вниз пояс.

— Хорошо, ты его взял. А теперь послушай меня. Мы просим тебя сделать только то, что ты можешь. Если не сможешь, штрафных минут не будет. Ты меня понял?

— Да.

— Тогда иди. Не теряй времени. — Он подождал, прислушиваясь, потом добавил: — Он пошел. Помоги ему Господь, парень он храбрый. Опусти меня.


11
Джордан покинул здание с дальней от спящего стада стороны. Клай, Том, Дениз и Дэн направились к торцу, который выходил на центральную аллею. Трое мужчин повалили вскрытый торговый автомат на бок и подтащили к стене. Лица Клая и Дэна, если они вставали на автомат, оказывались на уровне высоких окошек, Тому приходилось подниматься на цыпочки, чтобы выглянуть из них. Клай добавил ящик, чтобы и Дениз могла все видеть, надеясь, что она с него не рухнет и не начнет рожать.

Они увидели, как Джордан добрался до края лежбища, постоял с минуту, словно о чем то раздумывая, потом двинулся налево. Клай думал, что видит движение в темноте и после того, как стало понятно, что Джордан исчез, огибая край поля, занятого стадом.

— Как думаешь, сколько ему потребуется времени, чтобы вернуться? — спросил Том.



Клай лишь покачал головой. Он не знал. Все зависело от многих факторов… и размер стада был только одним из них.

— А если они уже заглянули в багажное отделение? — спросила Дениз.

— А если Джорди заглянет в багажное отделение, а там ничего не будет? — спросил Дэн, и Клай едва сдержался, чтобы не посоветовать профессору держать негативные мысли при себе.

Время шло, ползло дюйм за дюймом. Маленький красный огонек на вершине парашютной вышки продолжал мигать. Пахельбель вновь сменился Форе, Форе — Вивальди. Клаю вдруг вспомнился спящий мальчик, который вывалился из тележки для покупок, вспомнился мужчина, возможно, не его отец, усевшийся на обочину с ним на руках, приговаривая: «Сейчас Грегори ее поцелует, и она перестанет болеть». Он вспомнил мужчину с походным мешком, который, слушая «Прогулку слоненка», сказал: «Додж тоже неплохо проводил время». Вспомнил, как в павильоне для игры в «Бинго», из его детства, ведущий с микрофоном неизменно восклицал: «Витамин солнечного света!» — когда вытаскивал номер В 12 из барабана, где прыгали шарики для пинг понга. Пусть даже витамином солнечного света являлся витамин D.

Время теперь отмеряло четвертушки дюйма, и Клай начал терять надежду. Если они надеялись услышать шум автобусного двигателя, то уже должны были его услышать.

— Что то пошло не так, — озвучил общие мысли Том.

— Может, и нет, — не согласился Клай, пытаясь не допустить в голос ту тяжесть, что легла на сердце.

— Нет, Томми прав. — Дениз едва не плакала. — Я так полюбила его, и он отважнее, чем был Сатана на своем первом балу в аду, но, если бы он смог сдвинуть автобус с места, мы бы его уже увидели.



Дэн, что удивительно, на этот раз примкнул к лагерю оптимистов.

— Мы же не знаем, с чем он мог столкнуться. Просто глубоко вдохните и придержите разыгравшееся воображение.



Клай попытался, но у него ничего не вышло. Из динамиков неслась «Аве, Мария» Шуберта. Клай подумал: «Я бы продал душу за пристойный рок н ролл… Чака Берри с era „О Кэрол“ или „Ю Ту“ с их „ Когда любовь приходит в город“.

За окном они видели только темноту, звезды и мигающий красный маяк на вершине парашютной вышки, получающий энергию от аккумуляторов.

— Подсади меня. — Том спрыгнул с торгового автомата. — Я попытаюсь протиснуться в окошко. Может, сумею его найти.

— Том, если я ошибся и взрывчатки в багажном отделении нет… — начал Клай.

— К черту взрывчатку и багажное отделение, — фыркнул Том. — Я хочу найти Джор…

— Эй! — крикнул Дэн. — Эй, все нормально! Наш малыш справился! — и стукнул кулаком по стене рядом с окном.

Клай повернулся и увидел огни фар, разрезающие темноту. От одеяла коматозных тел, накрывших поляну площадью в несколько акров, начал подниматься туман, так что лучи фар словно пробивали дым. Яркость фар увеличилась, уменьшилась, снова увеличилась, и Клай без труда представил себе Джордана, сидящего на водительском сиденье автобуса и методом проб и ошибок выясняющего, что делают те или иные кнопки и рычажки.

А потом лучи медленно двинулись вперед. Джордан ехал при включенном дальнем свете.

— Да, сладенький, — выдохнула Дениз. — Давай, душа моя. — Стоя на ящике, она держалась за руку Дэна с одной стороны и руку Клая — с другой. — Ты просто прелесть, продолжай в том же духе.



Лучи отвернулись от Кашвакамак Холла, осветили деревья слева от поляны, укрытой одеялом мобилоидов.

— Что он делает? — чуть ли не простонал Том.

— Там как раз не успели собрать стену «Дома ужасов», — ответил Клай. — Все нормально. — Он замялся. — Я думаю, все нормально.

Если его нога не соскользнет с педали. Если он не перепутает педали тормоза и газа, не загонит автобус в стену этого чертова «Дома ужасов» и не застрянет там.

Они ждали, фары вернулись, вновь осветив степы Кашвакамак Холла у основания. И при включенном дальнем свете Клай понял, почему у Джордана ушло так много времени, чтобы добраться до автобуса и завести его. Не все мобилоиды спали. Десятки, вероятно, те, кто получил испорченную вирусом программу, оставались на ногах и бесцельно бродили. Куда то шли, спотыкались о лежащих, падали, поднимались, шли снова, их темные силуэты расходились, как круги на воде, под наполняющие ночь звуки «Аве, Мария» Шуберта. Один из них, молодой человек с длинной кровоточащей царапиной, которая бежала по лбу, словно морщина озабоченности, добрался до Холла и теперь шел вдоль степы, держась за нее рукой, словно слепой.

— Достаточно, Джордан, — пробормотал Клай, когда фары поравнялись со столбом динамика на дальней стороне поляны. — Глуши двигатель и бегом сюда.



И вроде бы Джордан его услышал. Фары остановились. И какие то мгновения двигались только силуэты проснувшихся мобилоидов и туман, поднимающийся от теплых тел, распластавшихся на поляне. Потом они услышали, как взревел двигатель автобуса, перекрыв громкую музыку, и фары двинулись вперед.

— Нет, Джордан, что ты делаешь?! — вскрикнул Том.



Дениз отпрянула и свалилась бы с ящика, если бы Клай не удержал ее, обняв за талию.

Автобус ехал по спящему стаду. Через спящее стадо. Фары то поднимались, то опускались, освещая лежачие тела, небо, снова тела. Автобус начало сносить влево, потом он вернулся на прежний курс, начал смещаться вправо. На какое то мгновение яркие фары осветили мобилоида, четкий силуэт, словно вырезанный из черной бумаги. Мобилоид вскинул руки, будто хотел отметить удачный удар бэттера, а потом исчез под радиаторной решеткой.

Джордан выехал на самую середину поляны и остановил автобус. Фары продолжали сиять, с радиаторной решетки капала кровь. Прикрыв глаза рукой, чтобы хоть как то отсечь яркий свет, Клай смог разглядеть маленькую темную фигурку (она отличалась от остальных энергичностью движений и целенаправленностью), появившуюся у боковой двери автобуса и начавшую продвигаться к Кашвакамак Холлу. Потом Джордан упал, и Клай подумал, что больше не увидит его. Но Дэн крикнул: «Вон он, вон!» — и Клай нашел мальчика снова, в десяти ярдах ближе и значительно левее того места, где потерял Джордана. Должно быть, мальчик какое то время полз по телам, прежде чем вновь подняться.

Когда Джордан вновь вернулся в яркий конус света, созданный фарами автобуса, отбрасывая сорокафутовую тень, они впервые смогли четко его разглядеть. Не лицо, разумеется — источник света находился сзади. Увидели лишь, каким безумно извилистым маршрутом продвигается он вперед, по телам мобилоидов. Для тех, кто лежал, окружающий мир прекратил свое существование. Те, кто бодрствовал, но находился далеко от Джордана, не обращали на него никакого внимания. А вот оказавшиеся в непосредственной близости пытались схватить мальчика. От двоих Джордан увернулся, а в третий раз какая то женщина вцепилась ему в волосы.

— Оставь его в покое! — проревел Клай. Он не мог видеть женщину, но почему то сразу решил, что эта женщина когда то была его женой. — Дай пройти!



Она не отпускала, но Джордан схватил ее за запястье, вывернул его, упал на колено и уже на четвереньках проскочил мимо женщины. Она попыталась схватить его еще раз, пальцы чуть разминулись с рубашкой, а потом потащилась дальше.

Клай обратил внимание, что многие бодрствующие мобилоиды направлялись к автобусу. Свет фар, похоже, привлекал их к себе.

Клай соскочил с торгового автомата (на этот раз Дэн Хартуик удержал Дениз от падения) и схватил лом. Вернулся на прежнее место и разбил окошко, через которое смотрел на поляну.

— Джордан! — крикнул он. — Беги к другой стороне! Беги к другой стороне!



Джордан поднял голову, повернул на крик Клая и упал, обо что то споткнувшись, ногу, руку, может, шею. Когда начал подниматься, рука, выстрелившая из дышащей темноты, схватила его за шею.

— Пожалуйста, Господи, нет, — прошептал Том.



Джордан прыгнул вперед, словно защитник футбольной команды, пытающийся накрыть мяч, оттолкнувшись обеими ногами, и вырвался. Шатаясь, двинулся дальше. Клай видел сверкающие глаза мальчика, его вздымающуюся грудь. И когда тот приблизился к зданию, услышал, как Джордан жадно хватает ртом воздух.

Он не сможет, подумал Клай. Никогда. А ведь он уже так близко, так близко.

Но Джордан смог. Два мобилоида, которые, пошатываясь, брели вдоль стены, не обратили на него ни малейшего внимания, когда он пробежал мимо них к дальнему углу. Все четверо спустились с торгового автомата и поспешили к противоположной стене, во главе с Дениз и ее животом.

— Джордан! — крикнула она, то приподнимаясь на цыпочки, то вновь опускаясь на всю ступню. — Джордан, Джорди, ты здесь? Ради Бога, малыш, скажи нам, что ты здесь.

— Я… — шумный вдох, — …здесь, — еще шумный вдох. Клай слышал доносящийся откуда то издалека смех Тома, чувствовал, как тот молотит его по спине. — Никогда не думал… — вдох, снова вдох, — …что так трудно ехать по людям.

— Да кто тебя просил это делать? — закричал Клай. Он не находил себе места из за того, что не может сначала обнять мальчика, потом как следует тряхнуть и покрыть поцелуями отчаянно храброе лицо. Его убивало, что он не может даже увидеть Джордана. — Я же сказал, подогнать автобус поближе к ним, а не заезжать на них!

— Я сделал это… — шумный вдох, — …за директора, — и в голосе, кроме одышки, слышался вызов. — Они убили директора. Они и их Порватый. Они и их глупый президент Гарварда. Я хочу, чтобы они за это заплатили. Я хочу, чтобы он заплатил.

— Почему ты так задержался? — спросила Дениз. — Мы ждали и ждали!

— Они бродят вокруг десятками, — ответил Джордан. — Может, сотнями. Что то там с ними неправильно… или правильно… или просто они меняются… но распространяется все это очень быстро. Они бродят, как заблудившиеся, не понимая, куда идут. Мне приходилось все время от них уходить. Так что к автобусу я смог подобраться только со стороны центральной аллеи. А потом… — Он рассмеялся, все еще жадно хватая ртом воздух. — Он не заводился! Можете вы в это поверить? Я поворачивал и поворачивал ключ, и всякий раз слышал только короткий щелчок. У меня чуть не началась истерика, но я себе этого не позволил! Знал, что директор был бы разочарован, если б я разрыдался.

— Ах, Джорди… — выдохнул Том.

— И знаете, в чем была причина? Мне следовало пристегнуться этим идиотским ремнем безопасности. Эти ремни не нужны для пассажирских сидений, но двигатель автобуса не заводится, пока водитель не пристегнется своим ремнем. Уж извините, что так задержался, но все таки я здесь.

— И мы можем предположить, что багажное отделение не пустое? — спросил Дэн.

— Будьте уверены, — ответил Джордан. — Оно набито чем то вроде красных кирпичиков. И этих кирпичиков там множество. — Джордан уже восстановил дыхание. — Их спрятали под одеялом. И положили на них мобильник. Рей примотал его к паре кирпичиков эластичной лентой. Телефон оставили включенным, и у него был порт для подключения, скажем, факса или чтобы перекачать информацию в компьютер. Провод уходил под кирпичики. Детонатора я не видел, но, готов спорить, он где то посередине. — Мальчик вновь глубоко вдохнул. — И на дисплее были три черточки. Три черточки радиосигнала.

Клай кивнул. Он не ошибся. Вроде Кашвакамак — мертвая зона для мобильников, стоит только свернуть на дорогу, ведущую к ЭКСПО северных округов. Мобилоиды почерпнули эти сведения из голов некоторых норми и использовали их. Рисунки «Кашвак=нет тел» распространялись как ветряная оспа. Но пытался ли кто нибудь из мобилоидов позвонить по сотовому телефону с территории ЭКСПО? Разумеется, нет. С какой стати? Когда ты — телепат, телефон абсолютно не нужен. А когда ты — член стада, или частичка целого, телефон вдвойне абсолютно не нужен, если только такое возможно.

Но сотовые телефоны работали на этом клочке ТР 90, и почему? Потому что здесь находились карни, вот почему, карни, сотрудники компании, которая нарывалась «Нью Ингленд эммьюзмент корпорейшн». А в двадцать первом столетии карни, как и команды, обеспечивающие подготовку площадок для рок концертов, театральных гастролей, натурных съемок, целиком и полностью полагаются на мобильники, особенно в местах, практически изолированных от цивилизованного мира, где проводных линий связи по минимуму, если они вообще есть. А если там нет башен ретрансляторов, которые принимают и передают радиосигналы? Что ж, они привозят собственное оборудование и устанавливают его. Нелегально? Разумеется, но, судя по трем черточкам, о которых упомянул Джордан, оно работало, а поскольку энергия к этому оборудованию поступала от аккумуляторов, онопо прежнему работало. И установили его, само собой, на самой высокой точке ЭКСПО.

На вершине парашютной вышки.

1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка