Шищенко Владимир краткая история охи и её окрестностей



Сторінка8/15
Дата конвертації15.04.2016
Розмір2.96 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Глава VIII,
о первых пятилетках.

Советская экономика нуждалась в «чёрном золоте». Дальний Восток, где из года в год наращивалась военная мощь, находился на «голодном пайке». Сибирский нефтяной бассейн в то время ещё не осваивался. Огромные надежды возлагались на Сахалинскую нефть. Однако, вся нефть, добытая силами советских нефтяников в первые годы деятельности треста «Сахалиннефть», была продана потенциальному врагу – Японии. Преступление?! Нет, это была вынужденная мера.

В конце 1920-х гг. охинские нефтяники в своём хозяйстве имели только буровые вышки и нефтекачалки. Объём нефтехранилищ был слишком мал, а транспортной системы не было вовсе. Рейд Кайган, куда пароходами доставлялись грузы для Охи, оборудован был крайне слабо – ни пристани, ни складских помещений. Суда останавливались для разгрузки в двух-трёх километрах от берега. Частые штормы беспрерывно мешали разгрузочным работам. Приходилось использовать короткие периоды затишья. Навигация в этих местах была короткой, и нередко суда уходили во Владивосток неразгруженными, увозя подчас самые дефицитные предметы до следующего лета. (В. Саранкин «Рождение Охинского промысла. Первые трудности.», «Сахалинский нефтяник» №244 от 9 декабря 1962 г.).

Комментарий:
Кайган – участок северной косы, отделяющей залив Уркт от Охотского моря. Слово Кайган – имеет японское происхождение и означает – «морской берег, взморье». (С.Д. Гальцев-Безюк «Топонимический словарь Сахалинской области»).

В 1930 году во Владивостоке царила транспортная неразбериха. Тысячи тонн грузов для треста «Сахалиннефть» скапливались на складах. Трест нёс огромные финансовые потери.
Не легче осуществлялись и наземные перевозки (переходы). К началу 1930-х они проходили по тем же маршрутам, что и во времена первых Геологических экспедиций конца XIX века: Хабаровск – Амур – Амурский лиман – Москальво – Оха и Александровск – Тымь – Ноглики – Оха. Использовались гужевой транспорт – конные, собачьи и оленьи упряжки. Пешком и на лыжах, по льду и болотам, в снежные бури и многодневные дожди, людям приходилось добираться на Север Сахалина, преодолевая огромные трудности, связанные с риском для жизни. Путь занимал в зависимости от разных условий 30 – 40 суток.
Однажды из Николаевска в Оху по Сахалинскому заливу двигался большой конный обоз с людьми, почтой и грузом. От сильного мороза треснул лед, и по нему хлынул мощный вал воды. Он захлестнул убегающий обоз – никто не спасся. Замерзших людей вырубали изо льда и привозили в Оху, словно в хрустальных гробах.
В одну из зим, в Оху прибыл оснащённый обоз из 170 саней. Это событие расценивалось как значительный скачок прогресса. Но, естественно, гужевой транспорт не мог обеспечить ни надёжной почтовой связи, ни безопасных людских перевозок, ни перевозок оборудования (не говоря уже про транспортировку нефти). Требовались современные средства транспорта и связи.
1930 год стал годом успехов именно в этой области.

***
Самое яркое событие 1930 года – авиаперелёт «Добролёта» по маршруту Хабаровск – Нижнетамбовское – Мариинское – Николаевск – Оха. «Добролёт» – аэроплан немецкого производства, купленный на деньги, собранные жителями Дальнего Востока, специально, для создания первой дальневосточной авиатрассы. Сборку самолёта осуществили знаменитый лётчик Михаил Васильевич Водопьянов и механики Николай Васильевич Аникин и Семён Иванович Нижниковский. Водопьянов и Аникин и осуществили легендарный перелёт на Сахалин. В качестве пассажиров на самолёте находились начальник Дальуправления общества «Добролёт» А.С. Ривадин, секретарь крайсовета Осоавиахима А.Г. Захаров и спец. корреспондент газеты «Тихоокеанская Звезда» Волынский. Были также почта и грузы.


Стартовав 9 января в Хабаровске, «Добролёт» 12 января приземлился на озере близ Охи. Экипаж и пассажиры на собачьих упряжках были доставлены в клуб «им. Блюхера», где им была устроена тёплая встреча.

На следующий день в Охе состоялись «катание» местных жителей на аэроплане. А затем самолёт отбыл в Александровск, где благополучно приземлился 16 января 1930 года. Так было открыто воздушное сообщение между Сахалином и материком.


Комментарий:
Михаил Васильевич Водопьянов (1899-1980). Ещё до перелёта Хабаровск – Сахалин, этого лётчика знала вся страна. Через восемь месяцев Охинский РИК возбудил ходатайство о награждении Водопьянова и Аникина орденами Трудового Красного Знамени. Президиум Окрисполкома за открытие воздушных рейсов Хабаровск – Сахалин преподнесёт пилоту и бортмеханику по револьверу.Но на этом великолепная карьера лётчика Водопьянова не закончилась. В 1934 году он участвовал в спасении экипажа парохода «Челюскин», после чего получил звание Героя Советского Союза. В 1937 году принимал участие в воздушной экспедиции на Северный полюс. В Великую Отечественную войну командовал авиационной дивизией и получил звание генерал-майора авиации. В 1967 году по приглашению нефтяников Михаил Васильевич посетил Оху. Как член общества «Знание», он провёл несколько лекций и выступил с воспоминаниями. Михаил Водопьянов и сегодня «бороздит» воздушные просторы. Один из самолётов ИЛ-96, осуществляющий пассажирские перевозки по маршруту Южно-Сахалинск – Москва, носит это имя – «Михаил Водопьянов».

В скором времени в Охе был оборудован аэропорт III класса, а 14 июня 1930 года состоялось открытие регулярного воздушного сообщения Хабаровск – Оха – Александровск.

Забегая вперёд отметим, что в 1930-е гг. освоение воздушного пространства СССР шло очень быстрыми темпами. С 1933 года на Северном Сахалине работала круговая воздушная трасса: Александровск – Катангли – Чайво – Пильтун – Оха – полуостров Шмидта – Москальво – Верещагино – Погиби – Александровск. Ещё одной вехой в развитии сахалинской авиации стал, осуществлённый в мае 1935 года, 45-часовой перелёт Москва – Сахалин. Этот подвиг совершил не менее знаменитый лётчик Илья Павлович Мазурук, за что Указом ЦИК СССР был награжден орденом «Красной Звезды».

***
Подвигам сахалинских лётчиков уделено не мало места в литературе и Интернете (например – http://alexsakh.narod.ru/Stup1.htm). Но в 1930 году на севере острова происходили и другие события. В первую очередь, строительство Северо-Сахалинской железной дороги.
Первоначально существовал план строительства железной дороги Александровск – залив Байкал, которая должна была связать два морских порта Северного Сахалина. В дальнейшем проект был сокращён до ветки Оха – Москальво длиною 36 километров.

Комментарий:
Современное название села Москальво является искажённым и произошло от названия нивхского стойбища «Маскн’’алуво», которое ранее находилось на месте села и порта.Руководствуясь выводами таких топонимов, как
Е.А. Крейнович, В.М. Санги и С.Д. Гальцев-Безюк, «маскн’’алуво» следует переводить, как – «селение у маленькой бухты». «Маск» – маленький, «н’’алу» – бухта, «во» – селение.
Как уже говорилось, первые работы на этом строительстве начались ещё в конце 1929 года. В марте 1930 года к берегам Северного Сахалина в сопровождении ледокола прибыл пароход, доставивший инженерно-технический персонал и 600 рабочих. Сразу начались изыскательские и подготовительные работы, сооружение портовых и вспомогательных объектов. Легендарное строительство первой на Сахалине «ширококолейки» началось в августе 1930 года. В нём участвовало до трёх тысяч человек (в числе руководителей стройки были Н. Худяков, М. Богданович, Я. Халов и другие). Практически все работы проводились «вручную».

Трасса была разбита на три участка. Первым делом основные силы были брошены на участок – от Москальво до 22-го километра. Он был построен довольно быстро, так как характеризовался ровной местностью и хорошими грунтами основания. Его строительство позволило использовать железную дорогу для подвоза материалов на следующий участок. Но далее работы резко затормозились. Сложнейшим препятствием на пути строителей были непроходимые мари.



«Люди вязали большие плоты и опускали их в пучину, забивали сваи длиною до 30 м, насыпая между ними тысячи кубометров земли. Словно огромная пасть, болото пожирало брёвна, землю, человеческий труд…
Время, удобное для прокладки трассы, было упущено. В ноябре осенние дожди сменились снегом и заморозками. Теплой одежды у людей не было, палатки стояли на снегу. С каждым днём работать становилось тяжелее и тяжелее. Мокрый снег и холодный ветер донимали строителей, но больше всего строительство страдало от плохой и неумелой организации работ, отсутствия нормального материально-технического обеспечения стройки…»
.
21 ноября 1930 года первый поезд прошёл по мосту через реку Лагури. Это событие в некоторых источниках рассматривается как дата открытия железной дороги Оха – Москальво. В действительности строительство продолжалась ещё всю зиму и весь последующий год.
«Линию железной дороги приходилось прокладывать прямо по снегу, подбивая шпалы мёрзлой землей. Частые бураны, продолжавшиеся по 3-4 дня, заносили трассу. На следующий год существенного улучшения в организации строительства не произошло…»
Железнодорожная линия Оха – Москальво была принята во временную эксплуатацию в 1932 году недостроенной. А окончательно эта стройка закончилась только в 1934 году.

Комментарий:
При описании этой стройки использовались отрывки очерка А.И. Костанова
«Самая восточная дорога России» . В этой книге можно узнать много интересного из истории Сахалинской железной дороги.
***
Параллельно со строительством железной дороги, строились и порт Москальво, нефтепровод Оха – Москальво, водопровод и телефонная воздушная линия. При этом не сбавлялись темпы бурения и добычи нефти. В 1930 году было добыто 96,3 тысяч тонн нефти, в 1931 г. – 127,7 тыс.т, в 1932 г. – 188,9 тыс.т. Трудовой фронт расширялся и требовал всё больших людских ресурсов.
Заселение Сахалина имело два этапа. Первый этап, так называемая – сельскохозяйственная колонизация, происходил в 1926-1929 гг. Весной 1926 года было открыто свободное поселение на Северный Сахалин. Президиум ВЦИК принял специальное решение, обязывающее все наркоматы считать заселение Дальнего Востока первоочередной задачей, и обратился к трудящимся всей страны с призывом ехать работать на Дальний Восток. Были приняты решения о предоставлении льгот для переселенцев на Сахалин. Определённые успехи были достигнуты уже в 1928 году, когда население Сахалинского округа достигло 15 тысяч человек (в 1925 году – 10,2 тыс.чел.). Однако потребности быстро развивавшейся промышленности заметно опережали темпы роста населения. По-прежнему не хватало людей.
На рубеже двадцатых и тридцатых годов начинается второй этап – промышленная колонизация. Происходит заметный скачок. За один только 1929 год население выросло более чем в 1,5 раза (26,5 тыс.чел.). В 1930 году оно уже составляло 31,3 тыс.чел., а в 1931 году – 48,7 тыс.чел.

Но агитация и система льгот были не единственными факторами, обеспечившими «демографический скачок». Действенное влияние на рост населения оказали коллективизация сельского хозяйства, голод и массовое бегство крестьян из деревни по всей стране. Тысячи крестьян подвергались раскулачиванию и арестам. И ещё тысячи крестьян находились в ожидании той же участи. Поэтому переселение на Дальний Восток для многих рассматривалось, как способ избежать репрессий.

Так проблема, с которой за полвека не могли справиться ни царское, ни Временное правительства, довольно быстро была решена молодым Советским государством. В Оху приезжали люди из самых разных уголков страны. В первую очередь, это были нефтяники с Кавказа – из Баку, Грозного, Майкопа. Но и остальные регионы страны не отставали – Забайкалье, Сибирь, Урал, Поволжье, Казахстан, Украина, …

Национальный состав населения Охи был самый разнообразный – русские, украинцы, корейцы, татары, евреи, мордва, чеченцы, представители других национальностей. Ранее говорилось о том, как не прост был путь переселенцев на Сахалин. Но, пожалуй, отдельного рассказа заслуживают те трудности, с которыми им предстояло столкнуться после прибытия. Причиной их были не только суровый климат и отсутствие цивилизации, а и бюрократическое «головотяпство», пренебрежение элементарными потребностями людей со стороны властей, бросивших все силы на развитие производства.


Условия жизни и труда охинцев мало отличались от каторжных. Не смотря на то, что постоянно росло количество жилья, большинству людей приходилось проживать в палатках или примитивно обустроенных каркасно-засыпных бараках. На страницах старых номеров «Сахалинского нефтяника», можно найти немало воспоминаний охинцев-старожилов о тех условиях, в которых им приходилось жить и строить.

«Каркасно-засыпные бараки были холодными. Даже если нас засыпало снегом по крышу, то и тогда топить приходилось почти круглосуточно, чтобы была сносной в комнате температура... Печи топили стлаником, выдавали его по два кубических метра на семью в месяц… Снег от окон не убирали с декабря по апрель – берегли тепло. Так что и днём горели электролампочки. Жильё, коммунальные услуги и мебель (топчан вместо кровати и табуретку вместо стула на каждого, стол на семью) предоставляли бесплатно…»

Дочь известного геолога В.В. Ишерского, Марина Владимировна, рассказывала, что родилась она прямо в тайге, в палатке. Пелёнками ей служили отцовские рубахи. Основу питания охинцев составляли рыба, макароны, крупы, сухофрукты. Рыбы было много – свежая, мороженная, солёная, вяленная – она всегда была в изобилии. Большим спросом пользовались консервы. Свежие овощи и фрукты – отсутствовали. Летом охинцы собирали ягоды – голубику, чернику, клюкву. Некоторые умудрялись запастись луком, чесноком, черемшой. Но, для большинства недостаток витаминов был катастрофической проблемой.

Особенно сильно свирепствовала цинга зимой 1930 года – в Охе происходили массовые заболевания вплоть до смертельных случаев. Той же зимой на 12 участке был построен первый цингаторий. С большим трудом охинцам удалось справиться со страшным недугом. В последующие годы, власти были более предусмотрительны и снабжению населения квашеной капустой уделяли серьёзное внимание.
Однако в зиму 1936/1937 гг. охинцам вновь пришлось испытать наступление цинги. Осенью 1936 года на рейде Москальво затонул пароход со всем грузом. Город остался без продуктов питания и всю зиму «сидел на НЗ». Спасаясь от цинги, люди пили отвар из веток стланика и курили противоцинготные папиросы.
Естественно, далеко не всем удавалось выдерживать трудности и лишения. Случались нарушения дисциплины, прогулы. Некоторые прибегали к «веками испытанному средству для заглушения тоски и печали» – водке. Некоторые открыто выражали недовольство и возмущение условиями жизни. В таких случаях ОГПУ и НКВД применяли свои меры воздействия (о миссии этих органов, в следующей главе, будет рассказано более подробно).
И, всё же, вопреки законам логики, преодолевая нечеловеческие испытания, охинцы в большинстве своём самоотверженно трудились, совершая тем самым неповторимый подвиг. Трудились не только за страх, но и с чувством веры в лучшее.

Главными вдохновителями подвига были ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ, которые мобилизовали на Сахалин сотни коммунистов и комсомольцев. В 1929 году по путёвкам ЦК партии на Сахалин прибыло свыше ста коммунистов, в том числе ряд коммунистов из числа окончивших Свердловский университет. Они составили ядро Охинской партийной ячейки. В 1930 году по призыву ЦК ВЛКСМ в счёт «1200» и по призыву Далькрайкома ВЛКСМ в счёт «500» на Сахалин прибыли сотни комсомольцев. Ставка на молодёжь была особая – юноши и девушки легче приспосабливались к условиям тяжёлого труда, суровому климату, при крайне слабой обеспеченности быта. Энтузиазм комсомольцев и коммунистов стал главной движущей силой «становления социализма на Дальнем Востоке».



Комментарий:
По призыву
Валентины Хетагуровой – «Девушки, приезжайте к нам на Дальний Восток!» – в 1937 году в Оху прибыло много девушек. Они внесли не малый вклад в демографию Охи. Город тогда был молодёжный и почти все «хетагуровки» через месяц-два после приезда вышли замуж.
«Луна – на службу промфинплану!» – такой необычный был брошен лозунг комсомольцами, прибывшими в Оху в 1930-31 годах. Смысл его заключался в том, что трудиться надо не только днём, но и ночью, при свете луны…

По выходным дням население Охи выходило на субботники и воскресники. После войны целью таких мероприятий будет благоустройство, озеленение города. А в тридцатых годах охинцы, выходя на субботники, строили железную дорогу и копали котлованы под амбары-нефтехранилища.

В 1930 году впервые в Охе развернулось социалистическое соревнование. Возглавили его коммунисты. Ими же было организовано движение ударных бригад. К июлю 1932 года в Охинском районе их уже было 251. А в 1935 году борьба на охинском трудовом фронте приобретает новый виток – в ноябре в тресте «Сахалиннефть» официально начинает развиваться стахановское движение. Уже в 1936 году оно получило широкий размах и к концу года насчитывало 556 стахановцев. Благодаря деятельности стахановцев значительно повысился рост производительности труда и другие показатели.
Огромная заслуга в успехах треста «Сахалиннефть» во вторую пятилетку принадлежала его управляющему. Ян Иосифович Кеппе, как и его предшественники (В.А. Миллер, М.П. Богданович, В.А. Лаврентьев), имел внушительный послужной список: прекрасно образован, член РКП(б) с 1918 года, участник в Гражданской войны, служил в органах ВЧК и РГПУ (в 1925 году – личный секретарь Ф.Э. Дзержинского). Затем перешёл на хозяйственно-экономическую деятельность. В 1932 году за восстановление Грозненских промыслов был награждён орденом Ленина. С сентября 1933 г. по январь 1936 г. – управляющий трестом «Сахалиннефть». За это время сумел подготовить трест к значительному скачку в производственных показателях.

В 1935 году ряд работников треста получили правительственные награды. Орденами Трудового Красного Знамени были награждёны помощник технического директора И.З. Антонов (прибыл на Сахалин ещё с Миллером), буровой мастер А.Н. Сульхов (один из инициаторов стахановского движения, рекордсмен), бригадир-строитель Н.И. Листопадов (возглавил одну из первых комсомольско-молодёжных бригад, орден получил в Москве из рук самого товарища М.И. Калинина). На конференциях, на страницах газет отмечались многие передовики, ударники, стахановцы: Т.И. Казакевич, П.А. Турыгин, Д.М. Мясоутов, Ф.И. Мамыкин, А.С. Цветков,…

Государственных наград заслуживали многие. Всех не перечислить…

***
Продолжали свою деятельность геологи. В годы первой пятилетки геологоразведочные работы носили ещё пока периодический сезонный характер. Четыре комплексные геолого-топографические партии работали в районах Охи, Боатасино, Катангли и на маршруте Пильтун—Лангры. В 1930 году произошла смена руководства геологическими работами. Худяков был отправлен на Камчатку, а Полевой позднее оказался на Печоре. Главным геологом треста «Сахалиннефть» был назначен Михаил Григорьевич Танасевич, прибывший с Грозненских промыслов. Деятельность «Золотой головы» (так Танасевича называли в тресте) принесла огромную пользу в развитии нефтяной промышленности Северного Сахалина. Михаил Григорьевич сумел привлечь внимание правительства и крупных учёных к проблемам треста «Сахалиннефть», предпринял дальновидные и полезные шаги в организации работы разных подразделений треста.

В 1931-1932 гг. на Сахалин прибыли и начали работать две большие экспедиции Ленинградского нефтяного геологоразведочного института (ЛНГРИ). Геологи охватили своей работой обширные районы. Вскоре был создан филиал ЛНГРИ (первый руководитель – Н.Л. Фёдоров). Так впервые на Сахалине появилась постоянная геологоразведочная служба, что позволило перейти от работ периодического характера к постоянным исследованиям на месте. Плановое изучение севера острова Сахалина приобрело большой размах. С.И. Миронов, А.П. Астафьев, Д.И. Дамперов, В.В. Ишерский, М.Г. Перфильев, Ф.А. Малый, П.А. Гедройц, А.В. Щербаков – это лишь начало огромного списка прекрасных специалистов проводивших исследования на Северном Сахалине.
Существенно изменились методы исследований. Если раньше исследовательские работы выполнялись только с помощью шурфовки, то с 1935 года началось внедрение геофизических методов исследования скважин и пластов. Большую роль в этом сыграли первый геофизик Сахалина Н.А. Перьков и инженер-оператор Д.М. Себродольский. Под их руководством были осуществлёны первый электрокаротаж и первые электроразведочные работы на Старом Набиле.

Деятельность геологов во второй пятилетке привела к созданию новых промыслов. В первую очередь – это Эхаби. Эхабинское месторождение было открыто советскими геологами в 1936 году. Важная заслуга в этом принадлежит геологу Н.П. Будникову, который осуществил здесь геологическую съёмку масштаба 1:10 тысячам. Первая же разведочная скважина дала фонтан нефти. В том же году началась добыча, и был сооружён нефтепровод Эхаби – Оха. А в январе 1937 года был создан промысел и рабочий посёлок Эхаби (официально в 1938 г.). На значительный период времени Эхабинский промысел занял ведущее место в нефтяной промышленности Сахалина. Он неоднократно побеждал в социалистическом соревновании, завоёвывал правительственные награды.



Комментарий:
В эвенкийском слове «эса» («эха») – это «глаз». А «в» - означает личную принадлежность. Судя по всему, речку Эхаби эвенки называли: «Мой глаз».

Большие трудности представляло изучение площади Катангли, которая находилась в наиболее удалённом и труднодоступном районе. Строительство жилых и производственных сооружений здесь началось в 1929 году. Из-за задержки завоза необходимого оборудования бурение началось здесь только в январе 1932 года (руководил работами инженер А.Г. Барщевский). В тяжелейших условиях уже в мае были получены первые тонны нефти. Однако, ни хранить, ни транспортировать её тогда не представлялось возможным. Работы пришлось приостановить. Лишь через пять лет промысел Катангли был расконсервирован, и в 1939 году официально введён в эксплуатацию.

Комментарий:
Как и Оха, река Катангли получила своё название за специфический вкус воды. Только если «Оха» – тунгусское слово, то «к’’атанг-и» имеет нивхское происхождение и переводится, как «терпкая река». (С.Д. Гальцев-Безюк «Топонимический словарь Сахалинской области».)

***
Все эти успехи привели к замечательной победе. 1936 год стал особой датой в истории треста «Сахалиннефть». Нефтяники достигли знаменательного рубежа: за год было добыто 308 тонн нефти (в 1,29 раза больше чем в предыдущем году), пробурено 39392 метра (в 1,72 раза больше чем в 1935 году). На 1 января 1937 года основные фонды треста «Сахалиннефть» составили почти 76 миллионов рублей, увеличившись по сравнению с начальным периодом организации треста более чем в 300 раз. Это был настоящий прорыв по всему фронту хозяйственного строительства.

Основным фактором, способствовавшим такому скачку, оказалось решение кадрового вопроса, создание костяка коллектива. Огромную роль в этом сыграл Лев Ильич Вольф. Ещё до назначения на пост управляющего ему были поручены финансовые вопросы и кадровая политика треста. Он занимался вербовкой специалистов, их размещением, заработной платой, учёбой, разрешением конфликтных ситуаций с рабочими и другими важными вопросами. Когда Я.И. Кеппе пошёл на повышение, Вольф сменил его на посту управляющего (с 1 января 1936 года). Именно при нём было достигнуто значительное перевыполнение плана, как по объёму бурения скважин, так и по добыче нефти.

Комментарий:
Автор не случайно обращает внимание на биографии руководителей треста. Судьба каждого из них имеет много общего с судьбами других людей, приезжавших в 1920-1930-е годы на Северный Сахалин. Судьбы яркие, разные, удивительные.
К примеру: Лев Ильич Вольф. Еврей, родился в Черниговской области, получил среднее образование. Во время Первой мировой войны дезертировал, перешёл российско-китайскую границу, перебрался в Японию, затем в США. Был рабочим на фабрике, с 1916 года участвовал в забастовках. В 1918 году вступил в Социалистическую партию. На следующий год с другими членами левого крыла принял участие в создании Коммунистической партии США. Попал в тюрьму. В конце 1920 года, выйдя на свободу, вернулся в Россию. До 1929 года служил в Наркомате иностранных дел. Затем откомандирован в распоряжение ЦК ВКП(б) и направлен на Северный Сахалин. Обучался на Высших академических курсах при Наркомате Тяжпрома.

***
Не только самоотверженный труд составлял деятельность охинцев «тридцатых». В Охе развивались и социальная сфера, и культура. В 1930 году был принят план строительства социально-культурных учреждений. В нём предусматривалось строительство сети детских учреждений, больниц, школ и кино.
Город строился. Строились жилые дома. В 1930 году заложен посёлок Дамир (расшифровывается – «Даёшь мировую революцию!»). В том году было построено 14,05 тысяч квадратных метров жилой площади; в 1931 г. – 26,88; в 1932 г. – 39,68…

В первые годы строительство жилого сектора, носило хаотичный характер. Жильё строилось без расчёта на долговременность. Поэтому трест «Сахалиннефть» испытывал огромные проблемы, связанные с текучестью кадров. «Пароходы приходили на Сахалин с переполненными трюмами людей и с такими же переполненными шли в обратном направлении. Люди приезжали на год-два и уезжали. Оседали единицы…»

В начале тридцатых годов отношение к этому вопросу стало меняться. Теперь главной задачей было не только дать людям кров, но и склонить их к осёдлости, создать более комфортные условия для проживания. Самым серьёзным образом рассматривался вопрос застройки Нового города.

В 1931 году была создана пошивочная артель «Имени 8 марта». Позднее при ней откроются слесарно-ремонтная, часовая и другие мастерские. Затем возникнут другие артели, но фактически все они вырастут из этой – самой первой. (Несколько десятилетий артель «Имени 8 марта» будет основным «монополистом» в сфере бытового обслуживания населения Охи).

Сдвиги наметились и в продовольственном снабжении. Расчёт был уже не только на поставки морским транспортом. Предпринимались попытки местного обеспечения. Трест «Сахалиннефть» организовал пригородное хозяйство. В 1932 году был создан свиносовхоз, поголовье которого за несколько лет выросло в несколько раз. Поощрялось огородничество. Пригородное хозяйство по доступным ценам продавало населению рассады капусты, брюквы и других культур. В 1934 году открылся первый мебельный магазин, в 1938 году пригородное хозяйство построило теплицу, а в 1939 году при «Сахалинснабе» была пущена в эксплуатацию коптильня…
Развивалось здравоохранение. Переломным в этой области принято считать 1932 год. Если в 1930 году в Охе работали три медпункта и приёмный покой на 50 коек, то в 1932 году – больница на 120 коек, цингаторий на 110 коек и 7 медпунктов. В 1935 году была построена больница нового уровня – с хирургическим, терапевтическим, операционным и физиотерапевтическим отделениями, а также с рентгенкабинетом. В 1940 году уже будут работать 3 больницы и 4 амбулатории.

Не забывали власти про детей. Первые пионерские отряды появились ещё в 1928 году. 7 ноября 1933 года в Охе был открыт детский сад. На следующий год в Охе работали детские ясли и детдом имени Павлика Морозова.

Очень важное место занимала борьба с безграмотностью. Началом просвещения в Охе следует считать 1927 год. 22 октября на базе бывшей корейской школы на 16 участке была открыта школа первой ступени. В ней числились 53 ученика и преподавали 2 педагога (первый учитель в Охе – П.Е. Борисенко). В 1930 году в Охе уже было три школы. Одна из них, созданная в 1929 году, называлась так: «фабрично-заводская семилетка». Это была школа по подготовке рабочих кадров. В 1931 году Охинская школа ФЗО была переименована в ФЗУ. На следующий год она станет называться Охинской школой горнопромышленного обучения (или сокращенно – Горпромобуч). Эту школу будут переименовывать ещё неоднократно (в народе, до нынешних времён популярно сокращение – «фазанка»). В 1962 году она получит, знакомое для современных охинцев, название – ГПТУ №6 (ныне – Технический лицей №6 ). 1 июля 1930 года является днём рождения Сахалинского нефтяного техникума. Сегодня мало кто-нибудь из охинцев знает, что это, пожалуй, самое престижное учебное заведение города когда-то располагалось в одноэтажном деревянном здании бывшей конюшни. В первый год он был вечерним и состоял всего из одной группы. В 1932 году его преобразовали в дневной и начали выплачивать учащимся стипендию…
Первый выпуск специалистов техникума состоялся в мае 1935 года. 15 дипломированных специалистов были направлены на Охинский промысел.

Комментарий:
В числе первых выпускников охинского техникума был и Ерофей Данилович Одинцов (родился в 1918 году в деревне Синда Хабаровского края, в Охе – с июня 1929 года). По окончании техникума до ухода на пенсию в 1980 году, если не считать коротких перерывов, он работал на предприятиях города – помощником мастера, инженером, преподавателем. Не смотря на преклонный возраст, Ерофей Данилович отчётливо помнит многие подробности из истории Охи. Для краеведов, журналистов и писателей, изучающих историю Охи, он – настоящая находка, желанный собеседник.
Значительную помощь Ерофей Данилович оказал и автору этих страниц.

Тогда же, в мае 1935 года, была открыта первая полная средняя школа. Она располагалась в двухэтажном деревянном здании. (Сейчас на месте самой первой средней школы красуется церковь преподобного Сергия Радонежского).

На следующий год, так же в рубленном двухэтажном здании открылась 2-я средняя школа, а в 1937 году существующая школа № 3 была преобразована в среднюю. В 1939 году в Охинском районе уже работало 18 школ (12 начальных, 2 неполных средних, 3 средних и одна школа нивхов), в которых обучалось 4196 учеников.


Не всем охинцам удавалось приобретать знания в учебных заведениях. Многие обучались грамоте самостоятельно, многим – помогали. В 1932 году в Охе работали 69 пунктов ликвидации неграмотности, в которых обучались 1519 человек. Активно боролись с безграмотностью комсомольцы. В 1931 году 170 комсомольцев обязались обучить грамоте по одному человеку. Их примеру и в дальнейшем следовали многие молодые люди.

***
Советская власть отдыху и досугу трудящихся тоже уделяла достойное внимание. В 1928 году, когда большая часть людей ещё жила в палатках, на десятом участке в пристройке к пекарне был сделан первый клуб. В дальнейшем он был назван именем японского коммуниста Сен-Катаяма. На следующий год в Охе работали две кинопередвижки.

Развлекательная сторона кино была не единственной его функцией. В годы первых пятилеток, кино рассматривалось Советской властью как мощное оружие пропаганды, воспитательное средство. Поэтому кинематограф в советское время даже в таких удалённых уголках страны не считался роскошью. Осенью 1931 года представительство «Союзкино» приступило к регулярному демонстрированию кинофильмов. Показы происходили в трёх клубах «им. Блюхера», «Сен-Катаяма» и «Красный строитель». В 1933 году начал функционировать кинотеатр «Нефтяник». В то время он даже не имел своего здания. Оно было построено в 1934 году. Большое событие произошло 19 сентября 1934 года – охинцам впервые был продемонстрирован звуковой фильм…

Уделялось внимание и театральному искусству. Летом 1932 года Президиумом профсовета было принято постановление о создании Охинского рабочего театра (гортеатр). 3 декабря в клубе «Сен-Катаяма» состоялся первый спектакль (премьера пьесы в трёх действиях «Екатерина Порхова (на румынской границе)» Г. Градова и Л. Анушкина). Однако особой популярностью это театр не пользовался.


В 1933 году по инициативе С.М. Грекова был создан театр-студия. Первая постановка «Кто идёт?» по пьесе В. Шваркина состоялась 27 декабря. Видимо деятельность этого театра имела больший успех, и в дальнейшем он был реорганизован в Драматический рабочий театр (художественный руководитель – М.В. Баратов, первая постановка спектакль «Любовь Яровая» К.А. Тренева). 23 декабря 1934 года он получил своё собственное здание.

Летом 1936 года гортеатр прекратил существование как самостоятельное культурно-просветительское учреждение. В его здании позднее расположился клуб «Нефтяник».


В первых числах ноября 1936 года вошло в строй новое здание клуба промыслового комитета нефтяников на концессии – клуб «имени Сен-Катаяма». Охинцы, особенно молодёжь, активно приобщались к культурной жизни города. Организовывались выставки, кружки, коллективы самодеятельности, спортивные клубы.
Комсомольцами был создан и городской сад. В то время тайга вплотную подходила к городу, но уже начинала отступать. Частые были пожары, а порою и сами люди вырубали значительные площади без серьёзных на то причин. Предполагалось вырубить для какого-то строительства и тот участок, где сейчас находится городской парк. Но комсомольцы города проявили инициативу: своими руками огородили этот участок тайги, нарезали аллеи, убрали валежник. Особенно отличились бригадиры – Ф. Климович, Л. Красный, А. Урбах и другие. Тогда этот парк назывался «Комсомольский сад».
В 1934 году состоялась первая областная профсоюзная спартакиада. Охинцы выступили в ней успешно. Хорошо показали себя легкоатлеты, шахматисты. В футбольном турнире чемпионом стала сборная Охи.

Комментарий:
В статье Бориса Бахрамова «История сахалинского спорта» есть более точная информация о первом областном футбольном турнире:
«В футболе первенствовала команда Охи. К слову сказать, она проиграла финальный матч футболистам Де-Кастри (2:4), но «по мнению футбольной судейской коллегии, чемпионом признана команда Охи, так как команда Де-Кастри играла вне конкурса…»
Корреспондент Борис Бахрамов по праву является главным краеведом Сахалина в области спорта. Его многочисленные статьи и репортажи можно изучить на сайте
http://sport.sopka.ru/
Весьма популярны в Охе были разного рода спортивные пробеги – лыжные, велосипедные, водные, на аэросанях… Летом 1936 года в Охе был организован аэроклуб. На следующий год была построена парашютная вышка.

***
С приходом Советской власти, за десять лет с небольшим, охинская местность изменилась до неузнаваемости. Сотни вышек, первые нитки трубопроводов, десятки домов, квадраты дорог и улиц. Трест «Сахалиннефть» располагал довольно мощной производственной базой. В Москальвинском порту разгружались и грузились пароходы и танкеры. Паровозы тащили вагоны. По воздушным трассам несли вести с большой земли самолёты. Город обустраивался. Дети ходили в школы. Вечерами звучала музыка, шли киносеансы…


Жизнь кипела. Люди с большими надеждами смотрели в будущее. И всё предвещало, что это будущее будет ещё лучше…
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка