Шищенко Владимир краткая история охи и её окрестностей



Сторінка3/15
Дата конвертації15.04.2016
Розмір2.96 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Глава III
о том, как Сахалин стал частью Российской империи.

Идея «русских кругосветных путешествий» появилась ещё в эпоху царствования Петра I. Но Великий «монарх-новатор» не успел добиться всего, что намечал. По его заветам были организованы Первая и Вторая Камчатские экспедиции. Позднее состоялись путешествия Креницына - Левашова (1764-1771) и Биллингса - Сарычева (1785-1795). Благодаря активной кипучей деятельности русского купца Григория Ивановича Шелихова в 80-х гг. XVIII века на Северо-Западе Аляски были основаны первые русские поселения.

Но развития морского флота практически не происходило. В то время как английские и французские мореплаватели выполняли дальние плавания на линейных кораблях и фрегатах, русским первопроходцам приходилось совершать свои героические открытия на кораблях совершенно неприспособленных для выхода в открытый океан. Ситуация стала меняться только в эпоху Екатерины II. Первая российская кругосветная экспедиция, должна была отправиться в путь в 1786 году под командованием капитана 1-го ранга Григория Муловского. Но из-за начавшихся войн с Турцией и Швецией, была отменена. В ходе войны со Швецией Муловский погиб. О кругосветном путешествии вновь было забыто, но, конечно, не всеми ...

Молодой мичман Иван Фёдорович Крузенштерн служил под началом Г. Муловского на корабле «Мстислав», и входил в число планировавшихся участников этого путешествия. В 1793 году Крузенштерн был направлен на службу в британский флот, где приобрёл бесценный опыт, побывал в Китае, Индии и Америке. Вернувшись в Россию, он представил свой проект кругосветного плавания, который не нашёл поддержки в бюрократическом аппарате консервативно настроенного императора Павла I.

Однако число людей, заинтересованных в этом проекте, становилось всё больше. В 1799 году была создана Российско-Американская компания (РАК), одним из главных учредителей и организаторов которой был, имевший связи и влияние при дворе, зять Шелихова – камергер Николай Петрович Резанов.

Комментарий:
Российско-Американская компания имела собственное, отдельное от Сибири управление – директорат, а на местах – конторы. Конторы были образованы: главная – Уракская (в Охотске), Кадьякская, Уналашкинская и Курильская. В сферу управления РАК входил и Сахалин.

С самого начала деятельности РАК, перед ней стояла задача наладить связь между русскими колониями и метрополией. После смерти Павла I идея «кругосветного путешествия» вновь приобрела актуальность. Молодой император Александр I стал одним из акционеров РАК и имел личную заинтересованность в скорейшем начале экспедиции русских кораблей к берегам Америки.

Решение о проведении столь значительного предприятия было окончательно принято летом 1802 года. Начальником первой русской кругосветной экспедиции был назначен капитан-лейтенант Иван Фёдорович Крузенштерн, а командиром второго корабля его друг – Юрий Фёдорович Лисянский. На экспедицию возлагалось множество задач политического, экономического, научного характера: доставка продовольствия и других необходимых грузов в Русскую Америку, выполнение дипломатической миссии в Японии, изучение неизвестных пространств Мирового океана, океанографические и этнографические исследования, сбор экспонатов для Петербургской кунсткамеры и другие…

Специально для этого мероприятия в Англии были куплены крупные парусные шлюпы – «Леандр» и «Темза». Им дали новые имена – «Надежда» и «Нева».

***

Корабли вышли из Кронштадта 7 августа 1803 года.



Комментарий:
В разных источниках, описывающих путешествие Крузенштерна, имеются расхождения в датах. Это вызвано тем, что до начала XX века в Европе существовали два календаря. Россия в то время «жила» по старому стилю – по Юлианскому календарю. Но Крузенштерн вёл судовой журнал, придерживаясь Григорианского летоисчисления. Даты, упомянутые в нашем рассказе, также соответствуют Григорианскому календарю.

Путь до Гавайских островов занял почти год. Здесь корабли разделились. «Нева» отправилась к берегам Аляски, а «Надежда» – на Камчатку и потом в Японию. В порту Нагасаки русские путешественники находились с октября 1804 года по апрель 1805 года. Несмотря на настойчивость и терпение русских дипломатов во главе с Н.П. Резановым, торговые и дипломатические отношения с Японией установить не удалось. Строго придерживавшиеся «политики самоизоляции», японские правители отвергли предложения русского посольства и «попросили» впредь не посещать их страну.
Покинув Нагасаки, Крузенштерн направил свой корвет через Японское море к Сахалину, берега которого экипаж «Надежды» увидел 13 мая 1805 года. На берегу Анивского залива было обнаружено небольшое японское селение и неподалёку торговое судно. 15 мая Крузенштерн и Резанов посетили корабль и посёлок. Им удалось установить, что японцы обосновались здесь недавно и занимаются торговлей с айнами.
На следующий день «Надежда» снялась с якоря» и вскоре, обогнув мыс Анива, повернула на север. Следуя вдоль восточного побережья Сахалина, участники экспедиции занимались подробным описанием береговой линии. Благодаря кропотливой работе русских картографов, на карте Сахалина появились: залив Мордвинова, гора и мыс Муловского, Западно-Лисянский и Восточно-Лисянский хребты, река Нева (ныне – Поронай), озеро Невское, залив Сенявина.

Комментарий:
Главным картографом экспедиции был человек, о котором слышал любой, кто хоть немного знает географию –
Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен. Описания Черноморского и Сахалинского побережий прославили его как одного из лучших картографов мира того времени. Но главный подвиг своей жизни Беллинсгаузен совершил в 1820 году, открыв вместе с Михаилом Петровичем Лазаревым новый материк – Антарктиду.
Исследование пришлось прекратить 26 мая близ полуострова Терпения, когда путь «Надежде» преградили мощные льды. Учитывая то, что Резанову надо было как можно быстрее отправить в Петербург сообщение о результатах переговоров с японцами, Крузенштерн повернул корабль и 5 июня прибыл в Петропавловский порт. Высадив на берег посольство, и выполнив другие важные дела, Иван Фёдорович поспешил вернуться к берегам Сахалина. 16 июля 1805 года исследования были продолжены. Один за другим на карту ложились новые названия: мысы Беллинсгаузена, Рымник, Ратманова, Делиль-де-ла-Кройера, Ныйский залив. 8 августа 1805 года русские моряки достигли самой северной точки Сахалина. Этот мыс был назван именем жены императора Александра I – Елизаветы. На следующий день «Надежда» бросила якорь в Северном заливе. Здесь участниками экспедиции было обнаружено нивхское селение. Несколько членов экипажа высадились на берег, однако, увидев вооружённых туземцев весьма угрожающего вида, предпочли вернуться на корабль.
12 августа «Надежда», обогнув мыс Марии, достигла Сахалинского залива (который тогда был назван заливом Круза), а позднее Амурского лимана. Двигаться дальше из-за мелководья Крузенштерн не рискнул, в очередной раз, подтвердив ошибочное мнение о том, что Сахалин – полуостров.

Комментарий:
Таким образом, после экспедиции Крузенштерна, на европейских картах очертания Сахалина приобрели почти современный вид, за исключением части его северо-западного побережья.
Хотелось бы перечислить все географические названия, появившиеся на карте Сахалина, благодаря Крузенштерну и Беллинсгаузену. Однако этот список столь велик, что наверняка что-то останется упущенным. К уже упомянутым названиям добавим ещё несколько, относящихся только к северу острова: мыс Левенштерна, залив Надежды, мыс Горнера, гора Эспенберга, мыс Головачёва.

Пополнив запасы пресной воды в заливе Надежды, путешественники покинули берега Сахалина и в конце августа вновь прибыли в Петропавловск.

3 декабря 1805 года «Надежда» и «Нева» встретились в порту Макао. А в августе 1806 года они порознь благополучно вернулись в Кронштадт.



***

Об огромном значении экспедиции Крузенштерна уже сказано немало. Подробности можно найти во многих документальных и художественных источниках. Но непосредственно в истории Сахалина, это путешествие можно считать лишь прелюдией к последующим событиям.

После неудавшейся дипломатической миссии в Японии, Николай Петрович Резанов заявил, покидая Нагасаки: «Чтобы Японская империя далее северной оконечности острова Матмая (Хоккайдо) отнюдь владений своих не простирала, поелику все земли и воды к северу принадлежат моему государю» . С 1799 года Сахалин и Курилы были определены как территории подчинённые Российско-Американской компании. Поэтому, факт присутствия японцев в Анивском заливе и на южных Курилах Резанов расценил как «бесчинства», которые необходимо срочно и решительно пресечь. Так появилась идея военной «секретной» экспедиции. Не имея соответствующих полномочий, Резанов, поручает офицерам Н.А. Хвостову и Г.И. Давыдову восстановить российский суверенитет над островом Сахалин.

Комментарий:
В свете великих открытий Крузенштерна, фигура Резанова остаётся, в некоторой степени, в тени. К сожалению, многие его усилия и начинания в итоге либо не принесли пользы для России, либо не имели достойного продолжения.
Однако, Н.П. Резанов – это, безусловно, одна из ярких и колоритных личностей того времени, крупный государственный деятель, патриот, инициативный и предприимчивый человек, радевший за русское дело, и посвятивший службе России всю свою жизнь.
В добавление стоит отметить, что именно авантюризм и импульсивность Резанова способствовали рождению удивительной романтической истории любви, которая вдохновила поэта Андрея Вознесенского и композитора Алексея Рыбникова создать трогательную рок-оперу
«Юнона и Авось».
6 октября 1806 года Николай Александрович Хвостов привёл бриг «Юнона» в Анивский залив. На следующий день, на берег высадился вооружённый отряд. 8 октября близ Кусюнкотана (ныне – Корсаков) был поднят российский флаг. Айнскому старшине Хвостов вручил медаль и лист, свидетельствовавший о принятии айнов в российское подданство. После этого моряки приступили к действиям, которые правильнее всего сформулировать как погром. Японские магазины и фактории были разорены, часть товаров захвачена, четверо японцев взяты в плен, постройки сожжены. Так начался первый в истории русско-японский вооруженный конфликт.

16 октября «Юнона» покинула Анивский залив. В мае 1807 года она появилась у берегов Итурупа уже в сопровождении тендера «Авось» (командир – Гавриил Иванович Давыдов). 18 мая на берег был высажен десант, который сжёг небольшое японское поселение. Следующим на очереди был крупный посёлок Сяна (ныне – Курильск), который охранял относительно большой гарнизон – до 300 человек. Шокированные дерзкими и неожиданными действиями русских моряков, японцы были разгромлены без особых усилий. Как и Кусюнкотан, Сяна был разграблен и сожжён.

Русские покинули Итуруп 27 мая. Далее они повторили свои действия на Урупе и вновь в Анивском заливе, ликвидировав оставшиеся там японские постройки. Напоследок у северо-западной части Хоккайдо, Хвостов и Давыдов захватили и сожгли четыре японских торговых судна.

Но в итоге, эта авантюра не принесла пользы России. Правительство не взяло на себя ответственность за действия Хвостова и Давыдова, которые были арестованы в Охотске за самоуправство.



Комментарий:
Для одних они – «разнузданные» драчуны, для других – герои, достойные стихов.
Хвостов и Давыдов были отчаянными храбрецами и авантюристами (настоящие «сорви-головы»), для которых не было ничего невозможного. Чем фантастичней ставилась перед ними задача, тем охотней они брались за её выполнение.
Заточение в Охотском остроге не поставило точку на их подвигах. Друзья-офицеры бежали из-под ареста. Позднее они оказались в Петербурге и приняли участие в войне против Швеции.

Оправившись от шока, вызванного столь вероломными действиями русских, японцы приступили к более планомерному освоению северных земель. В 1808 году разгромленные поселения на Сахалине и Итурупе были восстановлены. Значительно возросло военное присутствие на южных Курилах (до 1000 солдат).

Опасаясь другого «русского вторжения», японское правительство стремилось освоить и закрепить за собой как можно больше территорий. С этой целью в 1808 году была организована исследовательская экспедиция на Карафуто. Чиновники Мацуда Дензюро и Мамия Риндзо высадились на острове в районе Сирануси. Отсюда каждый пошёл своим маршрутом. Следуя вдоль западного побережья, Мацуда Дензюро достиг мыса Погиби и прошёл далее на север. Убедившись, что находится на берегу Амурского лимана, он сделал вывод, что Сахалин – это остров. Сделав такое открытие, он повернул назад.

Между тем Мамия Риндзо, следуя восточным берегом, добрался до залива Терпения. Затем он совершил переход с восточного побережья на западное и повернул на север вслед за Мацуда Дензюро. Путешественники встретились немного южнее мыса Погиби.
В 1808-1809 годах Мамия Риндзо совершил ещё одно путешествие – по древнему торговому пути. Через открытый им же пролив он переправился с Сахалина на материк. Затем он совершил переход до озера Кизи, через которое добрался до Амура.

Таким образом, японские исследователи на 40 лет раньше русских совершили важнейшее открытие – доказали островное положение Сахалина. Поэтому пролив между островом и материком, который мы называем проливом Невельского, на японских картах носит имя Мамия Риндзо.

Правда, это открытие не получило признания в Европе. «Сомнительная репутация» японских географов (о неточности китайских и японских карт ещё долго ходили анекдоты) значительно уступала перед авторитетом таких мореплавателей как Лаперуз, Броутон и Крузенштерн. Впрочем, и сами японцы, продолжавшие придерживаться «политики самоизоляции», не считали необходимым доказывать европейцам правоту своего открытия.

Комментарий:
В угоду известных причин, роль японских исследователей в освоении Сахалина умышленно умалчивалась советскими политиками. Поэтому на сегодняшний день в России практически ничего не известно о таких путешественниках как
Комити Седзаэмен, Могами Токунай, Мамия Риндзо.
В 2003 году Дальневосточно-японский Гражданский Союз выступил с инициативой установить в Южно-Сахалинске монумент Мамия Риндзо. Однако сахалинские депутаты отказались предоставить участок земли под памятник.

Последней главой первого русско-японского конфликта стал инцидент на острове Кунашир. На этот раз уже японцы решаются на открытую агрессию в отношении русских. 11 июля 1811 года гарнизоном Кунашира были захвачены в плен капитан корабля «Диана» Василий Михайлович Головнин и семь, сопровождавших его, моряков. Пленники провели в заточении более полутора лет и были освобождены только после того, как японцами были получены заверения от российского администрации в том, что действия Хвостова и Давыдова носили самочинный характер.

После разрешения этого конфликта, русские промышленники и исследователи действовали уже более осмотрительно, стараясь не тревожить южных соседей. Зона влияния Российско-Американской компании была ограничена островами, лежащими севернее пролива Фриза (от Шумшу до Урупа включительно).

Японцы, убедившись, что «русская угроза» для них не так уж и страшна, тоже ограничили свою деятельность севернее Хоккайдо. В 1814 году японские войска покинули Сахалин и Курилы, оставив только торговые поселения. Таким образом, наступает некоторый спад активности как с русской, так и с японской сторон.

***

Однако такая ситуация оказалась весьма привлекательной для других держав. Корабли под флагами Великобритании, Франции и США всё чаще стали появляться у берегов Камчатки, Сахалина и Курил. В это же время в Китае пик могущества династии Цин сменяется упадком.



Комментарий:
С начала XIX века Индокитай и островная часть Юго-Западной Азии подвергаются активной колонизации со стороны Англии и Франции.
В это же время английские купцы быстрыми темпами наращивают ввоз опиума в Южный Китай, что вызывает подрыв экономики всей страны. Попытки Цинского правительства препятствовать этой деятельности, привели к Первой «опиумной» войне 1840-1842 гг.
В Корее и Японии под давлением «извне», возникают предпосылки к прекращению «политики самоизоляции».

Эти обстоятельства не позволяли России оставаться безучастной. Вновь возрос интерес к Приамурью. При ослаблении Китая, вопрос о пересмотре Нерчинского договора стал лишь вопросом времени.
В 1846 году Российско-Американская компания организовывает экспедицию с целью изучения устья Амура на предмет «судоходности». Для выполнения этой задачи, в Амурский лиман был направлен бриг “Великий Князь Константин” под руководством поручика Александра Михайловича Гаврилова.

Однако ещё до начала экспедиции А.М. Гаврилов был поставлен в очень жёсткие рамки. Опасаясь осложнений отношений с Китаем, российское правительство предписывало соблюдать максимум секретности (на корабле даже флаг был не российский). Гаврилову следовало быть предельно осторожным при обходе естественных препятствий, избегая даже слабой опасности посадить корабль на мель. Ограниченный всеми этими инструкциями, исполнительный А.М. Гаврилов выполнил задачу лишь частично.

Бриг «Константин» вошёл в Амурский лиман 29 июля 1846 года.

Комментарий:
Этому предшествовало открытие нового залива, оказавшись в котором Гаврилов ошибочно принял его за Амурский лиман. Затем, когда туман рассеялся, поручик обнаружил свою ошибку и назвал эту часть водоёма заливом Обмана (ныне – залив Байкал).

Около двух недель участники экспедиции проводили исследовательские работы. Им удалось войти в Амур и подняться вверх по реке на 12 миль. Основываясь на исследованиях, Гаврилов пришёл к выводу, что возможны плавания небольших судов в северной части лимана, а вход в Амур – вообще опасен. Южную часть Амурского лимана исследовать не удалось, поэтому заблуждение относительно «островного положения» Сахалина продолжало существовать.

Основываясь на результатах экспедиции, был сделан вывод о «несудоходности» Амура.

Но этому «великому заблуждению» суждено было просуществовать ещё не долго. Вопреки мнению российского правительства и императора, а также всей цивилизованной Европы, в России жил человек, имевший свою точку зрения. Это был легендарный мореплаватель, о котором сегодня знает (или хотя бы что-то слышал) каждый сахалинец – Геннадий Иванович Невельской.



***

Моряк, до мозга костей, Геннадий Иванович с детства мечтал о кораблях, о бескрайних морских просторах, о новых открытиях. Судьба благоволила ему. Благодаря удачно складывавшимся обстоятельствам, Невельской мог создать себе великолепную карьеру морского офицера, даже не посещая Тихий океан. Однако интерес этого человека к неизведанному (к чему и относились в его глазах Амур и Сахалин) был столь велик, что он неоднократно действовал в ущерб своей карьере. Так, получив звание капитан-лейтенанта, Невельской вскоре мог стать командиром нового фрегата «Паллада». Но, к общему удивлению, он решительно отказался от этого заманчивого предложения и стал просить совсем о другом: о назначении его командиром небольшого военного транспорта «Байкал» – двухмачтового барка. Это стремление объяснялось тем, что барк был предназначен для перевозки грузов РАК из Кронштадта на Камчатку, что значительно приближало его к заветной цели – к устью Амура.

Его первый поход на «Байкале» начался 21 августа 1848 года. За удивительно короткий срок – менее девяти месяцев – Невельской доставил грузы Российско-Американской компании из Кронштадта в Петропавловский порт. Благодаря этому, он получил резерв времени на исследования, которые в его обязанности не входили.
Следующие действия Невельского – происходили по его личной инициативе, но с добровольного согласия всей команды «Байкала». 30 мая 1849 года русские моряки покинули Петропавловскую гавань и 12 июня оказались у восточного побережья Сахалина.
17 июня «Байкал» достиг мыса Елизаветы. Через два дня при входе в Сахалинский залив корабль постигла неудача – перед самым началом шторма он сел на мель. В результате шестнадцатичасовой борьбы моряков со стихией транспорт был спасён от гибели. Это событие заставило Геннадия Ивановича впредь быть предельно осторожным.
27 июня «Байкал» бросил якорь в Амурском лимане. Дальнейшие исследования проводились на шлюпках и байдарках. К устью Амура Невельской отправил отряд с лейтенантом П.В. Казакевичем, а к западному побережью Сахалина группу с лейтенантом Э.В. Гроте.
Казакевичу удалось обнаружить фарватер доступный для морских судов. Гроте, встретив на своём пути множество мелей, вернулся с выводом о том, что Сахалин – всё-таки полуостров. Однако Геннадий Иванович решил убедиться в этом лично. На трёх шлюпах и байдарке Невельской, три офицера, доктор и четырнадцать матросов продолжили продвижение на юг.

22 июля 1849 года путешественники достигли места максимального сближения берегов. Вместо перешейка они обнаружили пролив шириной 4 мили, который теперь известен как пролив Невельского.

Пройдя мимо трёх мысов (два материковых теперь носят имена Лазарева и Муравьёва, а островной называется мысом Погиби), моряки 24 июля достигли широты, до которой полвека назад добирались Лаперуз и Броутон.

Таким образом, Геннадий Иванович окончательно убедился в том, что Сахалин – это остров. Повернув назад, 1 августа отряд вернулся на «Байкал».



Комментарий:
Своими исследованиями участники экспедиции Невельского закончили столетнюю историю изучения очертаний Сахалина. Благодаря им, на карте появились очередные географические названия – пролив Невельского, залив Байкал, мыс и озеро Гроте.
Для охинцев особый интерес может представлять то, что горная группа, которая хорошо видна из города в ясную погоду, своё название –
Три Брата – получила также благодаря Невельскому.
В Аян транспорт возвратился 3 сентября, когда уже во всю шли поиски «бесследно исчезнувшего» барка. Однако наказания не последовало. Генерал-губернатор Восточной Сибири граф Николай Николаевич Муравьёв достойно оценил значение открытий Невельского, о которых сообщил в Морской штаб России. Вскоре Невельскому и офицерам было приказано срочно прибыть в Петербург.
Столичные сановники встретили моряков весьма прохладно. Материалы, представленные Невельским, были рассмотрены Особым комитетом «для обсуждения и выработки мер по укреплению позиций России на Дальнем Востоке», который придерживался весьма осторожной тактики в отношениях с Китаем и Японией. Министр иностранных дел (он же – председатель Особого комитета) граф К.В. Нессельроде, военный министр граф А.И. Чернышёв и директор азиатского департамента Сенявин отнеслись к докладу капитана с явным недоверием.

Геннадий Иванович, тем не менее, настаивал на своём мнении. В результате Особым комитетом было принято решение: для изучения Приамурья учредить Амурскую экспедицию во главе с Невельским и поручить ей организовать зимовьё на юго-восточном берегу Охотского моря и организовать торговлю с гиляками. Однако исследования реки, устья и лимана Амура прямо запрещались! А чтобы утихомирить неугомонного Невельского, ему было присвоено звание капитана II ранга, и немного позднее – капитана I ранга.

Весной 1850 года Невельской вновь оказывается на Дальнем Востоке. Из порта Аян на транспорте "Охотск" он выходит в море. 29 июня у северного входа в Амурский лиман было заложено Петровское зимовье (Петровский пост). На этом задание Особого комитета было выполнено.

Однако, узнав об участившихся появлениях в этих местах американских и английских судов, Геннадий Иванович вновь начинает действовать по собственному усмотрению. Его не останавливают ни указания Особого комитета, ни даже решения императора.


На шлюпке с шестью вооруженными матросами, гиляком Позвейном и тунгусом Афанасием он вошёл в Амур. Поднимаясь вверх по реке, Невельской не обнаружил никакого присутствия китайцев. Лишь в нескольких десятках миль от устья им был встречен относительно крупный маньчжурский отряд. Здесь и состоялся знаменитый диалог Невельского с предводителем маньчжуров, который описан во многих книгах. Проявив храбрость и дерзость, Невельской «убедил» представителей Китайского государства в том, что эта местность – является владением России. Маньчжуры были вынуждены отступить.
Затем отважный отряд спустился вниз по Амуру и близ мыса Куегда основал Николаевский пост (в будущем – город Николаевск-на-Амуре). 1 августа 1850 года состоялась торжественная церемония подъёма русского флага. Местным жителям и маньчжурам Г.И. Невельской от имени своего правительства объявил о том, что «весь приамурский край, до корейской границы, с островом Сахалин, составляют российские владения».

Так, благодаря решительным действиям горстки русских людей, к России были практически присоединены огромные территории Дальнего Востока. Правда, официально (на государственном уровне) эта церемония состоится лишь через несколько лет. А в декабре 1850 года действия Невельского были расценены Особым комитетом как «дерзкие и противные высочайшей воле». Николаевский пост решено было ликвидировать, а капитана разжаловать в матросы.

Геннадия Ивановича спас граф Н.Н. Муравьев. Он лично сумел доказать царю необходимость скорейшего освоения Приамурья. Николай I приказал оставить Николаевский пост, сказав при этом: «Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен». Амурская экспедиция не была закрыта, но официально её действия были сильно ограничены, а материальное обеспечение урезано.

Но, как уже можно было не раз убедиться, ограничения – были лишь подстёгивающим фактором для такого человека как Геннадий Иванович Невельской.

Вернувшись на Дальний Восток, он возобновляет свою деятельность с новой силой. Но если раньше Геннадию Ивановичу приходилось полагаться в основном на собственную инициативу, то теперь его сопровождает отряд верных помощников – Дмитрий Иванович Орлов, Николай Константинович Бошняк, Николай Матвеевич Чихачёв, Березин, Николай Васильевич Рудановский и другие. В его деятельности принимает посильное участие и жена – Екатерина Ивановна Ельчанинова. Не покидают экспедицию и добровольные спутники-переводчики – тунгус Афанасий и нивх Позвейн.

За 1851-1855 гг. участники Амурской экспедиции совершили столько исследований и открытий, что для их описания едва ли хватит отдельной Интернет-страницы. Мы обратим внимание на основные из них, и имеющие отношение к Сахалину.

В конце 1851 года мичман Н.М. Чихачёв находит кратчайший путь от Амура до Татарского пролива через озеро Большое Кизи и залив Де-Кастри (ныне – залив Чихачёва).

Зимой 1852 года штурман Д.И. Орлов прошёл по Тугурскому и Удскому краям и установил, что Приамурский край не находится в сфере влияния Китая. Мичман Чихачёв исследовал обширный район в низовьях Амура и Амгуни. Той же зимой лейтенант Н.К. Бошняк осуществил своё первое путешествие на Сахалин. На западном побережье близ Мгачи и Дуэ он обнаружил месторождения каменного угля. В этом же году им были исследованы низовья Амура, озёра Удыль, Кизи, Чукчагирское, река Амгунь. Летом штурман Воронин исследовал протоку Виахту, заливы Дуэ и Де-Кастри.


С начала следующего года Бошняк проводит исследование западного побережья Татарского пролива, и 23 мая 1853 года открывает – Императорскую Гавань (ныне – Советская Гавань).

***

В это же время произошло очень важное событие в истории Японии. После нескольких попыток установить с Японией торговые отношения мирным путём, правительство США посылает к берегам неприветливого государства большую эскадру под командованием коммодора Мэтти Колбрайт Перри. 8 июля 1853 года четыре военных корабля подошли к порту Урага. Позднее на берег был высажен десант. Столь решительные действия заставили японцев пойти на уступки. Они пообещали рассмотреть послание президента. Тогда Перри временно покинул Японию.

Вслед за американцами, поспешило с визитом и русское посольство. Уже в августе 1853 года в Нагасаки прибыла эскадра под командованием вице-адмирала Евфимия Васильевича Путятина. Начались долгие и трудные переговоры о заключении русско-японского соглашения о торговле и границах.

В свете этих исторических событий Невельской предпринимает шаги по устройству обороны русских владений в Приамурье и на Сахалине. Один за другим появляются военные посты. Первый военный пост на Сахалине был основан Д.И. Орловым. 30 августа близ устья реки Куссунай он поднял российский флаг. Пост был назван Ильинским. Правда, просуществовал он не долго – меньше месяца. Ввиду отсутствия продовольствия отряд Орлова покинул пост 25 сентября.

7 сентября 1853 года под командованием Невельского из Петровского поста вышел корабль «Николай I». Через двенадцать дней он вошёл в залив Анива. А 21 сентября близ айнского селения Тамари-Анива был основан Муравьёвский пост (в современное время эту территорию занимает город Корсаков). Начальником поста был назначен майор Николай Васильевич Буссе.

29 сентября «Николай» был уже в Императорской Гавани. Здесь был основан Константиновский пост, начальником которого назначен Н.К. Бошняк.

Бурная деятельность Амурской экспедиции была приостановлена в связи с начавшейся Крымской войной. Зная о присутствии в тихоокеанских водах крупной англо-французской эскадры, русское командование принимает решение эвакуировать Муравьёвский и Константиновский посты, разгром которых противником мог сильно ударить по престижу России.

Не просуществовав и года, 30 мая 1854 года Муравьёвский пост был закрыт. Гарнизон, перебравшись на корвет «Оливуца» из эскадры Путятина, покинул остров. Но усердия русских людей не пропали даром. Сам факт существования постов, сыграл очень важную роль в утверждении прав России на Сахалин.



Комментарий:
За довольно короткий промежуток времени были изучены многие внутренние районы острова. Особенно следует отметить деятельность географа лейтенанта Н.В. Рудановского, который из 250 дней проведённых на Сахалине, 140 провёл в экспедициях. С октября по март он обследовал и нанес на карту весь Южный Сахалин.

В истории Крымской войны «дальневосточные события» занимают особое место. Имея в своём распоряжении несколько судов и слабые береговые укрепления, русские должны были противостоять мощной англо-французской эскадре, вооруженной по последнему слову военной техники того времени.

Во второй половине августа 1854 года состоялся ожесточённый бой между гарнизоном Петропавловского порта под командованием генерал-майора Василия Степановича Завойко и шестью кораблями англо-французской эскадры контр-адмирала Прайса. Союзники потерпели унизительное поражение и покинули Авачинскую бухту. Ранней весной следующего года сюда прибыла уже целая армада в составе 26 кораблей, включая один 84-пушечный линейный. Но Петропавловск к этому времени был пуст. Прорубив проход во льду бухты, русские в апреле вывели свои корабли, забрав весь гарнизон, женщин и детей.

Неприятельская эскадра бросилась в погоню. Но русских кораблей и след простыл. В поисках камчатской эскадры, союзники избороздили весь район Камчатки, Охотское море и другие районы Тихого океана.

8 мая 1855 года английский коммодор Эллиот обнаружил «малую русскую эскадру» в бухте Де-Кастри. Помня прошлогоднее фиаско у берегов Камчатки, он решил не ввязываться в бой, а подождать подкрепление. Этой паузы русским хватило, чтобы вновь обвести союзников «вокруг пальца». Пользуясь прикрытием тумана, наши корабли 15 мая ускользнули от неприятеля через пролив Невельского (о существовании которого англичане и французы не знали) в Амурский лиман. Спустя 14 часов корабли неприятеля вошли в бухту, но побеждать вновь было некого. Это был жестокий удар по престижу англо-французского морского флота, что стало одной из главных тем английской прессы того времени.

В ходе войны союзники трижды высаживались на Сахалине – на севере острова, у мыса Жонкиер и в заливе Анива. 2 сентября был высажен десант на Уруп. Здесь союзники подняли свои флаги, выбрали временного правителя среди местных алеутов, сожгли строения Русско-Американской компании.

Однако, как не хозяйничали союзники в Дальневосточных водах, смыть позор неудачи они уже не смогли. Англо-французская эскадра, значительно превосходившая силы малочисленной обороны русских кораблей и постов, не только не смогла уничтожить «малую русскую эскадру», но и сама потерпела урон. Это произошло благодаря героизму русских моряков и ряду других обстоятельств.

Крымская война закончилась в марте 1856 года. Несмотря на общее поражение, Россия достойно выдержала натиск союзников у берегов Камчатки и Сахалина и теперь получила возможность окончательно утвердиться на Дальнем Востоке.
Ещё во время войны закончились дипломатические переговоры с Японией, результатом которых стал первый договор в русско-японских отношениях – Симодский трактат. Он был подписан адмиралом Е.В. Путятиным 26 января (7 февраля) 1855 года и предусматривал, что граница между странами будет проходить между островами Уруп и Итуруп. Сахалин оставался неразделённым. Таким образом, используя затруднительное положение России, Япония ещё пыталась претендовать на Карафуто.

Однако остановить русскую экспансию на Дальнем Востоке к тому времени было уже невозможно.



***

В апреле 1856 года Сахалин был из ведения Российско-Американской компании передан под начальство генерал-губернатора Восточной Сибири. 16 июля 1856 года капитан-лейтенант Н.М. Чихачёв основал военный пост Дуэ, который стал первым постоянным русским поселением на Сахалине. Начальником был назначен лейтенант Н.В. Рудановский. Он же 20 августа 1857 года восстановил Ильинский (Кусунайский) пост. Два года спустя на Охотском побережье появился пост Мануэ (недалеко от современной станция Арсентьевки).


В мае 1858 года произошло ещё одно историческое событие. Благодаря усилиям российской дипломатии были пересмотрены условия Нерчинского договора с Китаем. 16 (28) мая был заключён Айгунский договор по которому, левобережье Амура от Аргуни до устья переходило России. Плавание по Амуру, Сунгари и Уссури разрешалось только русским и китайским судам.

Китай переживал очень непростой период своей истории. Шла крестьянская война тайпинов. В 1856 году ему была навязана Вторая «опиумная» война, в ходе которой англичане и французы заняли Гуанчжоу и форты Дагу, а позднее Тяньцзинь и Пекин. Этим и объясняется сговорчивость китайских дипломатов в вопросах Приамурья. Не очень то они упорствовали и при заключении Пекинского договора в 1860 году, по которому России отошла обширная территория по правому берегу Амура и Уссурийский край.



Комментарий:
В том же 1860 году был основан пост на берегу бухты Золотого Рога. Так было положено начало новому городу –
Владивостоку.
Таким образом, в середине XIX века Россия значительно укрепила свои позиции на Дальнем Востоке. Однако здесь не стеснялись развивать активность и другие страны – Великобритания, Франция, США, Япония.

В таких условиях, России необходимо было форсировать заселение Сахалина русскими людьми. На добровольных поселенцев рассчитывать не приходилось. Поэтому ещё в 1858 году здесь появились первые ссыльные. 18 апреля 1869 года остров был официально объявлен местом каторги и ссылки.

В 1865 году на Сахалине было создано военное управление. Все команды постов были объединены в Сахалинский отряд, подчинявшийся одному начальнику, которому принадлежала вся полнота военной и административной власти. Первым Начальником острова был назначен В.П. Де-Витте. В 1868 году его сменил Ф.М. Депрерадович.

К 1870 году на Сахалине уже было около двадцати русских населённых пунктов: военных постов, поселений крестьян и ссыльных.


Все эти события неуклонно вели к тому, что Сахалин должен был быть признан российской территорией. И это случилось.

25 апреля (7 мая) 1875 года в Петербурге был подписан русско-японский договор, согласно которому к России отходил весь остров Сахалин, в обмен на северную часть Курильских островов, которые достались Японии.

Так, благодаря героическим усилиям, русских казаков, мореплавателей, дипломатов, учёных и простых людей остров Сахалин стал частью огромной русской империи.

Комментарий:
Как это часто бывает, главные герои не получают заслуженного признания при жизни. Так случилось и с Геннадием Ивановичем Невельским. Не желая делиться славой, генерал-губернатор Восточной Сибири граф Муравьёв-Амурский способствовал упразднению Амурской экспедиции в 1855 году и отстранению Невельского от амурских дел. Оставшуюся жизнь Геннадию Ивановичу пришлось посвятить непривычной для себя кабинетной работе в Санкт-Петербурге.
Весной 1975 года, будучи в престарелом возрасте уже в чине полного адмирала, он всё-таки застал очень важное событие в истории России, к которому стремился большую часть своей сознательной жизни.
Геннадий Иванович Невельской умер 17 апреля 1876 года.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка