Шищенко Владимир краткая история охи и её окрестностей



Сторінка2/15
Дата конвертації15.04.2016
Розмір2.96 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Глава II,
о Великих географических открытиях, которые долго Сахалин стороной обходили.

Эпоха Великих географических открытий началась в середине XV века с мореплаваний португальских каравелл вдоль западного побережья Африки. Настоящий фурор произвело открытие Христофором Колумбом Америки в 1492 году. А если быть точнее, не Америки, а Вест-Индии, так как, доподлинно известно, что Колумб до самой смерти и не подозревал о настоящем значении своего открытия. Примерно в то же время, великий португальский мореплаватель (а заодно, и кровавый разбойник) Васко да Гама, обогнув Африку, добрался до «настоящей» Индии.

Не открытие новых земель, а поиск морских путей в уже известные страны заставляли передовые европейские державы собирать одну экспедицию за другой. Не Америка, а Индия и Китай с их баснословными богатствами привлекали европейских авантюристов. Кто знает, может и далёкий малоизвестный остров севернее «сказочной» Японии занимал их умы. Первые сведения в Европу о Китае, Корее и Японии принёс в конце XIII века итальянский путешественник Марко Поло. В его рассказах были и упоминания о загадочных «золотых» островах к северо-востоку от Китая. Эти сведения вызвали большой интерес у европейцев и послужили поводом для рождения фантастических легенд. И кто знает, может быть, англичанин Джон Кабот, который пересёк северную Атлантику и достиг Ньюфаундленда в 1497 году, надеялся найти именно Сахалин и Хоккайдо?

Но в 1507 году картограф из Лотарингии Вальдземюллер впервые произнёс слово – Америка. И первоначальные цели путешественников были забыты. Десятки испанских и португальских (а позднее – английских, голландских и французских) кораблей устремились через Атлантический океан к Новому Свету. Поискам мифического Эльдорадо и колонизации Америки был посвящён весь XVI век.

Только некоторые португальские, испанские и голландские корабли посещали в то время восточную Азию. Португальцы первыми добрались до Китая (1516 г.) и Японии (1542 г.). Именно от них Европа получила новую порцию удивительных легенд о Японии, об окружающих её морях и об «острове богатом серебром и золотом». В начале XVII века испанская экспедиция пыталась исследовать земли к северу от Японии.

Первые сведения об айнах в Европе появились благодаря миссионерам-иезутам. Так в 1617-1620 гг. Яков Корвалльо первым посетил остров Ессо. Николай Эллиуд в 1619 году впервые называет их именем – айны. Ещё более подробные сведения об айнах принёс Джироламо де Анжелис, побывавший на Хоккайдо в 1618 и 1621 годах.

Но больше всех преуспели голландцы. В конце XVI — начале XVII веков они построили огромный морской флот, который насчитывал 15 тысяч судов, что более чем в два раза, превышало флоты Франции и Англии, вместе взятые. Это позволяло голландцам успешно контролировать морские территории и вести торговлю в различных частях мира. В 1602 году была создана Нидерландская Ост-Индская компания. В сферы её контроля входили острова и побережья Индийского и Тихого океанов. Эта компания стала крупнейшей колониальной империей. Она обладала монопольным правом на торговлю, мореплавание, размещение факторий, самостоятельно организовывала экспедиции, захватывала земли, вела войны.

Комментарий
Главная база Ост-Индской компании была образована на Малайском архипелаге, откуда на рубеже XVI-XVII веков голландцы вытеснили португальцев. С тех пор территорию этих островов стали называть Голландской Индией. С 1619 года столицей этой страны стал город Батавия (в будущем – Джакарта). Здесь располагалась администрация Ост-Индской компании.
Обладая монополией на торговлю пряностями, которые в то время очень ценились в Европе и приносили огромные прибыли, голландские колонизаторы стремились регулировать объёмы экспорта, чтобы не вызвать падение цен. Кроме того, они вели беспощадную борьбу с конкурентами, которые могли сбить цену на эти товары – с англичанами, португальцами и испанцами. Губернаторы Компании организовали десятки морских экспедиций. В ходе этих экспедиций были исследованы берега Китая и Японии, открыты острова Тонга, Фиджи, Новая Зеландия, Тасмания. Под флагом Голландской Ост-Индской компании совершили свои плавания такие мореплаватели как
Виллем Янсзон (Янц) и Абель Тасман, которым принадлежит роль первооткрывателей нового материка – Австралии. В XVIII веке голландская Ост-Индская компания начала слабеть и приходить в упадок. Причины: расцветавшая контрабанда, коррупция среди служащих компании, военно-политические события в Европе (Наполеоновские войны). В 1798 году компания была ликвидирована.
Голландцами было совершено несколько плаваний на север и восток от Японии. В ходе одного из них, капитан флейта «Кастрикум», Мартин Герритсон Фриз, оказался в Анивском заливе. Это случилось 14 июля 1643 года. С борта корабля мореплаватели видели берега южного Сахалина и Хоккайдо, но тогда они не обнаружили пролива между ними и посчитали, что окружающие их земли, принадлежат одному острову – Хоккайдо. Через день команда высадились на сахалинский берег у одного из айнских селений, где имела возможность общаться с местными жителями.

Позднее голландцы покинули Анивский залив и, повернув на север, открыли другой, которому дали название – залив Терпения. Они же нанесли на карту и остров Robben (Тюлений). Затем «Кастрикум» взял курс на юго-восток и вышел проливом Фриза в Тихий океан.

Значение открытий сделанных Фризом трудно переоценить. Но главарей Ост-Индской компании в первую очередь интересовали золото и серебро. К тому времени, они владели огромными землями по всему миру, и им было не до освоения далёкого неприветливого острова. Поэтому пройдёт более ста лет, прежде чем европейцы вновь вступят на сахалинскую землю.

***


Но гораздо больше удивляет тот факт, что в середине XVII века на острове не было обнаружено какого-либо присутствия японцев. Ведь Япония находилась в непосредственной близости от Сахалина и могла без особых затрат начать освоение острова намного раньше европейцев.
Этому препятствовала целая череда удивительных событий.
Японское проникновение на Хоккайдо началось ещё в XII веке. В XIII веке на крайнем юге Хоккайдо (полуостров Осима) возникли первые японские поселения. Здесь на узкой полосе побережья был создан их главный опорный пункт. Эти события совпали с тем периодом, когда страна испытывала исторический процесс смены власти: влияние развратившихся маргиналов-аристократов ослабевало, а реальная власть переходила в руки военных вождей – сёгунов, опиравшихся на сословие воинов-самураев. Ситуацию усложнили вторжения монголов в 1274 и 1281 годах, заметно ослабившие военные кланы. После Гражданской войны 1467-1477 гг. ещё более ста лет продолжался период смуты. Феодалы беспрестанно вели войны между собой и против центральной власти.

Естественно, что в таких условиях экспансия далее на север Хоккайдо была невозможна. Более того, в XV веке японцы даже не могли контролировать весь остров Хонсю.


Один из кланов – Какидзаки – утвердился на полуострове Осима в середине XV века. В последующие двести лет этот клан вёл жестокую войну с «эбису» за Хоккайдо, истребляя порою целые группы местного населения. Айны отвечали на это свирепыми набегами.

К 1590 году, благодаря успехам Тоётоми Хидэёси, Япония была объединена под властью этого выдающегося полководца. Семья Какидзаки умело использовала ситуацию, выступив на его стороне. Свою лояльность Какидзаки доказали и следующему сёгуну – Йэясу Токугава (преемник Тоётоми Хидэёси с 1598 года). За это в 1599 году им официально было пожаловано феодальное владение Эдзо (Хоккайдо), а так же и другие земли населённые айнами, которые ещё предстояло отвоевать. Судя по всему, речь шла о землях Тисима (Курилы) и Карафуто (Сахалин). В том же году семья Какидзаки сменила свою фамилию на Мацумаэ, а глава клана получает титул даймё.

Но только к концу XVII века, путём безжалостного истребления айнов, японцам удалось утвердиться на большей части Хоккайдо. Начинается планомерное проникновение японцев на Сахалин и Южные Курилы. Для исследования Южного Сахалина Мацумаэ использовали своих вассалов. В 1635 году первая японская экспедиция достигла мыса Ноторо (Крильон). В 1636-1637 гг. своё путешествие совершил Хиранори Мураками, который чаще известен под именем Комити Седзаэмен. Этот человек более года находился на Сахалине и исследовал его южную часть до залива Терпения.

Комментарий
Считается, что на основе его отчёта в 1644 году была составлена первая японская карта Сахалина и Курильских островов. Однако качество карты оставляло желать лучшего. Особенно много ошибок было в изображениях Курильских островов, о которых японцы имели представления со слов айнов.

Именно в это время правитель Японии Йэясу Токугава резко выступил против католической церкви, закрыл порты и практически уничтожил морской флот. Учитывая опыт соседних стран, каждая из которых подвергалась колонизации (или попыткам колонизации), сёгуны предпочли не вступать с коварными европейцами в торговые, дипломатические и или какие-либо другие отношения. В 1639 году была объявлена «политика самоизоляции». Под страхом смерти японцам запрещалось покидать острова. Строительство крупных судов запрещалось. В порты почти не допускались иностранные корабли.

Комментарий
Исключение было сделано для голландцев. Они имели право присылать свои судна в порт Нагасаки. При этом количество, пропускаемых, судов было сильно ограничено. Сёгуны понимали, что при контролируемых контактах связи с европейцами могут дать стране немало пользы. Через голландских купцов японцы получали ценные сведения из Европы, представления о её науке и культуре (её называли голландской наукой – рангакуся). Особенно большой ценностью пользовались европейские книги.
В дальнейшем, используя достижения европейской науки, образованные японцы принесли большую пользу для экономики страны.

Как показали последующие события, этот шаг вполне себя оправдал – Япония оказалась, чуть ли не единственной страной Востока, избежавшей вторжения ненасытных колонизаторов. Но имели место и минусы такой политики – путь к прогрессу был далеко не быстрый. В частности это касалось дальнейшего продвижения на Север. В сложившихся условиях активность семьи Мацумаэ несколько ослабевает, но не надолго. Нелегальные экспедиции на Сахалин были направлены в 1650, 1689 и 1700 годах. В этот же период на юге острова появились сезонные поселения японских рыбаков. Но организованное освоение японцами Сахалина и Курил началось только в конце XVIII века.

***


А между тем, по другую сторону Сахалина, к побережью Охотского моря стремительно приближались русские первопроходцы. В XVII веке Россия ещё не имела кораблей, способных пересекать океаны, но зато обладала другими, совершенно уникальными военно-тактическими соединениями. Многочисленные отряды казаков, являлись самостоятельными пограничными войсками, за действия которых Российское государство формально не несло ответственности. Однако то, что казачество было поддержано Россией и действовало во благо России – факт очевидный. Совершая дерзкие рейды вдоль сибирских рек и побережья Северных морей, за относительно короткий период казаки присоединили к «Московии» огромные территории от Урала до Тихого океана.

Для России первооткрывателем Дальнего Востока, заслуженно считается Иван Юрьевич Москвитин. В 1638-1639 годах, возглавляемый Москвитиным отряд из двадцати томских и одиннадцати иркутских казаков, вышел из Якутска и совершил труднейший переход по рекам Алдан, Мая и Юдома, через хребет Джугджур и далее по реке Улья, к Охотскому морю. Здесь были основаны первые русские селения (включая Охотск). Летом 1640 года, основываясь на устных сведениях, полученных от пленников-тунгусов, казаки совершили плавание вдоль всего западного побережья Охотского моря, достигли Удской губы и открыли Шантарские острова. Вот с этого момента начинается та часть похода Москвитина, которая имеет для нас наибольший интерес, но, к сожалению, и самая малознакомая историкам.

В отличие от европейских мореплавателей, русские казаки не вели регулярных грамотно организованных записей (журналов). О маршрутах их передвижений мы можем судить по текстам расспросных речей и ясачным книгам.

Один из современных историков, кто совершил наиболее подробное исследование по этой теме – знаменитый советский учёный, доктор исторических наук, Борис Петрович Полевой. Именно он и сделал смелое предположение, что москвитинцы осенью 1640 года совершили плавание на восток от Шантарских островов и открыли «большой Гилятский остров». Поводом для такой гипотезы послужила «расспросная речь» одного из участников экспедиции Нехорошко Ивановича Колобова. Однако из-за неясности текста расспросной речи сегодня практически невозможно точно установить, сами ли участники экспедиции Москвитина совершили поход к устью Амура, или только слышали о нём от тунгусов. У нас нет источников, которые позволили бы точно установить, насколько далеко продвинулись в южном направлении кочи Москвитина.

Следующий значительный шаг в освоении Дальнего Востока сделал ещё более известный русский первопроходец Василий Данилович Поярков, который во главе отряда из 132 казаков, первым прошёл путь по Амуру – до самого его устья. Поярков, вышел из Якутска в июне 1643 года, поднялся по рекам Алдану, Учуру и Гонаму и, перевалив через Становой хребет, спустился по Брянте и Зее до Амура. Путь по Амуру был очень труден и опасен, сопряжён с большими лишениями. Потеряв половину своего отряда, частью в битвах с даурами, частью от голода и болезней, в конце лета 1644 года отряд Пояркова добрался до Нижнего Амура и оказался в землях амурских нивхов. В начале сентября казаки впервые увидели Амурское устье.

В отличие от Москвитина, Поярков в этих местах провёл целую зимовку. Здесь казаки собрали с гиляков ясак, а также очень подробные сведения об Амуре, о нивхах и ближайших землях. Отсюда русские люди могли и видеть северо-западное побережье Сахалина, о котором они получили представление как о большом острове. Поэтому, многие историки считают Пояркова «открывателем Сахалина», несмотря на то, что участники экспедиции даже не побывали на его берегах.


В 1645 году отряд на небольших речных судах покинул Амурский лиман. Возвратился Поярков уже известным путём Москвитина, следуя на север вдоль Охотского побережья до устья реки Ульи и далее через Джугджур в Якутск.

С тех пор Амур приобрёл большое значение, не только как «хлебная река», но и как естественная коммуникация. Ведь вплоть до XX века Амур был основной дорогой из Сибири на Сахалин.


Следом за Поярковым, примерно таким же путём в 1647 году проследовал казак Семён Щелковников. В 1649-1653 гг. Ерофей Павлович Хабаров обессмертил своё имя, создав на правобережье Амура Албазинское воеводство. Летом и осенью 1652 года устье Амура посетили отряды Ивана Нагибы и Степана Полякова.
А осенью 1655 года на Нижний Амур прибыл отряд из 600 казаков, что по тем временам считалось большой военной силой. Возглавлял этот отряд Онуфрий Степанович Кузнец. Он возобновил сбор ясака с амурских гиляков. Тогда же казаки захватили пленных и из числа сахалинских гиляков (которые довольно часто приезжали по торговым делам на Амур), чем принудили к выплате ясака и их роды.

Комментарий
Доказательством такого утверждения может служить сохранившаяся "Ясачная книга даурские и дучерские и гилятцкие земли" за 1655-1656 годы. В ней содержатся записи о привозе гиляками Таунского, Дутмытского, Чагаданского и Маганзянского улусов дани
Онуфрию Степанову (после отъезда с Амура Ерофея Хабарова, Степанов был назначен «приказным человеком великой реки Амура новой Даурской земли»). Сопоставив эти названия с названиями середины XIX века, историк-исследователь Б.О. Долгих пришел к выводу, что перечисленные улусы соответствуют расположенным на западном побережье Северного Сахалина селениям Танги, Дуи, Чангни и Мангаль.

Один за другим, русские казацкие отряды достигали устья Амура, и оставалось сделать только шаг, чтобы ступить на сахалинскую землю. Однако на шаг этот они не решались. Покорявшиеся им земли были далеко не гостеприимны. Поэтому казаки ограничивались сбором ясака, что по тем временам считалось главным признаком власти на этих землях. Тем не менее, развитие событий неуклонно вело к тому, что русские люди уже во второй половине XVII века могли вполне закрепиться и на Сахалине. Этому помешал новый поворот истории…

***

Очередная смена династий произошла в Китае, переживавшем глубокий кризис. Слабые и нерешительные императоры Мин в 1644 году были свергнуты. Вскоре Пекин захватили маньчжуры, которые в свою очередь создали новую династию – Цин.



Маньчжуры давно относились к экспансии казаков весьма враждебно, но занятые покорением Китая серьёзного сопротивления не оказывали. Отряду Ерофея Хабарова, с трудом, но удавалось преодолеть сопротивление воинственных дауров, которые платили ясак «богдойскому царю» (богдойцами в XVII веке называли на Руси китайцев). Но в 1652 году на подмогу даурам прибыло маньчжуро-китайское войско.

Несколько лет Хабаров, потом Онуфрий Степанов, сдерживали натиск сильного врага. Но соотношение сил с каждым годом складывалось всё более в пользу богдойцев. 30 июня 1658 года отряд Степанова был наголову разгромлен. Погибли более двухсот служилых людей и сам Степанов.

Находившееся в состоянии войны с Польшей, Российское государство не могло выделить нужное количество людей и средств, чтобы успешно противодействовать Цинскому Китаю. Попытки извлечь какие-нибудь выгоды для России дипломатическим путём не принесли успеха. В 1689 году между двумя державами был заключён Нерчинский мир. Более чем на полтора столетия казакам пришлось покинуть Амур, что практически делало недосягаемым для них и Сахалин.

«Китайской проблеме» стоит, пожалуй, уделить особое внимание. Историки много дискутируют о том, какой из держав принадлежит роль «первооткрытия» Сахалина, упоминая Голландию, Японию и Россию. Но никаким образом не возникает «китайская версия». А ведь первые сведения об «острове богатом золотом и серебром» были получены из Китая. Само слово «Сахалин» имеет маньчжурское происхождение. Да и первая географическая карта Сахалина, появившаяся в Европе, имеет, в некотором роде, китайское происхождение.

Комментарий
В 1709 году по указу маньчжурского императора Канси на Нижний Амур была снаряжена экспедиция, которую возглавили, находившиеся на службе у императора, католические миссионеры Регис, Жарту и Фиделли. В ходе экспедиции собраны сведения о большом острове, лежащем у устья Амура.
В 1710 году маньчжуры снарядили новую экспедицию, участники которой переправились на Сахалин, исследовали его и составили карту острова. По-маньчжурски он назывался «Сахалян Анга Хата». Дословно эта фраза переводится следующим образом: «хата (гата)» – скалы; «анга» – пасть, ущелье, устье; «Сахалян-ула» – Чёрная река – так маньчжуры называли Амур. Таким образом, получается: «Скалы у устья Чёрной».
В дальнейшем карта пекинских иезуитов вошла в состав атласа, известного под названием «Карта императора Канси». Знаменитый французский картограф д’Анвиль использовал эту карту при составлении своего атласа. Рядом с изображением Сахалина д’Анвиль поместил надпись: «Имя, которое обычно дают этому острову «Сагалиен-Анга-Хата», что означает остров устья Чёрной реки».Этот атлас был опубликован в 1737 году в Париже, и долгое время считался самым достоверным из всех известных на то время карт.
Для Китая факта «первооткрытия» Сахалина не существует, скорей всего, по той простой причине, что китайцы знали про остров очень давно, да так давно, что и не помнят о том, когда впервые о нём узнали. Здесь, само собой, и возникает вопрос: почему же китайцы не воспользовались столь благоприятной обстановкой, не колонизовали Приморье, Приамурье, Сахалин и другие территории?

Комментарий
Династия Цин в какой-то степени может быть исключением. Но их активность в основном ограничивалась Приамурьем. С сахалинскими нивхами и айнами маньчжуры предпочитали вести торговые отношения. Однако эти отношения не всегда были мирными. Часто дело доходило до ссор и драк. А иногда аборигены даже осмеливались убивать приезжих торговцев, присваивая себе их товар.
Такие инциденты заставили маньчжуров действовать более решительно. В середине XVIII века на Сахалин высадились маньчжурские отряды. После этого нивхи и айны были вынуждены платить дань.

Евгений Батиевский в своей книге «Китай и мы. Вчера, сегодня, завтра.» дал на этот вопрос, на первый взгляд, парадоксальный, но не лишённый реальной почвы, ответ. Дело в том, что до 1878 года китайским женщинам было запрещено переходить Великую Китайскую стену! А в отсутствии «своей прекрасной половины», китайцы не могли крепко обосноваться на этих землях. Они появлялись в Приамурье только для сбора ясака с местных народов. На протяжении многих веков Великая Стена имела для Китая огромное символическое значение, и «сыновья поднебесной» предпочитали придерживаться здесь пассивной оборонительной тактики.

***


С заключением Нерчинского мира, для русских людей самой удобной дорогой к Сахалину оставался морской путь. После того как Семён Иванович Дежнёв в 1648 году совершил своё знаменитое плавание из Ледовитого океана в Тихий, появления русских кораблей в Тихом океане приобретают регулярный характер.

В 1697 году Владимир Владимирович Атласов открывает для России Курильские острова. В 1711-1713 годах Д.Н. Анциферов и И.П. Козыревский совершают экспедиции на острова Шумшу и Парамушир, в ходе которых получают подробные сведения о большинстве Курил и об острове Хоккайдо. В 1721 году геодезисты И.М. Евреинов и Ф.Ф. Лужин производят, по приказу Петра I, обследование северной части Большой Курильской гряды до острова Симушир и составляют подробную карту Камчатки и Курильских островов.

В XVIII веке происходит бурное освоение Курильских островов русскими людьми. Однако пересекать Охотское море русские исследователи в XVIII веке решались очень редко. Лишь однажды, летом 1742 года, у берегов Сахалина оказался дубель-шлюп «Надежда», которым командовал Алексей Елизарович Шельтинг. В течение двух недель он пытался исследовать восточное побережье острова, но сильные ветры и густые туманы помешали выполнить эту задачу.

Комментарий
Вторая Камчатская экспедиция (или как часто её называют
Великая Северная), возглавляемая Витусом Берингом, состоялась в 1733-1743 годах. Это было грандиозное, невиданное в истории по размаху, предприятие.
В состав экспедиции входило 8 отрядов, каждый из которых выполнял свою задачу. Отряду, которым командовал
М.П. Шпанберг, предписывалось открыть путь с Камчатки в Японию. Для этих целей была сформирована Охотская флотилия в составе четырёх судов, и в их число входил дубель-шлюп «Надежда». Русским удалось добраться до Японии в 1739 году («Надежда» не дошла до Японии из-за сильного шторма).
В 1742 году М.П. Шпанберг, приказал мичману А.Е. Шельтингу обследовать западное побережье Охотского моря от Уды до устья Амура. Эта задача, в основном, была выполнена, а в августе «Надежда» оказалась у берегов Сахалина в районе залива Терпения. В ходе этого путешествия русские моряки прошли вдоль всего восточного побережья Сахалина и даже достигли пролива Лаперуза, который, правда, в тумане не заметили.
Материалы отряда Шпанберга были использованы Академией наук в 1745 году при составлении «Генеральной карты Российской империи».

Таким образом, к середине XVIII века сложилась удивительная ситуация. Мореплаватели разных стран буквально бороздили океан вдоль и поперёк. А Великая Стена, японская «политика самоизоляции» и неприветливое Охотское море образовали вокруг Сахалина воистину фантастический круг, который оставлял остров вне досягаемости как европейских, так и азиатских исследователей.

Лишь в июне 1787 года Японское море впервые посетили европейцы. Это была французская экспедиция, возглавлял которую – Жан Франсуа Лаперуз. В начале июля он увидел юго-западный берег Сахалина. Несколько дней его корабли – «Буссоль» и «Астролябия» – шли на север, между сближавшимися Татарским и Сахалинским берегами. На горизонте эти берега сливались в один, а глубина становилась всё меньше и меньше. Опасаясь встать на мель, Лаперуз поспешил прийти к выводу, что пролива впереди нет, и повернул корабли на юг. После этого в Европе надолго утвердилось мнение что Сахалин – это полуостров.

Лаперуз частично реабилитировал себя, совершив другое великое открытие. Следуя на юг вдоль западного побережья Сахалина, он достиг мыса Крильон и оказался в Анивском заливе. Так был открыт пролив между Сахалином и Хоккайдо, который и по сей день, носит имя легендарного французского мореплавателя.

Комментарий
Присутствие французов в сахалинских водах отобразилось на многих географических названиях: залив Де Кастри, мыс Жонкиер, мыс Дуэ (ныне – мыс Ходжи), бухта де-Лангля, горы Ламанона, остров Монерон, мыс Крильон. Кроме того, благодаря Лаперузу залив между Сахалином и материком стал называться Татарским (позже соответствующее название получил пролив).
Собирательным именем «татары» европейцы называли в XIII-XVI веках группы родов монгольского и тюркского происхождения, входившие в государство Чингисхана и его преемников. В XVIII веке на картах, изданных в Западной Европе, у берегов Тихого Океана, севернее Китая, изображалась огромная страна
Татария. На русских картах после присоединения Сибири к России название Татария обычно отсутствовало. Впрочем, дальневосточные территории, охватывающие Приморье, Монголию и Северную Маньчжурию часто ещё называли Восточной Татарией.
Спустя девять лет англичанин Вильям Роберт Броутон оказался немного настойчивее француза и прошёл в северном направлении на 8 миль дальше. Но, испугавшись мелководья, он тоже предпочёл повернуть назад, подтвердив тем самым ошибочное мнение Лаперуза относительно отсутствия пролива между Сахалином и материком.

***


Параллельно с этими событиями происходят первые столкновения японской и русской сфер влияния на Курилах (известно, что ещё в 1731 году айны Южных Курил впервые заплатили дань клану Мацумаэ, а в 1754 году на юге Кунашира появилась первая японская торговая фактория – так называемая – «басе»). Как уже говорилось, в первой половине XVIII века русскими людьми активно осваивались Курильские острова. Ещё в 1738-1739 годах в ходе экспедиции Шпанберга были открыты и описаны Средние и Южные Курилы, и даже совершена высадка на Хоккайдо. В 1750 году был собран ясак с айнов Симушира. В 1768 году доходит очередь до Урупа и Итурупа. А в 1778-1779 годах русские добрались и до Кунашира. Это привело к тому, что российское влияние на Южных Курилах стало преобладать над японским. В 1774 году торговля айнов с японцами прекратилась. Самураи Мацумаэ усмотрели в этом посягательства на земли их клана, а в политических кругах Японии стали поговаривать об «угрозе русского вторжения». Это подстегнуло самураев на то, чтобы активизировать свою деятельность на территориях севернее Хоккайдо.

В то время российское государство ещё не могло взять под контроль острова, находившиеся столь далеко от столицы, что способствовало злоупотреблениям казаков в отношении аборигенов, походивших порою до грабежа и жестокостей. Это вызывает сопротивление айнов (в 1771 году происходят нападения на русских промышленников). В 1779 году высочайшим своим повелением Екатерина II освободила «мохнатых курильцев» от всяких сборов и запретила посягать на их территории. Поддерживать свою власть не силовым способом казаки не смогли, и острова южнее Урупа были ими оставлены.

В 1781 году японцы возобновляют торговлю с айнами. Затем они начинают планомерное освоение Сахалина и Курил. В 1786 году Оиси Ипэи совершил путешествие на Сахалин. В том же году Могами Токунай исследовал Итуруп, Кунашир и Уруп, а так же попытался добраться до Камчатки, но из-за сильных штормов, дальше Урупа не продвинулся. Свои исследования он продолжил в конце 80-х и 90-е годы, совершив несколько экспедиций по Сахалину. Японский путешественник исследовал побережье Татарского залива (пролива), залива Анива, восточное побережье острова до озера Тарайка (Невское) а так же реку Поронай. В 90-е годы на Сахалине появляются первые «басе» – Сирануси (мыс Кострома рядом с мысом Крильон) и Кусюнкотан (Корсаков).

В 1792 году, по приказу Екатерины II, состоялась первая официальная миссия с целью установления торговых отношений с Японией. Возглавлявшему её, Адаму Лаксману удалось добиться договорённости о том, что японское правительство даёт разрешение на прибытие одного русского судна в порт Нагасаки для продолжения переговоров.

Но эта уступка была использована японцами для затяжки времени и укрепления своего положения на Курилах и Сахалине.

Комментарий
Между прочим, положение айнов на Южных Курилах при японцах не стало лучше, если не сказать о абсолютно обратном. Туземцы подвергались беспощадной эксплуатации и спаиванию спиртными напитками. В 1789 году на Кунашире вспыхнуло сильное восстание, в результате которого были убиты около семидесяти японцев. Силами клана Мацумаэ восстание было подавлено.

В 1798 году состоялась крупная экспедиция на остров Итуруп, которую возглавляли Могами Токунай и Кондо Дзюдзо. Экспедиция имела не только исследовательские цели, но и политические – были снесены русские кресты и установлены столбы с надписью: «Дайнихон Эротофу» (Итуруп – владение Японии). На следующий год Такадая Кахээ открывает морской путь на Итуруп, а Кондо Дзюдзо посещает Кунашир. В том же году все северные земли, дарованные клану Мацумаэ, были переведены под непосредственное управление сёгуната.

Комментарий
Это положение оставалось до 1821 года, затем повторилось в 1855-1867 гг. Семья Мацумаэ вместе со своими вассалами была поселена в домены на острове Хонсю.

В 1801 году японцы добрались до Урупа, где поставили свои столбы и приказали русским оставить свои поселения.

Таким образом, к концу XVIII века представления европейцев о Сахалине оставались весьма неясными, и ситуация вокруг острова создавала самые благоприятные условия в пользу Японии.

***

В начале XIX века начинается новая глава в истории освоении Сахалина, сыгравшая огромную роль в его судьбе.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка