Шищенко Владимир краткая история охи и её окрестностей



Сторінка13/15
Дата конвертації15.04.2016
Розмір2.96 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
Глава XIII,
об особенностях охинского градостроительства.

Для людей интересующихся уникальными градостроительными решениями, пример Охи не вызовет серьёзного внимания. В Охе мы не найдём развалин древних городищ, как впрочем и уникальных строений современной эпохи. Планировка охинских улиц не имеет даже намёка на «радиальность» или «веерность». Да и признаки рационально-социалистического «города-сада» едва ли прослеживаются на бывших марях. Но для людей неравнодушных к истории Охи, тема местного градостроительства не может не представлять интереса.



***
Как уже говорилось в главе VII, начиналась Оха как населенный пункт с японского промысла. На момент прихода Советской власти здесь насчитывалось несколько десятков строений. Имелись водоснабжение, электричество, телефонная связь и другие элементы инфраструктуры. Правда, сведений о том, каким образом был скомпонован посёлок, как он выглядел, очень мало. По Концессионному договору, заключённому в декабре 1925 года, Охинское месторождение было разделено на 30 квадратов (участков), которые в шахматном порядке распределялись между Концессионером и будущим советским трестом «Сахалиннефть». Разделение Охи на участки существенно повлияло на характер строительства города. Возникал он не единым массивом, а в виде самостоятельных «городков-посёлков». Первые советские бараки были построены на пятом и семнадцатом участках, затем началось строительство на десятом и двенадцатом участках. Свою лепту вносили и природные условия. Болотистая местность не позволяла строить в низинах, поэтому здания возводили на холмах.
По всеобщему мнению, жителям «японских квадратов» жилось комфортней и сытнее, чем жителям «советских». Объяснялось это и природной японской аккуратностью, и природным русским разгильдяйством, и тем, что охранные советские органы были весьма требовательны к руководству концессии, внимательно следили за образом жизни как русских, так и японских служащих.
По воспоминаниям человека, проживавшего в японском бараке, описана схема одного из самых «образцово-показательных кварталов» – на 24 участке. Вдоль улицы Невельского вытянулись почти идеально ровные ряды бараков – 4 вдоль улицы и столько же в перпендикулярном направлении (по склону холма). Бараки были металлические с частым каркасом из стальных профилей. Стены выполнены по принципу «сэндвича» – из трёх слоёв. С наружной стороны – профилированные металлические листы, внутренняя отделка – штукатурка по металлической сетке. А между ними в качестве утеплителя – засыпка из песка вперемешку с опилками. Часть профилей не были скрыты внутри помещений, между ними проживающие приспосабливали полочки, этажерки. Планировка помещений коридорная – с обеих сторон коридора примерно по 8-9 комнат. Общие сантехнический узел (умывальник) и сушилка располагались в торце барака. Кухня, оборудованная большой чугунной печью, находилась в середине барака. Печи работали на мазуте.
Площадь одной комнаты около 16-18 квадратных метров. В каждой такой комнате проживала семья – 4-5 человек, а случалось и 7-8.
Ровное расположение бараков поперёк склона холма обеспечивало организованное устройство системы сантехнических коммуникаций. Трубы парового отопления были проложены вдоль зданий. Они были спрятаны в бетонных лотках, и шли прямо по коридорам. Одна труба «насквозь протыкала» бараки по всему ряду. А от неё делались ответвления в каждую комнату. Параллельно, но уже на некотором расстоянии от стен бараков шли трубы водоснабжения, спрятанные в коробах. А линии канализации наоборот были направлены перпендикулярно зданиям. Использованная вода в бетонных закрытых лотках по склону холма естественным ходом сбрасывалась в марь. Удивительно, но при таком незатейливом устройстве сантехнических систем, трубы никогда не перемерзали и не лопались.
Как и в нефтедобыче, в геологии, так и в строительстве домов советские строители во многом повторяли опыт японцев. На соседнем советском 23 участке аналогично решалась и компоновка зданий, и планировка помещений, и устройство коммуникаций. Но если японцы почти всё собирали из привезённых комплектов-конструкций, то советские строители активно применяли местные материалы – древесину. Каркас таких зданий выполнялся из окантованного бруса. С обеих сторон каркас обшивался обрезной доской, а между ними тот же «утеплитель» – песок с опилками. Чтобы засыпка не высыпалась через щели с наружной стороны, по доскам были набиты нащельники из доски. Внутренняя отделка стен – штукатурка по дранке. В качестве кровельного материала использовался толь. Такие дома называли – каркасно-засыпными. Реже строили бревенчатые дома, и ещё реже – брусчатые. Первые жилые дома в Охе строились с максимальной экономией, без излишеств. Многие задачи социально-культурной направленности тогда решались за счёт японской концессии. В Истории всё повторяется. Подобно тому, как сейчас на преобразование сахалинской инфраструктуры приобщаются иностранные компании, задействованные в шельфовых проектах, так и тогда, в довоенные годы, под нажимом советского государства концессионер строил важные для города объекты – бани, детские сады, столовые. В 1930-е годы японские здания несколько скрашивали серое однообразие охинской застройки. Примечательным было здание японского консульства, увенчанное башенкой. Да и клуб концессии был гораздо вместительней и красивее. Он носил имя одного из создателей коммунистической партии Японии Сен Катаямы, умершего в 1933 году (в годы войны будет переименован в клуб имени Щербакова).

***
Как уже было сказано, первой особенностью планировки Охи была разорванность, разбросанность, отсутствие центра. Хотя ещё на рубеже двадцатых-тридцатых годов уже озвучивались распоряжения о планомерном проектировании, но дальше бумаги эти решения не двигались. «Центр» посёлка стихийно образовался в районе пересечения современных улиц Дзержинского, Красноармейской и Красных Партизан. Здесь были построены первое советское двухэтажное здание в Охе – управление треста «Сахалиннефть», почта, банк. Неподалёку обосновался и рынок, который в дальнейшем благополучно занимал территорию в районе Пушного переулка добрых полвека.



Комментарий:
В районе того же перекрёстка был построен деревянный рубленный дом «для начальства». В нём последовательно жили все управляющие трестом до 1950-х годов. Современный адрес дома – Дзержинского 18. В 1990 году он был снесён.
В.И. Ремизовский «Моя последняя сахалинская экспедиция».

В «Сахалинском нефтянике» за 18 июня 1934 года встречается такой текст: «Из чего состоит Оха: 1) несколько участков в черте горного отвода, 2) Осовский (иногда - Асовский) городок, 3) Сезонный городок, 4) хутор Цапко, 5) Новый городок, 6) Радиоузел, 7) поселок Дамир…».

Участки, посёлки, городки… Надо отметить, что тот «участково-поселковый» характер застройки Охи ощущается и сегодня. До сих пор в ходу такие названия как «Сезонка», «Военка», «Северка», «Дамир», «Красная Горка», «23 участок» и другие. А когда-то были в городе и такие объекты – «Фибролитовый городок», «Больничный городок», «Молочная Ферма», «Домики Свиньина», «Посёлок Цапко», «Партизанский посёлок» и так далее.

Комментарий:
Такие топонимы как «Дамир» и «Сезонка» до сих пор применяются в речи охинцев.  Дамир – «Даёшь мировую революцию!» – находится в юго-восточной части города на берегу залива Уркт. Сезонка располагается севернее, на берегах речки Оха.
Асовский городок находился западнее современного железобетонного завода. После войны, когда прежняя система деления города на участки была отменена, Асовский городок был переименован в 1-й участок. Молочная ферма тогда же получила название – 2-й участок (второе название – Военка).


Хутор Цапко (посёлок Цапко) – находился в районе современной улицы Цапко. Правда, до 1967 года улица имела другое название – Полевая.
Местоположение радиоузла, кроме того, что он находился на 11 участке, автору выяснить не удалось.

Более организовано центр будущего города – Новый городок – начал формироваться в первой половине 1930-х годов. Он был основан на холме, где теперь находится Дворец Культуры. Здесь кроме жилых домов было построено и здание горисполкома (в дальнейшем это здание по улице Советской, где находились ДОСААФ, домоуправления и другие конторы, простояло до конца века). По инициативе молодёжи организовалось так называемое «место сходок» – поляна, где устраивались митинги, отмечались праздники. Не случайно именно на этом холме и была устроена главная площадь города – площадь Ленина. Рядом с площадью в 1934 году был построен «старый» кинотеатр «Нефтяник», в котором не только показывали кино, а так же демонстрировались театральные постановки, проводились выставки, новогодние маскарады, танцы, различные игры-лотереи. Здесь же были спортивная площадка и парашютная вышка. В 1938 году на перекрёстке центральных улиц был построен первый в Охе универсальный магазин, больше известный как магазин №1. Двухэтажное здание магазина №1 эксплуатировалось до самых 1990-х годов, когда было разобрано (теперь на его месте находится группа небольших магазинчиков).
В 1930-х годах были намечены улицы центральной части города – Ленина, Дзержинского, Бакинская, Красных Партизан, Советская, Комсомольская, Карла Маркса и другие. До сих пор гости города удивляются идеальной ровности улиц. Интересно, что изначальная планировка почти не изменились до сегодняшнего дня. Правда, улицы Ленина и Дзержинского тогда именовались наоборот – улица Ленина была западнее улицы Дзержинского.

Комментарий:
«Обмен» названиями «Ленина» и «Дзержинского» произошёл в 1963 году. Но, чтобы не возникало путаницы, в этой главе адреса зданий по этим улицам будут указываться в современном варианте.

Многие из деревянных зданий, построенных на центральных улицах в 1930-е годы, верой и правдой отслужили городу. В 1935 году на перекрёстке улиц Ленина и Комсомольской была построена деревянная двухэтажная школа №1 (сгорела после войны). Годом позднее была построена двухэтажная школа №2 (в 1970-х годах в этом здании разместилась школа №4). В 1937 году техникум переселился в новое здание на перекрёстке улиц Бакинской и Комсомольской (где сегодня находится военкомат). Напротив него, через улицу Бакинскую находилось двухэтажное здание, которые охинские старожилы помнят, как здание Охинской геолого-разведочной экспедиции (демонтировано в конце века).

С 1930-х годов нашёл применение такой строительный материал как фибролит. Фибролит – это смесь древесной стружки с портландцементом, обладающая хорошими теплоизоляционными качествами. Фибролитовые дома в Охе строились, как правило, двухэтажными, имели деревянный каркас. Межкаркасным заполнением как раз и служил фибролит. В «эпоху деревянной Охи» был выстроен целый Фибролитовый городок. Он размещался вдоль улицы Комсомольской, от Дзержинского вниз к Садовой улице. Множество таких домов были построены также по улицам Ленина и Бакинской (современная – Блюхера). На сегодняшний день в Охе остались единицы домов из фибролита – по улице Блюхера, рядом с перекрёстком с улицей Карла Маркса.
Из строителей тех лет наиболее знатным был Наум Иванович Листопадов. Он прибыл в Оху в 1929 году – относился, так сказать, ко второй волне советских строителей, если первой волной считать китайских плотников бригады Дзянь-Фо (смотрите VII главу). Возглавил одну из первых в Охе комсомольско-молодёжных бригад. Итогом труда плотников листопадовской бригады были многие дома в Охе – клуб имени Блюхера на 10 участке, два больничных дома на 17 участке, здание почты, здание управления треста «Сахалиннефть», дома по улице Красноармейской, а так же первый дом на 6 участке, с которого началось строительство посёлка имени Цапко. Бригада Листопадова в социалистическом соревновании завоевала переходящее Красное знамя. А в 1935 году Наум Иванович был награждён орденом Трудового Красного Знамени, который вручил ему в Москве лично товарищ Калинин.

***


Очевидно строители Охи видели будущее города куда более красочным, чем кварталы из деревянных строений. Первые посёлки предназначались лишь для начального этапа, для временного (сезонного) проживания. Но уже «замышлялась» перестройка города – из кирпича.

Собственно попытки кирпичного строительства предпринимались ещё на стадии становления Советской Охи. В далёком 1928 году на пятом участке был построен кирпичный заводик, который вскоре стал выдавать первые партии продукции. Правда, сам завод был выстроен, опять-таки, из дерева, что и послужило причиной его быстрой «гибели» – он сгорел. Затем вновь был построен, но объёмы его продукции были недостаточны, чтобы «соревноваться» с древесиной.


В 1934 году был рассмотрен проект первого трёхэтажного кирпичного дома. Однако строительство этого объекта долго откладывалось и затянулось на продолжительное время. Он был построен лишь в 1940 году. Но, что отрадно, этот «исторический» дом до сих пор жив и является жильём для людей. Он стоит на перекрёстке улиц Дзержинского и Красных Партизан.

Начавшаяся в 1941 году Великая Отечественная война остановила градостроительство Охи на добрые полтора десятка лет. Нельзя сказать, что в этот период на Севере Сахалина не произошло ничего примечательного в строительной отрасли. В первую очередь следует отметить создание треста «Сахалиннефтестрой». Он был образован 18 июля 1944 года на базе строительно-монтажной конторы.



Комментарий:
Охинский строительный трест неоднократно менял свои юридические название и статус. В 1947 г. он был передан Главнефтегазстрою при Совмине СССР. С ноября 1948 г. оказался в составе объединения «Дальнефть» Министерства нефтяной промышленности СССР. В марте 1953 г. реорганизован в управление Главспецнефтестроя Министерства нефтяной промышленности СССР. А в июле 1954 г. вновь преобразован в трест
«Сахалинспецнефтестрой» объединения «Дальнефть». Под последним названием он просуществовал относительно большой период времени. Теперь носит название ОАО «Сахалинморнефтемонтаж».
Кроме промышленных объектов в 1940-е годы строились жилые дома на Эхаби и на Восточном. В самой Охе была построена большая теплица. Важным событием было строительство стадиона в 1948 году на том месте, где сейчас стоит Дворец Культуры. Но о «перестройке» города пришлось надолго забыть. Так в очередной раз подтвердилась истина, что «нет ничего более постоянного – чем временное». «Эпоха дерева» царила в Охе вплоть до 1960-х годов. Да и в дальнейшем деревянный сектор ещё долго занимал целые кварталы в центре города. Даже в 1950-х годах ещё сдавались в эксплуатацию каркасно-засыпные домики, а также «сборно-щитовые домики по системе Свиньина».
Домики Свиньина (в Охе их часто называли искажённо – «домики Свинина») имели в плане круглую форму и, вообще, сильно напоминали жилище народов Севера (чум, юрта, яранга). Видимо за этот «экзотический» облик охинцы часто называли их «фанзами». Со временем даже сложилось весьма устойчивое мнение, что строили их японцы. В действительности разборный круглый домик был разработан в конце 1920-х гг. военным инженером В.А. Свиньиным, и показал себя незаменимым при освоении отдалённых труднодоступных территорий Дальнего Востока. Эти дома были просты в устройстве, но при этом весьма экономичны в отоплении, и почти никогда не заносились снегом. Таких домиков было немало построено в Приморье и других районах Дальнего Востока и эксплуатировались до середины 1960-х годов. В Охе группа домиков Свиньина размещалась по современной улице Дзержинского. Два таких домика стояли по центральной улице города в районе старой бани (где теперь стоит здание Дома Быта). А один домик уцелел до наших дней – его можно увидеть на восточной окраине города, при поездке на оптовую базу.
Долго не удавалось наладить возведение домов из кирпича. Упоминавшийся ранее, первый дом около 15 лет был единственной трёхэтажкой в городе. В 1949 году был построен новый кирпичный завод на 5 участке, и кирпичное строительство стало переживать некоторый подъём – около трети всех строящихся домов были кирпичными. Но мощность кирпичного завода – 10 тысяч штук в сутки – не позволяла достичь больших объёмов. Кроме того, не только количество, но и качество охинского кирпича оставляло желать лучшего. Из-за грубых нарушений технологического процесса завод выпускал кирпич, который не мог соответствовать даже самым «щадящим» стандартам.

Тем не менее, в 1950-е годы было построено несколько десятков кирпичных зданий. В их числе корпуса механического завода (1955 г.), хлебозавод (лето 1951 г.), роддом, ресторан «Кавказ» («Восток»), школа №11 (в последствии – Дом Пионеров), здание библиотеки (Ленина-17), здание гостиницы (Ленина-19, построено в 1954 г., в современное время там располагается женская консультация), жилой дом «для начальства» (Советская-25, в 1990-е годы там размещался родильный дом), жилые дома Ленина-14, Ленина-40, Ленина-32. Несмотря на слабую сейсмостойкость, большинство этих кирпичных зданий в городе эксплуатируются до сих пор.


Основным же строительным материалом в Охе оставалась древесина. Кроме лесопильного в Охе работал уже и деревообделочный (деревообрабатывающий) завод. Доля «деревянного» строительства к общему объёму составляла около 65-70%. Большинство жилых домов в 1950-х строились по типовому проекту «12-квартирный (позднее – 16-, 20- комнатные) брусчатый жилой дом». Такие понятия как «удобства» и «современная планировка» тогда имели своё понимание. В этих домах не предусматривались ванные комнаты (если в современное время посещение бани является видом отдыха, то тогда это было необходимостью). Одна из комнат была проходная. Индустриализация таких домов была на слабом уровне. Фундаменты под них выполнялись бутовые и монолитные железобетонные. Зато в те годы активно происходила газификация домов – вместо кирпичных дровяных и мазутных печей в квартирах устанавливались газовые плиты. Радиоточки в каждой квартире тоже перестали быть роскошью. Деревянными двухэтажками был застроен почти весь центр современной Охи – улицы Ленина, Дзержинского, Бакинская (Блюхера), Чехова (кстати, улицы Чехова, Восточная и Нагорная появились в Охе в 1953-1954 годах). Эти дома простояли до последней четверти века. Активно сносить их начали в 1980-х. А некоторые двухэтажные ветхие бараки по улице Ленина были снесены только в самом конце XX века. Дома по адресу Ленина-43 и К. Маркса-30/36 стоят и эксплуатируются до сих пор.
1954 год памятен тем, что в этом году был сооружён первый монумент в Охе – памятник В.И. Ленину. Вопрос об установке такого памятника рассматривался и ранее – ещё в 1941 году, но по известным причинам был надолго отложен.

***


В целом ситуация в строительной отрасли Охи до середины 1950-х годов складывалась не лучшим образом. Несмотря на возрастающие объёмы сдаваемого жилья, планы периодически не выполнялись. Большой проблемой для строительства было отсутствие общего генерального плана города. Часто здания строились при неполной проектной документации или вообще при её отсутствии.
Переломным в градостроительстве Охи можно назвать 1955 год, когда в далёком Ленинграде отделением Гипрогора (Государственный институт по проектированию городов) был разработан генеральный план застройки Охи (автор проекта – архитектор А.А. Шестаков). Основной идеей этого плана было разделение Охи на три строительные зоны: многоэтажную, малоэтажную и одноэтажную. Многоэтажная зона (3 этажа и более) должна была занять центральную часть города и сконцентрировать 50% жилой площади. На «малоэтажки», опоясывающие центральную часть, приходилось 35% жилья. В эту зону планировалось включить и Сезонку, которая, оставляя за собой историческое название, должна была сказочно преобразиться. «Одноэтажки» – частный сектор и оставшиеся бараки – занимали окраины города и значительную часть посёлка Дамир. Эта зона должна была разместить оставшиеся 15% населения.
Согласно Плану город был разбит на кварталы. Предусматривалось озеленение, благоустройство, строительство гаражей и зоны отдыха в районе озера Пионерское. Город должны были украсить четыре парка и две площади.
Забегая вперёд, отметим, что этот план неоднократно корректировался, а многим его замыслам не суждено было реализоваться. Но всё же с появлением Генерального плана строительство города нефтяников приобрело организованный характер. Именно с этого момента Оха стала самым динамично строящимся городом Сахалина. Так уже в 1956 году в Охе началось крупноблочное строительство (в том же году его внедрили и в Холмске).

Первый 48-квартирный крупноблочный дом был построен на 49 квартале – в северо-восточном углу города (49 квартал был ограничен улицами Полевая, Карла Маркса и Победы). Вскоре рядом с ним выросли ещё несколько четырёхэтажных домов.


Кстати, при строительстве первых охинских «многоэтажек» было задействовано новое «чудо техники». Башенный кран в 1950-х годах – диковинка не только для Сахалина. Во всей стране таких механизмов насчитывалось всего лишь тридцать семь штук. В Оху прибыл башенный кран №38. Для небольшого городка на окраине огромной страны иметь такое «чудо» – было событием огромного значения.
Сроки строительства крупноблочных домов были значительно меньше, чем кирпичных, и, благодаря этому, за сравнительно короткое время в городе появилось более десятка зданий из фашин. Кроме 49 квартала в том же 1956 году были построены двухэтажные дома с большими эркерами на 37 квартале (№№46, 48, 50 по улице Карла Маркса). В 1958 году было построено новое четырёхэтажное здание школы №1 на перекрёстке улиц Ленина и Комсомольской. Три четырёхэтажных дома по улице Бакинской (Блюхера) рядом со старым кинотеатром «Нефтяник» заселены в 1959 году. Большинство из этих зданий были снесены в конце века. Но некоторые остались. До сих пор возвышается над перекрёстком Ленина-К. Маркса, четырёхэтажный дом «буквой Г». Южнее его стояло (до лета 2006 года) здание общежития №2.
По неофициальной (но крепко прижившейся) классификации жилого фонда в нашей стране, кирпичные и первые крупноблочные дома, построенные в Охе в 1950-х годах, относятся к «сталинкам». Это название не очень-то часто использовалось в лексиконе охинцев, но особенности нового жилья соответствовали такому термину. Большие площади, высокие потолки, раздельные санузлы, широкие подоконники, крутые ступеньки, балконы – эдакие «излишества» для того времени. Они были присущи политике «вождя всех народов», стремившегося доказать преимущества социалистического образа жизни над капиталистическим.

Но довольно скоро строительство «сталинок» прекратилось. Общемировые тенденции «послевоенного навёрстывания» сказались и на охинском домостроении. Возглавивший с 1953 года страну Н.С. Хрущёв отказался от «имперских замашек» своего предшественника и пошёл по пути повышенной экономии. Партией и Правительством были приняты важные постановления: «О развитии производства сборных железобетонных деталей и конструкций для строительства» от 19 августа 1954 г. и «О мерах по дальнейшей индустриализации, улучшению качества и снижению стоимости строительства» от 23 августа 1955 г. Важнейшее требование времени – скорейшее обеспечение населения квартирами – могло быть решено путём внедрения сборного строительства.

В конце 1950-х годов в Охе началось строительство первых серийных домов – «хрущёвок». Здания нового типа решено было строить в квартале №6, который был ограничен улицами Комсомольская, Садовая, Карла Маркса, Дзержинского. Первая «хрущёвка» была построена в самом конце 1959 года. Через три месяца был сдан ещё один дом. Что представляет собой «хрущёвка» – известно даже детям нового тысячелетия. Смежные комнаты, крошечные прихожие и полное отсутствие коридоров, совмещённый санузел, низкие потолки – 2,5 метра. Каждая деталь такой квартиры говорила о «научно обоснованной» усиленной экономии.

Комментарий:


Пример, как научно объяснялись малые размеры кухни в «хрущёвке»:
«Недавно проведенный одним научным учреждением хронометраж позволил установить, что хозяйка, готовя обед в обыкновенной кухне, делает около тысячи шестисот шагов! В кухне готовят, поэтому она и должна быть максимально удобно приспособлена для этой цели. Значит, дело не в размерах кухни, а в правильном расположении кухонного инвентаря…»
***

Следующий шаг в развитии домостроения –

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка