Салливан Г. С. Интерперсональная теория психиатрии



Сторінка9/34
Дата конвертації12.04.2016
Розмір6.44 Mb.
#4048
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   34
Глава 5
ограниченного пространства или подпространства тех рассуждений, в которых они существуют; но мы пытаемся на основании более или менее спорных утверждений построить особый эталонный язык, и поэтому я постараюсь указывать неточности, допускаемые мною в использовании терминологии.
* Разумеется, напряжение мышц лица нельзя увидеть из-за кожного покрова, но я говорю сейчас о выражении лица, изменения которого определяются напряжением так называемых мимических мышц головы.
°> [Charles Morris, Signs, Language and Behavior; New York: Prentice-Hall, Inc., 1946, p. 17.
Примечание редакторов: В ходе лекции, рассматривая этот вопрос, Салли-ван добавлял: <Между прочим, будучи уже в преклонном возрасте, я, к своему величайшему сожалению, не могу назвать ни одной точки зрения или идеи, формулировка которой казалась бы мне вполне гармоничной. Я уже упоминал об этом раньше, когда приводил цитаты из работ моего бесконечно уважаемого старого друга Сэпира, а также Коттрелла, Бенедикт и других. Уверен, что многие из вас сочтут книгу Морриса весьма полезной для прояснения этого вопроса, хотя я уже говорил о значительных расхождениях с приведенными в ней основополагающими тезисами>.]
° {Примечание редакторов: В курсе лекций, который Салливан читал в 1948 году, к рассмотрению этого вопроса он подходил несколько иначе:
<Первоначально зрительный образ матери отсутствует как таковой, хотя в дальнейшем он достаточно быстро формируется. Если говорить об информации, полученной при помощи зрения, то между зрительными перцептами плохой и хорошей матери нет практически никакой разницы. Однако на более тонком уровне некоторые различия существуют, но еще до того, как они приобретают большое значение, другие аспекты дистанционного контакта с матерью, по всей вероятности, достигают достаточно высокого уровня. Те из них, которые связаны с образом хорошей матери не требуют особенно пристального внимания, но все то, что дает возможность предупредить появление или дифференцировать плохую мать - источник тревоги, в силу исключительной дискомфортности переживания тревоги должно рассматриваться как можно более подробно. В данном случае дистанцированной информацией являются сведения, полученные при помощи слуха, - особенности голоса, тон и т. д.
В частности, ограничения, характеризующие тембр голоса, судя по всему, играют роль первых запрещающих жестов и представляют собой составную часть персонификации плохой матери, отличая ее от полностью идентичного двойника - хорошей матери. Работа с домашними животными, а также изучение более поздних фаз развития человека помогают понять, что большая часть того, что можно было бы назвать 'the way the wind blows', передается при помощи интонаций; содержательная часть вербального сообщения не столь существенна, гораздо важнее то, как передается это сообщение и т. д. Таким образом, первым запрещающим жестом, безусловно являющимся одним из самых надежных из всех когда-либо используемых человеком, с тем чтобы оградить себя от тревоги и боли, вне всякого сомнения является изменение привычного тона голоса. Что касается младенца, то, по всей вероятности, речь идет не об изменении голоса вообще, а о двух различных интонациях. Но даже когда период младенчества остается далеко позади, мы, как правило, располагаем очень небольшим набором приемов, эффективность которых в области быстрой интеграции ситуаций ин-терперсонального взаимодействия была бы сравнима с эффективностью некоторых уловок, построенных на использовании определенных интонаций. Эти уловки кажутся нам более чем естественными, поскольку они в самом прямом смысле слова являются вторым по давности возникновения фактором, играющим очень-важную роль в переживании слушания и интерпретации голоса, а также собственно вербального поведения>.]
107 ГЛАВА 6
МЛАДЕНЧЕСТВО: ПОНЯТИЕ ДИНАМИЗМА - ЧАСТЬ 2
Интеграция, разрешение и дезинтеграция ситуаций
В этой главе мы с вами рассмотрим вопрос успешности или безрезультатности действий младенца, осуществляемых ради появления, приближения и необходимого для удовлетворения его потребности содействия хорошей матери. Если вспомнить об эйфории, подавляемой напряжением, становится ясно, что повторяющееся напряжение физико-химической потребности - ощущаемое, скажем, как потребность в пище - можно рассматривать как стремление осуществлять контакт губ младенца с хорошим, приносящим удовлетворение соском, а этот контакт в свою очередь является необходимым условием кормления и утоления голода. А поскольку сосок есть нечто, появляющееся лишь время от времени, я, несколько видоизменив эту формулировку, рискну утверждать, что ситуация присутствия соска во рту у младенца, первоначально возникающая как результат <плача от голода>, представляет собой условие, необходимое для запуска процесса кормления и осуществления его до тех пор, пока голод и жажда не будут полностью утолены.
Работа - не в бытовом или общепринятом смысле, а с точки зрения физики - это деятельность, направленная на создание ситуации присутствия соска во рту младенца, ее поддержание, и предотвращение более или менее незначительных нарушений, прежде чем голод будет утолен, после завершения которой трансформация энергии, обеспечивающей работу, прекращается. Итак, работа, или трансформация энергии, представляет собой функциональную активность, являющуюся, как вы помните, одним из трех фундаментальных аспектов жизни в целом. Мы можем говорить о том, что напряжение, переживаемое как голод, как правило, интегрирует ситуацию присутствия соска между губами младенца и поддерживает эту интеграцию материнского соска и младенческих губ на протяжении всего периода времени, пока существует напряжение. Рассматривая голод и некоторые другие потребности младенца в целом как потребность в заботе, поскольку их удовлетворение требует содействия взрослого человека, можно утверждать, что многочисленные виды напряжения, лежащие в основе этой потребности в заботе, как правило, интегрируют, а в дальнейшем поддерживают интеграцию множе-108
Г
Глава 6
ства ситуаций интерперсонального взаимодействия между матерью и младенцем, необходимых для выживания ребенка. С этой точки зрения удовлетворение является фактором, приостанавливающим действие ин-тегративной тенденции, выражающейся в работе.
В настоящий момент я рассматриваю все уже вкратце мною упомянутые аспекты, предположения и факты, - с другой точки зрения это потребности и их удовлетворение, знаки и их значения, развитие поведенческих проявлений на самых первых стадиях младенчества, начиная с простейшего из них, а именно с ситуации присутствия соска между губами младенца, возникновение которой младенцу кажется результатом его <плача от голода>, - для того чтобы хоть немного пролить свет на то, о чем сейчас идет речь. Итак, речь идет о том, что, принимая во внимание ситуацию интерперсонального взаимодействия, мы должны рассматривать напряжение потребности, в том числе и его чувственный компонент, как тенденцию интегрировать ситуацию, необходимую для удовлетворения потребности и полностью соответствующую этой цели; а поскольку в первые месяцы жизни младенец абсолютно не может обходиться без помощи материнской фигуры, его потребности проявляются, начиная с первичных признаков активности, в форме тенденции интегрировать особые ситуации взаимодействия с материнской фигурой. В связи с этим необходимо отметить, что удовлетворение потребности, разрядка напряжения, лежащего в основе чувственного аспекта этой потребности, по сути означает приостановку, окончание, временное бездействие интегративной тенденции, которая проявляется в работе по поддержанию ситуации интерперсонального взаимодействия. Ситуация интерперсонального взаимодействия, возникшая как следствие интегра-тивной тенденции, разрушается в результате прекращения работы по ее поддержанию; а поскольку данная ситуация является необходимым и обязательным условием удовлетворения потребности, мы можем сказать, что эта потребность разрешилась в рамках соответствующей ситуации интерперсонального взаимодействия. Итак, мы уже практически вплотную приблизились к пониманию того, почему, с моей точки зрения, разрешение ситуации определяется прекращением действия интегративной тенденции, направленного на ее поддержание.
Все это время я рассматривал напряжение потребностей с точки зрения интегрирующих тенденций, т. е. тенденций интеграции соответствующих необходимых ситуаций, имеющих интерперсональную природу. Возьмем, например, ситуацию, когда мать испытывает тревогу, вызывая тем самым тревогу и 'внутри' младенца. Очевидно, что тревога так или иначе препятствует интеграции ситуации интерперсонального взаимодействия, являющейся необходимым условием удовлетворения потребности, и что возникновение тревоги в момент, когда ситуация движется к разрешению, приведет к ее дезинтеграции. Таким образом я подчеркиваю особый смысл использования термина разрешение интерперсональной ситуации. Он обозначает феномен, принципиально отличный от дезинтеграции той же ситуации. Когда ситуация разрешается, она перестает существовать на некоторое время - хотя на самом деле она прекращает свое существование вообще, поскольку когда та же самая потребность снова интегрирует что-то подобное, это будет уже новая ситуация. Разрешение
109
Часть 2
или завершение интерперсональной ситуации происходит в связи с реализацией потребности, ее удовлетворением, тогда как возникновение тревоги может помешать интеграции или дезинтегрировать - разорвать - ситуацию. Если вместо способствующего интеграции объекта появляется тревога, интеграция становится 'невозможной'.
Предположим, например, что в тот момент, когда младенец оживленно сосет материнскую грудь, происходит нечто, заставляющее мать испытывать сильную тревогу. Эта тревога, как я уже говорил бесчисленное количество раз, немедленно вызывает тревогу у младенца. За этим неизбежно следуют всевозможные неприятности, в частности младенец выпускает сосок изо рта, отказывается снова его искать, отталкивает сосок, поднесенный к его губам, и даже отрыгивает молоко. Здесь мы видим целый ряд поведенческих проявлений, связанных с процессом кормления, о которых я уже упоминал; именно их я имел в виду, говоря, что в определенных обстоятельствах при возникновении тревоги младенец может даже вести себя так, как будто его держат рядом с материнской грудью, не давая взять в рот сосок. Эти действия можно рассматривать как проявления активности, направленной на избежание ситуаций, в которых доступ кислорода ставится под угрозу. Мы могли бы проследить филогенетическую обусловленность такого рода поведения, хотя, должен признать, это задача не из легких.
Итак, если бы мы рассмотрели весь спектр возможных последствий возникновения тревоги у матери в момент кормления младенца, мы имели бы более полное представление о различиях между разрешением ин-терперсональной ситуации, если необходимость ее продолжать отпадает, и дезинтеграцией этой же ситуации при наличии множества причин, требующих ее продолжения. Дело в том, что сосок испытывающей тревогу матери все так же продолжает давать молоко и даже несмотря на то, что возникновение тревоги приходится как раз на момент кормления, потребность в пище все равно остается; другими словами, переживаемое напряжение требует продолжать кормление, но с разрушением интер-персональной ситуации оно прерывается. В этом и заключаются различия между дезинтеграцией интерперсональной ситуации и ее разрешением, т. е. прекращением на некоторое время, что обусловливается отсутствием веских причин для дальнейшего существования.
Я уже рассматривал потребности в качестве интегративных тенденций. А теперь мне хотелось бы обратить ваше внимание на то, что тревога представляет собой тенденцию, разъединяющую или дезинтегрирую-щую интерперсональные взаимоотношения, препятствующую интегра-тивной тенденции, проявляющейся в работе по созданию и поддержанию интерперсональной ситуации; тревога модифицирует процесс трансформации энергии, обусловливающий функциональную активность младенца таким образом, что теперь работа направлена на уход от интерперсо-нальной ситуации, соответствующей переживаемой потребности. Тревога препятствует осуществлению работы, воплощающей в себе активность интегративной тенденции; тревога мешает претворению в жизнь актов трансформации энергии, которые находят отражение в обхватывании и удержании соска во рту, в сосательной активности, в перемещении по ротовой полости и проглатывании молока, а также в многочисленных
110
Глава 6
вспомогательных проявлениях активности, разговор о которых еще впереди. Всем этим действиям противостоит разъединяющая тенденция, ярким примером которой для нас является тревога. Несколько позже мы увидим, что, если говорить об интерперсональных взаимоотношениях, тревога практически во всех случаях, хотя и не всегда, играет немаловажную роль в разрушении интерперсональной ситуации, которая в противном случае способствовала бы удовлетворению потребности, испытываемой человеком. Понятно, что появление тревоги никоим образом не снимает напряжение потребности, а лишь препятствует его разрядке.
Если бы мы рассматривали отдельную потребность как тенденцию к интеграции ситуации, в рамках которой активность направлена на удовлетворяющее разрешение ситуации, мы могли бы взять за основу вектор интегративной тенденции. Тогда можно было бы представить тревогу как прямую противоположность задающему направление компоненту потребности, удовлетворению которой она препятствует. Мне хочется напомнить вам понятие вектора, определяемое формулой <длина плюс направление>. Итак, элемент направления играет важнейшую роль в понятии вектора. Использование термина вектор в нашем разговоре я бы обосновал, сославшись на то, что интерперсональную ситуацию нельзя рассматривать как нечто статичное, в отличие, например, от расположения предметов на моем столе. Наша жизнь имеет мало общего со статикой.
Интерперсональная ситуация, интегрированная голодом, который испытывает младенец, усиленная потребностью матери заботиться о нем, характеризуется направленностью на удовлетворение детского голода, а проявления направленности ситуации находят отражение в активности, осуществляемой для достижения поставленной цели. Таким образом, компонент направления выделяется в тех случаях, когда упомянутая потребность рассматривается как интегративная тенденция, т. е. тенденция к созданию и поддержанию ситуации, которая, в свою очередь, предполагает ориентацию на ее разрешение. А разрешение ситуации, если взглянуть на нее с другой точки зрения, детерминируется удовлетворением потребности, с которой, собственно, все и началось.
Если представить себе направление деятельности, осуществляемой для достижения цели, в основе которой лежит напряжение потребности, то угол между ним и вектором тревоги будет равен 180 градусам. Взглянув на эту проблему с точки зрения сложения векторов, используемого в физике, следует вспомнить, что в параллелограмме силы один вектор идет в одном направлении, другой - в другом, а результирующий вектор в точности совпадает с диагональю построенного параллелограмма. Если рассуждать в этих терминах, то можно сказать, что тревога, возникновение которой значительно затрудняет действие интегративной тенденции в некоторых направлениях, может способствовать только редукции или прекращению процесса трансформации энергии, обеспечивающего работу в рамках данной ситуации; т. е. результатом тревоги оказывается либо снижение активности, направленной на удовлетворение потребности, либо полный отказ от достижения цели. Тревога, возникающая в момент кормления и испытываемая наравне с чувством голода, вовсе не способствует появлению какого-то новообразования, способного играть роль диагонали - результирующей этих двух явлений.

Часть 2
Напротив, их переплетение приводит либо к тому, что, несмотря на продолжение процесса кормления, активность значительно снижается, либо к осуществлению действий, диаметрально противоположных сосательным, а следовательно, не ведущих к утолению голода.
Мы еще не раз встретимся с ситуациями, в которых два противоположных вектора действительно в сумме составляют третий - где присутствует противодействие осуществлению определенной активности, и, отчасти в соответствии с физической моделью параллелограмма силы, в результате появляется новое направление деятельности. Этот новый вектор с точки зрения физики выполняет функцию нейтрализации обеих актуальных тенденций путем определения другой ситуации, в рамках которой действие, ведущее к ее разрешению, а именно к достижению поставленной цели, столь же очевидно. Но в ситуации, возникающей на самых ранних стадиях младенчества, когда у младенца активизирована только одна потребность - потребность в еде (всем остальным, по крайней мере в интересах исследования, мы можем пренебречь), возникновение тревоги приводит не к изменению направленности активности, а либо к редукции процесса сосания, либо к полной дезинтеграции и избежанию ситуаций, связанных с кормлением. Как я уже говорил, в физике это описывается при помощи двух векторов, угол между которыми 180 градусов и результирующей которых является либо полное прекращение деятельности, либо очень значительное ее редуцирование. Несмотря на то что такое столкновение потребности, которую можно рассматривать как интегративную тенденцию, с тревогой с этой точки зрения имеет только два возможных исхода: значительная редукция скорости или изменение направления, тем не менее теперь младенец испытывает большее напряжение, чем при наличии одной потребности. Другими словами, теория векторов как нельзя лучше подходит для описания происходящего; но в то же время о проблеме снижения эйфории, само собой разумеется, приобретающей значительно больший масштаб в ситуации столкновения двух противоположных видов напряжения, чем в условиях существования только одного из них, предпочтительно говорить с точки зрения гораздо более сложной сферы, а именно тензорной теории.
Я перешел на язык физиков и в дальнейшем намерен следовать тем же курсом, так как мне еще предстоит объяснить вам смысл терминов работа и энергия. Возможно, вы помните, что энергия иногда определяется как способность, позволяющая выполнять работу, или, точнее, как то, что уменьшается в процессе выполнения работы на объем, равный проделанной работе. Возможно, вы спросите, буду ли я выделять <психическую> энергию в особый вид. Ответ таков: энергия, как я ее понимаю и как ее понимают физики, как таковая имеет две основные формы - потенциальную и кинетическую. А в термин работа я вкладываю тот смысл, который принят в физике и не имеет никакого отношения к тому, что вы ненавидите, но чем вынуждены заниматься, для того чтобы жить. Мне кажется, именно сейчас будет очень уместен простейший заимствованный из физики пример, иллюстрирующий отличие кинетической энергии от потенциальной, поскольку, используя термин потенциальная энергия при обсуждении многих вопросов, я вкладываю в него почти тот же смысл, что и специалисты-физики. Представьте себе обычный маятник,
Глава 6
который можно сделать, подвесив груз, или часы, или еще что-нибудь на веревку, а другой ее конец прикрепив к гвоздю таким образом, чтобы часы, груз или то, что вы используете вместо них, повисло в воздухе. Если после этого вы качнете ваш импровизированный маятник, вы увидите, что в конце каждого совершаемого им движения он останавливается; предположим, что в этот момент он неподвижен. Он отклоняется в одну сторону, на мгновение замирает и начинает движение в обратном направлении. В точке максимального отклонения маятника вся его энергия потенциальна; и если этот маятник случайно стукнет вас по голове, вам сразу станет ясно, какая колоссальная потенциальная энергия, должно быть, была в нем заключена. Поэтому потенциал - это не плод нашего воображения или что-то в этом роде, это понятие даже еще более объективно, чем электрический потенциал, который является другим примером использования этого же термина, ощущением реальности которого вы тут же проникнитесь, сунув палец в сеть с напряжением 33.000 вольт. Последствия будут красноречивее любых аргументов.
Понятие: обоснование и значение для психиатрии
Обзор существующих понятий
Плавно переходя от одной системы научных представлений к другой, я наконец получил возможность представить - надеюсь, достаточно ясно - понятие, играющее чрезвычайно важную роль в рассматриваемой нами теории психиатрии. Это понятие динамизма, которое, как мне кажется, символизирует большой шаг вперед в понимании психических механизмов, уже давно являющихся предметом тщательного исследования.
Прежде всего, мне хотелось бы еще раз вернуться к уже рассматривавшимся нами понятиям, играющим определенную роль в определении понятия динамизм. Мы исходили из того, что живой организм может рассматриваться с точки зрения действия трех основных факторов: сосуществование с естественной окружающей средой, организация и функциональная активность. Мы говорили о человеке как об организме, нуждающемся в контакте с другими людьми, во взаимодействии с которыми осуществляется функциональная активность, а также происходит частичное проникновение в его личность мира культуры, таким образом становящегося частью самого человека, т. е. организующегося внутри его.
В качестве фундаментальных терминов нашего анализа мы ввели понятия переживания, эйфории и двух видов периодически возникающего напряжения - напряжения потребности и напряжения тревоги, мимоходом упомянув о третьем виде напряжения, о котором более подробно мы поговорим in extenso ( полностью - лат.) позже - напряжении сна. Мы рассматривали эти воды напряжения в качестве чувственных компонентов сознания, а также по отношению к окружающей среде как интег-ративные или разъединяющие тенденции, характеризующие ситуации, в рамках которых может осуществляться активность (т. е. поведение), направленная на удовлетворение потребностей. Кроме того, мы отметили, что разрядка напряжения, сопровождающаяся реализацией - т. е. удов-Часть 2
летворением потребности - его чувственного компонента, на ранних стадиях постнатальной жизни требует проявлений заботы, сигналом к чему являются такие действия младенца, как <плач от голода>, <плач от холода> и т. д. При обсуждении потребностей младенца мы выделили потребность в кислороде, в воде, в питательных веществах, в поддержании определенной температуры тела, и - шире - потребность в целостности, свободе тела и в беспрепятственном протекании физиологических процессов, последние из которых, вероятно, можно сформулировать как потребности в отсутствии боли и ограничений свободы телодвижений. На этом мы отвлеклись от основной темы нашего разговора, дабы отметить, что отсроченная разрядка растущего напряжения, представляющего опасность для жизни, стимулирует возникновение напряжения страха, которому соответствует особый вид плача - <плач от страха>, и что это напряжение страха может достигать максимума, чувственный компонент которого носит название ужаса, а активность, его сопровождающая, на более поздних этапах жизни будет носить название поведения в состоянии гнева.
Мы подчеркнули, что, поскольку для удовлетворения каждой из потребностей младенца необходима забота о нем другого лица, все они в целом на интерперсональном уровне могут рассматриваться как обобщенная потребность в заботе. Но в процесс удовлетворения потребности в заботе, равно как и в сопровождающую его разрядку первоначально присутствовавшего напряжения, разумеется, вмешивается тревога. Мы с вами достаточно детально проанализировали взаимосвязь между плачем ребенка и проявлением заботы, необходимой для удовлетворения его потребностей, а впоследствии и процессами дыхания и кормления, начальная фаза которых проходит в ротовой области или рядом с ней. Таким образом мы подошли к понятию зоны взаимодействия, обеспечивающей сосуществование младенца как с физико-химической, так и с интер-персональной средой, уделяя особое внимание оральной зоне, в том числе и звукам, издаваемым младенцем. Мы упомянули о значении 'с объективной точки зрения' идентичных видов плача - <плача от холода>, <плача от голода> и т. д., каждый из которых играет роль предназначенного для матери сообщения о наличии у младенца потребности в заботе, но для ребенка каждый из них имеет свое собственное значение, так как в основе любого конкретного проявления лежит отдельное переживание. Иными словами, для младенца различные виды плача означают нечто более конкретное, нежели обобщенная потребность в заботе, хотя мать воспринимает их именно так.
Как я уже говорил, у нас есть веские причины считать, что переживание, представленное в простейшей, примитивнейшей форме, т. е. про-тотаксическое переживание кратковременного состояния организма, обладает признаками или неотъемлемыми характеристиками зоны взаимодействия, воздействие на которую породило это переживание; таким образом, переживание, возникшее в области губ, четко характеризуется своим <происхождением> и в связи с этим кардинально отличается от переживания, появившегося на кончике пальца. Прототаксическое переживание в известном смысле отражает общее состояние организма на протяжении большого отрезка времени, в том числе и события, происходящие с ним, вернее, их воздействие на зоны взаимодействия.
114


Поділіться з Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   34




База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2022
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка