Русский язык и культура речи



Сторінка18/22
Дата конвертації11.04.2016
Розмір4.46 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

Примечание 1. В школьном курсе морфологии часто не принимается во внимание тот факт, что краткую форму способны иметь не только качественные, но и притяжательные прилагательные. При этом у притяжательных прилагательных, в отличие от качественных, она склоняема. В литературном языке эта способность проявляется прежде всего в винительном падеже, женском роде: мамину, лисьу (ср.: берега Плещеева озера – родительный падеж), а в разговорной речи по краткому варианту могут склоняться еще формы родительного и дательного падежей: сестрина (жениха), к Васину (дому). В связи с этой особенностью при морфологическом разборе краткой формы качественного прилагательного падежное значение в непостоянных признаках не указывается, так как отсутствует категория падежа (т.е. возникает лингвистический парадокс: постоянный признак – отсутствие категории падежа у непостоянного признака – краткой формы), а при анализе краткой формы притяжательного прилагательного необходимо указывать падежное значение, поскольку есть соответствующая парадигма.

Примечание 2. Нельзя считать краткую форму словоизменительным вариантом прилагательного в том случае, если она имеет совершенно иное лексическое значение (это еще одно доказательство тесной связи грамматики с лексикой) – ср., например, видный политик (= известный) и Сатурн почти не виден (= доступен зрению). Необходимо принимать во внимание и противоположное явление – существование у отдельных прилагательных только краткой формы в связи с отсутствием соотносительной полной формы в современном литературном языке. Только краткую форму имеют, например, слова горазд, должен, надобен, рад. При морфологическом разборе прилагательных, имеющих только полную или только краткую форму, следует отмечать этот факт в числе постоянных признаков.

Качественные прилагательные могут иметь только степень сравнения (положительную, сравнительную или превосходную) как непостоянный признак, характерный только для этого лексико-грамматического разряда. При морфологическом анализе указывается форма степени (простая или сложная), ее значение и грамматический показатель: формообразующий суффикс (для синтетической формы) или формообразующая частица (для аналитической формы).



Примечание. Следует иметь в виду, что «аналитические формы сравнительной и превосходной степени образуются не только от полных форм положительной степени (более интересный, наиболее интересный), но и от кратких (более интересен, наиболее интересен), например: Чем проще слово, тем более оно точно (М.Г.). Это положение часто не отмечается в ученых пособиях». Следовательно, при морфологическом разборе краткой формы качественного прилагательного, имеющего парадигму сравнения, указывать степень сравнения так же необходимо, как и при анализе полной формы.

При морфологическом анализе притяжательных прилагательных следует отмечать в числе постоянных признаков отсутствие форм степеней сравнения, а при анализе относительных прилагательных – отсутствие и форм степеней сравнения, и краткой формы.


Постоянные и непостоянные грамматические признаки числительных и местоимений

Из опорных данных анализа имени числительного исчезает пункт «Лексическое значение», но в них на втором месте (за «Формой употребления в тексте») появляется «Способ выражения». У каждого числительного в письменной речи он может быть двояким – цифровым и словесным, например:

Кандидат в депутаты во время предвыборной кампании встретился с 1492948 (одним миллионом четырьмястами девяноста двумя тысячами девятьюстами сорока восемью избирателями).

Следует отметить, каким из двух вариантов представлено счетное понятие, и в том случае, если оно передано цифрой, необходимо перевести его в словесное обозначение, потому что цифра – это общепринятая экономичная графическая форма выражения числительного, которое как именная часть речи должно иметь (тем более при морфологическом анализе) словесно-буквенный облик). У всех без исключения имен числительных четыре постоянных признака: общий разряд по значению (количественное или порядковое), подразряд (для количественных числительных: целое, дробное или собирательное), структурный разряд (простое, сложное или составное) и особенности склонения, определение которых создает наибольшие трудности при разборе числительного. Склонение числительных не имеет таких четко выраженных парадигм, которые есть у существительных и прилагательных. Оно раздроблено на множество различных типов, каждый из которых требует отдельного запоминания. Именно по этой причине при склонении числительных (особенно составных) прежде всего в устной речи многие люди, в том числе представители СМИ, чиновники, политики, допускают столько ошибок, сколько не возникает при словоизменении других имен или глагольных форм. Однако в речи подлинно образованного человека подобных ошибок быть не должно: при желании несложно запомнить все особенности склонения счетных слов.

Категории рода и числа у стержневого разряда числительных разрушены, поскольку их проявлению препятствует семантика этой части речи: числительное не должно изменяться по родам, потому что обозначает независимое, не связанное с родовой принадлежностью счетное понятие, и не изменяется по числам, поскольку само выражает точное число. Поэтому при морфологическом анализе количественных наименований отсутствие категорий рода и числа у абсолютного большинства целых и дробных и у всех собирательных числительных логично отнести к постоянным признакам. Однако из общей закономерности есть исключения.

У целых числительных один, два и у смешанного полтора проявляется категория рода. При этом только слово один способно принимать формы всех трех родов (м.р. - один□, ж.р. – одна, ср.р – одно) и сохранять противопоставленность форм мужского и среднего рода формам женского рода во всей парадигме склонения: одного – одной (Р.), одному – одной (Д.), один□ (одного) – одну (В.), одним – одной (Т.), об одном – об одной (П.). Числительные два и полтора имеют оппозицию женского рода только в начальной форме (две, полторы).

Числительные тысяча, миллион□, миллиард□, триллион по всем грамматическим показателям очень близки к именам существительным и поэтому не изменяются по родам, а имеют, как слова типа парта и стол□, категориальное значение женского и мужского рода, которое выражается прежде всего формально (при помощи окончания) и является постоянным признаком.

Дробные числительные, включающие слова одна, две, имеют застывшую форму женского рода (одна пятая, две шестых); при анализе счетных наименований с одним из этих слов род также нужно отнести к постоянным признакам.

Порядковые числительные, как и прилагательные, изменяются по родам в единственном числе: четвертый (день), четвертая (машина), четвертое (здание). Во множественном числе категория рода у порядковых слов, как и у прилагательных, отсутствует.

Анализируя категорию числа, нужно знать, что из разряда количественных числительных изменяется по числам только слово один, у которого формальный показатель (окончание) множественного числа появляется только в сочетании с конкретными существительными pluralia tantum: одни вилы, грабли, ножницы, сутки и т.д. Однако форма множественного числа в этом случае вступает в противоречие со значением, которое не выражает идеи множества, поскольку исчисляются единичные предметы. В сочетании с любыми существительными вне группы pluralia tantum одни перестает быть числительным и переходит в другие части речи, например:

Есть у меня одни знакомые, которые вам помогут (значение неопределенного местоимения); Одни собаки на улице (значение частицы только); Наконец мы остались одни (= в одиночестве, наречное значение).

Отдельно взятые слова тысяча, миллион, миллиард, триллион, могут выступать в значении числительного только в единственном числе. Во множественном числе конкретное счетное значение они сохраняют лишь в структуре составного количественного или порядкового числительного: семь миллиардов триста миллионов сорок тысяч (рублей), девять миллионов шестьсот тысяч первый (житель). При употреблении вне составных числительных эти слова во множественном числе обозначают неопределенное множество предметов (ср.: тысячи людей, миллионы звезд), которое уже нельзя записать цифрой и продолжить при счете; следовательно, они становятся именами существительными.

Категориальное значение падежа является единственным непостоянным грамматическим признаком, свойственным именам числительным, как и всем остальным именным частям речи и соотносимым с ним местоимениям.

У числительных два, три, четыре в винительном падеже в сочетании с соответствующими существительными появляется категория одушевленности (вижу два стола, но двух орлов), но это особые случаи проявления нехарактерного для имени числительного признака, когда формальная (выраженная только при помощи окончаний) одушевленность счетных слов всецело предопределена семантической одушевленностью существительных, с которыми числительные образуют неразложимые количественно-именные сочетания. Поэтому категория одушевленности не стала одним из пунктов морфологического анализа имени числительного.

При морфологическом анализе местоимения, как и числительного, лексическое значение не входит в число опорных данных, поскольку семантика слов этой части речи неконкретна. Категориальное значение местоимения – указание без наименования. Характер и состав постоянных и непостоянных грамматических признаков соотносимы с соответствующими признаками замещаемых частей речи, т.е. варьируются в зависимости от указания на предмет (при замещении существительного), признак (при замещении прилагательного и - в широкой трактовке местоимений – наречия) или количество (при замещении числительного).

В первую очередь нужно помнить, что у личных местоимений категория лица – постоянный признак (поэтому начальная форма местоимения ему – он, а не я), а категория числа – непостоянный признак, проявляющийся в полной мере только у местоимений 3-го лица. Местоимения 1-го и 2-го лица единственного числа я□ и ты□ имеют корреляты множественного числа мы и вы, которые не могут быть признаны соотносительными числовыми формами, так как в этом препятствует разница в значениях; ср.: парты= парта+ парта+ парта…, мы – это не я + я…, а я и другие. Следовательно, у этих слов категориальное значение числа является постоянным признаком (я, ты – ед. ч.; мы, вы – мн.ч.) и начальной формой падежных вариантов нас, нами является супплетивное мы, а не я.

Факты языка свидетельствуют о том, что в морфологический анализ местоимения должен быть включен пункт «Одушевленность – неодушевленность». Категория одушевленности у местоимений, в отличие от имен существительных, является в большей степени семантической, чем грамматической, так как проявляется в совпадении форм родительного и винительного падежей только у относительных местоимений какой и который. Ср. человек, которого я жду, без которого скучаю

(В. =Р. одуш.) и праздник, который я жду, который придет (В. = И. неодуш.). Эта категория в первую очередь свойственна личным местоимениям 1-го и 2-го лица, призванным указывать на живые существа: я, мы – на людей и животных. У местоимений 3-го лица и личнопритяжательных местоимений категории одушевленности нет, поскольку они способны указывать на живые и неживые предметы: он, мой (кот) и он, мой (стол).

Семантическая одушевленность – неодушевленность ярко выражена у вопросительных местоимений кто и что и производных отрицательных и неопределенных: никто, ничто, некто, нечто, кое-кто, что-нибудь и т.д. Кто обычно соотносится с логически одушевленными предметами, а что – с неодушевленными: Кто родился? Что случилось? У относительного местоимения (союзного слова) что нет значения неодушевленности, потому что оно в равной степени способно соотноситься как с одушевленными, так и с неодушевленными существительными. Например, в сложно-подчиненном предложении:

Я помчался вслед за псом, что погнался за котом, что преследовал мышонка, что позавтракал сырком, что валялся под столом, и от яростной погони, что рычала за хвостом, юркнул в щель, что под крыльцом, -

местоименное союзное слово что соотносится с опорным существительным в каждой господствующей части независимо от его одушевленности или неодушевленности. Следовательно, относительные местоимения кто и что не обнаруживают такой четко выраженной противопоставленности по признаку одушевленности – неодушевленности, которая есть у омонимичных вопросительных и производных неопределенных или отрицательных местоимений. Поэтому при выполнении морфологического анализа нужно помнить, что у относительного местоимения кто, как и у вопросительного, одушевленность остается постоянным грамматическим признаком (хотя оно, в отличие от вопросительного омонима, способно указывать только на лица), а относительное местоимение что так же безразлично к этой категории, как и местоимения 3-го лица.

Анализируя лексико-грамматические свойства местоимений-числительных, трудно согласиться с утверждением, что они, «как и имена числительные, не имеют категории числа». Числительные обозначают само счетное понятие и поэтому не нуждаются в средствах формального выражения числового значения (т.е. в соответствующих окончаниях), а замещающие их местоимения только указывают на большее, чем один, количество предметов, выражая семантику множественности и грамматически оформляя её характерными окончаниями во всех падежах, кроме именительного и винительного (если И. = В.). Следовательно, значение « не один» и окончания косвенных падежей местоимения оба или его коррелятивной формы женского рода обе (ср.: Р. и П.: -оих, -еих, Д.: -оим, -еим, Т.: -оими, -еими) и местоимений сколько, несколько, столько (ср. Р. и П.: -их, Д.: -им, Т.: -ими) позволяет отнести их к словам, имеющим значение множественного числа как постоянный признак.

У остальных местоимений отношение к категории числа не проявляется или слабо выражено.

Категорией рода характеризуются прежде всего местоимения-прилагательные (какой – ср.: какая, какое, каждый, всякий, чей, чей-то, ничей, такой, некоторый и т.п.), которые так же, как и имена прилагательные, изменяются по родам (за исключением лично-притяжательных её и его), следовательно, род является их непостоянным признаком. Помимо этих слов, категорию рода имеют личные местоимения 3-го лица. В отличие от грамматистов, признающих категорию рода у местоимений 3-го лица несловоизменительной, мы придерживаемся точки зрения тех исследователей, которые считают, что род у этих слов – непостоянный признак. Местоимение он, только указывающее на предмет и не имеющее собственного лексического значения, является лишь «тенью» замещаемого существительного, к которому приспосабливается, подобно прилагательному, в согласуемых формах рода и числа. Кроме того, местоимение он в косвенных падежах склоняется по адъективному типу (как прилагательное синий). Нет логических препятствий для того, чтобы считать начальной формой всех парадигм этого слова ту же словоформу, которая признается начальной формой имени прилагательного (т.е. И.п. , ед.ч., м.р.) – он. Словоформы она и оно лучше называть не начальными, а исходными формами парадигм женского и среднего рода, как и они – исходной формой парадигмы множественного числа. Категорией рода как непостоянным признаком обладает также указательное местоимение оба, у которого, как и у лично-притяжательных местоимений его и её, недифференцированная форма мужского – среднего рода оба противопоставлена форме женского рода обе, и эта оппозиция сохраняется при склонении во всех падежах: Р.: обоих – обеих, Д.: обоим – обеим и т.д.

Особыми грамматическими свойствами обладают лично-притяжательные местоимения его, её, их, выступающие в предложении в морфологизированной функции несогласованного определения. У них нет начальной формы, но в зависимости от того, являются ли они склоняемыми или несклоняемыми, падежное значение может быть непостоянным или постоянным признаком. Большинство указательных слов изменяется по падежам и способно выступать в каждой из падежных форм. Однако следует помнить, что у возвратного местоимения себя и отрицательных местоимений некого, нечего неполная парадигма склонения, так как в ней отсутствуют формы именительного падежа.

Постоянным грамматическим признаком является категориальное значение именительного падежа у несклоняемых местоимений каков, таков и у застывших форм некто, нечто. Лично-притяжательные местоимения его, её, их представляют собой застывшие формы родительного падежа.



Постоянные и непостоянные грамматические признаки глаголов

Общеизвестно, что наиболее сложной и емкой частью речи русского языка является глагол, поэтому разграничение постоянных и непостоянных признаков как самого глагола, так и его особых форм – далеко не простая задача. Опорные данные для морфологического разбора глагола (как и существительного или прилагательного) включают пять пунктов: словоформа в тексте, синтаксическая функция, категориальное значение, начальная форма (инфинитив), лексическое значение. Напомним, что при морфологическом разборе глагола, как и при анализе других знаменательных частей речи, все постоянные признаки определяются по начальной форме, а непостоянные – по словоформе в тексте.

Нужно учитывать, что у глаголов несовершенного вида форма будущего времени аналитическая, образуемая сочетанием связки быть с инфинитивом: буду учить, будете читать, будет смотреть (другие глаголы), например начать, стать, способные выражать значение будущности самостоятельно или в сочетании с инфинитивом, не признаются формообразующими связками, поскольку имеют свое лексическое значение). В этом случае постоянные признаки определяются по инфинитиву, а непостоянные – по связке.

Обзор категориальных значений глагола логично начать с постоянных признаков, которыми традиционно считаются класс, вид, возвратность, переходность, спряжение и залог. Перечисленные признаки (за исключением последнего) определяются по инфинитиву. Именно по этой причине значение вида у глаголов не только одновидовых, но и имеющих видовой коррелят целесообразно признать постоянным грамматическим признаком. Несмотря на то что видовой коррелят (суффиксальный, префиксальный, акцентный или супплетивный) признается в морфологии соотносительной формой слова, все же неправомерно утверждение, что глагол «изменяется по видам». В парадигму словоизменения парного по виду глагола не включается парадигма его видового коррелята. Кроме того, у словоформы каждого вида своя начальная форма и свои особенности образования причастий и деепричастий, в связи с чем в опорных данных для морфологического анализа указывается только один инфинитив. Следовательно, соотносимое по виду слово – хотя и форма, но особая, требующая отдельного морфологического разбора.

У двувидовых глаголов эту их особенность также следует отмечать в числе постоянных признаков, а в непостоянных (в первом пункте, перед залоговым значением) с опорой на более широкий контекст, чем словоформа в тексте, возможно указание на конкретное видовое значение данного глагола, например: Его казнят завтра на рассвете ( сов.в.) – Я всю жизнь казню себя за этот поступок ( несов.в.).

Анализ залогового значения осложняется конкуренцией в современной грамматике двух залоговых теорий: трехкомпонентной (она разработана академиком В.В. Виноградовым и представлена в большинстве учебников) и двухкомпонентной (она отражена, например, в академической «Краткой русской грамматике», «Кратком справочнике по современному русскому языку» под ред. П.А. Леканта). Напомним, что согласно первой из них (более сложной, но и более, на наш взгляд, корректной) для реализации залогового значения важны не только само действие и его субъект (этого достаточно для второй теории), но и объект действия, в силу чего категория залога тесно связана с категорией переходности, так как залоговое значение способны иметь лишь переходные и образованные от них (не разошедшиеся при этом по значению) возвратные глаголы.

В соответствии с трехкомпонентной теорией в русском языке существуют глаголы действительного, страдательного, средневозвратного (или возвратно-среднего) залогов и глаголы вне залога (безличные, непереходные, образованные от непереходных, разошедшиеся по значению с производящими переходными и др.). Например, действительный залог: Ученик прочитывает книгу (логико-грамматический субъект направляет действие на логико-грамматический объект); страдательный залог: Книга прочитывается учеником (грамматический субъект, равный логическому объекту, подвергается действию со стороны логического субъекта, равного грамматическому объекту; в этом случае логический субъект действия – субстантивное слово в творительном падеже в роли косвенного дополнения – не совпадает с грамматическим субъектом-подлежащим); сред-невозвратный залог: Книга прочитывается внимательно (логико-грамматический субъект, равный логико-грамматическому объекту, направляет действие на самого себя; в этом залоге действие субъекта «бумерангом» возвращается к нему как объекту и на нем замыкается).

В соответствии с менее популярной в школьных и вузовских учебниках двухзалоговой теорией страдательный залог рассматривается так же, как и в трехзалоговой, а все остальные глагольные формы независимо от их переходности – непереходности считаются действительным залогом, т.е. при таком подходе внезалогового значения не существует.

С учетом каждой из залоговых теорий (несмотря на кардинальные различия между ними) для морфологического анализа важно то, что один и тот же глагол, принципиально не меняя своего лексического значения (во всяком случае это изменение не отражено в толковых словарях), способен выступать в разных залоговых значениях. Например, во втором из приведенных выше примеров глагол прочитываться реализует значение страдательного залога (согласно обеим теориям), а в третьем – средневозвратного (согласно трехкомпонентной теории) или действительного (в соответствии с двухкомпонентной теорией). Для выражения залогового значения используются формы одного и того же глагола. Следовательно, залоговое значение глагольной словоформы логично признать непостоянным грамматическим признаком.

В конструктивно сходных предложениях типа Пол моется уборщицей, Пол моется тряпкой и Котенок моется лапкой при определении залогового значения возвратного глагола в большей степени необходимо учитывать внеязыковые реалии (вот почему во избежание ошибки при морфологическом разборе глагольной формы, особенно при анализе залогового значения, нужно принимать во внимание более широкий контекст, чем словоформа в тексте, т.е. синтаксическую конструкцию в целом). Очевидно, что в первом случае мыться имеет страдательное залоговое значение (согласно обеим теориям), поскольку уборщица – реальный логический субъект действия; во втором предложении залоговое значение становится синкретичным, так как, с одной стороны, реальным производителем действия может быть только человек, а тряпка выступает в орудийном значении творительного падежа, и тогда залог должен рассматриваться – с позиций каждой из двух теорий – или как средневозвратный, или как действительный, но с другой стороны, возможна трансформация в активную конструкцию типа Новая тряпка моет пол лучше, чем старая, где существительное тряпка выступает как виртуальный логический субъект действия (следовательно, залог может рассматриваться как страдательный). В третьем примере страдательное залоговое значение исключено, поскольку лапка не может быть ни реальным, ни виртуальным логическим субъектом действия (активная конструкция «Лапка моет котенка» не имеет смысла).

Среди других непостоянных признаков глагола заслуживает внимания категория лица. То, что глаголы, в отличие от личных местоимений, изменяются по лицам, не вызывает сомнений. Спорной представляется существующая в научной и учебной литературе точка зрения, согласно которой глаголы способны иметь категорию лица в форме каждого времени, в том числе прошедшего, где форма лица признается аналитической, образованной сочетанием спрягаемых форм глагола и личных местоимений: я, ты, он. Более объективным и логичным представляется признанный большинством грамматистов и отраженный в школьных учебниках традиционный подход, согласно которому категории рода и лица у русских глаголов являются взаимоисключающими и тесным образом связанными с категорией времени. У глаголов в форме прошедшего времени в единственном числе исчезает категория лица, но появляется категория рода. Во множественном числе категория рода у глаголов (как и у всех других самостоятельных частей речи, кроме имен существительных) не определяется, в связи с чем в схеме морфологического разбора глагола пункт «Число» должен предшествовать пункту «Род», при определении которого мы сталкиваемся с «двойным» морфологическим парадоксом: постоянным признаком – отсутствием значения рода – у двух непостоянных признаков: значений лица и числа.

Проблемным является разграничение постоянных и непостоянных признаков у безличных глаголов. Здесь необходимо принять во внимание следующие особенности.



  1. Можно уверенно констатировать существование у безличных глаголов только двух непостоянных признаков – категориальных значений наклонения и времени, так как есть соответствующие парадигмы форм: светало (прош.вр.), светает (наст.вр.), будет светать (буд.вр.) в изъявительном наклонении, соотносимых со светало бы в сослагательном наклонении. Формы собственно повелительного наклонения у безличных глаголов отсутствуют; возможны лишь описательные конструкции с императивным модальным значением, образуемые при помощи частиц пусть или пускай, например: Пусть скорее светает!

  2. При определении значения лица у безличных глаголов надо помнить, что они бывают собственно-безличными (знобит, не везет, нездоровилось), в том числе образованными от личных с помощью постфикса –ся (не лежится, хотелось), и личными, в том числе возвратными (дует, слышится), в безличном значении. В первом варианте безличность (отсутствие категории лица) становится седьмым постоянным признаком, предопределяющим переход в постоянные признаки отсутствие категориального значения залога и наличие неизменной формы единственного числа (безличные глаголы во множественном числе не употребляются). Следовательно, отсутствие залога (в соответствии с трехзалоговой теорией) и застывшая форма числа у собственно-безличных глаголов становятся восьмым и девятым постоянными признаками. Анализируя личный глагол в безличном значении, эту его особенность, как и мотивированное ею отсутствие залогового значения и форм множественного числа, следует указывать в соответствующих пунктах непостоянных признаков.

  3. Что касается постоянства – непостоянства значения рода, то анализ соотношения форм типа спится – спалось, смеркается – смеркалось позволяет предположить существование у собственно-безличных глаголов внутреннего неформального значения среднего рода, которое четко проявляется только в форме прошедшего времени и нейтрализуется в форме настоящего времени окончанием –ит, свойственным глаголам в форме 3-го лица, не имеющим категориального значения рода (обратная версия, т.е признание у безличных глаголов застывшей формы со значением 3-го лица, нейтрализуемым в такой же застывшей форме прошедшего времени, не логична, так как у безличного глагола не должно быть значения лица). Таким образом, дилемму о наличии – отсутствии у собственно-безличных глаголов значения рода логичнее решить в пользу того, что оно есть, но как внекатегориальное (это такая же застывшая форма среднего рода у безличного глагола, как, например, форма женского рода у лично-притяжательного местоимения её), и потому его следует считать десятым постоянным признаком. В противовес этому у личного глагола в безличном значении контекстуальное отсутствие категориального значения рода должно рассматриваться как непостоянный признак.

Как видим, выстраивается четкая логическая последовательность анализа непостоянных признаков спрягаемой формы глагола: сначала значение залога (в какой-то степени пограничное между постоянными и непостоянными признаками), потом значение наклонения, с опорой на которое затем определяется форма времени (так как категориальное значение времени есть только у глаголов в изъявительном наклонении), после чего определяется значение лица (включая безличность), которое имеют глаголы только в формах настоящего и будущего (простого и сложного) времени, потом – значение числа и – в последнюю очередь – значение рода, которое определяется с опорой на два предшествующих признака. Итак, в схеме морфологического анализа каждой спрягаемой формы глагола должно быть пять опорных данных и двенадцать обязательных пунктов: шесть постоянных признаков и шесть непостоянных.

Морфологический разбор глагола может быть дополнен и такими пунктами, как, например, «Формообразующие основы инфинитива и настоящего (будущего простого) времени», «Способ глагольного действия» (как дополнение к показателям вида), «Парадигма» и др., которые позволят обнаружить более глубокие знания и дать более подробную информацию об анализируемой единице языка, но являются, на наш взгляд, факультативными.



Постоянные и непостоянные грамматические признаки причастий, деепричастий, наречий и слов категории состояния.

В отличие от спрягаемых форм глагола у причастий залоговое значение становится постоянным грамматическим признаком, так как причастие – не спрягаемое, а склоняемое слово и все его постоянные признаки должны определяться по двум начальным формам: инфинитиву производящего глагола и начальной форме самого причастия – причастию в именительном падеже, единственного числа мужского рода (следовательно, в сравнении со схемой анализа глагола в опорные данные для разбора причастия включается еще один – шестой пункт). В указанной форме сохраняются суффиксы – показатели залогового значения причастий: нестрадательных (в том числе действительных) настоящего времени - ащ- (-ящ-), -ущ- (-ющ-); прошедшего времени -вш-, -ш-; страдательных настоящего времени –ем-, -ом-, -им-; прошедшего времени -енн-, -нн, -т-. Эти же суффиксы являются застывшими (в рамках данной особой формы) показателями грамматического времени. Следовательно, категориальное значение времени у причастий, в отличие от спрягаемых форм глагола, - также постоянный грамматический признак.

В выражении значения страдательного залога может участвовать и постфикс -ся во взаимодействии с суффиксами нестрадательных причастий, например: расценивающийся, рассматривавшийся и т.п.

Таким образом, у причастий шесть постоянных признаков (вид, возвратность, залог, переходность, время, способ формообразования) и четыре непостоянных, соотносимых со словоизменительными признаками прилагательного: полная или краткая форма (для страдательных причастий), падеж (для причастий в полной форме), число, род. Целесообразна именно такая последовательность непостоянных признаков, поскольку в этом случае каждое предыдущее звено становится логической опорой для определения следующего. При анализе первого из этих значений важно помнить, что краткая форма в современном литературном языке может быть только у страдательных причастий, вследствие чего ее отсутствие у действительных причастий можно считать седьмым постоянным признаком. Разбирая страдательное причастие в краткой форме, при анализе второго формального значения мы сталкиваемся с еще одним лингвистическим парадоксом: постоянным признаком – отсутствием категориального падежного значения (как и у качественных прилагательных) – у непостоянного признака – краткой формы.

Анализ деепричастия не вызывает серьезных затруднений, поскольку оно, являясь застывшей формой глагола, обладает только постоянными признаками. Поэтому, например, временнóе значение, которое имеет относительный характер (поскольку определяется лишь в контексте всего предложения), не является категориальным грамматическим признаком самого деепричастия. Следовательно, временнóе значение вряд ли целесообразно включать в схему морфологического анализа (как это предлагается некоторыми грамматистами) на правах единственного непостоянного признака, если это препятствует общей логике осмысления деепричастия как застывшей формы, которая имеет значение процессуального признака действия и поэтому совмещает постоянные морфологические свойства глагола с семантико-синтаксическими качествами наречия. Таким образом, анализ грамматических признаков деепричастия должен включать как минимум четыре обязательных пункта: вид, возвратность – невозвратность, переходность – непереходность, способ формообразования.

Факты языка говорят о том, что у деепричастий переходных или образованных от глаголов средневозвратного залога сохраняется залоговое значение, которое в соответствии с трехкомпонентной теорией может быть действительным (рисуя, увидев) или средневозвратным (одеваясь, одевшись). Поэтому при морфологическом анализе деепричастия необходимо указывать и залоговое значение, наличие или отсутствие которого следует признать четвертым постоянным признаком (в этом случае признак «Способ формообразования» становится пятым).

Значения страдательного залога деепричастия в современном литературном языке иметь не могут, в силу чего с позиций двухкомпонентной теории они обладают только действительным залогом как постоянным признаком. Однако поскольку при анализе глагола и причастия мы предпочли трехзалоговую систему, рекомендуем опираться на нее при разборе деепричастия.

Морфологический анализ наречия в плане разграничения постоянных – непостоянных признаков вполне прозрачен, так как большинство наречий (исключая качественные) не имеет форм словоизменения, то есть обладает только постоянными признаками. Тем не менее на том основании, что качественные наречия как один из наиболее обширных и частотных разрядов способны иметь другие формы, первым пунктом в блоке опорных данных для анализа наречия остается «Словоформа в тексте», а последним – «Начальная форма», то есть их состав традиционный: 1) словоформа в тексте; 2) синтаксическая функция в предложении; 3) часть речи (категориальное значение); 4) начальная форма (для определительных качественных наречий); 5) контекстуальное лексическое значение (для знаменательных наречий).

Словоформа в тексте должна выделяться с учетом того, что у качественных наречий, имеющих степени сравнения, она может быть аналитической, включающей частицы более, менее, наиболее, наименее. Описательные обороты, образуемые сочетанием синтетического компаратива с местоимениями всех и всего, тем более с безлично-предикативным нет (дальше всех, проще всего, нет земли родней) в традиционной грамматике, в том числе и в школьном курсе, не признаются аналитическими формами превосходной степени. Исходя из пояснения к четвертому пункту для не-качественных наречий понятие начальной формы не имеет смысла, так как отсутствуют какие-либо другие формы, то есть нет никаких парадигм словоизменения. Поэтому формулировка содержания четвертого опорного пункта при анализе всех наречий, кроме качественных, должна быть примерно такая: «Не имеет начальной формы (так как оно не является качественным)».

Постоянных признаков у каждого наречия может быть только три: 1) тип по общему значению: определительное или обстоятельное; 2) лексико-грамматический разряд; 3) местоименное (с указанием подразряда) или знаменательное.

Определение принадлежности наречия к знаменательным или местоименным словам не случайно стало не первым, а последним пунктом анализа постоянных признаков, поскольку к местоименным наречиям применимы общие классификационные критерии, то есть эти слова подлежат делению на определительные и обстоятельственные, а затем – на конкретные лексико-грамматические разряды. Например, анализируя признаки наречия из контекста Как пройти в библиотеку?, последовательно отмечаем, что по общему типу оно определительное, относится к лексико-грамматическому разряду наречий образа и способа действия и является местоименным вопросительным, так как употреблено в вопросительном предложении.

Особый интерес представляет анализ качественных наречий, поскольку только они способны иметь формы словоизменения (степени сравнения), а значит и начальную форму. В первую очередь важно уметь отграничивать качественные наречия от слов других разрядов. Для этого важно учитывать целый комплекс примет: значение, смысловой вопрос, конечную морфему, словообразовательную соотносительность с качественным прилагательным, способность иметь степени сравнения и др. Например, наречия абсолютно и надолго имеют конечный суффикс -о и оба образованы от качественных прилагательных, но не качественные: первое из них – определительное наречие степени (или количественное), а второе – обстоятельственное наречие времени. Правильно определить разряд в этом случае помогает семантика слова, смысловой вопрос (насколько? в какой степени? к первому и на какое время? ко второму) и, самое главное, отсутствие форм степеней сравнения. Кроме того, в словообразовательном аспекте наречие надолго произведено от основы качественного прилагательного долгий не суффиксальным способом, а префиксально-суффиксальным, или циркумфиксным). В то же время, например, наречие скоро при поверхностной его оценке может быть ошибочно отнесено к обстоятельственным времени (если к нему исходя из его конкретной семантики буде задан вопрос когда?), однако оно имеет характерные только для качественных наречий синтетическую и аналитическую формы сравнительной степени скорее(ей), более(менее) скоро и аналитическую форму превосходной степени наиболее(наименее) скоро, сочетается с наречиями степени (очень скоро) – следовательно, оно качественное и к нему должен быть задан соответствующий более абстрактный смысловой вопрос: как? каким образом?

Отнесение формы степени сравнения при анализе качественного наречия к непостоянным признакам может показаться в какой-то мере парадоксальным: почему, например, деепричастие как застывшая форма обладает только постоянными признаками, а наречие, у которого тоже нет окончания, способно иметь непостоянные признаки? Ответить на этот уместный вопрос можно так: наречие принципиально отличается от деепричастия тем, что последнее представляет собой застывшую форму, совмещающую глагольные признаки с наречными и настолько обособленную от производящего глагола, что это – наряду с другими особенностями – позволяет многим грамматистам с конца XVIII в. и до наших дней считать деепричастие, как и причастие, самостоятельными частями речи; наречие же в форме сравнительной или превосходной степени не может быть признано ни особой формой, ни тем более самостоятельной частью речи: его формы степеней сравнения, хотя они и не имеют окончаний (образуются при помощи суффиксов и частиц: тише, наиболее тихо), так же органично вписываются в общую парадигму форм качественного наречия, как и у соотносимых с ним качественного прилагательного или слова категории состояния, способных иметь омонимичные наречия формы, часть которых образуется при помощи тех же суффиксов и частиц (например, простая форма сравнительной степени у прилагательного или аналитическая форма превосходной степени у слова категории состояния). Ср.:

Сердце светло и радостно; Твой голос тише моего + (прилагательные); На сердце светло и радостно; На трибунах становится тише. В комнате было тепло, а стало еще теплее; В это время на улице наиболее холодно + (слова категории состояния).

Следовательно, по аналогии с оценкой формы степени сравнения у качественного прилагательного и (забегая вперед) у слова категории состояния этот признак качественного наречия логично признать непостоянным.

При анализе форм степеней сравнения у качественных наречий нужно помнить, что их парадигма является полной, т.е. включающей три члена: положительную, сравнительную и превосходную степени, причем последние, как и у прилагательных или слов категории состояния, могут быть представлены в двух вариантах: синтетическом (простом) и аналитическом (сложном). Наименее продуктивна у наречия синтетическая форма превосходной степени (нижайше, строжайше, покорнейше и т.д.), которая является устаревающей и имеет ярко выраженную книжную стилистическую окраску.

Морфологический анализ слов категории состояния (набор опорных данных такой же, как у существительного) должен производиться с учетом того, что у этой части речи к постоянным можно безоговорочно отнести только два признака: разряд (или группа) по значению и соотношение с другими частями речи по образованию и выделить как минимум три непостоянных признака: степень сравнения (для слов, соотносимых с качественными прилагательными и наречиями), наклонение и время (такие признаки, как форма субъективной оценки или парадигма, остаются факультативными).

Первый постоянный признак оставим без комментариев, здесь нужно только хорошо знать и различать тематические группы. Второй постоянный признак важен как опора при определении первого непостоянного признака (степени сравнения), поскольку слова категории состояния (как и наречия), соотносимые не с качественными прилагательными или наречиями, не могут иметь степени сравнения. Например, слова категории состояния пора, грех, лень, жаль, недосуг (Пора в дорогу, Работать мне не лень) соотносятся по образованию с именами существительными (ср.: Вот и снова грибная пора, Меня лень одолела), следовательно, не имеют форм степеней сравнения. У такого рода слов (к ним также относятся единицы языка, соотносимые по образованию с другими частями речи или способные быть только категорией состояния: нипочем, нет, можно, нельзя и др.), отсутствие форм степеней сравнения уместно рассматривать как третий постоянный признак.

Парадигма форм степеней сравнения у слов категории состояния является неполной: чисто (полож.) – чище, более / менее чисто (сравн.) – наиболее / наименее / чисто (превосх.). Как видим, эти слова не могут иметь форму простой превосходной степени (в отличие от наречий, у которых, как уже отмечалось, она есть , но очень непродуктивна).

В школьной практике, в которой изучению слов категории состояния отводится незаслуженно мало внимания, при морфологическом разборе, как правило, игнорируются такие характерные непостоянные признаки, свойственные всем словам этой части речи, как категория наклонения и категория времени. Их недооценка препятствует формированию цельного представления об этой интересной и своеобразной части речи, совмещающей признаки наречия с непостоянными признаками спрягаемой формы глагола. При сопоставлении этих признаков у двух частей речи становится очевидным, что по своим словоизменительным свойствам слова категории состояния наиболее близки к безличным глаголам, у которых, как и у безлично-предикативных слов (синонимичное наименование слов категории состояния), можно уверенно констатировать наличие только двух непостоянных признаков – категориальных значений наклонения и времени.

Анализ значений времени и наклонения у слов категории состояния должен осуществляться с учетом того, что у этой части речи названные признаки проявляются только в аналитических формах – при помощи незнаменательной связки быть (в настоящем времени изъявительного наклонения она нулевая) или полузнаменательной стать; ср.: было (стало) жарко – прошедшее время, (становится) жарко – настоящее время, будет (станет) жарко – изъявительное наклонение; было бы (стало бы) жарко – сослагательное наклонение. Форма повелительного наклонения у слов категории состояния образуется описательным способом – с использованием частицы пусть (или пускай – в разговорной речи): пусть будет / станет жарко. Следовательно, формы связок быть и стать являются грамматическими показателями значений времени и наклонения (в повелительном наклонении к ним добавляется частица пусть).

При анализе слов категории состояния, не соотносимых с качественными прилагательными и наречиями, нужно быть внимательным и правильно образовывать формы времени и наклонений. Например, у соотносимого с существительным слова пора в прошедшем времени форма связки быть должна иметь окончание -о, а не (Пора уезжать – Было пора уезжать). В противном случае (Была пора уезжать) предложение, частично теряя смысл, из безличного превращается в двусоставное и зависимый инфинитив употребляется уже в роли несогласованного определения.


Здесь предложены образцы повышенного уровня сложности. Преподаватель вправе исключить или упростить отдельные пункты в соответствии с программными требованиями к объему знаний о частях речи.

ИМЕНА СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

И тает снег на сердце у меня. (Межиров).

Опорные данные

  1. (на) сердце.

  2. Обстоятельство места.

  3. Существит. (обозначает предмет).

  4. Начальная форма – сердце.

  5. Употреблено в переносном лексичес-ком значении: символ души, пережива-ний, чувств, настроений.

Опорные данные

  1. Снег_.

  2. Подлежащее.

  3. Существит. (обозначает предмет).

  4. Начальная форма – снег_.

  5. Лексическое значение: атмосферные осадки – белые пушинки, хлопья, представляющие собой кристаллики льда, а также сплошная масса этих осадков, покрывающая землю зимой. В контексте употреблено в авторском метафорическом значении.

Постоянные признаки

  1. Нарицательное (однородное вещество).

  2. Вещественное (не изменяется по числам и называет вещество).

  3. Неодушевленное (обозначает вещество).

  4. М.р. (_).

  5. 1-е субстантивное (2-е школьное) склонение (м.р;_).

  6. Ед.ч. (_).

Непостоянные признаки

  1. И.п. (подлежащее)

Постоянные признаки.

  1. Нарицательное (предмет из ряда подобных).

  2. Конкретное (изменяется по числам).

  3. Неодушевленное (во мн. ч. В.п.=И.п. – сердцá).

  4. Ср.р. (е).

  5. 1-е субстантивное (2-е школьное) склонение (ср.р.; е).

Непостоянные признаки

  1. П.п. (е и вопросы: на чем? где?).

  2. Ед.ч. (е).

Долгие проводы – лишние слезы

Опорные данные

  1. Проводы.

  2. Подлежащее.

  3. Существит. (обозначает предмет).

  4. Начальная форма – проводы.

  5. Лексическое значение: образ прощания.

Постоянные признаки

  1. Нарицательное (процесс из ряда подобных).

  2. Абстрактное (не изменяется по числам и называет отвлеченный процесс).

  3. Неодушевленное (В.п.- И.п. – проводы).

  4. Категории рода нет (т.к. слово имеет формы только мн. ч.).

  5. Склонение не определяется (т. к сло-во употребляется только во мн. ч.).

  6. Мн.ч. (ы).

Непостоянные признаки

И.п. (подлежащее).




ИМЕНА ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ

Тишайший снегопад, закутавшийся в хлопья, В обувке пуховой проходит по земле. (Межиров).

Опорные данные

  1. Тишайший (снегопад).

  2. Согласованное определение.

  3. Прилагательное (признак предмета).

  4. Начальная форма – тихий.

  5. Лексическое значение: самый тихий.

Постоянные признаки

  1. Качественное (обозначает качествен-ный признак, который может прояв-ляться в большей или меньшей степе-ни, имеет несклоняемую краткую форму и т.д.).

  2. Прилагательное тихий относится к продуктивному типу и смешанному варианту склонения (основа на

А по маминой подушке луч крадется

золотой. (Благинина).

Опорные данные

  1. (по) маминой (подушке).

  2. Согласованное определение.

  3. Прилагательное (признак предмета).

  4. Начальная форма – мамин_.

  5. Лексическое значение: принадлежа-

щий матери.

Постоянные признаки

  1. Притяжательное (обозначает признак

предмета по его принадлежности;

показатели:- ин- и склоняемая крат-

кая форма в В.п. ж.р. – мамину).


  1. заднеязычный [х’]), словоформа тишайший склоняется по твердому качественно-относительному типу (основа на шипящий [ш]).

Непостоянные признаки

  1. Превосходная простая степень срав-нения (-айш-; высшая степень качества).

  2. Полная форма (ий; это постоянный признак для формы простой превосходной степени).

  3. И.п. (согласуется с подлежащим).

  4. Ед.ч. (ий и по числу определяемого существительного).

  5. М.р. (ий и по роду определяемого существительного).



  1. Склоняется по твердому притяжатель-

ному типу (-ин-; _).

  1. Степеней сравнения не имеет (так как

является притяжательным).

Непостоянные признаки

  1. Употреблено в полной форме (ой).

  2. Д.п. (по падежу определяемого существительного).

  3. Ед.ч. (по числу определяемого существительного).

  4. Ж.р. (по роду определяемого существительного).

(Благинина).


ИМЕНА ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ

Три вечных стадии познания друг друга, Три вечных станции: Мечта, Любовь, Разлука. (О. Качанова).

Опорные данные

  1. Три (стадии)

  2. Подлежащее; входит в неразложимое словосочетание с существительным; управляет его род. пад.

  3. Числител. (элемент счетной системы, который может быть записан цифрой).

  4. Начальная форма – три.

Постоянные признаки

  1. Количественное (определенное количество.

  2. Целое.

  3. Простое (состоит из одного слова с одним корнем).

  4. Склоняется по типу словоизменения числительных два, три, четыре.

  5. Категории числа не имеет (так как является количественным и не входит в число исключений).

  6. Категории рода не имеет (так как является количественным и не входит в число исключений).

Непостоянные признаки

И.п. (подлежащее).




А потом начинаешь спускаться, Каждый

шаг осторожненько взвесив: Пятьдесят –

это так же, как двадцать, Ну, а семьде-

сят - так же, как десять. (Кукин).

Опорные данные

  1. Семь_десят_.

  2. Подлежащее; употреблено самостоятель-

но; является отдельным членом предло-

жения, контекстуально субстантивировано.



  1. Числительное (элемент счетной системы,

который может быть записан цифрой).

  1. Начальная форма – семь_десят_

Постоянные признаки

  1. Количественное (определенное количество.

  2. Целое.

  3. Сложное (состоит из одного слова с

двумя корнями).

  1. Склоняется по типу числит, называющих

Целые десятки от 50 до 80.

  1. Категории числа не имеет (так как коли-чественное и не входит в число исключ).

  2. Категории рода не имеет (так как коли-чественное и не входит в число исключ).

Непостоянные признаки

И.п. (подлежащее).



МЕСТОИМЕНИЯ


Пусть до времени покалечены, Но и в прахе хранят обличие; Им бы, гипсовым, человечины – Они вновь обретут величие! (Галич).

Опорные данные

  1. (им) (аппликация корня и первого звука флексии).

  2. Косвенное дополнение.

  3. Местоимение (указывает на предмет).

  4. Начальная форма – он_ (супплетивная основа).

Постоянные признаки

  1. Местоимение-существительное.

  2. Личное, предметно-указательное.

  3. 3-го лица (указывает на предмет обсуждения).

  4. Категории одушевленности не имеет (3-е лицо способно указывать на одушевл. и неодушевл. предметы).

  5. Склоняется по мягкому варианту качественно-относительных прилагательных.

Непостоянные признаки

  1. Д.п. (им; кому?)

  2. Мн.ч. (им; соотносится с исходной формой мн.ч. они).

  3. Род не определяется (форма мн. ч.).




Минувший век притягивает нас – Сегод-

няшнего давнее начало! Его огонь далекий

не погас, Мелодия его не отзвучала.

(Городницкий).



Опорные данные

  1. Его (огонь).

  2. Несогласованное определение.

  3. Местоимение (указывает на признак).

  4. Начальной формы не имеет (неизменя-

емое слово).

Постоянные признаки

  1. Местоимение-прилагательное.

  2. Притяжательное, лично-притяжательное.

  3. Указывает на принадлежность 3-му лицу (образовано от личного местоимения 3-го лица).

  4. Категории одушевленности не имеет

(так как указывает на принадлежность 3-му лицу).

  1. Не склоняется не имеет категории падежа.

  2. Имеет неформальное значение ед.ч.

(неизменяемое слово).

  1. Имеет неформальное недифференци-рованное значение м. – ср.р.

(неизменяемое слово).

Непостоянных признаков не имеет (является неизменяемым словом).



ГЛАГОЛЫ

И все так же, не проще Век наш пробует нас – Можешь выйти на площадь, Смеешь выйти на площадь… В тот назначенный час?! (Галич).

Опорные данные

  1. Пробует (пробу т).

  2. Простое глагольное сказуемое.

  3. Глагол (действие предмета).

  4. Начальная форма – пробовать (что делать?).

  5. Лексическое значение: испытывать, проверять.

Постоянные признаки

  1. 3-й продуктивный класс (-ова //--).

  2. Несовершенный вид (что делать?; нет указания на внутренний предел; парный по виду, так как имеет префиксальный коррелят – попробовать).

  3. Невозвратный (без -ся).

  4. Переходный (может управлять прямым дополнением).

  5. I спр. (личные окончания безударные: -ет, -ют по инфинитиву – на -ать и не входит в число исключений).

Непостоянные признаки

  1. Действительный залог («логико-грамматический субъект направляет действие на логико-грамматический объект»).

  2. Спрягаемая личная форма (-ет).

  3. Изъявительное наклонение (реальность действия).

  4. Настоящее время (действие совпадает с моментом речи).

  5. 3-е лицо (–ет; соотносится с местоимением он).

  6. Ед.ч. (-ет).

  7. Род не определяется (слово упот-реблено в личной форме настоящего

времени).


И будут бить барабаны!.. (Галич).

  1. Будут бить.

  2. Простое глагольное сказуемое.

  3. Глагол (действие предмета).

  4. Начальная форма – бить (что делать?).

  5. Лексическое значение: отмечать удара-

ми, звуками что-нибудь или издавать

звуки, обозначая что-нибудь.



Постоянные признаки

  1. Непродуктивная форма (соотношение

формообразующих основ не соответст-

вует ни одной из пяти продуктивных

моделей).


  1. Несовершенный вид (что делать?; нет указания на внутренний предел; парный по виду, так как имеет префиксальный коррелят – пробить).

  2. Невозвратный (без -ся).

  3. Переходный (может управлять прямым

дополнением).

  1. I спр.(по парадигме личных ударных

окончаний: -ёт, -ют и т.д.).

Непостоянные признаки (определяются по связке).

  1. Действительный залог (со значением

(«логико-грамматический субъект

направляет действие на логико-грамма-

тический объект»; но в контексте

объект отсутствует:«субъект совершает

ненаправленное действие» - залог опре-

деляется только по двухкомпонентной



теории).

  1. Спрягаемая личная форма (-ут).

  2. Изъявительное наклонение (реаль-ность действия).

  3. Будущее сложное время (будут;

действие после момента речи).

  1. 3-е лицо (–ут; соотносится с местоимением они).

  2. Мн.ч. (ут).

  3. Род не определяется (т.к. глагол во мн.ч. и буд. времени.)

ПРИЧАСТИЯ


И тучи набегут, созвездьями гонимы, Поднимем воротник, как парус декабря… (Визбор).

Опорные данные

  1. Гонимы (тучи).

  2. Входит в обособленное определение, выраженное причастным оборотом.

  3. Причастие (особая форма глагола со значением процессуального признака предмета).

  4. Начальная форма – гонимый.

  5. Образовано от глагола гнать.

  6. Лексическое значение: заставлять двигаться в каком-либо направлении.




Постоянные признаки

  1. Несовершенный вид (что делать?; нет указания на внутренний предел).

  2. Невозвратное (без -ся).

  3. Страдательное ( -им-).

  4. Образовано от переходного глагола (может управлять прямым дополне-нием), но само причастие непереход-ное (страдательное).

  5. Настоящее время ( -им-).

  6. Образовано от основы настоящего времени (гонят + -им-).

Непостоянные признаки

  1. Краткая форма (страдательное; ы).

  2. Падеж не определяется (причастия в краткой форме не склоняются).

  3. Мн.ч. (ы).

  4. Род не определяется (мн.ч.).




ДЕЕПРИЧАСТИЯ

И когда заклубится закат, по углам залетая. Пусть опять и опять предо мной проплывут наяву Белый буйвол, и синий орел, и форель золотая… (Окуджава).

Опорные данные

  1. Залетая.

  2. Входит в обособленное обсто-ятельство, выраженное деепри-частным оборотом.

  3. Деепричастие (особая форма глагола со значением процессуального признака действия).

  4. Образовано от глагола залетать.

  5. Лексическое значение: летя, оказываться где-нибудь, попадать куда-нибудь.

Постоянные признаки

  1. Несовершенный вид (что делать?; нет указания на внутренний предел).

  2. Невозвратное (без -ся).

  3. Непереходное (образовано от непере-

ходного глагола).

  1. Соотносится с будущим временем

глагола-сказуемого.

  1. Образовано от основы настоящего

времени (залетат + -а).

НАРЕЧИЯ


На батарее нету снарядов уже. Надо быстрее на вираже. (Высоцкий).

Опорные данные

  1. Быстрее.

  2. Обстоятельство образа действия.

  3. Наречие (непроцессуальный признак действия или признака).

  4. Начальная форма – быстро.

  5. Лексическое значение: скоро, в короткий промежуток времени.

Постоянные признаки

  1. Определительное (качественный признак действия).

  2. Качественное (, образовано от качественного прилагательного).

Знаменательное (называет признак). Непостоянные признаки

Простая сравнительная степень (-ее).



Отчеканила осень золотые монеты,

Со своими долгами расплатилась сполна.

Как же мне расплатиться за себя и за

лето – Земляничным полянам лишь извест-

на цена. (Кимельфельд).

Опорные данные

  1. Как.

  2. Конкретного лексического значения

не имеет.

  1. Обстоятельство образа действия.

  2. Наречие (непроцессуальный признак

действия или признака).

  1. Начальной формы не имеет

(не качественное).

Постоянные признаки

  1. Определительное (указывает на качест-

во действия).

  1. Образа и способа действия (отвечает на

вопросы каким образом?

каким способом?).



  1. Местоименное (указывает на признак,

не называя его), вопросительное.

Непостоянных признаков не имеет

(не качественное).


СЛОВА КАТЕГОРИИ СОСТОЯНИЯ

Сердцу станет веселей. (Пушкин).

Опорные данные

  1. (станет) веселей.

  2. Именная часть сказуемого в безличном предложении.

  3. Категория состояния (обезличенное состояние).

  4. Начальная форма – весело.

  5. Лексическое значение: состояние веселья, радости.

Постоянные признаки

  1. Состояние души человека.

  2. Мотивировано прилагательным веселый.

Непостоянные признаки

  1. В простой сравнительной степени

(-ей).

2. В изъявительном наклонении (полузнаменательная связка станет указывает на реальность состояний).

3. В будущем времени (состояние после момента речи; показатель – связка станет).



1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка