Русский язык и культура речи



Сторінка17/22
Дата конвертації11.04.2016
Розмір4.46 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ


Есть «учитель» и «учительница», «певец» и «певица», но как назвать министра, продавца, бригадира, если это женщина? Возможны ли варианты «корректорша», «бухгалтерша», «директриса», «врачиха»? Какого рода эти слова и как они согласуются с другими? Если они мужского рода, то при помощи каких средств подчеркнуть, что действующее лицо – женщина?

Слова типа «ректор», «профессор», «инженер», «кондуктор», «бухгалтер» относятся к существительным мужского рода, на что указывают согласующиеся с ними прилагательные и местоимения: наш ректор, грамотный бухгалтер, опытный кондуктор и др. Однако глаголы прошедшего времени при таких словах под влиянием устной речи, где смысл важнее всего, употребляют в женском роде: «новый профессор читала лекцию»; «молодой инженер вошла в кабинет».



Всегда ли слово может принадлежать к одному роду? Происходят какие-либо изменения в этой категории? Встречающиеся в классике «ботинка», «зала», «занавесь» - ошибки писателей или норма?

Род существительных может изменяться в процессе исторического функционирования языка. Но слова типа «рельс» - «рельса», «кирас» - «кираса», «туфель» - «туфля», «корректив» - «корректива» имеют сегодня четко обозначенную родовую принадлежность: «рельс», «кираса», «туфля», «корректив». Словами мужского рода являются существительные «тюль» и «шампунь», а также «аэрозоль».

Есть существительные общего рода: «неженка», «плакса», «сирота» и др. (такой трудяга – такая трудяга); сейчас принято говорить: наш коллега – наша коллега.

Как определить род несклоняемых существительных? «Черный» или «черное» кофе? Какой ответ предпочесть, если словари разрешают обе формы?

Предпочтителен вариант, не имеющий стилистических помет. Если употребление слова «кофе» в среднем роде сопровождается пометой «доп.» (допустимый вариант), то это сигнализирует о том, что предпочтителен мужской род. Кстати, «кофе» - одно из заимствованных слов с -о, -е на конце, которое, однако, в отличие от слов «какао», «медресе», «фойе», «кашне», «тире» относится к мужскому роду. Закон формальной аналогии заставляет нас в повседневной речи употреблять слово «кофе» в среднем роде, но пока это не стало предпочтительным вариантом.



Как склоняются сложносоставные слова типа «царь-пушка», «ясли-сад»? Как определить их род: «чугунный» царь-пушка или «чугунная»?

При большей значимости первого компонента или при равнозначности склоняются обе части; является главной и склоняется только вторая, если на нее падает основное ударение, если она обозначает родовое (главное) понятие, а первая выполняет функцию приложения: «новых» яслей-сада; «грозной» царь-пушки.

Поясним это на примере слова «вагон-ресторан». Вагонов бывает много; есть плацкартные, купейные, межобластные, и лишь один из многих – ресторан. Значит компонент «вагон» как более обширный является главным, и он определяет род всего слова. А поскольку компонент «вагон» стоит в начале сложносоставного слова, оба компонента склоняются. Совсем иное в слове «салон-вагон» – родовое понятие. Но теперь оно стоит в конце, и потому первый компонент не склоняется.

Как функционируют в языке и как склоняются сложносокращенные слова и аббревиатуры? Самбо – на конце, но стержневое слово – «борьба»; а в «гороно» является стержневым словом «отдел». Как определить род этих слов?

Если смыслу стержневого слова противоречит четко выраженный формальный признак (конечное или отсутствие гласной на конце), то он является главным при определении рода: «новый вуз», «ТАСС уполномочен заявить», «российское самбо». Слово «гороно» определяется по стержневому слову (отдел): «местный гороно».



Как образуют форму родительного падежа множественного числа существительные «яблоко», «помидор», «чулок», «носок», «гусар», «драгун», «солдат» и аналогичные им?

Для косвенных падежей этих слов характерно нулевое окончание. Появление же «настоящего» окончания регулируется словарно закрепленной традицией: яблок – помидоров, гусар – юнкеров, чулок – носков. Как правило, нулевое окончание в косвенных падежах получают слова, обозначающие воинские специальности и соединения (драгун, солдат), а при обозначении овощей и фруктов окончание выражено: апельсинов, помидоров, лимонов. Но это не правило, а результат традиции.



В чем особенности склонения географических названий, в частности на ? Где живет москвич: В Ясеневе или Ясенево?

Названия на -о изменяются, если не образованы от фамилий известных людей. Поэтому жить можно в Чертанове – но в Серово. Есть названия, которые в косвенных падежах могут стать омонимичными. Это названия «Обухово» - «Обухов», «Пушкин» - «Пушкино», «Жуков» - «Жуково». Первые из перечисленных и им подобных названий склоняются (жить в Обухове, в Пушкине, В Жукове), вторые – «застывают в форме именительного падежа: жить в Обухово, Пушкино, Жуково. Это сделано специально, чтобы избежать нежелательной и мешающей пониманию смысла омонимии. При словах «город», «река» большинство названий склоняется. Слова «станция», «порт», «озеро», «остров» и подобные им не предполагают склонения названий при них: в городе Балакове – из порта Балаково.



ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

В чем особенности употребления в речи кратких прилагательных? Когда следует говорить «дом красив», а когда – «красивый»?

Краткая форма имеет смысловые оттенки временности и относительности: большой (вообще) – велик (для нас); широкий (вообще) – широк (в данный момент).

Как образуются степени сравнения имен прилагательных? «Более правильнее» не говорят, а «самый глубочайший»? Часто можно услышать: «Самый лучший рассказ». Это верно?



Синтетическая (простая) форма степеней сравнения образуется при помощи элементов -ее (-ей), -ейш (-айш) и не предполагает добавления какого-либо нового слова; аналитическая (составная) образуется при участии слов «более», «самый», «наиболее» и т.д. при сохранении прилагательного в начальной форме. В варианте «самый лучший» содержится не сравнение, не превосходство признака, а констатация его значительной выраженности, поэтому такая форма возможна, но не является оптимальной.

МЕСТОИМЕНИЕ

Считается, что о присутствующем не говорят «он». Почему?

О присутствующем не рекомендуется говорить в 3-м лице, сначала называют его имя, имя-отчество, фамилию; только после этого, о нем можно говорить, употребляя местоимение. Это мотивировано особенностями русской национальной культуры.

«Женщина взялась за ручку. Она была привинчена шурупами». – Это ошибка или игра слов?

Здесь перед нами не ошибка, однако анафорическое (повторяющее, заменяющее слово) местоимение «она» употреблено неуместно. Такое местоимение относится к последнему из предшествующих ему грамматически аналогичных слов (в данном случае – «ручка»), и правильность соблюдена, но возникает двусмысленность, поэтому построение фразы следует изменить. Например, так: «Женщина взялась за ручку, которая была привинчена шурупами».

«Учитель довел ученика до своего дома». – Притяжательное местоимение указывает на учителя или на ученика? Оно относится к производителю действия. Поэтому в доме, до которого учитель довел ученика, живет учитель.



ИМЯ ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ

Почему говорят, что умение склонять числительное – визитная карточка речевой культуры человека?

Это легко поймет тот, кто быстро изменит по падежам числительные 378, 689, 2340, 854 и подобные им.

Сделать это непросто. Нужно вспомнить, что в числительных от 200 до 900 склоняются оба компонента: «двумстам», «тремястами», «о четырехстах». Традиционно имеющее только две формы «сто» склоняется здесь, как существительное «книги»: «-сот» (книг), «-стам» (книгам), «-стами» (книгами), «-стах» (книгах). Особое внимание нужно уделить буквосочетанию -ью в творительном падеже: «шестью», «семью», «восемью» (не восьмью!). А такие слова, как «сорок», «девяносто», «сто» (самостоятельное слово), «полтора», имеют только две формы: именительный и винительный падежи – и остальные падежи, аналогичные родительному.



Запомните: в составных количественных числительных склоняются все компоненты. Если же числительное обозначает порядок при счете, то есть, по сути является прилагательным (второй; триста шестьдесят пятый), то в нем склоняется только последний компонент. Поэтому, не «двух тысяч четвертый», а «две тысячи четвертый».

Со словом «тысяча» не употребляют слово «одна», хотя в бухгалтерской документации требуется писать именно так, в нарушение правил: «Одна тысяча…».

Всегда вызывают вопросы слова «ноль» - «нуль». Вторая форма книжная; кроме того, он употребляется в косвенных падежах – не «ноля», а «нуля».

«Двое девушек» не говорят. А «их двое» можно сказать о девушках или юношах?

Можно: собирательные числительные употребляются с местоимениями или в функции местоимений вне зависимости от пола обозначаемого местоимением лица.

«Полторы сутки» или «полтора суток»?

Слово «полтора», имеющее только одну альтернативную форму – полутора, не согласуется с существительными, употребляющимися только во множественном числе: если несколько, то уже не полтора. Логично изменить лексику или синтаксис фразы, сохранив общий смысл. Только в этом случае допустимо употребление формы «полутора суток» или «полтора дня».

ГЛАГОЛ

«Рубашка носится долго». Фраза не ошибочна?

Эта фраза двусмысленна: страдательный залог позволяет задать вопрос, где она носится, а смысл фразы другой. Поэтому следовало сохранить действительный залог глагола: «Рубашку носят долго». Не «раздаются пригласительные билеты» (раздаваться могут крики и вопли»), а раздают.

В каком роде должен быть глагол прошедшего времени при словах мужского рода типа «врач», «профессор», «инспектор», «директор», обозначающих лиц женского пола?

В женском. Это из тенденции превратилось в нейтральную форму.



Как образуется форма первого лица единственного числа от глаголов типа «победить», «чудить», «пылесосить»?

Такие глаголы, называемые недостаточными, не имеют формы 1-го лица единственного числа. Причины фонетические и смысловые. Это явление чаще всего проявляется, когда перед глагольным суффиксом стоит свистящий: «лебезить», «колесить», «тузить».



Повелительное наклонение – «ехай» или «езжай»? Как лучше говорить – «смотри» или «посмотри», «пиши» или «напиши»?

Повелительное наклонение от глагола несовершенного вида «ехать» - глагол совершенного вида «поезжай». Мы помним, что глаголы разных видов – это разные слова, но иных соответствий нет.



Какая форма правильна: «капает» - «каплет», «двигает» - «движет», «мурлыкает» - «мурлычет»?

Эти формы различаются семантически (значениями) и стилистически. В каждом случае следует уточнять сведения о слове по словарю.



ДЕЕПРИЧАСТИЕ

Основное действие в предложении обычно выражается глаголом-сказуемым. Деепричастие обозначает добавочное действие:

И, ускоряя ровный бег,

Как бы в предчувствии погони,

Сквозь мягко падающий снег

Под синей сеткой мчатся кони.



(А.А. Ахматова)

Оба действия, названные в этом предложении (мчатся и ускоряя), совершаются одним и тем же субъектом (кони). Иногда по условиям контекста сказуемое может просто подразумеваться:

Немного красного вина,

Немного солнечного мая –

И, тоненький бисквит ломая,

Тончайших пальцев белизна.



(О. Мандельштам)

Далеко не все глаголы образуют деепричастные формы. Невозможно образовать деепричастия от глаголов вить, врать, вязать, глохнуть, ждать, лизать, лить, мять, пахать и др. Некоторые глаголы, напротив, образуют сразу несколько вариантных форм: жалеть – жалея, жалеючи, умереть – умерев, умерши и т.д. Надо помнить, что в таком случае чаще всего нормативной является только одна из возможных форм, а вторая ограничена в употреблении. Устаревший, разговорный или просторечный характер имеют формы деепричастий на -учи (-ючи), -вши: идучи, жалеючи, закричавши, знавши, ехавши, проигравши и др.

Основное правило употребления деепричастий в предложении заключается в том, что действие, называемое деепричастием, должен осуществлять тот же субъект, который осуществляет действие, выраженное глаголом-сказуемым. Если у действий, обозначенных глаголом-сказуемым и деепричастием, разный производитель, то возникает синтаксическая ошибка: «Понимание стихотворения, его смысла приходит постепенно, вдумываясь все более и глубже» или «Анализируя лексический состав, обнаруживаются такие художественные средства, как метафоры, сравнения, эпитеты».

В произведениях художественной литературы можно встретить употребление деепричастных оборотов, нарушающее норму. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, писатель может сознательно использовать синтаксическую ошибку как средство речевой характеристики персонажа. Как, например, в знаменитом рассказе «Жалобная книга» А.П. Чехова: « Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа». Во-вторых, в произведениях русской классической литературы XIX века можно встретить ошибочные с современной точки зрения употребления, которые являются синтаксическими заимствованиями из французского языка: «Поселившись теперь в деревне, его мечта и идеал были в том, чтобы воскресить ту форму жизни, которая была при дяде». (Л.Н. Толстой)



ПРЕДЛОГ

Часто в речи встречается неправильное употребление предлогов: (говорит за то) норма – о том, (остановиться о последних событиях) норма – рассказать о последних событиях.

Следует учитывать выражаемые предлогами значения: пространственные (войти в дом, подойти к дому; остановиться у дома, ходить вокруг дома), временные (ждать с утра до вечера), объектные (думать о муже, скучать по сыну) и т.д. Однако не всегда достаточно легко установить, какое именно значение имеет тот или иной предлог. Например, чтобы правильно употреблять предлоги с и из, нужно помнить, что они антонимичны предлогам на и в: « с завода», «с фабрики» (ср.: на завод, на фабрику), но «из школы», «из института» (ср.: в школу, в университет).

Иногда глагол или отглагольное существительное своей приставкой «подсказывает», какой именно предлог следует употребить: «изгладиться из памяти», «отзыв о…», «сойти с…», «войти в…» и др.



Ошибки в употреблении производных предлогов часто возникают из-за того, что существуют синонимичные предлоги: «в сравнении с» - «по сравнению с», «в отношении к» - «по отношению к», «в направлении к» - «по направлению к» (ср. также: предлоги «по возвращении», «по исполнении», но предлоги с существительным «по (первому) исполнению»; «по заключении» - «после заключения», «завершения» (по заключении контракта), но «по заключению» - «на основании заключения»: «По заключению комиссии катастрофа произошла из-за неисправности двигателя». Предлоги этой группы в современном русском языке активно образуются из других частей речи, поэтому говорящие не всегда могут отличить сочетание предлога с существительным от нового предлога: «По возвращению в родной город я много раз сама удивлялась, откуда у меня бралось столько сил». (Из газет)

Предлог «благодаря» сохраняет смысловую связь со словом, от которого он образован, и его не следует употреблять, когда речь идет о причинах, вызвавших нежелательный результат: «Благодаря дождю мы вымокли до нитки и продрогли».

При употреблении однородных членов предлоги могут не повторяться: «Необходимую информацию пришлось собирать в книгах, газетах, журналах». Однако нужно следить за тем, все ли однородные члены имеют при себе одинаковый предлог. В противном случае возникает ошибка: «В этом сезоне туристы могут отправиться путешествовать в Бельгию, Францию, Испанию, Кубу».

Предлоги, имеющие одни и те же значения, могут различаться стилистической окрашенностью. Например, общеупотребительному предлогу «о» синонимичны разговорные «про», «насчет», книжные «касательно», «относительно». Имеют стилистические различия и другие предлоги: между (нейтр.), меж (разг.), промеж (разг.-книж.), промежду (устар. и прост.), среди (нейтр.), средь (поэт.,устар.).

Предлоги играют важную роль в ритмической организации речи. Обычно в потоке речи предлог образует с полнозначным словом одно фонетическое слово. При этом следует учитывать, что ударение в таком слове может располагаться как на полнозначном слове, так и на предлоге: по ýлицам, у доскú, около дóма, через окнó, но: зá руку, нá голову, зá нос, прú смерти, зá город, úз виду, семь нá пять.



СОЮЗ

Союзы позволяют по-разному строить высказывание. Если мы употребим однородные члены с повторяющимся союзом или без союзов, то получится незамкнутый ряд: «На рынке мы купили и помидоры, и салат, и огурцы, и сладкий перец, и укроп. – На рынке мы купили помидоры, салат, огурцы, сладкий перец, укроп». Одиночный союз перед последним однородным членом подчеркивает, что перечисление исчерпано: «На рынке мы купили помидоры, салат, огурцы, сладкий перец и укроп».

Синонимичные союзы различаются стилистической окрашенностью; например, нейтральному союзу «но» соответствуют разговорные «да», «да и». Ср.: «Лиса хотела попробовать виноград, но не смогла его достать. – Хоть видит око, да зуб неймет». (И.А. Крылов) В разговорной речи чаще употребляются союзы «да», «да и», «либо», «а то», «не то», «раз (= если), а такие союзы, как «ежели», «как бы», «коли», «коль скоро», «покамест», «затем», «чтобы», имеют просторечный и устарелый характер. Книжной речи свойственны союзы «благодаря тому что», «ввиду того что», «в связи с тем что» и др.

Двойные союзы (не только…но и, как…так и и др.) необходимо употреблять, сохраняя их целостность, нельзя произвольно заменять одну из частей: «Иванов не только опоздал на урок, а также не выполнил домашнее задание» или «А те, кто покупает пленку, то проявление заснятых снимков для них делается бесплатно».

ЧАСТИЦЫ


Частицы сообщают различные смысловые и эмоционально-экспрессивные значения другим словам, частям предложения или всему высказыванию: «а», «да», «ли», «неужели», «разве»» и др. Особый разряд составляют частицы, выражающие эмоциональные оценки: «что за», «вот так», «ведь», «ну и». Как и любые эмоционально-экспрессивные средства, они свойственны прежде всего разговорной речи, а также широко используются в художественных текстах, изображающих такую речь:

Голубушка, как хороша!

Ну что за шейка, что за глазки!

Рассказывать, так, право, сказки!

Какие перышки! Какой носок!

И, верно, ангельский быть должен голосок!



(И.А. Крылов)

Необходимо учитывать, что частицы не только вносят дополнительные значения, придают всему высказыванию эмоциональную окрашенность, но и подчеркивают личностное начало в речи: «Смотри-ка, - говорит, - кум милый мой! Что это там за рожа?» (И.А. Крылов) «У меня чтоб живо!» Устаревшая частица «-с» использовалась как средство признания говорящим более низкого по сравнению со своим собеседником социального статуса (ср. в «Горе от ума» в речи Лизы: «Бог с вами-с; прочь возьмите руку») или выражения особого почтения к собеседнику, как это делает Фамусов, обращаясь к Скалозубу:

Сергей Сергеич, к нам сюда-с.

Прошу покорно, здесь теплее;

Прозябли вы, согреем вас;

Отдушничек отвéрнем поскорее.

В речи необходимо различать частицу «не», выражающую отрицательное значение, и частицу «ни», которая используется для усиления утвердительного смысла: «Он никуда не обращался за помощью». – «Куда он ни обращался, всюду ему помогали».

МЕЖДОМЕТИЯ

Междометия – неизменяемые слова, служащие для выражения чувств, экспрессивных оценок, побуждений: «алло!», «ах!», «батюшки!», «бис!», «браво!», «вон!», «господи!», «караул!», «цыц!», «увы!», «эй!» и др. Междометия не называют различные чувства и эмоциональные состояния, а напрямую их выражают. Как любое эмоциональное средство, междометия присущи живой разговорной речи, широко используются в художественных и публицистических текстах: «Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на слона!» (И.А. Крылов) – «Ба! Знакомые все лица». (А.С. Грибоедов)

ЗВУКОПОДРАЖАНИЯ

Звукоподражания – одна из интереснейших групп слов в русском языке. С помощью звуков речи люди пытаются передать звуки окружающего мира: «буль-буль», «кап-кап», «пиф-паф», «тик-так», крики животных: «гаф-гаф», «ква-ква», «мяу-мяу», «хрю-хрю», неречевые звуки, производимые человеком: «апчхи», «кхе-кхе», «хи-хи». По этой причине звукоподражания не могут быть полностью идентичны естественным звукам. И кроме того, в разных языках одни и те же естественные звуки изображаются разными, часто совершенно непохожими, звукоподражаниями: если русский передает крик петуха словом «кукареку», то англичанин скажет: «cock-a-doodle-doo».

Согласно одной из гипотез, именно звукоподражания стали первыми словами, давшими начало языку в целом. Все эти слова сохраняют одну замечательную особенность, утраченную большинством других слов: звуковой состав звукоподражаний мотивирован соответствующим звуком окружающего мира.

Первые слова, которыми овладевает ребенок, - звукоподражания. Именно из звукоподражаний произошли самые «главные» слова в жизни каждого человека: мама, тятя. Овладевая языком, дети продолжают употреблять звукоподражания значительно активнее, чем взрослые, в частности, как наименования различных предметов: пойдем кормить «му», «кис-кис» пришла.

В языке звукоподражания выступают в качестве производящих основ большого количества слов: «гоготать», «кудахтать», «мяукать», «хлопать», «хохотать», «чихать», «шелестеть», «шлепать», «шушукаться», «щебетать». Кроме того, звукоподражания способны и сами в предложении выполнять функцию сказуемого: «Сапоги мои – скрип да скрип Под березою, Сапоги мои – скрип да скрип Под осиною, И под каждой березой – гриб, Подберезовик, И под каждой осиной – гриб, Подосиновик! (Н.М. Рубцов)» - «Волк зубами щелк». Это так называемые глагольные звукоподражания. Они употребляются в разговорной речи и языке художественной литературы, носят непринужденный характер и придают нашим высказываниям особую экспрессию, динамизм.


Постоянные и непостоянные грамматические признаки существительных и прилагательных

Для полноценного морфологического анализа знаменательных слов необходимо разграничить их постоянные (несловоизменительные), определяемые по начальной форме) и непостоянные (словоизменительные, определяемые по словоформе в контексте) признаки.



У имен существительных единственным непостоянным признаком, не способным к переходу в постоянные, может быть только падежное значение, которое определяется даже у слов пальто, кофе, пони и т.д., традиционно именуемых несклоняемыми, но в предложении они являются независимыми членами (подлежащим, дополнением, обстоятельством) и отвечают на вопросы, соответствующие разным падежам.

Категория числа у имен существительных может быть как непостоянным, так и постоянным морфологическим признаком, зависящим прежде всего от лексико-грамматического разряда. Абстрактные, вещественные, собирательные или характеризующиеся синкретизмом указанных семантических разрядов существительные (счастье, именины, керосин, чернила, детвора, заросли, жемчуг, руины и т.п.) употребляются в форме только единственного или только множественного числа. Форма противоположного числа у таких слов возможна лишь при значительном изменении семантики. Например, в строфе От мух кисея. Сыры не засижены. Лампы сияют. Цены снижены В. Маяковский употребляет слово сыры в значении «различные сорта сыра». В рекламной фразе В нашем магазине продаются высококачественные лаки и краски отечественных и зарубежных производителей также имеются в виду разные сорта или марки лака (паркетный, яхтный и др.) и краски (масляная, водоэмульсионная и т.д.). Форма множественного числа в подобных случаях обозначает множество разных, а не одних и тех же предметов, и её нельзя считать соотносительной. Поэтому можно согласиться с мнением тех грамматистов, которые причисляют слова типа лаки, вина, сыры к группе pluralia tantum, так как они не имеют соотносительной (употребляющейся в том же лексическом значении) формы единственного числа. Категориальное значение множественного числа целесообразно признать их постоянным грамматическим признаком.

Приступая к анализу категории числа многозначного существительного, очень важно учитывать его лексическое значение, так как далеко не каждый лексико-семантический вариант полисеманта имеет числовое соотношение. Например, у существительного речь в трех абстрактных словарных значениях (1. Способность говорить. Дар речи. 2. Разновидность или стиль языка. Устная речь. Разговорная речь. 3. Звучащий язык. Русская речь музыкальна.) формы множественного числа отсутствуют, но они есть в четвертом – конкретном – значении (4. Разговор, беседа. Приятно слушать умные речи.) Такие же свойства проявляет существительное лес, имеющее в конкретном значении «растительное сообщество» формы множественного числа (ср.: Брянщина богата лесами), которые отсутствуют в вещественном значении «строительный материал». Исчезают формы множественного числа в этом же значении у существительных стекло, брус, кирпич (ср.: На стройку не завезли кирпич), как и у слов белка, бобр, норка, нутрия, песец и т.п. в вещественном значении «мех» (ср.: шуба из норки, а не из норок). Наряду с подобными словами в языке есть полисеманты и омонимы, у которых в связи с различиями в лексических значениях могут быть разные окончания в исходной форме множественного числа. Ср.: зуб (во рту) – зубы, но зуб (в расческе) - зубьа>, лист (бумаги) – листы, но лист (дерева) - листьа> и т.д.

Нужно помнить и о том, что в русском языке немало омонимов, один из которых имеет соотносительную форму множественного числа, а другой не имеет. Например, слово лук «овощ», завод «процесс» (ср.: завод часового механизма), рысь «бег лошади» не имеют форм множественного числа (в отличие от омонимов лук (оружие), завод (промышленное предприятие), рысь (животное). Следовательно, у первых членов каждой омонимической пары значение числа является постоянным грамматическим признаком, а у вторых – непостоянным.

Как известно, по отношению к категории числа все существительные делятся на четыре группы:


  1. имеющие соотносительные формы единственного и множественного числа, т.е. изменяющиеся по числам: дом□ – дома, ученик□ – ученики, улица – улицы, горожанин□ – горожане и т.д. Таких слов, у которых значение числа является непостоянным грамматическим признаком, в русском языке большинство. Как правило, это конкретные существительные;

  2. имеющие форму только единственного числа (singularia tantum): мошкара, синева, маргарин. В эту группу входят собирательные существительные, а также большинство абстрактных и вещественных;

  3. имеющие только форму множественного числа (pluralia tantum). Сюда входят конкретные существительные типа ножницы, сутки, джинсы, собственные имена типа Альпы, Комаричи, а также некоторые абстрактные и вещественные существительные: переговоры, каникулы, чернила и т.п. У слов этой и предыдущей групп значение числа – постоянный грамматический признак;

  4. не имеющие формальных показателей числа (т.е. окончаний). Это несклоняемые существительные: пюре, кино, рагу, шасси и т.п. При анализе таких существительных значение числа может быть определено только в контексте (т.е. по согласуемым словам): вкусные пюре, интересное кино, три рагу.

Следует считать постоянным грамматическим признаком форму числа у существительных первой группы и контекстуальное значение числа у существительных четвертой группы. У слов второй и третьей групп категориальное значение единственного или множественного числа – постоянный грамматический признак.

Значение числа у имен существительных также может быть выражено четырьмя способами:



  1. при помощи окончания: кот (ед. ч.) – коты (мн.ч.);

  2. при помощи окончания и суффикса: клиньа>, чуд-ес-а (мн.ч.);

  3. супплетивно: человек – люди, ребенок – дети;

  4. синтаксически (формой числа слова, согласованного с несклоняемым существительным): новое такси – новые такси.

При морфологическом анализе имени существительного перечисленные способы выражения категориального значения числа следует считать его грамматическими показателями.

Неоспоримыми постоянными признаками имен существительных являются лексико-грамматическая разрядность (собственность – нарицательность, одушевленность – неодушевленность, конкретность – абстрактность, вещественность, собирательность), категории рода и склонения. У существительных только множественного числа (вилы, ножницы, сутки, шахматы, хлопоты, каникулы, щи, опилки, весы и т.п.) постоянными грамматическими признаками становятся отсутствие категории рода и отсутствие категории склонения.

Категория рода – наиболее значимый постоянный морфологический признак существительного. Именно поэтому у существительных, изменяющихся по числам, род определяется по начальной форме и во множественном числе.

Принадлежность к собственным или нарицательным именам неслучайно стала первым постоянным лексико-грамматическим признаком существительного, так как свойства, определяемые в остальных пунктах анализа, и в первую очередь лексико-грамматический разряд по отношению к категории числа, в полной мере проявляется у нарицательных существительных.

Все нарицательные существительные делятся на четыре лексико-грамматических разряда: имена конкретные (книга, день, собака), вещественные (соль, золото, песок), собирательные (листва, воронье, человечество) и абстрактные, или отвлеченные (любовь, гордость, доброта). Распределение имен существительных по данным лексико-грамматическим разрядам основывается на одновременном учете нескольких признаков: семантики слова, его словообразовательных показателей, особенностей грамматического (числового) употребления.

Однако ни один из критериев не является абсолютно надежным, и это вызывает трудности не только в теоретическом плане, но и в практике анализа имен существительных. (В школе о принадлежности существительных к тому или иному из рассматриваемых разрядов не говорят вообще: опыт обучения студентов-филологов свидетельствует о том, что лексико-грамматическая квалификация существительных является одним из сложных случаев грамматического разбора данной части речи.)

С семантической точки зрения лексико-грамматические разряды обычно определяются лишь в самых общих чертах. Ср.: «К разряду конкретных относятся существительные, обозначающие считаемые предметы, то есть те вещи, факты, явления действительности, которые могут быть представлены в отдельности и подвергнуты счету… К разряду отвлеченных (абстрактных) относятся существительные, обозначающие свойства, качества, действия, состояния… К разряду собирательных относятся существительные, обозначающие совокупности однородных предметов… К разряду вещественных существительных относятся названия веществ, однородных масс». Столь сжатое описание смысловой специфики не всегда бывает достаточным для лексико-грамматического анализа слова.

Словообразовательный критерий предполагает учет суффиксов, которые характерны для существительных того или иного разряда. Однако данный критерий не работает в тех случаях, когда существительные не имеют суффикса (рыба, дом, страх) или когда суффиксы омонимичны: свин-ин-а (веществ.) – скот-ин-а (собир.) – дуб-ин-а (конкр.) – тиш-ин-а (абстр.); революционное студенч-еств-о (собир.) – веселая пора студенч-еств-а (абстр.).

С точки зрения грамматики считается, что полной парадигмой форм ед. и мн. числа обладают только конкретные существительные. Существительные же абстрактные, вещественные и собирательные употребляются, как правило, в форме ед. числа. Формы мн. числа от таких существительных, образующиеся с изменением семантики, допускаются лишь в редких случаях и специально оговариваются как стилистически маркированные (публицистические, поэтические, профессиональные, разговорные и пр.). Ср.: например: «При конкретизации значения некоторые отвлеченные существительные (боль, высота, глубина, радость, шум) могут употребляться в формах мн. числа, например: боли и шумы в сердце (медиц.), командные высоты (воен.), на больших глубинах (морск.), изящные искусства (худож.)». Однако опора на словоизменение не позволяет провести более детального противопоставления не только конкретных существительных всем остальным, но и абстрактных, вещественных, собирательных между собой. Кроме того, в современном русском языке все более активно употребляются формы мн. числа от существительных неконкретной семантики (особенно от абстрактных). Этот факт активно обсуждается в лингвистической литературе.

Фактором, затрудняющим определение лексико-грамматической характеристики существительного, является также то, что в настоящее время нет ни одного лексикографического издания, на которое можно было бы сослаться при изучении рассматриваемых разрядов существительных. В толковых словарях русского языка имена существительные не сопровождаются пометами, указывающими на их лексико-грамматическую принадлежность. Лишь собирательные существительные иногда имеют при себе помету собир., но, по наблюдениям И.А. Букринской и О.Е. Кармаковой, она употребляется при таких существительных очень непоследовательно.

Нельзя не отметить и тот факт, что в речи имена существительные могут изменять свою лексико-грамматическую принадлежность: абстрактные имена в контексте могут конкретизироваться (сочинение поэмы – сочинения поэта), конкретные могут выступать в собирательном (в озере водится рыба) или вещественном (дом из дерева) значениях и т.п. Чаще всего такие превращения происходят с многозначными существительными. «Анализируя многозначные слова, - подчеркивают А.М. Чепасова и И.Г. Казачук, - помните, что они могут быть связаны с разными семантическими категориями, или лексико-грамматическими разрядами».

Проследим, например, за изменением семантики и лексико-грамматической принадлежности слова табак в следующих контекстах:



  1. Пряно пахли с клумб белые цветы табака. (Рощин. Южная ветка). 2) Дай, хозяин, покурить бедному человеку… Мой табак против твоего не табак, а отрава. (Грин. Алые паруса). 3) Эта шаль пропахла многими табаками и духами (Пильняк. Человеческий ветер). 4) – Ох, язва Николай Иванович. Продаст меня за понюшку табаку. (Тынянов. Кюхля).

В первом из предложений существительное табак выступает как конкретное («садовый цветок»). Во втором табак обозначает «вещество для курения» и определяется как существительное вещественное. В третьем случае следует говорить о так называемом «вещественном конкретизированном» существительном: форма табаки в условиях контекста должна пониматься как «табак разного сорта, который курили в разное время разные люди». Четвертый пример включает фразеологический оборот за понюшку табаку со значением «совершенно зря, напрасно».

Однако отмеченные сложности лексико-грамматической характеристики имен существительных могут быть во многом преодолены, если подойти к данным разрядам с когнитивной точки зрения. Суть когнитивного подхода состоит в том, чтобы показать, как отражаются в языке представления человека о действительности, как человек получает знания о мире, как их преобразует и как использует. Когнитивный подход объясняет причины «причины выбора или создания данной "упаковки" для данного содержания» исходя из того, что центральная роль в процессах познания и речевой деятельности принадлежит человеку. «Именно человек как познающий и как говорящий на определенном языке субъект формирует значения… и именно говорящий субъект сознательно осуществляет выбор языковых средств выражения для описания той или иной ситуации», - пишет Н.Н. Болдырев. Подчеркнем, что когнитивный анализ связан прежде всего с семантикой языковых единиц.

С позиций когнитивного подхода деление имен существительных на конкретные, абстрактные, вещественные и собирательные отражает важнейшие с точки зрения человека категории предметного мира. Каждый из рассматриваемых разрядов участвует в языковой категоризации, которая представляет собой «структурирование мира, акт отнесения слова/объекта к той или иной группе, способ установления иерархических отношений типа "класс – член класса"». При этом нельзя не признать тот факт, что человеку свойственно прагматически-оценочное отношение к действительности, такое отношение, при котором человек исходит из необходимости удовлетворять свои потребности и желания и именно с этой точки зрения оценивает явления и факты действительности. Каким образом для нужд человека может быть использован тот или иной объект, представляет ли он ценность сам по себе или только в комбинации с другими объектами, какие свойства объекта являются наиболее значимыми (опасными, полезными) для человека и т.п. – эти и подобные вопросы важны для распределения предметов по категориям в сознании человека. Стало быть, каждый из лексико-грамматических разрядов, называя те или иные классы предметных сущностей, выполняет в языке определенное предназначение.

Конкретные существительные называют самоценные в человеческом представлении объекты, т.е. объекты, значимые для человека даже в одном отдельном экземпляре и во всех отношениях «соразмерные с человеком». Такие объекты легко поддаются непосредственному счету, поэтому конкретные существительные свободно употребляются в формах обоих чисел и сочетаются с самыми разнообразными количественными определителями. Ср.: Сколько разных вещей держит на себе Земля! Дома, разные горшочки, люстры, подушки, зеркала – даже невозможно перечислить! (Москвина. Моя собака любит джаз).

Вещественные существительные называют однородное сырье, материю, из которой изначально состоит или создается объект (и его детали) и которая нужна для дальнейшего продления его бытия, а также отходы существования объекта. Поскольку самым важным «объектом» в мире является человек, то значительная часть вещественных существительных называет субстанции, необходимые для обеспечения материального существования человека (продукты питания, лекарства, ткани, строительный материал, топливо и т.д.) Ср.: Отец семейства… отяжелил сумку молоком, кефиром, творогом, пачкой чая, пачкой масла и тремя бутылками нарзана. (Смехов. В один прекрасный день).

Собирательные существительные называют объекты, значимые только в своей совокупности, которые приобретают новое качество по сравнению как с отдельным предметом, так и с раздельным множеством предметов этого класса. Это значит, что категория собирательности находится на ином, более высоком уровне абстракции по сравнению с названиями конкретных предметов. Ср.: В актовом зале набилось публики самой разной – родители, учителя, представители районо. (Рубина. Все тот же сон!).

Абстрактные существительные представляют собой имена нематериальных сущностей (идей), важные для обеспечения интеллектуально-духовной жизни человека. Чаще всего абстрактные имена называют: а) отвлеченный признак, присущий разным объектам действительности (быстрота лошади, бега, танца, мысли, реакции); б) отвлеченное действие, которое может совершаться разными деятелями или производиться над разными объектами (чтение мамы, артиста, учителя; чтение книги, газеты, лекции); в) отвлеченное состояние или чувство, которое может возникать в разных ситуациях (затишье перед бурей, в перестрелке, в отношениях; любовь к матери, сыну, Родине); г) отвлеченное понятие, которое существует только в человеческом сознании и которое нельзя представить наглядно (философия, справедливость, совесть).

Когнитивный подход к анализу лексико-грамматических разрядов существительных дополняет традиционные критерии их выделения (семантический, словообразовательный, грамматический). Учитывая комплекс всех признаков, можно предположить определенную методику установления лексико-грамматического разряда существительного. В соответствии с этой методикой лексико-грамматическая принадлежность существительного должна определяться особо для каждого отдельного его значения (лексико-семантического варианта). Основным признаком принадлежности лексико-семантического варианта слова к тому или иному разряду является его место в категоризации объектов предметного мира (остальные признаки носят вспомогательный характер).

Прежде всего необходимо установить, вызывает ли анализируемое существительное при первоначальном его восприятии представление об отдельном предмете (конкретное), однородном веществе/сырье (вещественное), о целостной совокупности предметов (собирательное) или об умозрительном качестве, действии, состоянии, понятии (абстрактное).

Следует также обратить внимание на то, в какой степени суффикс существительного (если он есть) поддерживает наше первоначальное восприятие существительного как конкретного, вещественного, собирательного или абстрактного. При этом необходимо помнить, что один и тот же суффикс может использоваться для оформления разных разрядов.

Затем нужно проанализировать грамматическое значение данной словоформы в рассматриваемом контексте, в частности в форме какого числа употреблено существительное: от абстрактных, вещественных и собирательных существительных мн. число образуется с некоторыми ограничениями и, как правило, изменяет семантику слова, конкретизируя её.

Окончательное суждение о лексико-грамматической принадлежности словоформы выносится после рассмотрения всех особенностей контекста: прямое или переносное (метафорическое, метонимическое) значение существительного имеется в виду, уточняется ли значение слова посредством различных определений, в том числе количественной семантики и др.

Если точное определение лексико-грамматического разряда представляется затруднительным, значит, мы имеем дело с переходным случаем, который можно обозначить составным термином, например «вещественное в значении собирательного», «абстрактное конкретизированное», «конкретное в значении вещественного» и под. Главное при таком обозначении - как можно более полно отразить лексико-грамматическую специфику словоформы.

Например, существительное лиса при первоначальном восприятии вызывает у нас представление о животном и только потом – о мехе этого животного или о тех качествах, которыми наделена лиса в произведениях фольклора. В связи с этим во всех возможных контекстах употребления этого существительного его лексико-грамматическая характеристика будет начинаться со слова «конкретное». Ср.:



  1. Лиса роет нору. В данном примере слово лиса употреблено в прямом значении, соответствующем когнитивному предназначению данного существительного – обозначать отдельный предмет, отдельную особь. Значит, слово лиса является здесь конкретным существительным.

  2. На плечах у женщины роскошная лиса. В данном контексте лиса означает уже не животное, а мех этого животного (метонимическое значение), который человек использует как нечто вещественное для удовлетворения потребности в тепле и комфорте. В этом случае перед нами конкретное существительное, употребленное в значении вещественного.

  3. На территории нашей области водится лиса. Несмотря на то что рассматриваемое существительное употреблено в форме ед. числа, оно обозначает не одного зверя, а целый класс животных и имеет обобщенно-собирательное значение, т.е. выступает как «конкретное в значении собирательного».

  4. Твоя подруга – просто настоящая лиса. В данном случае существительное употреблено в метафорическом значении «хитрый, льстивый человек» и характеризует абстрактное качество, т.е. является «конкретным в значении абстрактного».

Приведем другие примеры, иллюстрирующие различные стороны неоднозначной лексико-грамматической характеристики существительных в условиях контекста.

  1. Я вышел на улицу с охапкою книг и вдруг увидел, что вся улица куда-то бежит. (Чуковский. Из воспоминаний. 1905, июнь). Здесь существительное улица употреблено дважды и принадлежит к разным лексико-грамматическим разрядам.

В первом случае (Я вышел на улицу) оно используется в прямом значении «два ряда домов и пространство между ними для прохода и проезда, а также само это пространство». Это существительное конкретное, так как относит называемый им объект к категории отдельных предметов, имеющих четкие пространственные границы и в этом подобных другим аналогичным предметам.

Во втором случае (вся улица куда-то бежит) мы сталкиваемся с примером переносного (метонимического) употребления слова. Улица уже не обозначает «ограниченное пространство», а имеет значение «все люди, находящиеся на этом пространстве». Семантика слова в таких случаях приближается к собирательной. В целом лексико-грамматическую принадлежность существительного можно охарактеризовать так: конкретное в значении собирательного.



  1. За это время в мире и наших личных жизнях кое-что произошло. (Осоргин. Воспоминания) .

Существительное жизнь имеет в словарях несколько значений, и все они абстрактные. Ср. словарное толкование: «Жизнь, -и, ж.1. Совокупность явлений, происходящих в организмах, особая форма существования материи. Жизнь Вселенной… 2. Физиологическое существование человека, животного, всего живого. Жизнь растения… 3. Время такого существования от его возникновения до конца, а так же в какой-нибудь его период. Короткая, долгая жизнь… 4. Деятельность общества и человека в тех или иных ее проявлениях. Семейная жизнь… 5. Реальная действительность. Войти в жизнь… 6. Оживление, проявление деятельности, энергии. Улицы полны жизни…».

К приведенному выше примеру больше всего подходит четвертое значение. Однако в рассмотренном контексте существительное жизнь употреблено в форме мн. числа и сопровождается определениями в форме мн. числа, что вызвано, по-видимому, желанием автора точнее выразить мысль: изменения произошли в личной жизни нескольких, многих людей, у каждого из которых эти изменения были особенными.

Следовательно, перед нами конкретизированное существительное.

Таким образом, трудности, связанные с отнесением существительных к разряду конкретных, абстрактных, вещественных или собирательных, могут быть во многом преодолены, если рассматривать эти разряды как средство языковой категоризации, структурирования объектов окружающего мира. При таком подходе большую объяснительную силу получают и грамматические признаки, так как особенности грамматического употребления существительных лишь отражают и оформляют процессы, происходящие в семантике слова.

У большинства имен прилагательных два постоянных признака: лексико-грамматический разряд (качественное, относительное или притяжательное) и тип склонения: качественно-относительный в твердом, мягком и смешанном вариантах (белый, синий, строгий) и притяжательный в твердом и мягком вариантах (мамин□, лисий□ ). Непостоянными признаками являются зависимыми от определяемого существительного формальные значения числа, рода (в единственном числе) и падежа. У качественных прилагательных и притяжательных прилагательных типа отцов, мамин, лисий есть общий непостоянный грамматический признак – полная или краткая форма: сильный - силен□, отцов□ – отцовым.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка