Программа модульного курса "Парадигма памяти" в пространстве современного социально-гуманитарного знания



Сторінка1/2
Дата конвертації13.04.2016
Розмір0.59 Mb.
  1   2
МОСКОВСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Факультет социологии, экономики и права


Кафедра культурологи

ПРОГРАММА

модульного курса
"Парадигма памяти" в пространстве современного социально-гуманитарного знания

(memory studies: культурная, социальная историческая память)

для аспирантов, обучающихся по специальностям культурологического, исторического и социологического

профиля

Москва

2008

Пояснительная записка


Начиная с 1920-х годов в социально-гуманитарном знании память начинает рассматриваться в социально-культурном измерении. В социологии и искусствознании возникли понятия коллективной и социальной памяти. Однако только «мемориальный бум» в науках о культуре и обществе последних десятилетий привёл исследователей к выводу о том, что на сегодняшний день формируется новая парадигма социально-гуманитарных исследований, связанная с понятиями «память», «воспоминание», «забвение», взятыми в качестве социально-культурных явлений. Поток работ, которые могут быть отнесены к области «исследований памяти» (memory research) в разных научных областях на протяжении 1980-90-х годов нарастал лавинообразно. Исследования коллективной (социальной, культурной, исторической) памяти стали местом встречи социологов, историков, психологов, социальных (культурных) антропологов, литературоведов, специалистов в области теории массовых коммуникаций и т.д. В 1990-х годах были сделаны первые попытки осмысления состояния исследовательского поля и степени его интегрированности, было введено понятие "культурной памяти". Стало ясно, что различные явления и сферы культуры и социальной жизни – искусство и литература, политика, религия и право и т.д. – могут быть рассмотрены теперь в новой перспективе и поставлены в новую взаимосвязь. Традиционная проблематика целого ряда областей знания стала переосмысливаться в свете "мемориальной парадигмы". В первую очередь это относится к таким дисциплинам, как культурология, история, социология.

На сегодняшний день квалифицированный специалист в любой из этих областей знания уже не может не владеть "мемориальной проблематикой". Инновационные программы подготовки в области "memory studies" постепенно вводятся в последние годы в ряде ведущих университетов Европы и США. Стандартные учебные планы и учебные пособия в западных университетах находятся в стадии разработки, подготовки и апробации. Поэтому представляется, что реализация подобной программы при подготовке аспиратнов социально-гуманитарных специальностей МПГУ в полной мере соответствует задачам выхода научно-исследовательского и образовательного процессов в Университете на инновационный путь развития и абсолютно точно отвечает статусу МПГУ как инновационного вуза.

Модульный курс включает в себя четыре блока. Первый, "Социальная (культурная) память: концепции, дискуссионные проблемы, теоретико-методологические основания анализа", является общим для аспирантов всех специальностей. Его содержание раскрывается преимущественно на поточных лекциях. Три других блока ориентированы на культурологов, историков и социологов соответственно. Это - "Изучение культурной памяти как научная программа современной культурологии", "Историческая наука и "парадигма памяти": новые вызовы и новые перспективы исследований", "Социальная память как объект и категория социологического анализа". Их изучение происходит главным образом на семинарских занятиях.
1. Цели и задачи дисциплтны
Цель модульного курса состоит в изучении фундаментальных теоретико-методологических проблем, категорий и принципов "мемориальной парадигмы" с целью выявления её эвристического потенциала для анализа основных проблем социологического, культурологического и исторического знания.

Задачи модульного курса:
- рассмотреть основные концепции культурной (социальной, исторической) памяти;

- сформировать у аспирантов знание основных понятий и принципов "мемориальной парадигмы";

- раскрыть наиболее важные дискуссионные проблемы "мемориальных исследований";

- показать значение "мемориальной парадигмы" для современного исторического знания;

- выявить особенности социологического анализа социальной памяти;

- изучить эвристический потенциал понятия "социальная память" для анализа социологической проблематики;

- обосновать значимость концепта культурной памяти как основания для построения исследовательской программы современной культурологии.

2. Требования к уровню освоения содержания дисциплины.


Аспирант, изучивший дисциплину, должен:
знать основные концепции социальной (культурной, исторической) памяти, историю изучения данных феноменов в рамках социально-гуманитарного знания, современные тенденции в их анализе, основные понятия и принципы "мемориальной парадигмы", главные направления теоретико-методологических дискуссий в данной области и пути применения подходов, разработанных в рамках "парадигмы памяти", к своему профильному специально-научному знанию;
уметь анализировать фундаментальные и теоретико-методологические проблемы "мемориальных исследований", применять результаты этого анализа для изучения прикладных вопросов и эмпирического материала профильной дисцилины;
владеть навыками корректного использования понятий и категорий "парадигмы памяти", осознанного оперирования основными подходами к анализу социальной (культурной, исторической) памяти, проведения собственных исследований с области истории, социологии и культурологии на основе принципов и положений "мемориальной парадигмы".
3. Объём и виды учебной работы.


Вид учебной работы

Объём работы, часов

Общая трудоёмкость

64 часа

Аудиторные занятия, в т.ч.
Лекции
Семинары

32 часа
12 часа
20 часов

Самостоятельная работа

32 часа

Виды отчётности по дисциплине

Реферат


Итоговый коллоквиум

1

1


Содержание дисциплины




  1. Содержание дисциплины «Социальная (культурная) память: концепции, дискуссионные проблемы, теоретико-методологические основания анализа».

Разделы и виды занятий




№№

Разделы дисциплины

Всего часов

Количество

Лекции


часов

Семинары

1.

2.


3.

4.

5.





Память как социокультурное явление.
Первые исследовательские программы изучения коллективной (социальной) памяти.
Конструктивистский подход к анализу социальной памяти.

Инструменталистская перспектива изучения социальной памяти.

Динамическое направление интерпретации

социальной памяти




2

4
2


2

2


2

2
2


2

2


2


Итого




12 часов

10 часов

2 часа




  1. Содержание дисциплины «Изучение культурной памяти как научная программа современной культурологии».

Разделы и виды занятий.



№№

Разделы дисциплины

Всего часов

Количество

Лекции


Часов

Семинары

1.
2.

3.

4.



5.

6.


7.
8.

9.


Культура как память: семиотическая перспектива

Культурная память: концепт и его эвристический потенциал. Культурная и коммуникативная память.

«Культуры воспоминаний» в исторической и сравнительной перспективах.


Социальное функционирование «образов памяти».
Художественный образ как носитель памяти: от иконологии к культурологии.
Культурная память, культурная идентичность и границы культур.

Триумф и травма как экстремумы мемориального пространства.


Организация памяти и забвения в системе культурной политики.
Сакрализация памяти, злоупотребление памятью и «войны памяти» в современной культуре.


2
2


4
2

2
2
2

2

2


2


2

4


2

2


2
2

2

2




Итого




20 часов

2 часа

18 часов

3. Содержание дисциплины «Социальная память как объект и категория социологического анализа»


Разделы и виды занятий



№№

Разделы дисциплины

Всего часов

Количество

Лекции


Часов

Семинары

1.

2.


3.

4.

5.


6.

7.


Память в социологической мысли: классическое наследие и современное состояние

Организация социальной памяти в перспективе «формальной социологии»


Социальные функции памяти.

Институты и сообщества памяти.

Память и традиция в жизни общества.

Коллективная память, организационная культура и организационная идентичность.


Проблемы социологического анализа коллективной памяти.




4

2


4

4



2
2

2


2

2

2


4

4

2


2

2


Итого




20 часов

2 часа

18 часов

4. Содержание дисциплины «Историческая наука и «парадигма памяти»: новые вызовы и новые перспективы исследований».


Разделы и виды занятий



№№

Разделы дисциплины

Всего часов

Количество

Лекции


Часов

Семинары


1.
2.

3.


4.
5.

6.



Память в дискурсе современного исторического знания.
История как наука и как форма памяти.
Исторические трансформации форм памяти
Носители памяти: виды и историческая эволюция.

Исторические формы мемориализации и забвения.

Историческая память и историческая ответственность.


2
4

4

4


4

2


2

4

4


4
4
2




Итого




20 часов

2 часа

18 часов




  1. Содержание разделов дисциплины.

Социальная (культурная) память: концепции, дискуссионные проблемы, теоретико-методологические основания анализа.

1. Память как социокульурное явление.

Традиции анализа памяти как феномена индивидуальной психологии в философии, психологии и нейрофизиологии. Открытие коллективного измерения памяти. Индивидуальная и коллективная память.

Вклад дюркгеймовской социологии. «Коллективное сознание» - «коллекивные представления» - «коллективная память». «Сильная» версия концепции коллективной памяти. Коллективная память как свойство «коллективного сознания». Реификация социального субъекта и критика «сильной» версии коллективной памяти. Ф.Бартлетт.

«Дистрибутивная» концепция коллективной памяти. Память как культурно опосредованное действие. М.Хальбвакс о влиянии социальных групп на организацию и динамику индивидуальной памяти. Вклад культурно-исторической психологии Л.С.Выготского, теории текста М.М.Бахтина, философии символических форм Э.Кассирера, московско-тартуской семиотики Ю.М.Лотмана и Б.А.Успенского в понимание роли знаково-символических систем культуры в процессах формирования индивидуальной памяти.

Коммуникативный подход к коллективной памяти. Социальные общности как коммуникативные «сообщества памяти». Нарративы и дискурсы о прошлом как «когнитивные инструменты» коллективной памяти. Коммуникативная и культурная память в концепции Я.Ассмана.

Коллективная память в современном обществе: недостаток или избыток? Социальное использование и злоупотребления памятью.


2. Первые исследовательские программы изучения коллективной (социальной) памяти

Элементы концепций коллективной памяти в социально-гуманитарной мысли XVIII- нач. XX вв. «Новая наука» Дж.Вико о языке и мифе как носителях социальной памяти. Ж.-Ж., Руссо, А.де Сен-Симон и О.Конт о роли коллективных верований и традиций в поддержании социальной солидарности. К.Маркс об использовании символики прошлого революционными движениями. Э.Ренан о роли памяти и забвения в жизни наций. Ф.Ницше о пользе и вреде истории для жизни. Г.Зиммель о переживании прошлого в современности.

Изменения в представлениях о памяти в науке начала ХХ в. Понимание памяти как активной системы, чье содержание, структурирование и динамика в существенной мере определяется социальной группой, культурными нормами, средствами производства, хранения и передачи информации, политическими интересами и т.д. Формирование первых исследовательских программ. М.Хальбвакс и А.Варбург.

Вклад школы Дюркгейма. Э.Дюркгейм о «коллективных представлениях» и «коммеморативных ритуалах». С.Чарновский о прошлом и памяти в жизни культуры. Память о герое и национальная идентичность. Э.Эванс-Причард о «структурной амнезии».

Социология коллективной памяти М.Хальбвакса. Индивидуальная и коллективная память. Память и социальная коммуникация. «Социальные рамки памяти». Память классов. Ландшафты памяти. Легендарная евангельская топография Святой Земли как мемориального пространства. Фигуры воспоминания. Память и коллективная идентичность. Социальная группа как общность воспоминаний. Социальное конструирование прошлого. Избирательный характер коллективной памяти. Память и история. Наследие М.Хальбвакса в современных memory studies. П.Нора о «местах памяти». Я.Ассман о разработке теории коллективной памяти М.Хальбвакса в направлении общей теории культуры.

А.Варбург: от истории искусства к теории социальной памяти и к философии культуры. Память образов. Символ как воплощение коллективной памяти человечества. «Иконология» как «искусство памяти». Изображение как документ культуры. Атлас «Мнемозина» как проект исследования образной памяти человечества. Идеи Варбурга в контексте современной культурологи и исторической анропологии. Ж.-К.Шмит.

Ф.Бартлетт и Л.С.Выготский о необходимости учёта социального и культурного контекстов формирования и применения памяти в психологических исследованиях.

Вклад символического интеракционизма. Дж.Г.Мид и Ч.Кули о социальном контексте воспоминаний и о социальной роли восприятия прошлого. Мид о роли времени в формировании социальной реальности. Социальная реконструкция прошлого в контексте настоящего. Роль прошлого в современной жизни. Реконструкции прошлого в ситуациях радикальных социальных изменений. Роль прошлого в нормализации и рутинизации современной жизни.

Коллективная память и наследие в неомарксистской перспективе. В.Беньямин о кризисе коммуникативной памяти в современном обществе. От сказителя к роману. Товарный фетишизм и память капиталистического общества. Память вещей. Исследование торговых галерей как носителей памяти буржуазных мегаполисов. Отбор и канонизация наследия. Селекция памяти и «буржуазные литературно-художественные аппараты».

Упадок интереса к проблемам социальной (коллективной) памяти в социально-гуманитарном знании 1940-1970-х годов. Разработка аспектов социальной (коллективной) памяти в рамках изучения традиций (Э.Шилз, Э.Хобсбаум и др.), антропологического изучения религий (Р.Бастид) и носителей социально значимого опыта (Дж.Гуди, Я.Вансина, А.Леруа-Гуран), наследия (Д.Лоуэнталь), знаковых систем (Ю.М.Лотман).

«Мемориальный бум» 1980-х годов. Исследования Й.Йерушалми о еврейской памяти и идентичности и начало проекта П.Нора по изучению французской национальной памяти. Причины и последствия подъёма интереса к проблематике памяти. Формирование Memory studies. Формирование междисциплинарной «мемориальной парадигмы» в современном социально-гуманитарном знании: вызовы и перспективы.
3. Конструктивистский подход к анализу социальной памяти.

Презентистский характер социальной памяти и официальный «менеджмент прошлого». «Изобретение» воспоминаний, ритуалов и традиций как средств социального контроля, легитимации власти и поддержания идентичностей. Политизация памяти. Память и традиции как идеология и «ложное сознание». «Политика памяти». Зависимость образов прошлого от текущих интересов правящих элит. Властные манипуляции памятью и забвением как противовес массовой электоральной демократии. Роль государственной власти и системы образования в формировании национальных идентичностей. Э.Хобсбаум и Т.Рейнжер о массовом «изобретении традиций» как стратегии политических элит по удержанию власти в условиях упадка традиционных политических структур в Европе на рубеже XIX-XX вв. Мнимая древность традиций. «Изобретённые» традиции рабочих и крестьян как противовес политике правящих классов.

Критика конструктивистского подхода. Проблема его применимости к плюралистическим демократическим обществам. Проблема степени пластичности коллективной (социальной) памяти и принципов отбора традиций. Проблема механизмов и принципов социального принятия и неприятия воспоминаний и традиций.
4.Инструменталистская перспектива изучения социальной памяти.

Память как инструмент борьбы за господство. Связь образов прошлого с современными интересами. Конфликты памяти. Конструирование памяти «снизу» и пределы властных манипуляций памятью.

Групповые версии прошлого и их взаимоотношения с господствующим нарративом. «Контер-память», «неофициальная память», «оппозиционная память». Вклад М.Фуко. Память как «дискурсивная практика». Политическая борьба за подчинение и маргинализацию конкурирующих мемориальных нарративов доминирующей идеологией. Приоритет официальной памяти. Popular memory vs. dominant memory. Стратегии сопротивления. Обнаружение подавленных «голосов памяти» и традиций, показ отношений господства и подчинения в публичном пространстве как исследовательские задачи. Конфликт воспоминаний и классовая борьба.

Британская школа cultural studies и Popular Memory Group в бирмингемском Centre for Contemporary Studies. Изучение способов артикуляции массовых воспоминаний. Проблема диалектики частных воспоминаний и публичных нарративов коллективной памяти. Критика преувеличения роли элит в формировании коллективной памяти. Коллективная память как арена борьбы групп и сил. «Многоголосье памяти». Нарративный анализ памяти. «Следы».

Критика инструментализма. Абсолютизация конфликта воспоминаний как нормального состояния культуры. Преувеличение возможностей манипуляций памятью в политических целях.

5. Динамическое направление интерпретации социальной памяти.

Память как коммуникативный процесс активного смыслообразования во времени. Границы возможностей участников коммуникации корректировать содержание коллективной памяти в соответствии со своими интересами. Ограниченность возможностей доминирующей группы влиять на содержание коллективной памяти. Конструирование памяти «снизу». Многофакторный характер влияния на содержание коллективной памяти. Память как результат взаимодействия навязываемой господствующей идеологии и альтернативных способов видения прошлого. Резистентность образов прошлого к манипуляциям. Устойчивость прошлого и его присутствие в настоящем. Ограниченность доступных ресурсов прошлого и столкновения групп по поводу видения прошлого как факторы, ограничивающие дальнейшую свободу манипуляций с ним. Исторические изменения идентичности и трансформации памяти. Память как нарратив. Нарративная идентичность на коллективном и индивидуальном уровне как основной объект анализа. Нестабильность идентичностей, многообразие и сложность взаимоотношений формирующих их нарративов памяти. Память как процесс постоянной трансформации воспоминаний. Коллективная память как культурная программа, ориентирующая намерения и действия субъектов. Работы Б.Швартца (B.Schwartz) об образе А.Линкольна в американской памяти и М.Шадсона (M.Schudson) о мемориализации Уотергейта как классические примеры исследований данного направления. Критика направления за недостаточное внимание к механизмам формирования индивидуальной памяти в контексте нарративов данной культуры.


Изучение культурной памяти как научная программа современной культурологии

1.Культура как память: семиотическая перспектива.

Московско-тартуская семиотическая школа и понимание культуры как памяти. Культура как генетически ненаследуемая память коллектива. Ю.М.Лотман о культуре как надындивидуальном механизме хранения, передачи и выработки новых сообщений (текстов). Внутренняя гетерогенность культуры. Субкультуры и культурные "диалекты памяти" (Ю.М.Лотман).

"Информативная" и "креативная (творческую)" культурная память. Презентизм информативной памяти, её зависимость от линейного течения времени, итогового текста, конечного результата. Панхронный характер творческой (креативной) памяти. «Архив» культуры. Ритмы культурного забвения и воспоминания. Воздействие ранних текстов на настоящее культуры и влияние изменившегося настоящего на прошлое. Информативный и творческий виды памяти Ю.М. Лотмана и "логика цивилизации"-"логика культуры" В.С.Библера.

Идеи московско-тартуской семиотики и теория культурной памяти Я.Ассмана.


2. Культурная память: концепт и его эвристический потенциал

Введение Я. Ассманом понятия культурной памяти. "Культурная память. Письмо, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности" (1992). Культурная память как одно из внешних измерений памяти. Культурная память как специфическая для каждой культуры форма передачи и осовременивания культурных смыслов. Культурная память как знание, управляющее поступками и переживаниями людей, подлежащее повторяющемуся заучиванию.

Культурная память и коммуникативная память. Коммуникативная память и "жизненный мир". Культурная память и историко-мифологическое время. "Обосновывающие воспоминания" как содержание культурной памяти. Объективации культурной памяти. Учреждение и искусственное формирование культурной памяти. Институты создания, хранения, трансляции культурной памяти. Сакральный неповседневный характер культурной памяти. Ритуализация культурных воспоминаний. Праздник. Культурная память как орган ритуально оформленного неповседневного воспоминания. Носители культурной памяти. Социальная организация и контроль за приобщением к культурной памяти. Социально дифференцированный характер распределения культурной памяти в обществе. Взаимоотношения культурной и коммуникативной памяти.

"Горячяя" и "холодная" культурная память. Динамизм "горячей" культурной памяти. Ориентация "холодной" памяти на регулярную повторяемость и «вечное настоящее». «Горячая» культурная память как ориентирующая сила, "мифомотор". «Обосновывающая" и "контрапрезентная (контрафактическая)" функции культурной памяти. Обосновывающий миф об осмысленности и необходимости настоящего порядка вещей. Контрапрезентный миф о несовершенстве настоящего мира и о прошлом как "золотом веке".

Проект "истории памяти" как дисциплины, изучающей динамику воспоминаний, процессы реконструкции прошлого, моделирования прошлого в настоящем. «Культуры воспоминаний» различных обществ. Анализ функционирования "образов-воспоминаний".


  1. «Культуры воспоминаний» в исторической и сравнительной перспективах.

Сравнительно-исторический анализ «культур воспоминаний» как новая область историко- культурологических исследований. Изучение Я.Ассманом «культур воспоминаний» Древнего Египта, Древнего Израиля, хеттской цивилизации, Месопотамии, Древней Греции. Работы А. Ассман о формах и трансформациях культурной памяти в контексте культур Модерна и Постмодерна.

Сравнительно-исторические аспекты форм фиксации, хранения, трансляции воспоминаний. Способы и принципы отбора и канонизации образов памяти. Особенности организации памяти в разных культурах (глубина вспоминаемого прошлого, создание континуитета и дисконтинуитета, формы нарративов о прошлом, насыщенность событиями разных периодов запечатлённого в памяти прошлого и т.д.).


  1. Социальное функционирование «образов памяти».

Дискуссии о социальных функциях образов прошлого. Отсутствие в современной науке единой концепции относительно перечня социальных функциях памяти. Подходы к проблеме Д.Лоуэнталя, М.Кулы, Б.Шацкой и др. авторов.

Прошлое как ресурс для ориентации в настоящем, его осмысления и узнавания. Подтверждение и удостоверение настоящего при помощи образов прошлого. Прошлое как аргумент для укрепления настоящего порядка вещей или борьбы с ним. Использование знаковых событий прошлого в текущей жизни. Образы прошлого как элементы культурного кода. Память и солидарность. Поддержание ощущения древности, укоренённости в истории, преемственности, последовательности и упорядоченности при помощи памяи. Сохранение и восстановление утраченного как способы удостоверения настоящего. Прошлое как руководство к действию, уроки прошлого. Прошлое как альтернатива настоящему, воспоминание как бегство и форма компенсация недостатков настоящего. Прошлое как орудие сопротивления. Прошлое как бремя. Борьба с прошлым. Прошлое как средство удовлетворения любопытства и развлечения. Прошлое как инструмент установления справедливости и торжества правосудия.

Идентификация и легитимация как основные интегративные функции «образов памяти». Неотделимость памяти и идентичности на индивидуальном и коллективном уровнях анализа. Идентичность как ощущение общего пребывания во времени и решающая роль коллективной памяти в его поддержании. Сохранение ценностей и моделей поведения в коллективной памяти и поддержание коллективной идентичности. Память как собрание знаков коллективной идентичности и ресурс для конструирования границ культуры. Значение коллективной памяти для процессов легитимации/делегитимации существующего социально-политического порядка. Память и власть. Официальная история как форма господства. Роль системы образования в политике памяти и легитимации.

5. Художественный образ как носитель памяти: от иконологии к культурологии.

Многообразие носителей памяти. Изображение как носитель коллективной памяти. Специфика «мемориально-культурологической» интерпретации художественного образа в отличие от эстетического и искусствоведческого видения.

Художественный образ как документ эпохи в традициях философско-эстетической мысли (романтики, Г.В.Ф.Гегель, И.Тэн, Я.Буркхардт).

Причины и последствия взаимной изоляции искусствознания и истории культуры. История культуры и искусствознание: поиск путей сотрудничества. Образ как источник историко-культурологического исследования. Образ в контексте исторической антропологии. М.Блок.

Исследовательская программа А.Варбурга. Образ как носитель социальной памяти и документ культуры. Вторичность эстетической ценности перед культурологической значимостью. Изучение образа в широком культурном контексте. Gesamtkultur. Иконология как «искусство памяти». Искусство как социальный орган памяти. Образ как носитель памяти. Pathosformeln как симптомы состояния «коллективного духа». Изучение образной памяти Ренессанса. Изучение функционирования наследия Античности в ренессансной и постренессансной культуре как исследование культурной памяти Европы. Проект атласа «Мнемозина». Значение идей Варбурга для современных memory studies.

Memoria et Imago. «Культуры изображения» (Ж.-К.Шмитт) и «культуры воспоминания». Imago как выражение солидарности и идентичности социальной общности. Сравнительно-исторический анализ «культур изображения» в контексте memory studies.




  1. Культурная память, культурная идентичность и границы культур.

Идентичность как ключевой концепт современного социально-гуманитарного знания. Дж. Локк о памяти и идентичности. Чувство солидарности со «своими» и чувство отличия от «других» как основа идентичности. «Мы-группа» и «они-группа». Взаимосвязь памяти и идентичности. Память как выражение коллективного опыта, форма коллективного осознания себя во времени, источник формирования и поддержания идентичности. Забвение как необходимое условие формирования и поддержания идентичностей.

Идентичность и конструирование культурных границ. Маркёры идентичности. Память как ресурс общезначимых символов идентичности. «Воображаемые сообщества». Коммеморативные ритуалы и ритуальная коммуникация. Проблематизация идентичности как основа роста значения коллективной памяти.

Память и идентичность в контексте культуры постмодерна. Глокализация. Кризис традиционных идентичностей. Многообразие идентичностей, плюрализация памяти. Распад «великих повествований». Политика памяти и идентичности в современном мире.
7.Триумф и травма как экстремумы мемориального пространства.

Проблема структурирования содержания культурной памяти в memory studies. «Триумф» и «травма». Приоритетный характер сохранения образов побед и страданий в культурной памяти (Цв.Тодоров). Травма и триумф как «мифомотор» национальной идентичности (Б.Гизен). Триумф и травма - крайние границы опыта и предельный горизонт для самоопределения коллективного субъекта. Комплекс «избранность-миф-травма» (Chosenness-Myths-Trauma (CMT) complex), «коллективный мегало-параноидальный синдром» (Дж. Гальтунг).

Идея избранности и особой миссии народа. Мифы о славном прошлом и обоснование славного будущего. Травматическая память об ущербе и страданиях избранного народа. Взаимосвязь травмы и идеи избранности. Исторические и духовные триумфы в культурной памяти.

Травма и проблема исторического сознания и смыслообразования (Й.Рюзен). Травма как кризис идентичноси и работа культурной памяти по его преодолению.

Типологические разновидности «культур воспоминания» по шкале «триумф-травма». Валоризация травмы в современной культуре.


  1. Организация памяти и забвения в системе культурной политики.

Взаимосвязь и взаимозависимость памяти и забвения в культуре. Необходимость забвения для учреждения памяти, и наоборот. Стратегии памяти/забвения в культуре. Воспоминание о потерянном прошлом и требование забвения настоящего как испорченного и несоответствующего идеалам потерянного «золотого века». Забвение прошлого и будущего в пользу настоящего. Презентизм. Новое рождение, новое начало, требующее отказаться от настоящего и прошлого. Обновление.

Ф.Ницше о пользе и вреде истории для жизни. Э.Ренан о роли памяти и забвения в конституировании национальной идентичности. М.Хальбвакс, Ф.Бартлетт и Э.Эванс-Причард о роли социального контекста в процессах формирования, поддержания и стирания воспоминаний.

Официальное учреждение памяти. Монументы, календари памятных дат, официальные церемонии, архивы и музеи, система образования и т.д. как «машины памяти». Борьба за монополизацию памяти.

Стратегии культурной политики по организации забвения. Насильственное уничтожение памяти о прошлом. Переименования и запреты. Предписанное забвение в интересах примирения. Забвение в интересах формирования новой идентичности. Структурная амнезия. Стирание социально незначимых воспоминаний. Отказ от избыточной информации и архивирование. Забвение в результате введения инноваций, плановое устаревание. Вытеснение позорных, травмирующих воспоминаний.





  1. Сакрализация памяти, злоупотребление памятью и «войны памяти» в современной культуре.

Память как политический ресурс. Политизация памяти. Борьба за легитимную интерпретацию прошлого и идентичность. Роль памяти в поддержании конфессиональных и династических идентичностей. Память и национальная идентичность. Фрагментация памяти в эпоху постмодерна. Общество эпохи постмодерна как сообщество «групп памяти». Проблема меньшинств и политика памяти. Кризис целостности и единства общества. Политика памяти и идентичности групп как противовес глобализации. Травматические воспоминания как важнейший источник идентичности в современном политическом пространстве. Сакрализация памяти.

Память и конфликт. Память как источник конфликта. «Войны памяти». Роль и ответственность интеллигенции. Использование памяти в конфликте. Использование моделей памяти в процессе противостояния. «Аналогии на войне». Политика памяти и примирение. Этика памяти. Память, справедливость, правосудие.

  1   2


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка