Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость



Сторінка13/26
Дата конвертації11.04.2016
Розмір5.31 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   26

Потребление алкоголя и его суррогатов сельскими жителями Беларуси
В Беларуси, также как и в других бывших Советских республиках, потребление алкоголя и его суррогатов является серьезной медико-социальной проблемой [6,8,9,11,12]. Нелегальный алкоголь в Беларуси представлен самогоном, домашним вином, фальсифицированной водкой, техническим спиртом, спиртосодержащими медицинскими препаратами, одеколоном [9]. Первые партии так называемой спиртосодержащей жидкости двойного назначения, известные в народе под названием «Кирюша» и «Максимка» (средства бытовой химии, дезинфицирующие средства, стеклоомыватель) с содержанием этилового спирта 70-96 объемных процента стали поступать из России в приграничные районы Беларуси в начале нынешнего века [10]. На угрожающее распространение потребления суррогатов серьезно обратили внимание только в 2006 г., когда появились первые крупные вспышки отравлений во всех регионах Республики [9].

Результы проведенных ранее исследований позволили выявить некоторые медико-социальные корреляты феномена смертности в результате отравлений суррогатами: мужской пол, средний возраст, проживание в сельской местности, безработица, низкий уровень доходов [10]. В последние годы снижение уровня смертности от острых отравлений алкоголя в Беларуси происходило на фоне снижения уровня потребления нелегального алкоголя и роста уровня продажи лицензированного алкоголя, на основании чего можно предположить, что отравления нелегальным алкоголем и его суррогатами занимают значительный удельный вес в структуре фатальных алкогольных отравлений [9].



Несмотря на актуальность проблемы, данные относительно распространенности потребления нелегального алкоголя, стиля и мотивов его потребления остаются фрагментарными. Вместе с тем, знание социально-эпидемиологических коррелятов этого феномена является необходимым условием разработки стратегии профилактики. Целью настоящего исследования было в какой-то мере восполнить этот дефицит посредством изучения распространенности потребления алкоголя и его суррогатов среди сельского населения Беларуси.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
В исследовании принимали участие 502 респондента (253 мужчин и 249 женщин) в возрасте от 18 до 78 лет, проживающих в сельских населенных пунктах Гродненской области Беларуси. Методом структурированного интервью были изучены социально-демографические характеристики респондентов, уровень и структура потребления алкогольных изделий, распространенность потребления самогона и суррогатов алкоголя, мнение респондентов относительно качества лицензированного алкоголя и самогона, мотивы, которыми они руководствуются при выборе алкогольных изделий. Интервью проводилось в домах респондентов, что, в какой-то степени, могло отразиться на искренности ответов, поскольку данный метод не гарантирует полной анонимности. Существует также вероятность того, что респонденты были не полностью откровенны при ответе на вопросы относительно потребления нелегального алкоголя, поскольку за изготовление и приобретение самогона предусмотрена административная ответственность. Возможно, именно поэтому в процессе проведения исследования пришлось столкнуться с проблемой отказа респондентов от участия в скрининге (примерно в 50% случаев). Чаще всего отказывались участвовать в опросе люди, по внешнему виду которых можно было предположить, что они употребляют алкоголь. Кроме того, даже в том случае, когда такие респонденты соглашались принять участие в исследовании, они явно занижали свой уровень потребления алкоголя и всячески пытались диссимулировать алкогольные проблемы. Тем не менее, с учетом указанных ограничений полученные данные можно экстраполировать на всю сельскую популяцию. Результаты опроса вносились в компьютерную базу данных, после чего подвергались статистической обработке.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ
Прежде чем представить основные результаты исследования, следует описать некоторые социально-демографические характеристики респондентов, принявших участие в исследовании. Средний возраст составил 47,1±12,1 лет для мужчин и 43,1±13,6 года для женщин. Большинство мужчин (71,2%) и женщин (76,4%) состояли в официальном браке. Также большинство мужчин (82,7%) и женщин (73,6%) имели среднее образование, в то время как 9,6% мужчин и 22,2% женщин имели высшее образование. По социальному статусу респонденты распределились следующим образом: управленцы – 0,64% мужчин и 4,2% женщин; служащие – 9,0% мужчин и 23,6% женщин; рабочие – 49,7% мужчин и 33,3% женщин; учащиеся/студенты – 15,1% мужчин и 11,1% женщин; пенсионеры – 10,5% мужчин и 23,6% женщин; безработные – 6,7% мужчин и 4,2% женщин. По уровню доходов респонденты распределились следующим образом: ниже среднего – 44,9% мужчин и 51,4% женщин; средний – 34,0% мужчин и 34,7% женщин; выше среднего – 21,2% мужчин и 13,9% женщин.

Одной из важных характеристик питьевого поведения является частота употребления алкоголя [5]. Данный показатель косвенно характеризует уровень алкогольных проблем, поскольку частое употребление больших доз алкоголя сопряжено с повышенным риском их возникновения. Согласно результатам настоящего исследования 3,4% мужчин и 4,1% женщин практически не употребляют алкоголь, т.е. являются абстинентами, в то время как 63,4% мужчин и 40,2% женщин употребляют алкоголь несколько раз в неделю. При этом 14% мужчин и 6,9 % женщин употребляют алкоголь ежедневно.

Дешевые крепленые плодово-ягодные винные изделия пользуются популярностью у лиц, давно употребляющих алкоголь и, как правило, стиль их употребления носит интоксикационно-ориентированный характер [1]. Употребление пива обычно ассоциируется с рекреационной активностью, хотя оно также может употребляться в больших дозах за относительно короткий промежуток времени [2]. Согласно результатам опроса 35,8% мужчин отдают предпочтение водке, 31,8% употребляют водку и пиво, 4,0% предпочитают пиво, 5,5% преимущественно употребляют крепленое плодово-ягодное вино, а 23,2% употребляют водку и плодово-ягодное вино. Предпочтение алкогольных изделий среди женщин выглядит следующим образом: 40,3% употребляют сухое вино, 22,2% употребляют водку и пиво, 15,3% употребляют водку, 19,4% употребляют водку и сухое вино, 2,8% употребляют плодово-ягодное вино. Полученные данные говорят о том, что наиболее популярным алкогольным изделием у мужчин является водка, в то время как женщины предпочитают сухое вино. Можно предположить, что существенные гендерные различия в уровне алкогольных проблем, которые отмечаются в Беларуси, в значительной степени обусловлены различием в предпочтении алкогольных изделий.

Совокупный уровень потребления алкоголя считается интегральным показателем, определяющим уровень алкогольных проблем [5]. Согласно результатам настоящего исследования совокупный уровень потребления алкоголя на душу населения в год (в пересчете на абсолютный алкоголь) составил 21,4 л для мужчин и 11,6 литра для женщин. Существенным ограничением скрининговых исследований является то, что респонденты склонны существенно занижать уровень потребляемого ими алкоголя [1]. В особенности это касается лиц, давно употребляющих алкоголь, поскольку они обычно диссимулируют свои алкогольные проблемы [2]. Учитывая склонность респондентов занижать уровень потребления алкоголя, некоторые исследователи рекомендуют, по крайней мере, удваивать результаты самоотчетов для получения реального уровня потребления алкоголя [1]. Используя данный подход, расчетный показатель совокупного уровня потребления алкоголя составил 42,8 л для мужчин и 23,2 л для женщин, или 33 л в среднем, что существенно превышает официальный уровень продажи, который в 2012 г. составил 12,3 л на душу населения.

Одним из важнейших критериев оценки уровня связанных с алкоголем проблем является количество алкоголя, выпиваемого в течение одной пьянки [5]. Именно с так называемым интоксикационно-ориентированным или фестивальным стилем потребления алкоголя, когда большие дозы крепких алкогольных изделий потребляются в течение короткого промежутка времени, связывают высокий уровень алкогольных проблем в бывших Советских республиках.

Известно, что употребление алкоголя приводит к формированию алкогольной зависимости, которая характеризуется комплексом соматических и поведенческих нарушений [2]. Базовыми диагностическими критериями алкогольной зависимости являются утрата способности контролировать количество выпиваемого алкоголя и наличие состояния отмены (абстинентный/похмельный синдром). В нашем исследовании утрату количественного контроля признали 45,5% мужчин и 13,9% женщин, в то время как наличие похмельного синдрома признали 57,0% мужчин и 29,2% женщин. Основываясь на полученных данных можно говорить о том, что значительная часть сельских мужчин и женщин имеют признаки алкогольной зависимости, что обуславливает необходимость проведения мероприятий по ранней диагностике и избавления от данного страдания.

Согласно полученным данным, одним из наиболее популярных видов нелегального алкоголя среди населения является домашнее вино, изготавливаемое из различных ягод и фруктов, которое в течение последнего месяца употребляли 42,3% мужчин и 50,7% женщин. Однако домашнее вино занимает не значительный удельный вес в структуре потребления некоммерческого алкоголя, поскольку согласно результатам опроса 26,3% мужчин и 40,8% женщин употребляют его не чаще, чем один раз в месяц.

Самогон является «традиционным» крепким алкогольным изделием, который периодически (по крайней мере, один раз в месяц) употребляют 79,5% мужчин и 40,8% женщин. Стиль употребления самогона, также как и стиль употребления водки, характеризуется эксплозивностью. Социальный контекст употребления самогона практически ничем не отличается от контекста употребления лицензированной водки. По существующим представлениям, в основе популярности самогона лежат экономические причины, поскольку самогон существенно дешевле лицензированной водки [9]. Исследование, проведенное в России, показало, что по мере роста благосостояния, люди начинают предпочитать самогону более дорогие лицензированные алкогольные изделия [4].

Согласно результатам, полученным в ходе настоящего опроса, основными мотивами потребления самогона мужчинами являются: дешевизна – 33,9%, физическая доступность – 22,6%, представление о том, что самогон является «химически чистым продуктом» – 25,8%, традиция употреблять самогон – 17,7%. Для большей части респондентов главным мотивом употребления самогона является его относительная дешевизна. 35,5% мужчин и 16,7% женщин испытывали плохое самочувствие, а у 7,1% мужчин и 11,1% женщин были симптомы отравления после употребления самогона. Учитывая то, что производство и оборот самогона преследуется по закону в административном порядке, можно предположить, что искренность респондентов при ответах на вопросы, касающиеся их личного потребления самогона, низка. В то же время, респонденты более откровенно отвечают на вопросы, касающиеся потребления самогона их знакомыми. В частности, 89,12% мужчин и 87,5% женщин указали, что имеют знакомых, которые употребляют самогон, а 69,0% мужчин и 59,7% женщин имеют знакомых, которые изготавливают самогон. Эти данные косвенно указывают на значительную распространенность производства и потребления самогона среди сельского населения. Результаты опроса также говорят о том, что население, к сожалению, в целом положительно относиться к феномену самогоноварения, поскольку 81,4% мужчин и 45,8% женщин считают необходимым легализовать производство самогона для собственных нужд. Характерно, что за легализацию самогоноварения высказалось не только большинство мужчин, являющихся основными потребителями самогона, но и почти половина женщин, несмотря на то, что многие из них имеют родственников мужского пола, страдающих алкогольной зависимостью. Данный факт подчеркивает, насколько глубоко алкогольные квазитрадиции укоренились в сознании общества.

Одним из видов нелегального алкоголя в Беларуси является фальсифицированная водка, изготовленная их технического и пищевого спирта [9]. О существовании теневого рынка алкоголя говорит то обстоятельство, что 38,5% мужчин и 19,4% женщин покупали водку без акцизных марок «с рук», а 44,9% мужчин и 18,1% женщин приходилось покупать в магазине водку «самопал», имеющую неприятный запах, после употребления которой у них отмечались симптомы отравления. Интерпретируя эти данные, можно предположить, что часть фальсифицированной водки реализуется через предприятия государственной торговли.

Несмотря на то, что основной причиной высокого уровня смертности от острого алкогольного отравления в Беларуси является «фестивальный» стиль употребления крепких алкогольных изделий, виновником эпидемии отравлений в 2006 г. были именно суррогаты алкоголя [9]. Причем, среди пострадавших числились не только деклассифицированные элементы, но и представители различных социальных групп, включая интеллигенцию [9]. Это указывает на масштабность проблемы потребления суррогатов, что и подтверждается результатами настоящего исследования, согласно которым 10,3% мужчин и 1,5% женщин употребляли суррогаты алкоголя в течение последнего месяца. Кроме того, 28,8% мужчин и 19,4% женщин имеют знакомых, которые употребляют суррогаты. Наиболее распространенными суррогатами алкоголя являются технический спирт и спиртосодержащие медицинские препараты (настойки пустырника и боярышника).

Проблема эффективности различных стратегий снижения уровня связанных с алкоголем проблем в обществе стала в последнее время предметом острых дискуссий среди специалистов в области антиалкогольной политики [5,7]. В исследовании, анализировавшем в сравнительном аспекте эффективность алкогольной политики, было показано, что повышение акцизов на алкоголь является наиболее эффективной и экономически целесообразной стратегией в странах с высоким уровнем алкогольных проблем [13]. В этой связи представляет интерес предполагаемое поведение потребителей алкоголя при изменении его финансовой доступности. Согласно результатам опроса в условиях дефицита финансовых средств 25,6% мужчин и 47,2% женщин перестанут пить алкоголь, 19,2% мужчин и 33,3% женщин буду пить дорогие, «качественные» алкогольные изделия, но в меньших дозах, в то время как 55,1% мужчин и 19,4% женщин перейдут на более дешевые алкогольные изделия. При подорожании водки 29,2% мужчин и 47,1% женщин станут меньше пить алкоголь, 50% мужчин и 15,3% женщин станут пить самогон, 8,4% мужчин и 11,8% женщин станут пить плодово-ягодное вино, 11% мужчин и 19,6% женщин станут пить пиво, а 1,3% мужчин станут пить суррогаты.

Полученные данные говорят о том, что ценовое регулирование является действенным инструментом государственной антиалкогольной политики, поскольку около трети мужчин (основные потребители крепкого алкоголя) и около половины женщин указали, что уменьшат потребление алкоголя в ответ на подорожание водки. Основной альтернативой водке при условии ее подорожания является самогон. Следовательно, для того, чтобы добиться снижения общего уровня потребления алкоголя необходимо синхронно поднимать акцизы на все виды алкогольных изделий, и, кроме того, активно проводить мероприятия по снижению уровня потребления нелегального алкоголя.

Таким образом, результаты настоящего исследования говорят о существовании проблемы потребления алкоголя и его суррогатов среди сельских жителей Беларуси. Наиболее популярным нелицензированным алкогольным изделием является самогон. Убежденность в том, что качество самогона превосходит качество лицензированной водки, является основным мотивом потребления самогона. Многие сельские жители покупали фальсифицированную водку «с рук», что говорит о значительных масштабах теневого рынка алкоголя. В этой связи актуальной задачей является информирование населения относительно потенциального риска употребления любого алкоголя для здоровья. Кроме того, необходимо проведение серии мероприятий по предотвращению фактов продажи фальсифицированной водки через государственную торговую сеть. Следует подчеркнуть, что снижение уровня алкогольных проблем возможно лишь при условии реализации всесторонней антиалкогольной политики, ключевым аспектом которой должно являться формирование трезвости среди населения.



Y.E. Razvodovsky
USE OF COHOL AND SURROGATES BY RURAL RESIDENTS OF BELARUS

Noncommercial alcohol has recently become the subject of much attention from alcohol policy experts [9-12]. The problem of the use of noncommercial alcohol has attracted the attention of researchers and specialists in the area of public health after an epidemic of poisoning by alcohol surrogates that swept through Russia and Belarus in 2006 [6-9].

Noncommercial alcohol in Belarus is represented by samogon, homemade wine, counterfeit vodka, industrial alcohol, alcohol-containing medications and cologne [9]. Counterfeit vodka is produced by diluting with water food-grade and industrial alcohol, much of which is imported from Russia. The main sources of industrial alcohol are the so-called dual use alcohol-containing liquids (household chemicals, disinfectants, window washing fluid) with an ethyl alcohol content of 70-96 percent by volume. After homemade neutralization of the chemical additives, industrial alcohol is diluted with water, bottled and then sold. The price of the surrogate is one and one half to two times cheaper than state vodka, which explains its popularity among people who abuse alcohol. Alcohol-containing medications, most often used as nonbeverage alcohol, include tincture of hawthorn and tincture of motherwort [9].

Despite the extreme urgency of the problem, our knowledge about the prevalence of the use of surrogates, and the method and motives for their consumption, remains fragmented. However, knowledge of the social and epidemiological correlates of this phenomenon is a necessary condition for the development of a prevention strategy. The purpose of this pilot study was to some extent to make up for this deficit by studying the prevalence of the use of noncommercial alcohol among the urban population.


Materials and methods
Participating in the study were 502 respondents (253 men and 249 women) ages 18 to 70 who live in the province of Grodno. A structured interview method was used to study the social characteristics of respondents, the level and structure of the consumption of alcoholic beverages, the prevalence of the use of samogon and alcohol surrogates, the opinion of the respondents on the quality of licensed alcohol and samogon, and the motives that guided them in the selection of alcoholic beverages. The interview was conducted in the apartments of the respondents, which, to some degree, could be reflected in the sincerity of the answers because this method does not guarantee complete anonymity. There is also the probability that respondents were not completely honest in answering the questions on use of noncommercial alcohol because there is an administrative fine for the manufacture and acquisition of samogon. That is possibly precisely why during the study the problem of the refusal of respondents to participate in the screening (approximately in 50% of cases) was encountered. Most often, people whose appearance suggested that they misuse alcohol refused to participate in the survey. In addition, even if these respondents agreed to participate in the study, they clearly underestimated their level of alcohol consumption and tried in every way to conceal their alcohol problems. The lack of candor on the part of the respondents is not the only potential problem that had an impact on the validity of the results obtained. Despite the fact that the selection was stratified by a number of social and epidemiological parameters, it does not include such groups as the homeless, soldiers and prisoners. Nevertheless, given the specified limitations the data obtained can be extrapolated to the entire urban population. The results of the survey were entered into a computer database after which it was subjected to statistical processing.
Results and Discussion
Before presenting the results of the study, some social and demographic characteristics need to be provided for the respondents who took part in the study. The average age was 47,1±12,1 years for men and 43,1±13,6 years for women. The majority of men (71,2%) and women (76,4%) were married. The majority of men (82,7%) and women (73,6%) also had a secondary education, while 9,6% of men and 22,2% of women had a higher education. By social status the respondents were distributed as follows: managers (0,64 of men and 4,2% of women), white-collar workers (9,0% of men and 23,6% of women), blue-collar workers (49,7% of men and 33,3% of women), students (15,1% of men and 11,1% of women), retirees (10,5% of men and 23,6% of women), and unemployed (6.7% of men and 4,2% of women).The respondents are broken down by income level as follows: below average (44,9% of men and 51,4% of women), average (34,0% of men and 34,7% of women), and above average (21,2% of men and 13,9 of women).

One of the important characteristics of drinking behavior is the frequency of alcohol consumption [3, 5]. This indicator relates ambivalently to the risk of alcohol problems, as the frequent consumption of large amounts of alcohol is associated with an increased risk, while according to the results of prospective studies, regular consumption of small doses of alcohol may decrease the risk of cardiovascular morbidity and mortality [5]. According to the results of this study, 3,4% of men and 4,1% of women abstain completely or consume practically no alcohol, while 63,4% of men and 40,2% of women consume alcohol several times a week. In this case, an insignificant portion of men (14%) and women (6,9 %) consume alcohol every day.

Experimental and empirical data recently accumulated indicates that the consequences of using alcohol to a large degree are determined by the dose, method of use and also the type of alcoholic beverage used [1,2,5]. For example, the use of large doses of hard liquor over a short period of time (so-called intoxication-orientated method of consumption) is associated with a high risk of acute alcohol-related problems (acute alcohol poisoning, traumas) [5]. Cheap fortified fruit wines are popular among people who abuse alcohol and usually the method of their consumption has an intoxication-oriented nature. The use of beer is usually associated with recreational activity although it can also be used in large doses within a relatively short period of time. According to the results of the survey 35,8% of men prefer vodka, 31,8% consume vodka and beer, 4,0% prefer beer, 5,5% mainly consume fortified fruit wine, and 23,2% consume vodka and fruit wine. The preference for alcoholic beverages among women appears as follows: 15,3% consume vodka, 19,4% consume vodka and dry wine, 2,8% consume fruit wine, 40,3% consume dry wine, and 22,2% consume vodka and wine. The data obtained suggests that the most popular alcoholic beverage among men is vodka, while women prefer dry wine. It can be assumed that the significant gender differences in the level of alcohol problems to a significant degree are caused by differences in beverage preferences.

The aggregate level of alcohol consumption is an integral indicator determining the level of alcohol problems [1,5]. According to the results of this study the overall level of alcohol consumption per capita per year (in terms of absolute alcohol) was 21,4 liters for men and 11,6 liters for women. Given the propensity of respondents to underestimate the level of alcohol consumption, some researchers recommend that the results of self-reports be at least doubled to obtain the actual level of alcohol consumption [3]. Using this approach, the estimate indicator of the overall level of alcohol consumption was 42,8 liters for men and 23,2 liters for women, or 33 liters on average, which significantly exceeds the official sales level, which in 2012 was 12.3 liters per capita.

One of the most important criteria for assessment of the level of alcohol-related problems is the amount of alcohol consumed during one drinking session [5]. Obviously, the same amount of alcohol will have different consequences, depending on whether it is drunk throughout the day or for one hour. The high level of alcohol problems in the former Soviet republics is associated namely with the so-called intoxication-oriented or festival style of alcohol consumption, when large amounts of hard liquor are drunk in a short period of time [1,2,4,7].

It is known that the regular use of large amounts of alcohol leads to the formation of alcohol dependence, which is characterized by a complex of somatic and behavioral disorders [2]. The basic diagnostic criteria of alcohol dependence are a loss of ability to control the amount of alcohol drunk and the presence of a hangover syndrome [2]. In our study 45,5% of men and 13,9% of women acknowledged a loss of quantitative control, while the presence of hangover syndrome was acknowledged by 57,0% of men and 29,2% of women. Based on the data obtained it can be said that a significant proportion of men have signs of alcohol dependence, which leads to the need for the performance of measures for early diagnosis and treatment of this disease.

According to the date obtained, one of the most popular types of noncommercial alcohol among the population is homemade wine, produced from different berries and fruits, which in the last month were consumed by 42,3% of men and 50,7% of women. However, homemade wine does not occupy a significant share in the structure of noncommercial alcohol consumption because according to the results of the survey 26,3% of men and 40,8% of women consume it less than once a month. Homemade wine is the only type of noncommercial alcohol which when consumed moderately is not associated with harm to the health.

Samogon is a traditional hard liquor that is consumed occasionally (at least once a month) by 79,5% of men and 40,8% of women. The style of samogon consumption as well as the style of vodka consumption is characterized by explosiveness. The social context of the use of samogon is practically no different from the context of the use of licensed vodka. According to existing notions, economic reasons are the basis for the popularity of samogon because samogon is significantly cheaper than licensed vodka [4]. A study conducted in Russia showed that with the growth of wealth, people begin to prefer more expensive licensed alcoholic beverages to samogon [4]. According to results obtained during this survey, the main motives for the consumption of samogon by men are low cost (33,9%), physical availability (22,6%), the notion that samogon is a chemically pure product (25,8%), and tradition (17,7%). Contrary to expectations, the cheapness of samogon is not the main motive for its preference to licensed vodka. For most of the respondents the main motive for the consumption of samogon is the conviction that it is a chemically purer product than state vodka.

The notion of the high quality of samogon by respondents could be formed on the basis of their personal experience because 57,4% of men and 72,2% of women noted that they have never had any health problems after consuming samogon. At the same time, 35,5% of men and 16,7% of women felt unwell, and 7,1% of men and 11,1% of women had symptoms of poisoning after consuming samogon. Contradictory data on the health consequences of the consumption of alcohol may be explained by differences in the quality of the samogon. The majority of those surveyed noted that the quality of samogon produced for personal use is significantly better than that produced for sale because in the latter case different toxic additives are often added to samogon to make it seem stronger to consumers.

As already noted, a significant shortcoming of the screening studies is that respondents are inclined to significantly underestimate the amount of alcohol they consume [3]. In particular, this concerns people who abuse alcohol because they usually conceal their alcohol problems. Given that the production and sale of samogon is administratively punishable by law, it can be assumed that the sincerity of respondents in responding to questions concerning their personal use of samogon is low. At the same time, respondents more openly respond to questions concerning the use of samogon by their friends. In particular, 89,1% of men and 87,5% of women indicated that they have friends who consume samogon and 69,0% of men and 59,7% of women have friends who manufacture samogon. These data indirectly indicate a significant prevalence of the production and consumption of samogon among the urban population. The results of the survey also indicate that the population generally relates positively to the phenomenon of samogon production because 81,4% of men and 45,8% of women believe it necessary to legalize the production of samogon for personal use. Characteristically, the legalization of samogon production was favored not only by men, who are the main consumers of samogon, but by almost half of women, despite the fact that many of them have male relatives suffering from alcohol dependence. This fact underlines how deeply alcohol traditions are rooted in the consciousness of the nation.

One of the types of noncommercial alcohol in Belarus is counterfeit vodka, manufactured from industrial and food grade alcohol. Police officers periodically liquidate underground shops producing counterfeit vodka, which are organized by enterprising citizens in their own homes, despite the sufficiently severe sanctions stipulated by law. The existence of an imposing underground alcohol market is indicated by the fact that 38,5% of men and 19,4% of women bought vodka without excise stamps “on the underground market,” and 44,9% of men and 18,1% of women have bought, from a store, low-quality vodka that had an unpleasant smell and that caused symptoms of poisoning after consumption. In interpreting these data, it can be assumed that a portion of counterfeit vodka is sold through state trading enterprises. The sale of counterfeits through the official trade network discredits the quality of the licensed alcohol and strengthens the conviction of alcohol consumers that samogon is a chemically purer product than state vodka.

Despite the fact that the main reason for the high level of mortality from acute alcohol poisoning in Belarus is the “festival” style of the consumption of strong spirits, the culprits in the epidemic of poisonings in 2006 were alcohol surrogates. Moreover, listed among the victims were not only declassified elements but also representatives of various social groups, including the intellectuals. This indicates the magnitude of the problem of consumption of surrogates, which is confirmed by the results of this study, according to which 10,3% of men and 1,5% of women occasionally consume alcohol surrogates. In addition, 28,8% of men and 19,4% of women have friends who consume surrogates. The most common alcohol surrogates are industrial alcohol and alcohol-containing medicinal products (tincture of motherwort and tincture of hawthorn).

The problem of the effectiveness of the various strategies to reduce the level of alcohol-related problems in society has recently become the subject of heated debate among experts in the field of alcohol policy [13]. In the study, which analyzed in a comparative aspect the effectiveness of the alcohol policy, it was shown that an increase in excise taxes on alcohol is the most effective and economically viable strategy in countries with a high level of alcohol problems [5]. In this regard, of interest is the expected behavior of consumers of alcohol with a change in its affordability. According to the results of the survey, under conditions of a lack of funds 25,6% of men and 47,2% of women will stop drinking alcohol, 19,2% of men and 33,3% of women will drink expensive high-quality alcohol beverages but in smaller amounts, while 55,1% of men and 19,4% of women will switch to cheaper alcoholic beverages. With an increase in the price for vodka, 29,2% of men and 47,1% of women report they will begin to drink less alcohol, 8,4% of men and 11,8% of women will begin to drink fruit wine, 11% of men and 19,6% of women will begin to drink beer, 50% of men and 15,3% of women will begin to drink samogon, and 1,3% of men will begin to drink surrogates.

The data obtained indicate that price regulation is an effective tool of state alcohol policy because many men and women indicate that they will decrease their consumption of alcohol in response to an increase in the price of vodka. The primary alternatives to vodka under the condition of an increase in its price are beer and samogon. Consequently, in order to achieve a reduction in the total alcohol consumption level it is necessary to raise excise taxes for all types of alcoholic beverages at the same time and in addition to actively conduct measures to reduce the level of noncommercial alcohol consumption.



Thus, the results of this study suggest the existence of the problem of consumption of noncommercial alcohol among urban residents. The most popular unlicensed alcoholic beverage is samogon. The conviction that the quality of samogon surpasses the quality of licensed vodka is the main motive in the consumption of samogon. In this regard, informing the population about the potential health risks of the consumption of samogon and alcohol surrogates is an urgent task. In addition, it is necessary to conduct a number of measures to improve the quality of licensed alcohol as well as to prevent cases of the sale of counterfeit vodka through the state trade network. The complex of these measures will allow the reduction of the level of problems associated with the consumption of noncommercial alcohol.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   26


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка