Литература по общему курсу Литература по отдельным



Сторінка1/3
Дата конвертації24.04.2016
Розмір0.68 Mb.
  1   2   3
ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

1796-1855

Методические указания к курсу и практическим занятиям


для студентов III курса очного отделения исторического факультета
Петрозаводск

1999


Рассмотрены и рекомендованы к печати на заседании кафедры истории дореволюционной России исторического факультета

Составитель: кандидат исторических наук Т.Н. Жуковская 



Оглавление
Предисловие
I. Изучение общего лекционного курса
1.1. Содержание курса "Отечественная история. 1796 — 1855"

1.2. Концептуальные и методологические проблемы изучения отечест­вен­ной истории конца XVIII — первой половины XIX века (по темам)


II. Работа на практических занятиях
2.1. Содержание и цели работы на практических занятиях

2.2. Программа практических занятий и обязательная литература к ним


III. Внеаудиторная работа студента
3.1. Подготовка реферата и основные требования к нему

3.2. Примерные темы для рефератов


IV. Приложения
4.1. Источники и литература по общему курсу

4.2. Литература по отдельным темам

Предисловие

Цель настоящего учебно-методического пособия — помочь студенту-историку в изучении раздела базового университетского курса отечественной истории, который охватывает период с 1796 по 1856 год, от вступления на престол Павла I до Парижского мира. Традиционно данный курс включает проблемы внутри- и внешнеполитической деятельности русского правительства, эволюции хозяйственной и сословной жизни страны, истории социальных движений, общественной мысли и культуры. Поэтому курс весьма объемен и тематически сложно структурирован.

Настоящее издание призвано направить и ориентировать аудиторную и, в равной степени, внеаудиторную работу студента оптимальным образом, так, чтобы в течение всего семестра представления, вынесенные из прослушанных лекций и почерпнутые из учебника, корректировались и приводились в систему на практических занятиях, чтобы в процессе самостоятельного чтения они обогащались бы добытыми студентом из источников и специальной литературы идеями, фактами, выводами.

Первая часть учебного пособия имеет целью актуализировать внимание студента на наиболее сложных вопросах внутри читаемого лекционного курса, дать системное представление об изучаемом материале.

Во второй части формулируются требования к самостоятельной работе студента на практических занятиях под руководством преподавателя, а также предлагается программа самих занятий. Мы исходим из того, что методика организации практической и семинарской работы подчиняется не столько задаче добиться усвоения основных понятий и представлений об исторических явлениях и процессах, сколько — задаче стимулировать творческую энергию студента. Итогом внеаудиторной работы является подготовка реферата по интересующей студента теме или устного доклада. Последний может быть включен в программу практического занятия.

Библиографические приложения к пособию должны помочь студенту организовать выбор источников и специальных исследований для углубленного изучения тех или иных тем читаемого курса, ориентировать его в процессе подготовки сообщения, устного доклада и реферата.

Знакомство со специальной научной литературой непосредственно в процессе слушания и изучения того или иного курса, или в дальнейшем, является неотъемлемой предпосылкой общей эрудиции и профессионализма будущего специалиста-историка.



1.1. Содержание курса "Отечественная история. 1796-1855 гг."

Тема 1. Россия в социально-экономическом отношении в первой половине XIX века.

Лекция 1. Основные параметры и темпы экономического развития России в первой половине XIX века.

Территория и население. Процесс колонизации на завершающем этапе строительства Империи. Общественное разделение труда, хозяйственная специализация.

Сельское хозяйство в первой половине XIX века. Признаки разложения феодально-крепостнической системы хозяйства. Ремесло и кустарное производство. Развитие промышленности и начало промышленного переворота. Его особенности в России.

Лекция 2. Сословия в России в период зарождения капиталистических отношений.

Динамика сословной структуры в течение XVIII в. Сословная политика самодержавия в это время (основные тенденции).

Крестьянство в первой половине XIX в. в экономическом и правовом отношении. Крестьянское законодательство и "крестьянский вопрос".

Характеристика помещичьего хозяйства в первой половине XIX в. Дворянство, его политическое и сословное положение в государстве. Элементы кризиса крепостнической экономики и попытки преодолеть упадок дворянского сословия.

Буржуазные элементы в социально-экономической жизни России и причины их слабого развития. Русский город и городское самоуправление в дореформенный период.

Тема 2. Россия при Павле I. 1796-1801 гг.

Лекция 3. Внутренняя политика Павла I.

Характеристика Павла I и его историографическая репутация. Административные нововведения. Военные преобразования. Крестьянский вопрос, манифест 5 апреля 1797 г. (о "трехдневной барщине") и его историческая оценка.

Сословная политика Павла I, ущемление прав дворянства и складывание антипавловской оппозиции.

Лекция 4. Дворцовый переворот 11 марта 1801 г.

Влияние Великой французской революции на русское общество. Отношение правительства к "революционной опасности", репрессивные распоряжения и попытки создать новые идеологические опоры самодержавия. Мальтийский орден в России.

Внешняя политика Павла I и участие России в антинаполеоновской коалиции. Кампания 1799 г. Союз России и Франции (1800 г.)

Предистория дворцового переворота 1801 г. Заговор 1798-1799 гг. Второй заговор. Цареубийство 11 марта 1801 г.



Тема 3. Александр I и его внутренняя политика (1801-1812 гг.)

Лекция 5. Проекты либеральных реформ в 1801-1803 гг. и попытки их реализации.

Источники и историография о проблеме реформ в политике правительства в начале XIX в.

Личность Александра I и его мировоззрение. Феномен правительственного либерализма.

Расстановка сил после дворцового переворота 1801 г. и борьба за власть. Негласный комитет. Политические проекты в обществе и их выразители. Указ о правах Сената. Коронационные проекты и Жалованная грамота российскому народу. Образование министерств (1802 г.)

Крестьянские проекты 1801-1803 гг. Указ о “вольных хлебопашцах” и его значение.

Лекция 6. Политика правительства в сфере просвещения. Проекты М. М. Сперанского.

Открытие университетов в Дерпте, Казани, Харькове, Вильно. Университетские уставы. Педагогический институт в Петербурге и его реорганизация в университет (1804-1819 гг.). Лицеи.

Цензурный устав 1804 г. Литература и печать 1800-х гг. Литературные общества и журналы.

М. М. Сперанский и его проекты 1802-1812 гг. "Введение к Уложению государственных законов" и его принципы. Судьба реформаторских замыслов и причины их краха. "План финансов" Сперанского. Его опала и ссылка.

Консервативная оппозиция 1807-1812 гг. Записка "О древней и новой России..." Н. М. Карамзина.

Тема 4. Внешняя политика Александра I.

Лекция 7. Внешняя политика и дипломатия Александра I до 1812 г.

Международное положение России в начале XIX в. Русско-немецкие, русско-британские отношения. Присоединение России к антинаполеоновской коалиции и участие кампаниях 1805, 1806,1807 гг. Тильзитский мир.

Русско-шведская война 1808-1809 гг. и присоединение Великого княжества Финляндского. Боргосский сейм.

Ближневосточное направление российской политики. Присоединение Грузии. Русско-персидская и русско-турецкая войны в начале XIX в.



Лекция 8. Отечественная война 1812 г. и заграничные походы русской армии (1813-1814 гг.)

Расстановка сил и планы сторон накануне столкновения России и Франции. Концепции превентивной и оборонительной войны у русского командования. Международное положение России и поиски союзников.

Начало войны и ее периодизация. Оборона Смоленска. Отступление русской армии.

Бородинская битва и ее значение. Оставление Москвы. Тарутинский маневр.

Контрнаступление русской армии и изгнание Наполеона. Историческое значение войны 1812 г.

Заграничные походы русской армии. Кампании 1813 и 1814 гг. (основные сражения). Шестая антинаполеоновская коалиция. Вступление союзников в Париж. Парижский мир.



Лекция 9. Внешняя политика России после наполеоновских войн (1814-1825 гг).

Венский конгресс и основы послевоенного устройства Европы. Режим Реставрации и позиция русского правительства.

Священный союз, его идеологические источники и цель. Девальвация принципов Священного союза и ослабление позиций России. Конгрессы Священного союза (Аахенский, Троппау-Лайбахский, Веронский). Революции в Испании, Неаполе, Пьемонте и их подавление союзниками. Доктрина вмешательства и принятие Александром I идеи "всеевропейского революционного заговора".

Греческая проблема и позиция России. Заявления Александра I o приоритетах России в восточном вопросе (1824-1825 гг.)



Тема . Внутренняя политика Александра I в 1815-1825 гг.

Лекция 10. Последние проекты реформ 1815-1820 гг.

Крестьянский вопрос в 1815-1820 гг. Освобождение крестьян в Прибалтике и освободительные инициативы петербургского дворянства. Отказ правительства от реформ.

Польский вопрос после Венского конгресса. Присоединение к России Царства Польского и его конституционное устройство. Конституция 1815 г. и открытие первого польского сейма. Варшавская речь Александра I 27 марта 1818 г. и ее отголоски.

Уставная грамота (1820). Кризис правительственного конституционализма и его причины.



Лекция 11. Реакционная тенденция в политике Александра I.

А.  А. Аракчеев и "аракчеевщина". Проекты военных поселений и их реализация.

Религиозные движения при Александре I. Государственный мистицизм и создание объединенного министерства духовных дел и народного просвещения (1817 г.) А. Н. Голицын и его оппоненты. Репрессии против университетов. Д. П. Рунич и М. Л. Магницкий.

Личный кризис Александра I и его смерть в Таганроге (1825 г.)



Тема 6. Общественное движение при Александре I.

Лекция 12.Русское общество в 1801-1825 гг.

Формы и проявления общественной активности: масонские ложи и политизация масонства, литературные общества, ланкастерские школы. Журналистика. "Либералисты" и проблема европейских влияний. Феномен тайных обществ и их европейские прообразы.



Лекция 13. Движение декабристов.

Декабризм как идейный и организационный феномен и его предпосылки. Эволюция декабристских организаций: Союз спасения, Союз благоденствия, Северное и Южное общества. Общество Соединенных славян.

Программные документы декабристов. Конституция Н. М. Муравьева и "Русская правда" П. И. Пестеля.

Междуцарствие и подготовка восстания. День 14 декабря в Петербурге и восстание на Юге. Суд и следствие над декабристами.

Основные проблемы историографии декабризма.

Тема 7. Внутренняя политика Николая I (1825-1855 гг.) Военно-бюрократическая монархия.

Лекция 14. Административные преобразования и усиление военно-бюрократических методов управления во второй половине 20-х-начале 30-х гг.

Николай I и николаевская система в литературе. Источники и проблема периодизации николаевского царствования.

Концепция административных реформ. Комитет 6 декабря 1826 г. Собственная Е. И. В. канцелярия и ее роль. Создание III отделения.

Сословный вопрос и укрепление позиций дворянства в законодательстве 1830-х гг.

Кодификация права. Полное собрание законов Российской империи.

Лекция 15. Крестьянский вопрос в правительственной политике Николая I.

Отношение Николая I к освобождению крестьян. Деятельность секретных комитетов по крестьянскому делу. Комитет 1835 г. Создание V отделения Собственной Е. И. В. канцелярии и министерства государственных имуществ. П. Д. Киселев.

Реформа государственной деревни (1838-1841 гг.)

Секретный комитет 1839 г. Указ об обязанных крестьянах 1842 г.

Секретные комитеты 40-х-50-х гг., итоги их деятельности.

Лекция 16. Просвещение в николаевскую эпоху.

Официальная идеология ("самодержавие, православие, народность"), ее источники и влияние на общественную мысль и систему образования. С. С. Уваров. Университетский устав 1835 г. и положение о гимназиях. Наука и печать.

Кризис официальной идеологии и нарастание реакции в конце 40-х годов. Дело Кирилло-Мефодиевского общества. Дело петрашевцев.

Лекция 17. Промышленность и финансы в политике Николая I.

Е. Ф. Канкрин и оздоровление российских финансов. Таможенная политика. Промышленное законодательство.

Особенности промышленного переворота в России и крупнейшие промышленные центры. Изменения в структуре рабочей силы и рост вольнонаемнаго труда.

Пути сообщения. Начало строительства железных дорог.



Тема 8. Восточный вопрос во внешней политике Николая I.

Лекция 18. Восточный вопрос в конце 20-х-начале 30-х гг. XIX в. Русско-иранская (1826-1828) и русско-турецкая (1828-1829 гг.) войны. Ункяр-Искелесийский договор с Турцией и усиление российского влияния на Ближнем Востоке.

Восточный вопрос в конце 30-х-40-х гг. Лондонские конвенции 1840 и 1841 гг. Международное положение России накануне Восточной войны.



Тема 9. Национальная политика Николая I.

Лекция 19. Польский вопрос при Николае I.

Николай I и Польша. Причины нарастания противоречий в Царстве Польском. Судьбы польской конституции и национал-либеральная оппозиция. Политика Константина Павловича в Польше.

Варшавское восстание 19 ноября 1830 г. “Польская война” и отношение к ней русского общества. Боевые действия русской армии под началом И. И. Дибича и И. Ф. Паскевича. Взятие Варшавы.

Ликвидация конституционного статуса Царства Польского. Европа и "польский вопрос".



Лекция 20. Завоевание Кавказа.

Народы Кавказа в первой половине XIX в. Этапы завоевания Кавказа и его методы.

Мюридизм. Складывание государства мюридов. Источники сопротивления завоеванию. Шамиль. Военные действия в 20-е, 30-е, 40-е и 50-е гг. Русская администрация в крае.

Тема 10. Николаевское самодержавие и Европа.

Лекция 21.

Отношения Николая I к европейским революциям 1830 и 1848 г. Европейское общественное мнение о России и Николае I. Маркиз де Кюстин и др.

Попытки реставрации Священного союза. Мюнхенгрецкие конвенции (1833 г.)

Участие России в подавлении революции в Венгрии в 1849 г.

Отражение реакционного курса во внутренней политике. "Мрачное семилетие".

Тема 11. Николаевское правительство и русское общество.

Лекция 22. Массовые движения в первой половине XIX в.

Дискуссионность вопроса о феномене социального протеста. Формы, динамика, результаты массовых движений и их подавление. Восстания военных поселян, крестьянские выступления, холерные бунты и пр.: общее и особенное.



Лекция 23. Общественное движение при Николае I.

Общественные отклики на восстание декабристов. Кружки 20-х гг. Особенности "разночинского" периода освободительного движения.

П. Я. Чаадаев.

Западничество и его модели. Радикальные западники (А. И. Герцен, В. Г. Белинский), либеральное западничество (Т. Н. Грановский, Б. Н. Чичерин, К. Д. Кавелин).

Славянофилы и славянофильство.

"Выбранные места из переписки с друзьями" Н. В. Гоголя и его критика В. Г. Белинским. Оживление общественного движения в конце 40-х гг. XIX в. и правительственная реакция.



Тема 12. Восточная война 1853-1856 гг.

Лекция 23.

Предпосылки конфликта и втягивание России в войну. Ошибки российской дипломатии. Повод к войне и ее начало. Синопская битва.

Высадка англо-французского десанта в Крыму. Битва при Альме. Оборона Севастополя. Военные неудачи на Крымском театре.

Военные действия на Кавказском и Дунайском театрах войны.

Парижский мир. Причины и последствия "крымской катастрофы".

Личные и политические итоги николаевского царствования.

1.2. Концептуальные и методологические проблемы изучения курса "Отечественная история 1796-1855."

Продолжительность лекционного времени (46 часов) автоматически не обеспечивает всеохватности и глубины овладения материалом. Лекция традиционно лишь ориентирует студента, сосредотачивает его на важнейших узлах проблемы, показывает ее дискуссионность, неоднозначность трактовок, встречающихся в историографии. Фактический же материал, который студенту надлежит почерпнуть из учебной и специальной литературы, в лекционном изложении занимает скромное место. Лекцией не заканчивается, а лишь открывается процесс изучения темы.

Важность проблемного построения лекции оправдана еще и тем, что российская историческая наука переживает затянувшийся "кризис переосмысления" многих проблем или еще не может предложить исчерпывающих выводов по вопросам, изучение которых недостаточно или только начато. Разумеется, это состояние изученности отдельных тем отечественной истории первой половины XIX века, сказывается в освещении их в вузовском учебнике. Опубликованных же авторских курсов лекций совсем немного, ибо сама традиция авторской интерпретации исторических проблем в советские годы была утрачена университетской профессурой.

Лекционный курс должен все время следовать за новейшими успехами исторической науки, учитывать все новые источники, входящие в научный оборот, избегать конъюнктурных или идеологизированных выводов.

Вот почему мы считаем уместным и полезным для студентов, слушающих данный курс, акцентировать внимание на ряде узловых проблем внутри каждой лекционной темы.
Так в изучении проблем внутренней и внешней политики павловского царствования необходимо прежде всего умение видеть преемственность действий Павла I в отношении его предшественницы, а также и то, что многие кардинальные преобразования аппарата, перемены в сословной политике и в отношении к обществу были унаследованы сыновьями и внуком Павла I, стали традицией российской самодержавной государственности. Это, во-первых, непомерное усиление личного начала в управлении, предложение военно-бюрократических механизмов управления в качестве универсальных, стремление найти прочную идеологическую опору самодержавия. Павел искал такую опору в абсолютизации идеи служения государю (в рыцарском понимании служения), романтизации обряда царствования, Александр I — в представлении, что превентивные либеральные реформы "сверху", однако, без отказа от абсолютной власти, будут способны и укрепить саму государственную власть, и цивилизовать страну; наконец, Николай I попытался поставить доктрину "самодержавия — православия — народности" в основу народного просвещения, литературы, общественной жизни. Мотивом действий правительства во всех случаях было желание застраховать Россию от революционных потрясений.

Некоторые государственные институты, задуманные или внедренные Павлом I, укоренились и просуществовали до конца Империи: министерская система, положение "Об императорской фамилии", изменившее принцип престолонаследия, практика государственной регламентации отношений помещиков с их собственными крестьянами, начатая указом "о трехдневной барщине", милитаризация общественной жизни и беззастенчивое вмешательство в нее, создание разветвленного аппарата надзора и политического сыска. В течение всего XIX в. бюрократический принцип управления признавался универсальным, человек "вне службы" был на подозрении, правительство искусственно сохраняло сословные перегородки, опекало дворянство как сословие, затрудняя тем самым появление в России внесословной по природе своей буржуазии. Говоря о причинах дворцового переворота 1801 г., не изменившего, однако, традиций и форм управления, следует назвать, по крайней мере, две:

1. Резкую, гибельную для интересов России перемену внешнеполитической ориентации Павла на союз с Наполеоном и — следовательно — конфронтацию с Англией.

2. Конфликт со столичным гвардейским офицерством, составившим костяк заговора 11 марта. (На это обратил внимание еще Н. Я. Эйдельман в монографии "Грань веков".) Репрессивные распоряжения и жесткая регламентация служебных и внеслужебных отношений верхушки дворянства были восприняты как угроза возвращения к давно забытым временам Бирона или даже Ивана Грозного. Именно в таких красках изображал Павла Н. М. Карамзин в своей записке "О древней и новой России".

Касаясь темы об экономическом и социальном положении России в первой половине XIX в., не следует абсолютизировать понятие о кризисе крепостнической системы. Ни о каком реальном ухудшении положения помещичьих крестьян на протяжении полувека говорить не приходится, а правовое и экономическое положение государственных крестьян даже изменилось к лучшему в ходе реформы П. Д. Киселева (1837-1842 гг.). Практика крепостничества хотя и сильно ограничивала экономическую свободу крестьянина, не лишала его совершенно возможности заниматься промыслами, предпринимательством. Не забудем, что большая часть вольнонаемных рабочих (преобладающих в легкой промышленности) до реформы 1861 г. — это оброчные крестьяне, ушедшие в "отход", на заработки.

С другой стороны, абсолютно справедливо констатировать угасание экономической активности помещиков, падение доли дворянского землевладения, которое началось еще до реформы, финансовую задолженность дворян государству, делавшую их классом-паразитом, автоматически поддерживающим верховную власть как своего кредитора. Говоря о дворянстве, надо раскрыть сущность такого явления как корпоративность, т. е. способность выступать сословным монолитом, при том, что дистанция между латифундистами-аристократами, владеющими тысячами крепостных, и безземельным дворянином, существующим на жалование, была огромна. Примерно до начала 40-х гг. XIX в. дворянство еще не выделило из своей среды когорту с внесословной психологией, из которой потом рекрутировались профессора, интеллигенты, "правозащитники" XIX века, буржуа, негоцианты. С другой стороны, лучшая часть дворян уже в конце XVIII — начале XIX в. становится носительницей идеи правового государства, сословные перегородки, и привилегии в котором — анахронизм. Вот почему справедливо говорить о том, что подобная внесословная по духу интеллигенция (пусть очень малочисленная) сформировалась раньше внутри дворянской среды, еще не выделяясь из нее и не нарушая сословных традиций. Представителями этого тонкого слоя были А. Н. Радищев, Н. С. Мордвинов, Н. М. Карамзин (отчасти), Н. И. Новиков, "либералисты" 1810-х гг. идеологи декабризма. Эта группа оторвется от сословной почвы только в 40-х гг. XIX в. в лице А. И. Герцена, Н. П. Огарева, В. Г. Белинского, также принадлежащих (по рождению) к дворянству. Некоторые представления о динамике размывания сословия в связи с участием дворян в освободительном движении дают главы книги В. А. Дьякова "Освободительное движение в России. 1825-1861 гг."

Специальное внимание стоит уделить развитию русского города, городского хозяйства и самоуправления. Применительно к более раннему и более позднему периоду мы имеем работы на эту тему, принадлежащие перу Б. Н. Миронова, В. А. Нардовой. Богатым фактическим материалом об истории групп городского населения в рассматриваемый период насыщена монография П. Г. Рындзюнского. Однако степень развития институтов городского самоуправления в дореформенный период была крайне низкой, т. к. не было того "среднего класса" (т. е. буржуазии), который стремился бы обеспечить условия максимального правового благоприятствования своей экономической деятельности. До завершения промышленного переворота (а в мелких городах — и позже) торгово-финансовая и промышленная буржуазия, лишенная всякого духа корпоративности, почти не участвовала в городском управлении даже на том уровне, который предлагался екатерининским "Городовым положением".

До реформы правительственная линия в отношении буржуазии состояла в распространении на верхушку этого сословия привилегий и прав, которыми наделялось дворянство, феодальных по своей природе. К этому сводилась гильдейская система, внедренная при Николае I практика пожалования почетного и личного гражданства. "Жалованные" привилегии, разумеется, привязывали и эту социальную группу к правительству, не позволяя развиться в ее среде независимости, инициативе, прагматизму. Вот почему по традиции, даже после городской и земской реформ, русская буржуазия не стремилась защищать и реализовывать свои права через новые институты, а по-прежнему добивалась прямой поддержки правительства. Более независимы были предприниматели нерусского происхождения, как правило, объединенные в семейные и национальные кланы.

Тема о причинах, содержании, результатах реформаторских попыток в политике Александра I, пожалуй, не нуждается в самостоятельном и подробном разборе в виду достаточного внимания, уделяемого этой теме в лекциях. Уместно напомнить тезис М. М. Сафонова, предположившего в специальном исследовании наличие законченной и радикальной программы освобождения крестьян у Александра еще до его воцарения, в 1799-1800 гг. Те законодательные акты, которые были проведены в пользу крестьян (указ 12 декабря 1801 г., указ 20 февраля 1803 г.) вполне отвечали этой программе. Предельно велико было значение либеральных условий, созданных в первые годы XIX в. для развития русской школы, просвещения и печати. Университетские уставы 1803-1804 гг. по существу заложили в России современную университетскую систему, причем, они были ориентированы на германскую, автономную модель университета. В совокупности с новыми условиями, созданными для печати и литературы уставом о цензуре (1804 г.) это имело впечатляющий эффект: в течение короткого по историческим меркам периода в 10 лет (к 1810-12 гг.) в стране сформировалось общественное мнение. Независимость его проявилась в оппозиционных заявлениях 1807-1812 гг., прямо адресованных Александру, в резких тонах указывающих на "гибельные" ошибки во внешних делах и "скоропалительные" преобразования. Кроме записки Н. М. Карамзина, выдержанной в этом духе, известно не менее 10 подобных обращений — Н.С. Мордвинова, Ф. В. Ростопчина, членов распавшегося к тому времени Негласного комитета и других лиц.

Едва ли целесообразно уделять специальное внимание содержанию самого законченного конституционного проекта александровского царствования — "Плана..." Сперанского. Этому посвящается отдельный вопрос в программе практических занятий. Важно обнаружить преемственность замыслов и конкретных моделей реорганизации государственной и социальной системы между Сперанским и его прямыми последователями. Возможно, например, сравнение положений М. М. Сперанского с принципами конституции Н. М. Муравьева по следующей схеме:


1. Организация верховной власти.

2. Форма народного представительства, структура представи­тель­ных органов.

3. Избирательная система.

4. Сословная реформа. Она в обоих случаях сводится к "дефео­дали­зации", освобождению крестьян (у Сперанского, правда, в отдаленной перспективе), созданию "третьего сословия", уравненного в правах с дворянством, точнее говоря — буржуазии.

5. Система административного деления и местного самоуправления. У Н. М. Муравьева это четко выраженный принцип федерализма, перенесенный из конституционного устройства американ­с­ких Соединенных штатов.
Во внешней политике Александра I надо четко различать преемственную для русского правительства "имперскую" линию, мероприятия откровенно контрреволюционного характера (особенно заметные после Аахенского конгресса Священного союза) и либеральную тенденцию, которую вслед за В. Г. Сироткиным принято именовать "конституционной дипломатией". Это не что иное как использование либеральных приемов и методов, но чаще только фразеологии — в отношении национально-освободительного движения, ставшего неотъемлемой чертой европейской истории XIX в. Так, в первые годы правления Александр I одобрил либеральную конституцию Ионической республики, покровительницей которой считалась Россия; в 1804-1813 гг. поддерживал сербское восстание против турок, до 1821 года оказывал моральную поддержку греческому освободительному движению через своего статс-секретаря по иностранным делам, греческого патриота И. А. Каподистрию. В 1814-1819 гг. при прямом или косвенном участии русского императора были приняты либеральные (более или менее последо­вательные) конституции — во Франции (1814), Царстве Польском (1815), Вюртембергском курфюршестве (1818), Баварском герцогстве (1819), в Бадене (1820), готовилась конституция для Пруссии и России. Под последней имеется в виду подготовленная в канцелярии Н. Н. Новосиль­цова в Варшаве в 1819-20 гг. Уставная грамота Российской империи. Все эти акты (или проекты) имели вид октроированных (то есть жалуемых верховной властью) хартий с безусловно конституционным содержанием.

Причины неудач "конституционной" линии во внутренней и внешней политике Александра взаимосвязаны. Это, во-первых, зависимость методов этой политики от традиций и механизмов самодержавного правления, разрушить которые царь считал преждевременным. Во-вторых, решающую роль в отказе от возможности довершить начатые преобразования сыграло нарастание революционного движения в Европе и в самой России после 1820 г.

Говоря о феномене декабризма, следует представлять себе, что либеральная традиция и традиция оппозиционности власти в России восходят к концу XVIII в. В этом сходятся западные историки с дореволюционными российскими. И этот тезис совершенно игнорировала советская историография, которая придерживалась ленинской характеристики либерализма как ренегатства и вообще не брала его в расчет как влиятельное течение в России. Собственно декабристы времен первых тайных организаций и были более или менее последовательными приверженцами доктрины либерализма, сформулированной во Франции Б. Констаном. Последняя сводится к защите принципа свободы на всех уровнях общественной и государственной жизни: свободы слова, печати, собраний и ассоциаций, свободы экономической деятельности, свободы вероисповедания и образования. Только после распада Союза благоденствия и принятия сначала Южным, а потом и Северным обществом тактики военной революции и реорганизации обществ по образцу карбонарских вент Италии и Франции будущие декабристы заявили тем самым о своей революционности: ориентации на подготовку государственного переворота. Удачным примером военного переворота они считали восстание в Испании 1820 г.

Финал декабристского движения известен. Гораздо менее изучена и понятна неоднозначная реакция на факт восстания в Петербурге и выступление Черниговского полка на Юге в различных общественных кругах. Своеобразные, часто искаженные интерпретации событий давались им в крестьянском сознании. Полезно ознакомиться по этому вопросу с помещенными в приложении работами С.Н. Чернова, Б. Е. Сы-роечковского, М. А. Рахматуллина и др., выводы которых не включаются обычно в учебную литературу.

Николаевское правительство предложило дальнейшее ужесточение методов самодержавного управления, отказавшись от каких-либо структурных реформ. Для сохранения и поддержания стабильности режима Николаю оставался лишь метод военно-бюрократического регулирования, предельной централизации власти, расширения компетенции чрезвычайных органов. Таковыми были Собственная Е.И.В. канцелярия, многочисленные "секретные комитеты", которые курировались самим царем, усилившаяся губернаторская в власть на местах. В послереволюционную эпоху, когда буржуазные государства Европы шли по пути расширения представительных учреждений и создания разветвленных органов местного самоуправления, Россия отказалась от этих преимуществ цивилизации.

Соответствовала военно-бюрократическому механизму управления и идеологическая доктрина, впервые сформулированная министром просвещения С. С. Уваровым в 1832-1833 гг. Она по существу провозгласила и защищала в течение полутора десятилетий идею национальной изоляции России в идейно-политическом отношении, без отказа, правда, от экономического и военно-политического диалога с Европой.

Плодом этой вредоносной для русской культуры и самосознания стратегии стал нарастающий конфликт между правительством и обществом. В последний период николаевского царствования (1848-1855) правительство оказалось не только в ситуации политической изоляции на пороге Восточной войны, но и в состоянии конфликта с обществом. Откровенные репрессии, на которые Николай был всегда щедр, становятся почти массовыми. Так по одному "делу петрашевцев", вся вина которых состояла в размышлениях о прогрессе и осуждении крепостного права, без какой-либо попытки организовать антиправительственное выступление, было привлечено около 200 человек.

Во внешней политике Николая I надо четко различать восточный вопрос и европейское направление. Последнему, в отличие от Александра I, Николай придавал первенствующее значение. Он считал, что приоритеты России на Ближнем и Среднем Востоке (торговые, военно-политические) должны быть уважаемы всеми европейскими партнерами: Англией, Францией, Пруссией и Австрией. Ослабление Турции и неутихающая с начала XIX в. освободительная борьба балканских славян и греков провоцировала Россию на военное вмешательство в регионе. Под "восточным вопросом" Николай понимал не только возможность территориального расширения России за счет дунайских и кавказских владений Турции, но и право контроля над проливами и Константинополем. Эти притязания, казалось, почти осуществились в ходе двух победоносных войн конца 20-х гг. — с Персией и Турцией. Россия оказалась на пике своего могущества, а Ункяр-Искелесийский трактат, подписанный ею с Турцией действительно содержал секретную статью о преимуществах России по вопросу судоходства через проливы, особенно во время войны.

Следующий период "восточной" политики Николая I конца 30-х — начало 50-х гг. справедливо характеризовать как "эру великих ошибок". Переоценка Николаем военных возможностей России, патологическая ненависть к республиканской Франции (продукту революций 1830 и 1848 гг.) не позволили императору верно оценить европейскую обстановку, правильно определить потенциальных союзников и противников, подготовить почву для коалиции на случай общеевропейской войны.

Восточная война (1853-1856 гг.) началась и закончилась для России в обстановке международной изоляции, что было уникальным фактом в истории войн. Необходимо при подготовке этой темы рассмотреть военные действие на море и не суше, поэтапно, на всех пяти театрах военных действий: Крымском, Дунайском, Кавказском, Балтийском, Дальневосточном. Важно также раскрыть причины военных неудач русской армии в Крыму, где перевес сил почти всегда был не в пользу англо-французов, показать недостаточную обеспеченность фронта из-за плохой подготовки к войне, устарелость не только вооружения, но и приемов ведения войны.


Составной частью “восточной политики” являлась Кавказская война, по существу начавшаяся еще в 1800-х годах с первых экспедиций вглубь Чечни, и не закончившаяся даже после капитуляции Шамиля и побед А. И. Барятинского в 1860-1864 гг. При этом следует оценить масштабы русского военного присутствия на Кавказе, эволюцию военной тактики и стратегии. Наиболее “результативной” была предложенная еще А. П. Ермоловым тактика строительства укреплений, постепенного про­движения вглубь горных районов с одновременным физическим истреб­лением сопротивляющихся. Необходимо определить и причины длительности кавказской войны, кроющиеся в энергии сопротивления горцев. Военно-феодальное государство Шамиля в пору его расцвета (40-е гг. XIX в.) предложило против русского вторжения духовное оружие — мюридизм, идею “священной войны” против неверных. Военно-духовная организация и прекрасная подготовка отрядов Шамиля, воюющих по закону “кровь за кровь”, делала их непобедимыми. Нужно учесть, что даже после официального “покорения” Кавказа организовать управление краем способна была только военная администрация. Военно-административный принцип управления и периодические акции “устрашения” были приняты здесь и впоследствии.

Совершенно иначе было организовано управление Закавказьем, где местная знать включалась в состав администрации, сохраняла феодальные привилегии, уравнивалась в правах с российским дворянством. Распространение общероссийских учреждений не мешало здесь развитию местной культуры.


Другие вопросы и темы курса, такие как “Польский вопрос в политике Николая I”, “Массовое движение в первой половине XIX в.”, “Крестьянский вопрос и административные преобразования при Николае I” достаточную широко обеспечены литературой. Списки литературы по этим темам предельно расширены и ориентированы на издания, имеющиеся в библиотеке ПетрГУ. Учтена как дореволюционная, так и новейшая литература по отдельным темам, наиболее интересные с фактической стороны документальные публикации, некоторые справочные издания.

2. Работа на практических занятиях.
2.1. Содержание и цели практических занятий.
Практические занятия по разделам курса “отечественная история” являются важной и неотъемлемой частью работы студента. Во-первых, они дополняют и корректируют проблематику лекций, поскольку в объеме лекционного времени невозможно рассмотреть многие вопросы с достаточной глубиной. Во вторых, эти занятия кардинально расширяют в процессе коллективного обсуждения тех или иных проблем рамки их понимания студентом. В-третьих, и это само собой разумеется, предварительным этапом работы студента по теме практического занятия является многочасовая подготовка к нему; выбор литературы — учебной и специально-научной, знакомство с ней, внимательное чтение указанных в настоящем пособии, а, возможно, и иных источников, конспектирование всех этих материалов. И так — по каждому из вынесенных на обсуждение вопросов, включая те, по которым будет заявлен заранее подготовленный доклад. Привычка систематической подготовки вопросов программы практических занятий именно таким образом скажется не только на экзамене — в фундаментальности и логичности ответа, прочности знаний и объеме фактических сведений, но и впоследствии — при изучении следующих разделов курса. Знание не может быть фрагментарным. Оно всегда системно.

Однако главная ценность самостоятельной работы на практических занятиях — приобретение умений и навыков работы с источником, поиска и использования источников, литературы, справочного материала. Это те элементы творчества, те зачатки исследовательского подхода, которые, должны быть присущи специалисту-историку. Работа по программе данного курса углубляет представление об источниках, их видах и группах.

Обычно студенту приходится использовать одновременно несколько типов документов при подготовке одного вопроса.

- законодательные акты правительства.

- полицейские донесения и отчеты “о состоянии умов” в России.

- проекты и записки, исходящие от частных лиц

- источники мемуарного и эпистолярного характера (письма и дневники современников).

- политико-философские сочинения и пр.


Так при подготовке пункта плана “Аграрно-крестьянский вопрос в правительственной политике Александра I” (Тема 2) студент не должен пройти мимо текстов императорского указа 20 февраля 1803 г. “О свободных хлебопашцах” и “Положений” о лифляндских и эстляндских крестьянах 1816 и 1817 гг. (Они помещены в рекомендованных по теме сборниках документов: “Российское законодательство... Т.6. С. 32-34; Федоров В. А. Сборник документов... С. 63-66).

Меру обеспокоенности правительства состоянием крепостной деревни и, главное, слухами о скором даровании “воли” можно почувствовать, знакомясь с “обозрениями расположения умов...” регулярно составляемыми А.Х. Бенкендорофом для Николая I. Хронологически более поздние, они тем не менее живо передают механизм складывания очагов крестьянских возмущений и страх правительства перед бунтом. (См.: Федоров В. А. Сборник документов... № 13. С. 42-46).

Нельзя не обратить внимание в этой связи и на различные проекты эмансипации, то есть освобождения, исходившие как из правительственных сфер, так и от частных лиц. В упомянутых сборниках студент найдет около 10 таких записок с прямыми рекомендациями отмены крепостного права и предложением методов и сроков проведения реформы. О реакции правительства на инициативу “снизу” студенту должно быть уже известно из лекции, а также из рекомендованной прямо по данной теме монографии С. В. Мироненко “Самодержавие и реформы” (М., 1989.)

Неизбежный вопрос — о причинах несостоятельности реформаторства “сверху” и “снизу”, слабого отклика на принципиально важные акции правительства (вроде указа 1803 г.) студент должен решить сам, следуя, конечно же в русле выводов специалистов, и в конечном счете выбирая из нескольких мнений то, что более близко его собственному.

Расширять по тому же вопросу круг документальных аргументаций можно бесконечно. Взяв политические сочинения славянофилов, Н. М. Карамзина, М. М. Сперанского, — везде мы наткнемся на отношение авторов к крепостничеству, высказанные подчас в яркой и образной форме. Опубликованные мемуары (а в квалифицированный комментарий входит именной и предметный указатель, облегчающий поиск “нужной” темы у мемуариста) послужат еще одним, уже ретроспективным, аргументом современников против крепостного права.

Остается при подготовке ответа выстроить хронологически-предметную канву эволюции ”аграрно-крестьянского вопроса” в заданных временных рамках, то есть, проще говоря, уяснить, когда впервые правительство осознает пагубность крепостничества, в какой последовательности принимаются акты в пользу крестьян, каких категорий крестьян они касались, какая аргументация при этом использовалась, чтобы убедить помещиков в насущности, законности этих мер, как-никак нарушающих Жалованную грамоту дворянства 1785 года. Студенту при подготовке данного вопроса, относящегося ко времени Александра I, должна быть уже видна историческая перспектива, то есть судьба крестьянского вопроса в николаевское царствование: “точечные” попытки ослабить придавленность крепостной деревни, локальное (и удачное) изменение статуса государственных крестьян в 1837-1842 гг. реформой П. Д. Киселева, наконец, положение дел накануне реформы 1861 года.

Всем этим аспектам проблемы уместно уделить внимание в 10-12-ти минутном ответе на вопрос. В случае, если преподавателем предлагается текст одного из упомянутых источников для специального анализа, все вышеназванные заключения и выводы могут прозвучать как резюме непосредственно после разбора данного текста. Разумеется, при знании фактического материала интерпретация источника, иллюстрирующего этот материал, не должна вызывать трудностей, даже если сам источник незнаком студенту. Этот прием коллективного анализа документа — обычный элемент практических занятий по курсу.

Совершенно особое место в ряду вопросов программы, занимают те, что касаются взглядов и сочинений виднейших политических и социальных мыслителей. Первый среди них — Н. М. Карамзин, выступающий в своей “Записке...” не от собственного имени, а от имени, по крайней мере, части (консервативной) русского общества. Этот вопрос предполагается рассмотреть в форме доклада, о чем будет сказано ниже.

Рассматривая вопросы темы №7 о “Философических письмах” П. Я. Чаадаева и взглядах славянофилов полезно остановиться на ком-то из ранних славянофилов персонально — А. С. Хомякове, И. В. Киреевском или братьях Аксаковых. Вопросы эти представляют немалую трудность. Необходимо кроме составления для себя представлений о месте того или иного мыслителя в общественной полемике, в контексте исторических событий, знать содержание принадлежащих им текстов, необходимо, выбрав несколько сочинений для анализа, составить представление о поднятых в них проблемах, точке зрения авторов, стиле изложения. Способность интерпретировать иногда пространные тексты, видеть в них основную идею, структурировать, сопоставлять с другими текстами должна стать серьезным приобретением начинающего историка. На практическом занятии по данной теме студент интенсивно мыслит, двигаясь вслед за П. Я. Чаадаевым или И. С. Аксаковым. Для того чтобы их идеи и взгляды стали “узнаваемыми”, надо прочесть достаточный объем сочинений авторов, избранных для анализа, делая выписки по следующим основным проблемам, фигурирующим практически у всех:

- историческая судьба русского народа — в прошлом и в будущем

- государственный порядок и формы организации власти, признанные идеальными

- отношение к конституции

- отношение к религии и православной церкви

- отношение к крепостному праву


Возможно провести сопоставление взглядов П. Я. Чаадаева на основании текста “Первого философического письма” (опубл. в рекомендованном собрании сочинений в 2-х тт.) со взглядами К. С. Аксакова, высказанными в статье последнего “Об основных началах русской истории”, или А. С. Хомякова “О старом и новом” (то и другое студент найдет в кн.: “Материалы по истории СССР. Освободительное движение...” С. 203-225). Перед тем, как обратиться к текстам самих славянофилов, следует прочесть этот материал по учебнику, обращая особое внимание на условия, в которых действовали славянофилы или П. Я. Чаадаев, и к работам одного-двух исследователей славянофильства. Если, по мнению студента, живой оригинальный текст покажется богаче схемы или будет в чем-то расходиться с ней, не будет лишним указать на этот факт, приведя конкретные примеры1. Вот почему важно в процессе чтения делать выписки не только высказываний, наиболее точно выражающих программу славянофильства, но и отклоняющихся от схемы. Всякое замеченное и текстуально подтвержденное отклонение от “схемы” украсит коллективное обсуждение. Важно, чтобы аргументация студента была основана на совокупности данных источника, а не на одной-двух произвольно выхваченных фразах.

Подобные приобретения от самостоятельной работы с источником, возможно, будут иметь место и при обсуждении программных документов декабристов (Тема 3).

Многие вопросы первой темы ориентируют студента не столько на поиск источников из числа предложенных, сколько на формирование общей объемной картины исторического явления. Это возможно только в ходе чтения обширной литературы, имеющейся по вопросам развития сельскохозяйственного производства, промышленности, ремесла, городского быта. Ориентировать студента в выборе 2-3 исследований по каждому вопросу может сборник “Очерки экономической истории России первой половины XIX в.” под ред. М. К. Рожковой. Последний вопрос темы — положение дворянства — должен предполагать и характеристику сословного быта, самосознания дворянского класса, его политических притязаний. Поможет ее сформулировать чтение книги Ю. М. Лотмана “Беседы о русской культуре”, а также перевода работы английского историка Ричарда Пайпса “Россия при старом режиме” (См. список литературы в Приложении, 4.1).

При подготовке темы 5 “Положение национальных окраин России” следует ориентироваться на материалы лекций и дополнительный список литературы (Приложение, 4.2). Вопрос о завоевании Кавказа целесообразно разделить на три части. Первая может включать чисто фактические сведения: этапы и направления продвижения русских войск во время Кавказской войны, основные сражения и стычки с горцами; вторая — сведения о социальном строе горских обществ и военно-религиозной природе сопротивления “мюридов”. Это поможет назвать причины длительности и ожесточения Кавказской войны, говорить о специфике ее форм, принципиальной невозможности “административного” присоединения непокоренных народов. Наконец, третья часть ответа может быть иллюстративной и опираться на предложенные документальные публикации, полностью подтверждающие тезис об особой, кровавой, часто бессмысленной войне на Кавказе.

Здесь, как и при подготовке вопросов общего лекционного курса, связанных с боевым действиями, важна работа с картой Кавказа. Ее можно найти на вкладыше основной карты в атласе под ред. К. В. Базилевича (М.,1951) или в учебнике “История СССР...” под ред. И. А. Федосова, а также во многотомном издании “История СССР с древнейших времен до наших дней...”
Д о к л а д не является основной формой работы студента на практических занятиях, однако есть определенное число вопросов, которые только выигрывают от лаконичного и компактного освещения их в одном выступлении. При этом, разумеется, аудитория также должна подготовить этот вопрос. Иначе восприятие и обсуждение доклада будет затруднено.

Например, разбор вопроса о причинах и содержании обращения Н. М. Карамзина к императору Александру I в записке “О древней и новой России...” предполагает прочтение всеми студентами этого довольно пространного (около ста страниц) текста.

Задачей доклада является самостоятельная и углубленная разработка предложенного вопроса с привлечением дополнительной литературы. Студент должен:

1. Показать исторически фон и контекст проблемы, избранной для доклада

2. Осветить определенные им самим основные стороны проблемы, широко привлекая источники для анализа.

3. Продумать и изложить систему аргументов в пользу тех выводов, которые он поддерживает.

4. Четко сформулировать выводы по проблеме.

5. При необходимости коснуться дискуссионных точек зрения, встречающихся в литературе.


Доклад не должен представлять собой простой пересказ почерпнутых в литературе сведений. Он должен содержать результаты самостоятельной работы студента над историографией и источниками, касающимися избранной темы, попытку организации материала в соответствии с собственным видением главных сторон проблемы.
Порядок работы над докладом.
I. Осмысление поставленной проблемы, уточнение основных формулировок по ней, предложенных в учебниках.

II. Просмотр имеющейся литературы с выписками из нее и внимательное чтение источников, касающихся темы доклада.

III. Составление плана выступления.

IV. Написание текста выступления или отдельных его фрагментов (если основную часть доклада предполагается произнести без предварительных записей).

При этом нужно учесть, что устный доклад, как правило звучит не более 15-20 минут, и в то же время он должен включить постановку проблемы, развернутое изложение ее сторон с привлечением историографических и источниковедческих доказательств, формулировку выводов и пр. (см. пункты 1, 2, 3, 4). Поэтому целесообразно предварительно обсудить с преподавателем на консультации, как лучше построить выступление, какие проблемы считать первостепенными, а что лучше опустить. Во-вторых, полезно заранее продумать и написать текст выступления целиком (объем текста для двадцатиминутного доклада не превышает 8-10 страниц стандартного формата). Текст этот может существовать и в виде тезисов, которые при выступлении“озвучиваются” более развернуто. В любом случае тезисы должны опираться на сделанные из литературы и источников выписки. Последние лучше давать в прямом или косвенном цитировании.

В начале доклада должна быть четко поставлена проблема, а в конце, по пунктам, должны быть предложены выводы, которые будут полезны слушателям, знакомым с проблемой более поверхностно. Важно указать в конце или в начале выступления на использованные при подготовке источники и литературу.

Важным элементом занятия, на котором представляется доклад, становится его обсуждение. Можно предложить студентам разработку доклада в паре: основной докладчик — оппонент. Последний может, проделав ту же, что и докладчик, работу с темой, составить свое выступление в виде трех-четырех альтернативных выводов (которые также нуждаются в подкреплении ссылками на источники и литературу) или прямых возражений основным выводам докладчика. Оппонирование возможно и в форме комментирования основного доклада. В случае удачного оппонирования это выступление засчитывается наравне с докладом.

Обсуждение доклада слушателями в итоге должно привести к формированию у каждого студента четких представлений о важнейших сторонах изучаемого вопроса. Темы докладов не должны рассматриваться как факультативные. Такие темы как “Политика правительства в Великом княжестве финляндском”, “Записка Н. М. Карамзина “О древней и новой России...”, “План государственных преоб-разований М. М. Сперанского” включены в экзаменационные билеты.



2.2. Программа практических занятий и обязательная литература к ним.
  1   2   3


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка