Книга является расширенным вариантом книги "Психология саморазвития; задачи для подростков и педагогов"



Сторінка8/18
Дата конвертації11.04.2016
Розмір2.94 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   18

О ПОЛЬЗЕ И ВРЕДЕ ЭМОЦИЙ

Бывают ли абсолютно бесполезные или стопроцентно вредные чувства?

Бывают ли чувства, не приносящие абсолютно никакого вреда?

Эти вопросы были розданы каждому участнику третьего занятия, а запись ответа не заняла более минуты.

Чтение летописи прошлого занятия с уточнением задач этого занятия я резюмировала в следующей схеме:

— По вашим ответам получается, что есть чувства, которые хотят испытывать практически все, а есть такие чувства, которых лучше бы не было. Почему-то особым вашим нерасположением пользуется страх: 10 человек из 12 сказали, что не хотели бы его испытывать. И стало обидно за чувство, которое и нам и многим другим людям и животным сослужило бесценную службу. Поэтому позвольте мне произнести РЕЧЬ В ЗАЩИТУ СТРАХА.

Иногда, попадая в незнакомое место, я испытываю мгновенный страх. Он говорит мне: «Соберись! Будь особенно внимательна! Здесь что-то не так. Разберись в обстановке. Где-то таится опасность!»

— Но ведь может никакой опасности не быть, и бояться нечего!

— Да, это так. Но сколько времени тебе надо на то, чтобы, ра­зобравшись в незнакомой обстановке, сказать себе: «Все в порядке, тревожиться не о чем»? Это происходит мгновенно или потребуется хотя бы 30 секунд?.. Верно, чтобы осмотреться и обдумать

116

ситуацию, нужно время. А чувство возникает мгновенно, быстрее, чем мысли, глаза и уши собирают нужную информацию. Чувства, эмоции — самый быстрый источник информации, которым располагает человек. Эмоция даст нам самую срочную, самую необходимую оценку новой ситуации. Так, страх говорит: «Здесь возможны опасности. Включи все свое внимание и разберись».

— Но ведь есть люди бесстрашные!

— Бесстрашные, то есть не испытывающие страха, очень часто оказываются жертвами собственной неосмотрительности: их ничто не предупреждает об опасности, и они не принимают мер предосторожности. •

— Если бы не было страха, не было бы подвига!

— Золотые слова! Ведь на подвиг способны лишь те, кто не теряет голову, может разумно действовать даже тогда, когда очень страшно, когда страх буквально парализует.

— Но все-таки страх очень неприятно испытывать!

— Конечно, неприятно. Вопрос в другом: ты готов от него отказаться? Он тебе не нужен? Бесполезен?

— Тебе что, страх Божий не нужен?

Эта реплика Андрея привела к взрыву страстей, но завязавшуюся дискуссию о связи страха и совести пришлось приостановить, возвращаясь к теме занятия.

ПРИМЕЧАНИЕ. Такая свободная беседа на тему, глубоко задевающую детей, обычно происходит слишком бурно. Навыки слушанья и культура диалога еще не освоены в группе, поэтому «норма» собеседования может выглядеть несколько дикой и варварской: все говорят одновременно, комментарии на реплики бывают грубыми, но обычно реплики других просто не выслу­шиваются. На этом нецивилизованном этапе ведения дискуссии можно использовать один игровой прием, который поможет (по крайней мере ведущему) регулировать взрыв дискуссионных страстей. Но не стоит обольщаться: подлинное уважение к говорящему таким путем не воспитывается.

Я принесла на занятие красивый мячик и, когда все сели в круг, объяснила его назначение: «Мячик будет в руках у того, кто в

117

данный момент говорит. Сейчас я закончу мысль, задам вопрос и передам мячик тому, кто захочет мне ответить. Надеюсь, что это поможет другим не перебивать говорящего и ждать своей очереди. Считайте, что это — тренировка для игры «Счет до десяти»: когда говорит один, другим лучше молчать. Понятно, какую пользу может сослужить мячик?» В этот момент я передаю мячик тому, кто поднял руку. Когда говорящий закончил реплику, жестами показываю, что мячик вовсе не обязательно возвращать мне, лучше передать его любому из присутствующих, кто выразил готовность ответить на твое высказывание.



Приведу запись в летописи, сделанную одной из участниц занятия и ясно характеризующую отношение ученицы к описан­ному эпизоду работы.

«Психология. Эксперимент 4.02.93.

По совету Галины Анатольевны мы поставили стулья в круг. У Галины Анатольевны в руках был мячик. Сначала мячик у некоторых вызывал больший интерес, чем разговор, но потом все заинтересовались. Галина Анатольевна сказала нам, что у каждого чувства есть две стороны: хорошая и плохая. Например, ГНЕВ. Хорошая сторона — можно разрядиться, плохая — можно обидеть человека.

Потом попросила слово Маша, она высказала свои мысли. А потом еще кто-то и еще кто-то. А потом что началось! Все стали выхватывать мячик из рук друг у друга. У всех сразу хлынул поток мыслей. Никто не хотел кончать этот этап эксперимента, все хотели его повторить.»

Характерно, что в этой ранней записи, сделанной совершенно добровольно, от избытка чувств, начисто отсутствует содержание мыслей, высказанных участниками дискуссии. По школярскому обыкновению девочка воспроизвела лишь мысль учителя, полагая, что именно учитель формулирует главное содержание урока. Но как ярко запечатлены динамические особенности занятия, очевидно, составляющие мотивационный стержень работы для этой ученицы.

118

Вернемся, однако, к содержанию занятия, которое складывается не из реплик и резюме ведущего, а из всей совокупности вербальных и невербальных реакций участников обсуждения.

— Итак, мы установили, что страх приносит пользу. Но одну ли только пользу?

— Если все время страшиться, то ничего не сделаешь, будешь только оглядываться и прятаться.

— Точно! Известно, что люди трусливые, испытывающие страх постоянно, не умеют извлекать из него пользу. Они просто не слышат, что страх им приказывает делать и даже не пытаются понять: существует ли реально какая-нибудь опасность. Они постоянно прислушиваются к доводам и фактически «не слышат» своего рассудка.

— Да, например, на контрольной кто-то все время сидит и боится:

«А вдруг не решу! А ведь будет двойка!» И даже не пытается решить, а задача может быть совсем легкая!

— Спасибо. Твой пример помог нам окончательно уяснить природу страха. Но ведь все прочие чувства тоже посещают нас не просто так, а для того, чтобы о чем-то важном, неотложном проинформировать. Гнев говорит... Впрочем, вы сами испытывали и гнев, и обиду, и лень и сможете сейчас провести самостоятельное исследование вреда и пользы разных эмоций на основе собствен­ного опыта.

Разбейтесь на группы по 3—5 человек, впрочем, желающие могут работать и парами, и в одиночку, и заполните вот такую таблицу:

ЭМОЦИЯ ЕЕ ПОЛЬЗА ее вред

Я предлагаю для исследования два чувства: ЛЮБОВЬ и ЛЕНЬ. Если группа захочет продолжить работу, выберите любое третье чувство по собственному желанию. На обсуждение и запись результатов дается 15 минут.

Чтобы убедиться в эффективности этого приема, достаточно прочитать выдержку из летописи, где собраны все высказывания о любви, сделанные в группе из 17 человек.

119

Приведенные высказывания свидетельствуют, с одной стороны, о том, что подобные анализы даются отрокам чрезвычайно легко, но, с другой стороны, о том, что в их сознании перепутаны следующие понятия: субъективный опыт переживания чувства, объективная ситуация, вызвавшая чувство, форма переживания чувства и последствия выражения чувства. На расчленение этих понятий будут направлены следующие занятия.

Описываемое занятие закончилось игрой «СКУЛЬПТОР — ГЛИ­НА», в которой удалось выстроить связь «чувство — его телесное выражение» (невербальный язык эмоций).

Все участники разделились на пары. Каждая пара договорилась, кто будет «скульптором», а кто — «глиной». Каждый «скульптор» должен был задумать какое-то чувство, записать его на карточку и спрятать карточку в карман, никому ее не показывая. После того, как название скульптуры было загадано, «скульптор разминал гли­ну»: делал «легкий массаж», чтобы из мягкой, податливой глины вылепить задуманную скульптуру». После того, как скульптор ставил статую в нужную позу, придавал ее лицу нужную мимику, творец произносил магическую формулу: «Шедевр закончен!» От «скульптуры» требовалось только одно: назвать себя, то есть указать, какое чувство выражается данной позой и мимикой. Услышав ответ «скульптуры», «скульптор» доставал карточку с тайной записью. Если ответ совпадал с замыслом, «скульптура» отправлялась на выставку шедевров. Постаментами служили стулья, а восхищенными зрителями могли быть все желающие угадать название скульптуры. Если зрители тоже угадывали ' название, автор шедевра получал звание: «Лучший выразитель чувств». Каждый участник имел возможность испытать себя как в роли «скульптора», так и в роли «глины». На описанном занятии не было ни одной неотгаданной «скульптуры». Остается только : сожалеть, что не было возможности сделать видеозапись этого занятия. Материал видеозаписи был бы неоценим для дальнейшего изучения невербального языка эмоций.

| ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ. Перед зеркалом вылепить из самого ; себя скульптуру под названием «БОДРОСТЬ, УВЕРЕННОСТЬ,

121


<-. СИЛА, ЖИЗНЕРАДОСТНОСТЬ». Запомните позу и мимику. «Надевать и носить» эту позу три раза в день. Запомнить испытываемые при этом чувства. Тем, кто настроен на психологи­ческое экспериментирование рекомендуется: а) «надевать» позу бодрости в самые неподходящие моменты: когда тебе неуютно или страшно, когда ты расстроен, рассержен или обижен, когда что-то не получается; 6) записывать, какое чувство возникает при «надевании» позы бодрости.

Неиспользованные возможности

Это домашнее задание может послужить материалом для занятия, посвященного вопросу о происхождении эмоций. Периферическая теория эмоций, выдвинутая У. Джеймсом и Г. Лангс, может стать отличным психотехническим средством для учеников, поставив­ших перед собой задачу самообладания.



ВСТРЕЧА .ЧЕТВЕРТАЯ:

ЭМОЦИИ ПРАВЯТ МНОЙ ИЛИ Я ИМИ?

Чтение летописи предыдущего занятия закончилось постановкой двух вопросов: а) бывают ли абсолютно бесполезные или стопроцентно вредные чувства, от которых желательно избавиться, вовсе их не испытывать? 6) бывают ли чувства, не приносящие никакого вреда?

Группа выразила такое единодушие по обоим вопросам, что у ведущего, не встретившего никакой оппозиции его собственной точки зрения, возникло неприятное подозрение о том, что его авторитет в группе может переродиться в авторитарность. Это подозрение переросло почти в панику, когда на вопрос: «Почему вы так уверены, что невозможно отыскать ни одного абсолютно полезного или абсолютно вредного чувства?», одна из учениц ответила буквально следующее: «Все с Вами соглашаются, потому что считают Вас умнее себя!» К счастью, в нашем распоряжении

122

была полная магнитофонная запись предыдущего занятия, на основе которой нетрудно было показать, как мнение группы складывалось под влиянием реплик Жени и Тимоши, возражений Маши, остроумного замечания Кати и т.д.

Сам по себе феномен авторитета взрослого-учителя чрезвычайно типичен и требует срочных превентивных и коррекционных усилий. Одно из средств коррекции школярской ориентации на мнение учителя — КАРТА ДИАЛОГА. Карта чертится на доске или на отдельном листе бумаги, который полезно помещать в летопись. Карта служит просто для фиксации порядка и авторства реплик. Пример:


Эта запись читается так: Г.А. (ведущий) поставила вопрос, на который ответили М.Т. и А.С. (одновременно). Потом свои добавления внесли Е.Ф. и Т.М. Д.М. увел разговор в сторону Г.А. напомнила основной вопрос. В.Р, К.Т. и М.М. подвели итоги.

Такие записи не стоит вести все время, но несколько раз проследить судьбу дискуссии следует, чтобы расшатать школярские установки учеников, за много лет привыкших к тому, что друг друга на уроке можно не слушать: все равно учитель скажет главное сам, по-своему, проигнорировав высказанные в классе разноречивые мнения. Поэтому ребенок считает, что запомнить, «выучить», следует лишь то, что сказал сам учитель.

Итак, все согласны с тем, что всякое чувство, которое испытывает человек, несет какое-то положительное сообщение, но может иметь 123

и отрицательные последствия. Давайте еще раз подвергнем это наше предположение экспериментальной проверке. Вдруг нам все-таки удастся его опровергнуть.

Эксперимент снова проведем на самих себе. Разбейтесь на пары. Еще раз договоритесь, кто в вашей паре будет «глиной», а кто — «скульптором», который разомнет глину и вылепит из нее какое-то чувство. Это вы уже делали на прошлом занятии.

На сей раз двинемся дальше. Давайте наделим скульптуру даром разумной речи. Вообразите, что скульптор изваял свое чувство, а оно заговорило и сообщает творцу, зачем оно его посетило. Если наша гипотеза верна, и каждое чувство несет какое-то полезное сообщение, то мы это и услышим. Если же чувству не удастся сообщить ничего существенного, полезного, то можно предполо­жить, что бывают абсолютно бесполезные чувства, которые не понятно зачем нас посещают.

Но это еще не все. Человек, с благодарностью выслушав полезное сообщение посетившего его чувства, может, если он ХОЗЯИН своих чувств, предусмотреть и предотвратить отрицательные последствия своих эмоций. Истинный хозяин своего чувства должен быть в состоянии дать ему достойный ответ: попросить его не причинять никаких неприятностей. Приведем пример. Кто согласен быть моим чувством?

Далее мы показали и рассказали все, что предстоит делать каждой паре экспериментаторов, которая:

1) секретно договорилась, какое чувство будет изображено и какое сообщение оно принесет своему хозяину;

2) «вылепила» скульптуру страха;

3) выслушала полезное сообщение страха: «Будь осторожной! Не спеши. Тут могут подстерегать опасности. Разберись в обстановке!»

4) предупредила негативные последствия страха, ответив своему чувству так: «Спасибо тебе за предупреждение. Я буду действовать осмотрительно. Побудь со мной, пока я не сориентируюсь в незна­комой ситуации. Но, пожалуйста, не бери меня за горло, не разрастай­ся! Иначе я совсем потеряю голову и не смогу вообще ничего делать!»



124

5) обратилась к зрителям с просьбой, во-первых, назвать то чувство, с которым я беседовала, во-вторых, решить, подтвержда­ется или опровергается гипотеза о двойной — позитивно-негативной природе этого чувства.

После такой демонстрации каждая пара экспериментаторов дейст­вовала по тому же алгоритму. Но первую часть работы ученики делали письменно: договорившись, какое чувство будет подвергнуто исследованию, они записывали: а) имя чувства и б) две реплики диалога — сообщение самого чувства и ответ его хозяина.

Примечательно, что несколько пар для разработки своего сценария воспользовались записями в летописи о пользе и вреде эмоций (см. приведенную выше таблицу). Еще несколько пар сочинили и записали по два сценария, потому что каждому хотелось быть и «скульптором», и «глиной». Одна группа никак не могла сочинить вторую реплику диалога. Эти девочки задумали исследовать ЛЮБОПЫТСТВО и никак не могли найти «негатив­ных» последствий любопытства. С этой трудностью они обратились к ведущему, который не стал им ничего рассказывать, например, про постыдный опыт науки, ставившей преступные опыты, но попросил обойти все группы и «посоветоваться с народом»: если никто не подскажет ничего ценного, то можно будет считать, что удалось найти абсолютно полезное чувство. Увы, этого не случилось: ребята уже знали, что бывает с людьми, праздно любопытствующими, «сующими свой нос в чужие дела без спросу». Были две группы, которые, составив письменные сценарии, отказались выступать перед публикой. Это право было за ними безоговорочно признано, однако такие отказы являются для ведущего индикатором того, что в группе еще не сложилась ситуация открытого общения.

Далее приводятся записи некоторых сценариев. Все сценарии, сочиненные на занятии, помещены в летопись.

ЖЕСТОКОСТЬ

— Будь жесток! А если ты не будешь жесток, тебя могут убить! — Постой, если я буду СЛИШКОМ жестоким, я могу убить своего ближнего!

125


стыд

— Если ты не будешь стыдиться, то будешь плохим человеком! — Но, если я буду СЛИШКОМ стыдиться, я буду слишком низко себя оценивать!

КАЙФ Я: — Зачем ты пришел ко мне?

Кайф: —Чтобы доставить тебе удовольствие. Чтобы ты на минуту расслабился.

Я: — Но не будь так огромен, иначе я буду кайфовать всю жизнь и забуду все, кроме кайфа. А мне надо много сделать! Кайф: — Хорошо. Но сейчас наслаждайся мной! Я: — Спасибо за то, что пришел!

ЧУВСТВО ВИНЫ



Чувство: — Попроси прощения, а то тебя будет мучить совесть. Я:—Я не буду унижаться!

Чувство: —Послушай меня! Ты не найдешь покоя, пока не сдела­ешь это! Я: — Хорошо, я послушаю тебя. Но это будет последний раз.

ОТЧАЯНИЕ Я; — Зачем ты пришло?



Отчаяние: — Чтобы сказать тебе, что больше надежды нет. Это конец. Я: — Спасибо, но надежда есть всегда! Я буду искать!

ГНЕВ


Человек: — Зачем ты пришел ко мне?

Гнев: — Предупредить тебя. Ты должен сдерживать свой гнев.

Человек: — Я тебе очень благодарен за это.

Гнев: — Если ты не будешь сдерживать свои чувства, то это может

тебя привести к неприятности.

После того, как последняя сцена была разыграна, в группе возникла ситуация, показавшая, насколько четко ученики удержи-

126

вают поставленную задачу эксперимента: проверить двойственную позитивно-негативную природу любого чувства. Когда актеры закончили сцену, зрители вместо того, чтобы аплодировать, как они это делали во всех предыдущих сценках, высказали недоумение:

— Стойте! Получается, что гнев пришел к тебе, чтобы ты его прогнал? А что он ценного хотел тебе сообщить?

Актеры несколько растерялись. Глядя на них, можно было запо­дозрить, что эти двое юношей совершенно не гневливы. Спросив их, а также и их одноклассников, я получила подтверждение своей догадке: о гневе заговорили самые добродушные мальчики из класса, которые изрядно настрадались от своих сверстников. Поэтому-то они не ведали о «полезном» сообщении гнева, а стремились его побыстрее ликвидировать. Предложив им переиграть сценку, я взяла на себя роль человека, охваченного гневом, и подала первую реплику: «Так больше жить нельзя! Это нестерпимо! С этим что-то надо срочно делать!!! Я жажду эту гадость стереть с лица земли!» (Далее — по тексту пьесы).

Этот эпизод окончательно утвердил мнение группы в том, что нет ни одной эмоции, в которой не звучали бы два голоса: голос самого чувства, сообщающего человеку некую сверхсрочную информацию, которую стоит принять к сведению и использовать, и голос хозяина этого чувства, предупреждающего негативные последствия разгулявшихся страстей.

Описанный «неправильный» сценарий—великолепное средство для экспресс-диагностики того, насколько группа «держит» поставленную задачу. Если бы такого сценария не возникло, то ведущему следовало бы его предложить, чтобы проверить, чем сейчас заняты ученики: решением задачи о двойственной природе чувств или разыгрыванием и рассматриванием забавных сценок, то есть игрой в театр.



Неиспользованная возможность

Разыгранные сценки дают повод для обсуждения еще одной грани вожделенного умения властвовать собой, своими чувствами:

умения УЗНАВАТЬ посетившее тебя чувство, правильно называть

127


его по имени. Непонимание собственных чувств, плохой контакт с собственными чувствами — беда не только подростков. Так, многие взрослые мужчины за любовь принимают жажду власти, и, объяснившись женщине в любви, начинают ее тиранить. Взрослые женщины нередко любовью называют желание быть опекаемыми, оставаться маленькими девочками... Маленькие дети капризничают, плачут, требуют развлечений, хотя на самом деле ощущают крайнюю усталость и желание выспаться, отдохнуть... Эти и подобные случаи могут стать материалом для специального занятия на тему: «Всегда ли я узнаю собственные чувства?»

Проблема выбора:

ХОЧУ ЛИ Я БЫТЬ ХОЗЯИНОМ СВОИХ ЧУВСТВ, УПРАВЛЯТЬ СВОИМИ ЭМОЦИЯМИ?

— Вероятно, теперь вам будет нетрудно обосновать то, о чем вы мудро догадывались раньше: почему нельзя, вредно, опасно душить свои чувства, затыкать им рот?

— Их надо сначала выслушать: они сообщают что-то важное и срочное.

— Но потом им нельзя давать волю! Мы же все предупреждали свои чувства: не разрастайтесь, не становитесь СЛИШКОМ большими.

— Я думаю, вы догадались уже, о чем у нас должен пойти разговор дальше? Кто может поставить задачу нового исследо­вания? — Как владеть своими чувствами, чтобы они не разраста­лись? — Согласна помочь вам в таком исследовании. Но предлагаю, прежде чем решать вопрос КАК это делать, решить куда более принципиальный вопрос: НАДО ЛИ это делать? А если надо, то ЗАЧЕМ и КОМУ? Это мне надо владеть своим гневом или этого от меня требуют другие? А мне лично не надо! Гораздо полезнее весь свой гнев немедленно выплеснуть? По крайней мере я не наживу инфаркта... А ближних я лучше научу надежно прятаться и не попадать мне под горячую руку.

128

Вопрос о том, хочу ли я управлять своими чувствами, настолько важен, что с ним надо побыть наедине, лицом к лицу хотя бы несколько минут прежде чем дать ответ. Пищей для размышлений, для вашего ЛИЧНОГО решения могут послужить психологические эксперименты, проведенные в 1953 году Джеймсом Олдзом. (Далее описывается эксперимент с крысой, которой был вживлен электрод в «центр удовольствий». Эта крыса не отходила от рычага, с помощью которого «центр удовольствий» возбуждался.)

В качестве иллюстрации к этому рассказу на доске был вывешен плакат, изображавший чрезвычайно симпатичную, улыбчивую желтенькую крысу, нажимающую на педаль, и оранжевую Кенгу, из сумки которой высовываются рожицы нескольких «эмоций» (радостная, хмурая, злая). Над крысой надпись: «ДАЙТЕ МНЕ НАСЛАЖДЕНИЙ!» Над Кенгой надпись: «Я МОГУ ПОЗАБО­ТИТЬСЯ О СВОИХ ЧУВСТВАХ!»

Каждый ученик получил две карточки — желтую (цвет крысы) и оранжевую (цвет Кенги). Им предлагалось на одной карточке написать «ДА», а на другой — «НЕТ». И поставить свою подпись. «ДА» могло означать: «Да, я хочу наслаждаться, дайте мне наслаждении!» Или: «Да, я могу сам(а) позаботиться о своих чувствах: узнать их, выяснить, какую полезную информацию они мне принесли, использовать эту информацию и предотвратить дурные последствия.» «НЕТ» тоже может означать два желания:

«Нет, я не хочу все время наслаждаться, я хочу испытать разные чувства. Иногда мне хочется грустить, иногда я предпочитаю злиться, а не благодушествовать...» Или: «Нет, я не хочу все время заботиться о своих чувствах, все время их дрессировать и при­струнивать, пусть себе живут вольно, приходят и уходят, когда им вздумается. А иначе жить не интересно, можно стать похожим на робота»...

Сам момент выбора, когда ученики писали на карточках свои «ДА» и «НЕТ», выглядел удивительно патетично: этот шумливый и насмешливый народец приумолк, многие отсели отдельно, лица сделались серьезно-торжественными... А следующее занятие началось с нетерпеливого вопроса: — Ну, как мы выбрали?

*-, Я: — Напомните мне: между чем и чем вы выбирали?

— Между Кенгой и крысой.

— Либо тебе дают все наслаждения, либо ты сам их находишь?..

— Между здоровой жизнью и наркоманией: эта крыса ведь стала наркоманкой.

— Между детством и взрослостью. Я: — Маша!!! Я потрясена твоей мудрой догадкой! Пожалуйста, поясни, что ты имеешь в виду.

— Дети делают, что им приятно, как крыса, а взрослые — что неприятно, но надо...

— Делать приятно другим — это удовольствие...

— Делать приятно себе — тоже удовольствие...

— Когда только себе, это не так приятно...

— Это как кому...

— Когда мы выбирали между крысой и Кенгой, это был ненастоящий выбор: разве можно было выбрать иначе?

— Когда ты выбираешь между «еще погулять» и «сделать уроки», это настоящий выбор?

Записанный в летопись, этот диалог может послужить отправной точкой для обсуждения темы: «Свобода воли», и для нового, менее черно-белого выбора между: «Дайте мне!» и «Я сам (а)». Возвратиться к этой альтернативе стоит после того, как будет проработана внутренняя структура «Я», в частности после осмысленного разделения внутреннего Ребенка и Взрослого и принятия своей (и общечеловеческой) Детско-Взрослой сущности.

Выбор взрослого-ведущего совершенно прозрачен и ясно понят всей группой. Мы пришли к той точке рассуждения об эмоциях, из которой отчетливо виден следующий шаг: подавлять чувство вредно, но некоторые формы выражения чувств тоже небезопасны. Следовательно, надо учиться достойно выражать свои чувства.

Эта задача уже вызрела, логику ее постановки ученики хорошо осознали. Но согласны ли они следовать логике? Может быть в группе созрели новые потребности, о которых ведущий еще не успел догадаться? В конце концов, каждая точка пути является

130


перекрестком нескольких возможностей дальнейшего движения. Не стоит увлекаться собственными замыслами, пора согласовать их с замыслами попутчиков и соратников. Пришло время нового самоопределения группы.

Участникам предлагается в очередной раз нарисовать пятибалль­ную линейку и оценить степень желаемости следующих предложе­ний. По каждому предложению сразу указывается результат оценок, сделанных 14 участниками занятия. Максимально возможный балл —28:

1. Узнать больше о вреде и пользе разных чувств: разобрать все 50 чувств из нашего списка и многие другие... — 18 баллов.

2. Научиться выражать свои чувства, не причиняя вреда ни себе, ни окружающим. Искать достойные выходы из разных ситуаций, когда тебя обуревают эмоции... — 25 баллов.

3. Научить своих ближних (родителей, учителей, друзей) выражать их чувства так, чтобы не причинять мне болей, бед и обид... — 21 балл.

4. Закончить разговор о чувствах и заняться чем-то новым... — 8 баллов.

5. Особые, неучтенные мною пожелания и предложения... Какие пожелания были высказаны на этом занятии?

— Узнать, что еще есть нового и интересного, но при этом не забывать о старом.

Мальчику, сделавшему это предложение, я рассказала, из каких разделов состоит академический курс подготовки психологов, после чего он успокоился и сказал, что пока надо продолжить изучение эмоций, а потом, в следующем году, перейти к следующим темам.

— Я хочу, чтобы мы разговаривали о своей учебе — и вместе, и индивидуально.

Девочке, высказавшей эту мысль, были немедленно предложены индивидуальные занятия, что ее совершенно удовлетворило.

—Я хочу, чтобы Вы продолжили с нами изучение темы про чувства.

— Хочу управлять своими чувствами»-,

— Я очень хочу научиться управлять своей силой воли.

— Хочу научиться изливать гнев и месть как-нибудь поакку­ратнее.

— Я хотела бы научиться управлять своими ленью и волей. С удовольствием я отметила, что тема: «Умение властвовать собой» выразительно заявлена участниками занятий. Естественно, от подобных благих порывов до принятия решения — нести ответственность за свое поведение — путь не близкий, но движение происходит в желательном (для замысла данного курса) направле­нии.

— Побольше тестов! А остальное все нравится. И, конечно, индивидуальные занятия!

— Начало урока: игра, тесты. Середина урока: важные дела. На доске должна быть записана тема урока. Конец урока: игра, тесты. (Этим предложением я немедленно воспользовалась на следующем занятии.)

— Играть, играть, играть!

— Мне очень нравятся эти занятия. Я хотела бы побольше игр, которые помогают понять какие-нибудь чувства, или такие игры, как «Счет до 10».

— Побольше таких игр, как «Глина и скульптор»! Мне очень понравились занятия психологией. После них я чувствую себя отдохнувшей и полной сил.

— Хочу, чтобы занятия психологией были почаще.

— Мне хочется, чтобы Вы оставались такой, какая Вы есть. Это очень замечательно.

Вам хочется получить от Ваших учеников подобные поощрения и предложения? Не уставайте спрашивать их мнение по вопросам, которые считаются целиком находящимися в компетенции учителя. Честь мундира от этого нисколько не страдает, а деловое сотрудничество и личные отношения сильно выигрывают.

132

ВСТРЕЧА ПЯТАЯ:

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   18


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка