Книга является расширенным вариантом книги "Психология саморазвития; задачи для подростков и педагогов"



Сторінка7/18
Дата конвертації11.04.2016
Розмір2.94 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18

102

— Каждый может сам проверить соседа справа и слева...

— Поступило много ценных предложений, из которых следует, что в третий раз вы сможете это сделать безупречно, так как урок прошлой игры усвоен блестяще: ни одного раздражения и обвинения высказано не было. Предполагаю попробовать новую, более сложную игру, так как эта задача стала для вас слишком примитивной: на этом уровне вы уже достигли согласия.

Комментарий. Наблюдая за работой группы, ведущий должен обратить внимание на характер тактильных контактов между участниками игры. В данной группе никаких грубых действий не возникало. Похоже, что с этими ребятами можно планировать работу, предполагающую углубление тактильного взаимодействия. Более того, именно для данной группы такая работа особенно полезна: здесь наблюдается предпочтение словесно-интеллектуального общения при отсутствии или затрудненности проявления невербальных проявлений доброжелательности, с помощью которых можно выстраивать атмосферу доверия гораздо эффек­тивнее, чем любые вербальные формулы.

ПОВОРОТ


— Встаньте в шеренгу, не обязательно по росту. Разойдитесь так, чтобы между вами было расстояние в 40—50 см. Посмотрите, куда сейчас смотрят ваши носы... Все носы направлены к окну. Так? Сейчас вы закроете глаза и по моему хлопку каждый прыгнет. В прыжке нужно повернуться либо на 90, либо на 180 градусов. В любую сторону. Ваша задача — прыгнуть так, чтобы все носы снова смотрели в одну и ту же сторону — все равно куда, к окну, к двери, к доске или к шкафу. Главное — в одну и ту же сторону. Предварительные переговоры запрещены. Начали.

Есть несколько вариантов этой игры. В данной слишком вербализованной группе мы выбрали «слепоглухонемой» вариант. Группа сделала 10 неудачных попыток, после каждой я сообщала:

«Еще не получилось». Тогда я предлагала, не открывая глаз и рта, дотронуться до соседа справа и слева, чтобы узнать, в какую сторону повернуты их носы. Никаких запретов на любые формы

103


тактильных переговоров не накладывалось, но ничего и не подсказывалось. Однако ведущий зорко наблюдал за невербаль­ными переговорами, происходившими в группе. И с большим интересом отметил тех участников, которые не вступали с соседями ни в какие переговоры, честно стараясь решать задачу индиви­дуально, на свой страх и риск.

После 10 неудач я попросила всех детей открыть глаза, оценить ситуацию и посовещаться. Обнаружив, что дети, наиболее удачливые в тактильных переговорах, не предлагают свои способы общения группе, я попросила их показать, как они на своем участке шеренги достигли согласованности. Наблюдения за такими презентациями помогли группе сформулировать несколько возможных способов взаимодействия и одно противопоказание: не стоит и пытаться решить эту задачу в одиночку. Даже если будешь очень стараться сам, но не попытаешься сообщить свой замысел другим и узнать их замыслы, ничего не получится.

После столь удачной рефлексии последовала реплика, ярко харак­теризующая стиль данной группы:

— Раз мы уже знаем, как это делать, дальше играть не интересно. Давайте поиграем в новую игру.

Итак, я имею дело с группой, в которой тон задают подлинные теоретики, сохраняющие интерес к задаче до тех пор, пока не найден способ ее решения. Само действование для них менее привлекательно, чем поиск способов действия. Разумеется, в группе есть ученики с разными установками, но наличие учеников с теоретическими установками заставляет учителя искать дополнительные источники мотивации самого процесса действовали по уже известному способу. На сей раз восстановить азарт в групп. было не сложно:

— Да, вы знаете, как решить эту задачу. Предскажите, за сколько попыток вы сможете ее решить?

Так, поставив новую познавательную задачу, я достигла своей «дидактической» цели: дать участникам группы практику тактильной коммуникации. Кстати, задача была решена за две попытки, хотя предсказания были более пессимистичными: 3—5.

104

попыток. Этот факт еще раз утвердил нас в «диагнозе» группы: здесь собрались люди с развитой рефлексией, для которых особенно характерны несколько заниженные прогнозы собственных успехов. Непредвиденно легкий успех вдохновил группу на отличное обобщение, которое было немедленно записано в летопись одной из учениц:

ЕСЛИ МЫ ДАЕМ СЕБЕ ТРУД СОГЛАСОВАТЬ СВОИ ДЕЙСТВИЯ И ПРИ ЭТОМ ОБХОДИМСЯ БЕЗ ВЗАИМНЫХ УПРЕКОВ И ОСКОРБЛЕНИЙ, ТО ДОСТИГАЕМ РЕКОРД­НЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ!!!

Неиспользованные возможности

Если останется время, то можно закончить занятие еще одной игрой, предполагающей тактильный способ взаимодействия игроков, но требующей «высшего пилотажа». Игра называется ДНИ РОЖДЕНИЯ. Все играющие закрывают глаза (лучше воспользоваться повязками) и превращаются в слепоглухонемых. Их задача — выстроиться в шеренгу в календарном порядке их дней рождений. Возглавлять шеренгу должен человек, родившийся, например, 1 января, а последним должен стоять тот, кто родился в конце декабря. Перед игрой надо договориться, что начинать «разговор» удобнее с сообщения месяца своего рождения, а потом уже договариваться о числе. Когда шеренга выстроится, все открывают глаза, рты и уши и называют свои дни рождения. Если с первого раза удалось достигнуть успеха, уложившись при этом в определенное время (не более 10 минут), то группа может подавать заявку на запись в книге Гиннеса.

ЧЕМ ЖЕ МЫ ЗАНИМАЕМСЯ?

Описанный эпизод урока работал на задачу группостроительства. Разумеется, не все то, что испытали участники на уровне непосредственного переживания, должно быть осознано немед-

105

ленно. Так, на мой взгляд, трудно дающийся им опыт тактильного общения пока еще не стоит делать предметом специального анализа и сознательного освоения: в группе еще не создана атмосфера взаимного доверия, а для отроков предпубертатного возраста всякий разговор о телесности подобен хождению по минным полям, где все чревато взрывами. В ситуации неполной защищенности это нежелательно. А вот заняться анализом и обобщением одного из важнейших результатов групповой рефлексии (эмоции могут разрушать действие) очень даже стоит.



Вход в предмет психологии через ворота эмоций — лишь одна из многих РАВНОдостойных возможностей. Из того места, в котором сейчас находится группа, легко и логично было бы двинуться в сторону психологии взаимодействия в малых группах, что вызвало бы у учеников неподдельный интерес. Столь же логично было бы начать с понятия «темперамент», отталкиваясь от уже наблюдав­шихся в группе типов реагирования на социальные и познавательные ситуации. Не стану перечислять все возможности разворачивания предмета психологии, сознаюсь лишь в одном: выбор темы «Эмоции» в качестве отправной точки движения был во многом вкусовым и определялся прежде всего моим страхом и сомнениями в том, можно ли совладать с той лавиной страстей, которую породит, например, тема «Взаимоотношения в группе» среди пятиклассников, нахо­дящихся как раз в эпицентре влюбленностей, ссор, выяснений отно­шений. Избранная тема «Эмоции» — более «внутренняя»: большинс­тво возникающих здесь вопросов могут решаться индивидуально, на уровне самонаблюдения, что дает детям интровертированным, тревожным, застенчивым, недоверчивым возможность двигаться вместе с группой, не испытывая при этом страха и огорчений.

Итак, наигравшись, ученики сели за парты. Я предложила им обсудить один из важнейших выводов игр: эмоции могут разрушать наши действия. И это случается не только в игре. Например, слиш­ком сильное желание получить «пятерку» может сделать человека очень рассеянным на экзамене. Слишком сильное ожидание приятного свидания может привести к тому, что ты вдруг немеешь или начинаешь нести чушь, не в силах собраться с мыслями...



106

Ученики немедленно стали приводить свои аналогичные примеры. Я попросила к следующему занятию принести короткие рассказики на тему: «Как эмоции помешали мне (или кому-то) действовать», объяснив, что именно эти истории станут нашим учебным материалом. Разбирая их (естественно, анонимно), мы попытаемся найти и освоить способы управления своими чувствами.

— А сейчас давайте начнем разбираться в разных человеческих чувствах, переполняющих каждого. Запишите под диктовку имена некоторых чувств: РАДОСТЬ, ПЕЧАЛЬ, ГНЕВ, СТРАХ, ПОКОЙ, СКУКА, РАЗДРАЖЕНИЕ. Теперь я включу секундомер. Даю вам ровно две минуты, чтобы продолжить список эмоций. Напишите столько, сколько успеете. В летопись будут помещены имена рекордсменов. Начали... Кончили.

— Теперь просмотрите весь ваш список эмоций и подчеркните одной чертой те, которые вы испытывали. Двумя чертами — те, которые вы испытывали часто. И крестом перечеркните те чувства, которые вы не хотели бы испытывать.

— Теперь я задаю вам несколько вопросов, на которые надо ответить одним словом: «ДА» или «НЕТ». Первый вопрос возник в связи с мнением о том, что эмоции достались нам в наследство от животных. А человеку — существу разумному — они, вроде бы и не нужны, а порой даже вредны (в чем мы только что убедились). Поэтому некоторые люди, в том числе даже отдельные ученые, считают, что эмоции должны отмереть так же, как в ходе эволюции был утрачен хвост. Итак, вопросы:

1) Хотелось бы тебе, чтобы у тебя вообще не было никаких эмоций?

2) Были ли в твоей жизни случаи, когда твои эмоции тебе мешали?

3) Были ли в твоей жизни случаи, когда тебе мешали эмоции других людей?

4) Случалось ли, что другие люди не понимали твоих чувств?

5) Случалось ли, что ты не понимал (а) чувств других людей?

6) Согласен (согласна) ли ты, что некоторые эмоции надо скрывать, подавлять, загонять внутрь, ни в коем случае не выражать? — На следующем занятии я сообщу вам, сколько людей на

каждый вопрос ответили «Да» и «Нет». Мы обсудим, поймем, о

107

чем говорят такие ответы. А сейчас я прошу вас помочь выбрать тему следующего занятия.



Предлагается пять возможностей, а вы оцените степень их желаемости для себя лично. Нарисуйте уже знакомую вам пятибалльную шкалу оценок:

*--------------------* -------------------* ------------------* -------------------*

очень хочу хочу не возражаю не хочу очень не хочу

А теперь расположите на этой шкале цифры, соответствующие номерам наших предложений. Можно очень хотеть или не хотеть сразу много, поэтому разные цифры могут попасть в одно и то же место на шкале.

1) Научиться согласованию своих действий.

2) Узнать больше про чувства.

3) Научиться владеть, управлять своими чувствами.

4) Просто играть и ничем другим кроме игр не заниматься.

5) Что-то другое, а именно, то, что не предлагается, а вам самим хочется. Особые предложения прошу записать.

На этом занятие закончилось, но наблюдение за поведением учеников немедленно после занятий позволили оценить ту мотивационную ситуацию, которая начала складываться в группе.

Стайка девочек собралась в кружок. Они стали обмениваться мнениями по вопросам, на которые только что отвечали:

«Интересно, хоть кто-нибудь написал, что хочет обойтись без чувств?» «А как ты ответила на третий вопрос?.. И я тоже, вот например...» Далее последовали случаи из жизни.

Другая компания тем временем выстроилась в шеренгу и стала играть в поворот.

А ко мне подошел Валя с вопросом: «А как бы Вы ответили, надо скрывать свои чувства?» Я честно призналась, почему считаю вредным загонять эмоции внутрь, давить любое чувство, почему считаю все чувства нужными, полезными, но при этом не считаю приемлемой, допустимой любую форму выражения чувств. Валя попросил свой

108

лист с ответами и изменил свой ответ на последний вопрос, сказав, что у него были сомнения, но теперь он тоже считает, что не надо подавлять свои чувства, а надо их «правильно» выражать.



Такие упоительные моменты, когда в конце урока ученик подходит к учителю именно с тем вопросом, который логически вытекает из прошедшего разговора, но запланирован на следующее занятие, являются безошибочными показателями: а) наличия у этого ученика познавательной мотивации; 6) умения учиться, то есть двигаться в логике предмета, самостоятельно ставить новые задачи. Описанное наблюдение позволяет предположить, что в группе существуют все формы мотивации, необходимые для успешной совместной работы: интерес к мнениям других участников и потребность делиться своими мыслями и пережива­ниями, интерес к самой форме знаний, к процессу и яркая познавательная мотивация. Об удовлетворенности учеников описанным занятием говорят и их «особые пожелания», записанные в летопись. Далее приводится полная запись в летописи.

ЛЕТОПИСЬ ОДНОГО ЗАНЯТИЯ

ВТОРАЯ ВСТРЕЧА: понедельник, 25 января, 12 человек. 1. Новые эксперименты с прежней целью: выяснить, насколько согласованно мы можем действовать. Новая цель: узнать, как достигнуть лучшего согласования.

а) Игра «ПОСТРОИТЬСЯ ПО РОСТУ» (с закрытыми глазами). Первая попытка: 50 секунд. Не совсем ровно, двое ребят стоят вне шеренги сзади, мальчики и девочки построились отдельно. Договор о том, как измерять рост, как построиться в шеренгу. Вторая попытка: 40 секунд. Одна ошибка в построении по росту. Обсуждение: кто виноват в этой ошибке? Вывод: одного человека нельзя считать виновным при ошибке в общем деле. Оплошали все соседи. Поступили предложения, как контроли­ровать общий результат — можно назначить одного контро­лера, но можно это сделать каждому в своей «сфере влияния». 6) Игра «ПОВОРОТ» (все время с закрытыми глазами). Первые десять попыток — цели не достигли. При обсуждении причин

109


неудачи не было никаких (!!!) взаимных упреков и обид. Поступили деловые предложения, был найден способ договориться без слов. А главное — обнаружили: если даже каждый очень старается, но не пытается договориться с дру­гими, общее дело не получится! Женя: «Давайте теперь поиграем в другую игру! Раз мы уже придумали, как это делать, дальше это делать не интересно!» Г.А.: «А за сколько попыток вы сможете решить задачу, если знаете, как ее решить?»

Предположение: нам понадобится от трех до пяти попыток. Проверка предположения: сделали за две попытки. Прогноз оказался пессимистичным. Мы можем действовать более согласованно, чем предполагаем, если одни откажутся от своей привычки выплескивать на окружающих свои огорчения и раздражения, а другие откажутся от своего обыкновения во всем полагаться только на себя и никого не посвящать в свои планы. ВЫВОД: Согласование без взаимных упреков дает неожиданно хорошие результаты!

2. Итак, эмоции могут разрушать согласованное действие. Что надо делать, чтобы эмоции не мешали, а помогали? Первый ответ найден: надо заменить оскорбления на деловые предложения. Пример: вместо «Ну, что вы все торопитесь!» сказать: «Давайте попробуем медленнее!»

Для поиска других ответов мы попробовали разобраться в тех самых эмоциях, которые нам помешали. Начали с записи имен некоторых эмоций. Вот результаты работы 12 человек:



110

Каждый продолжил список чувств сам (2 минуты) Рекорды: ИЛЬЯ Ж. — 12 слов ЖЕНЯ Ф. — 10 слов КАТЯ Т. — 9 слов

Всей группе в течение двух минут удалось собрать коллекцию из 44 чувств. Далее приводится полный список, во главе которого ЛЮБОВЬ, названная восемью участниками.

ПРИМЕЧАНИЕ. На следующем занятии чтение этого сухого ста­тистического отчета в летописи вызвало живейший интерес и массу комментариев-интерпретаций. Вот один из самых остроумных: «Вы скажите нашим учителям, что ПОКОЙ — самое неведомое для нас чувство. И не стоит призывать нас успокоиться. Пусть лучше честно говорят: «Замолчите!» («Яйца учат куриц психотехнической грамотности».)

3. Ответь: «Да» или «Нет».

1 ) Хотелось бы тебе, чтобы у тебя вообще не было никаких эмоций? «ДА» — один человек, «НЕТ» — 11.

2) Были ли в твоей жизни случаи, когда твои эмоции тебе мешали? «ДА» — 11 человек (с комментариями; «часто, много, постоянно»). «НЕТ» — один человек.

3) Были ли в твоей жизни случаи, когда тебе мешали эмоции других людей? «ДА» — 11 человек (с комментариями: «часто» — в 70% случаев), «иногда, но очень редко» — один человек.

4) Случалось ли, что другие люди не понимали твоих чувств? «ДА» — 11 человек, «НЕТ» — один человек.

5) Случалось ли, что ты не понимал (а) чувств других людей? «ДА»— 12 человек (с комментариями: «я хочу, но это нелегко», «да, но я стараюсь», «может быть, но редко»).

6) Согласен (согласна) ли ты, что некоторые эмоции надо скрывать, подавлять, загонять внутрь, ни и коем случае не выражать? «ДА» — 11 человек, «ДА, но очень редко, в какой-то мере, лишь некоторые» — один человек.

ПРИМЕЧАНИЕ. Когда на следующем занятии этот отрывок лето­писи читался вслух в группе, то прежде чем назвать результаты, я попросила их предсказать. Предсказания были очень точными:

111

ученики считали, что либо все должны были ответить на вопросы одинаково («если кто-то сказал, что он всегда понимает чувства других людей, то он просто обманывает самого себя: такого быть не может»), либо один —два человека начнут «нарочно выпендри­ваться», в своих ответах оригинальничать («иногда хочется быть не как все»).



—Значит ли, что вы обнаружили какие-то очень общие, одинаковые для всех людей законы эмоциональной жизни?

— Да. Кажется, да.

— Позвольте мне тоже высказать свое мнение по всем вопросам, на которые вы отвечали. По первым пяти вопросам я присоеди­няюсь к большинству и полагаю, что взаимное непонимание в области чувств — явление чрезвычайно распространенное. Правда, есть исключения. Среди людей встречаются гении понимания, встречаются и те, кто научился понимать чувства других людей по крайней мере в девяноста восьми случаях из ста. К сожалению, я к таким не принадлежу.

— А сколько Вы понимаете?

— Давай познакомимся поближе, и через несколько встреч ты сама мне скажешь, как часто я тебя не понимала. Кстати, если ты мне будешь на это указывать, я буду чрезвычайно признательна: так с твоей помощью я научусь чуть лучше понимать других людей...

Но в одном вопросе я решительно не согласна с мнением группы и хотела бы с вами поспорить. Это вопрос о том, надо ли некоторые чувства подавлять, стремиться уничтожить. Считаю, что...

Так, опираясь на высказанные группой суждения, была открыта дискуссия о биологической и психологической целесообразности, полезности любой эмоции и о социальных запретах на некоторые формы выражения эмоций. В другой группе удалось открыть дискуссию менее авторитарно: там мнения по последнему вопросу сразу разошлись (10 человек ответили «ДА», а 5 — «НЕТ»). Так как в группе с самого начала присутствовали обе точки зрения, то полемику открыли ученики, а ведущий через некоторое время присоединился к одной из ученических позиций, подкрепив ее научной аргументацией.

112

4. «Особые пожелания».

— Очень хочу, чтобы у меня все получалось на Ваших занятиях!

— Мне очень понравилось. Ура'

— Успехов Вам!

— Мне хочется, чтобы всегда было так весело!

— Побольше экспериментов!

— Хочу, чтобы Вы работали с некоторыми людьми индивиду­ально.

ПРИМЕЧАНИЕ. Подобные личные реплики заносятся в летопись анонимно и так же анонимно комментируются. Но каждое личное обращение должно получить ответ. В данном случае основным ответом была моя благодарность за полученную эмоциональную поддержку и просьба о постоянной обратной связи. Первое и последнее пожелания кроме публичного комментария требовали и индивидуальной беседы, и прямого предложения индивидуальной помощи. Девочка, высказавшая свою неуверен­ность в возможности достигнуть успеха, страдала от хронической школьной неуспеваемости. Она не раз приходила ко мне на индивидуальные консультации, чтобы разобраться в причинах своих школьных трудностей. Мальчик, высказавший последнее пожелание, так и не отважился открыто предъявить свою личную проблему, но повадился заглядывать в мой кабинет «просто так», охотно «подставляя себя» под мои расспросы, постепенно раскрываясь. К этому он, собственно, и стремился, будучи человеком замкнутым и необщительным.

5. Куда нам двигаться дальше?




ВОЗМОЖНОСТИ

СИЛА ЖЕЛАНИЯ (в баллах)

научиться согласованию своих действий

21 из 24 возможных

узнать больше про чувства

21 из 24

научится владеть своими чувствами

21 из 24

просто играть

4 из 24

возможности

научиться согласованию своих действий узнать больше про чувства научится владеть своими чувствами просто играть На этом запись в летописи заканчивается.

113


Комментарии к последней записи излишни: группа ясно выразила свою волю. Установка на содержание, а не на форму занятий очевидна. Содержание пока представляется ребятам нерасчлененно-завлекательным: они готовы двигаться куда угодно, но желают не просто играть и развлекаться, а «узнать» и «научиться». Следовательно, методику следующего занятия пора перестраивать, сделав больший акцент на рефлексивный, а не на переживательный пласт работы, ни в коем случае не игнорируя последний. Кстати, если бы группа высказала желание «просто играть», то именно этим и следовало бы заниматься еще несколько занятий, поджидая ЗАПРОС самих учащихся на рефлексивно-содержательную работу.

Неиспользованные возможности

Психологи, имеющие вкус к строгому академизму, должны были не раз поморщиться, читая описание этого занятия в силу его терминологической нечеткости. В самом деле, все свалено в одну кучу, речь идет сразу о разных понятиях — эмоциях, чувствах, настроениях, переживаниях, аффектах. Расчленение всех этих аспектов чувствования входило в мои первичные планы, но не состоялось. В принципе, введение этих важных понятийных расчленений могло быть сделано тремя способами.

Во-первых — лекция. Этот путь представляется мне самым про­игрышным при работе с 10—12-тилетними учениками: до тех пор, пока у них не сформируется собственный и счет, настоятельный запрос на информацию, любое информирование вызовет отрицательный эффект. Вообще информирование как ОТВЕТ на НЕЗАДАННЫЕ УЧЕНИКАМИ ВОПРОСЫ, едва ли не самый большой порок современной системы образования, порождающей либо учеников-исполнителей, способных лишь к репродуктивным видам мышления и деятельности, нуждающихся в инструкции, либо учеников-негативистов, резко возражающих против любого насильственного кормления знаниями.

Второй путь введения понятий — построение проблемных ситуаций, позволяющих ученикам обнаружить. НЕОБХОДИ-

114

МОСТЬ нового понятия, например, необходимость расчленения ситуативности эмоций и постоянства чувств. Этот путь небес­перспективен, если удастся построить ситуацию личной значи­мости такого расчленения для самих учеников. Если сделать это в отстраненно-интеллектуалистской манере, то заинтересованными окажутся ученики со стойкими и широкими познавательными интересами, а такие всегда в меньшинстве, и делать ставку на них, значило бы потерять остальных участников занятий. Напоминаем, что занятия были сугубо факультативными и проводились на 7-ом уроке. Кроме того, основное понятийное отношение выстраива­емого курса — отношение всеобщего и индивидуального — имеет силу энергетическую, мотивирующую дальнейшее движение лишь в том случае, когда полюс индивидуального переживается учени­ками как остро значимый. Мне не удалось ИЗОБРЕСТИ ситуацию, в которой различение постоянства (чувств) и ситуативности (эмоций) могло бы приобрести для учеников личностную значимость. Но это не означает, что не следует искать подобных ситуаций.



Третий путь введения информации о человеческой чувственности и необходимых понятийных различении представляется мне наиболее соблазнительным: найти или написать такие популярные тексты, в которых будут содержаться сведения о биологической и социальной природе эмоций, о культурных, половых и возрастных различиях эмоциональной жизни, о красивых психологических экспериментах в этой области... В группе найдутся ученики, желающие получить дополнительную информацию и готовые обнаружить свою осведомленность тогда, когда это понадобится в ходе общегрупповой дискуссии. Такие знатоки и бескорыстные познаватели так же необходимы для полнокровной групповой работы, как интеллектуальные и эмоциональные лидеры. Для формирования знатоков необходимы ТЕКСТЫ, и создание ХРЕСТОМАТИИ по психологии ДЛЯ МЛАДШИХ ПОДРОСТКОВ — одна из ближайших задач разработки данного курса

115


ВСТРЕЧА ТРЕТЬЯ:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка