Книга является расширенным вариантом книги "Психология саморазвития; задачи для подростков и педагогов"



Сторінка6/18
Дата конвертації11.04.2016
Розмір2.94 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

88

ладоши. Вы должны.мгновенно замолкнуть и застыть в том месте i и позе, где вас застал сигнал. После этого я хлопну в ладоши t дважды. Не открывая глаза и ни к кому не прикасаясь руками, вы [ попробуете выстроиться в круг. Это будет происходить в полной i тишине, иначе вам не удастся почувствовать ни людей, стоящих | рядом, ни той совершенной фигуры, какой является круг. Ваш круг | может оказаться с острыми углами. Когда все участники игры

займут свои места и остановятся, я хлопну в ладоши трижды, вы ; откроете глаза и посмотрите, какую фигуру вам удалось создать.

I- Все ясно? Можно начинать?»

— А мы должны встать лицом в центр круга?

— А зачем нужно жужжать?

— А если у нас не получится?

— Да, в конце концов, надо встать всем лицом в центр круга. Жужжать надо для того, чтобы потом насладиться тишиной. Кроме того, если вы не будете жужжать, вы начнете разговаривать. Тогда точно ничего не получится. Что касается неудач, то нам, психологам, интересен любой результат: мы посмотрим, что не получается, что мешает и как достичь совершенства. Начнем? — А в принципе это

возможно сделать?

— Да. Те группы людей, которые чувствуют друг к другу полное

доверие и умеют действовать согласованно, могут это сделать сразу и достаточно быстро. Кстати, когда вы начнете строить круг, я включу секундомер и потом сообщу вам, с какой скоростью вы

приходите к согласию. Давайте начнем!

Когда группа выстроилась в «круг» и открыла глаза, ведущий

обводит полученную фигуру веревочкой и просит кого-либо из участников нарисовать на листе бумаги то, что получилось. Сообщает время построения и проводит короткую рефлексию игры.

— Каждая игра, особенно игры, используемые психологами, имеют двойное дно. На поверхности любой игры, конечно, должно быть удовольствие, развлечение. А что лежит на дне этой игры, каков ее тайный смысл, зачем нам играть в такую игру? Посмотреть, как мы можем что-то сделать вместе?

89

— Есть ли в нашей группе согласие...



— И доверие...

— Кто мешает... И кто лучше всех...

— Да, вон Серега совсем вывалился из круга... ВЕДУЩИЙ: Кто именно виноват в том, что вместо круга получилась такая каракатица? Сделайте шаг вперед те, кто в этом не виноват, кто стоял в идеально правильном кругу?

— Но нельзя же построить круг из одного человека!

— Все виноваты.

— Давайте снова попробуем!

В моей группе мы не стали ни углублять рефлексию, ни повторять игру. Полученный результат — нарисованная фигура и зафиксиро­ванное время посхроения этой фигуры были торжественно вклеены в летопись первого занятия с тем, чтобы через некоторое время вернуться к этой .записи, повторить игру и посмотреть, изменилось ли что-нибудь в уровне согласованности действий данной группы.

— Считайте, что это ваш первый психологический эксперимент. Его цель: измерить степень согласованности ваших действий. Метод эксперимента — слепое действие без слов, основанное лишь на чувстве близости партнеров. Результат: 1) полного согласования пока получить не удалось; 2) никто лично в этом не виноват. Чувство общности, сплоченности в группе еще не выросло, но мы его можем вырастить. Хотите еще одну игру-тест на сплоченность группы?

—Даааааааааа!!!

ПРИМЕЧАНИЕ. Описанная игра-тест имеет не двойное, а

тройное дно. Ведущий получает возможность экспресс-диагнос­тики группы и индивидуальных кооперативных стилей отдельных участников. Так, в описываемой группе сразу выделились несколько людей, работающих на решение общей задачи. К примеру, Лина повела себя по-матерински, хотя и нарушила при этом нежесткое правило: никого не трогать руками. Встав в «круг», она сразу пожала руки своим соседям и «выудила» из центра одного мальчика, который расшалился, продолжал жужжать и совершать хаотичные движения. Не открывая глаз, девочка поставила шалуна рядом с собой, ладошкой закрыла ему рот и похлопала по плечу, успокаивая.

90

Поведение этого мальчика было тоже вполне диагностичным. Ему в принципе свойственна некоторая моторная расторможенность. Знаменательной была также реплика одного из учеников, обнаруживающая его соревновательные тенденции даже в условиях антисоревновательной деятельности: он хотел узнать, кто лучше всех, а кто хуже всех. Но не менее знаменательной была мгновенная реакция всей группы на эту попытку: группа в целом приняла задачу на согласование мгновенно. Достаточно приличный результат, достигнутый с первой попытки, также свидетельствует о высоком уровне развития кооперативных навыков в данной группе.

Основываясь на этих результатах, ведущий может планировать тот уровень совместной деятельности, который доступен данной группе и может продвинуть ее на следующую ступень сплочен­ности. Степень откровенности ведущего на этапе «обратной связи» трудно регламентировать. Лично я рассказала группе о своих наблюдениях за поведением Лины, не называя, однако, имени девочки. Но при этом я задала вопрос о допустимости нарушений

правил игры.

СЧЕТ ДО ДЕСЯТИ

Все, включая ведущего, становятся в круг, не касаясь друг друга плечами и локтями. «Сейчас по сигналу «начали» вы закроете глаза, опустите свои носы вниз и попробуете сделать то, что доступно шестилетнему ребенку: посчитать от одного до десяти. Но хитрость состоит в том, что считать вы будете вместе. Кто-то скажет «один», другой человек скажет«два», третий скажет «три» и так далее... Однако в игре есть одно правило: слово должен произнести только один человек. Если два голоса скажут «четыре», счет начинается

сначала. Все ясно? Начнем?»

— А за сколько попыток это можно сделать?

— А в промежутках можно договариваться?

— Глаза все время закрыты?

— Сегодня дадим вам десять попыток. Если вы за десять попыток

доведете счет до десяти, считайте себя волшебниками, а свою группу необыкновенно согласованной. После каждой неудавшейся

91

попытки вы можете открыть глаза, посмотреть друг на друга, но я прошу вас удерживаться от переговоров. Попробуйте понять друг друга без слов — объясняйтесь взглядами, жестами. Начали!



Закрыли глаза. Опустили головы...

Результаты первой попытки оказались неожиданно высокими:

группе удалось добраться до цифры «восемь». Правда, из 18 присутствующих включились в игру и отважились на риск лишь шестеро. Для ведущего чрезвычайно важно сразу обнаружить эту малую «группу прорыва», чтобы в дальнейшем знать, на кого можно

опираться в рискованных ситуациях.

Воодушевленные первым легко давшимся успехом, ребята стали гораздо активнее и рискованнее. Поэтому следующие восемь попыток сорвались практически сразу же: ни разу группе не удалось прорваться дальше цифры «три». Нарастало раздражение. Очень эмоционально переживая неудачи, некоторые участники в паузах между попытками стали выражать гнев, обвинять тех, кто «вылез» с репликой, весьма недвусмысленными жестами и ремарками.

После девяти неудач я предложила группе обсудить ситуацию, чтобы собраться перед последним рывком. Мы обсудили два вопроса: почему первый раз все почти получилось и в чем причина последующих неудач? Участники сами пришли к следующим заключениям: сначала в игре принимало участие очень мало народу, поэтому было легче договориться. «А потом мы начала друг друга обвинять, злиться, враждовать. Каждый думал, что виноваты другие. А когда все друг другом недовольны, общее дело не

делается.»

— Да, вы обнаружили важную психологическую закономерность.

Когда что-то не получается, люди начинают злиться, раздражаться, становятся агрессивны, недоброжелательны друг к другу. Прак­тически каждый здесь присутствующий как-то выразил свое раз­дражение. В атмосфере нашей группы скопилось такое количество недобрых чувств, что общее дело было обречено на провал. Что буде­те делать?

— Надо попробовать сдерживаться, не выражать гнева.

— И никого не обвинять.

92

— А давайте попробуем посчитать по кругу. Скажем, я начну,

Леша продолжит я толкнет Витю...

— Давайте!

— Смотрите, ребята, что вы сейчас сделали! Вы уже перестали

друг с другом враждовать и от взаимных обвинений, которые начинались скандальным тоном: «Ну чего ты...», перешли к нормальному соглашению и произнесли заветные слова договора:

«А давайте...» А давайте сделаем еще одно целебное дело — выбросим за круг все скверные чувства, которые скопились между нами. Далее был введен символический жест «выбрасывания» дурных чувств: все «взвесили» на ладонях скопившийся запас раздражения и с громким вздохом облегчения «закинули» его далеко за спину. Такой ритуал помогает мгновенно разрядить атмосферу

и может употребляться достаточно часто.

Ну, начали! Последняя десятая попытка по счастью для ведущего была

победоносной, и дети немедленно кинулись обниматься и поздравлять друг друга. Такой счастливый конец гарантировать трудно, но чем бы ни кончилась игра, ее обязательно следует повторять, чтобы группа сама могла отслеживать собственную динамику. Впрочем, как показали наши наблюдения, эти игры начинают жить собственной жизнью: на переменах я наблюдала группки школьников, игравших в «счет до десяти» и выдумывавших собственные более строгие правила: вообще не смотреть друг на друга на протяжении всей игры, не касаться друг друга. Несколько учеников рассказали, что играли в эти игры на своих днях рождений с приятелями. Слышать это мне было очень приятно.



Неиспользованные возможности

Есть еще несколько игр, чрезвычайно уместных для начала работы с новой группой, особенно, если участники этой группы

не знакомы друг с другом.

93

КРУГ ЗНАКОМСТВ



Эта игра дает каждому участнику занятий возможность предъявить себя группе, выразить свою индивидуальность в максимально защищенной, шутливо-ироничной ситуации, а главное — без слов, на языке тела, который во многом выразительнее и

заразительнее словесных рассуждений.

Все становятся в широкий круг, и ведущий одновременно показы­вает и рассказывает правила игры, которая состоит из пяти шагов:

1) один из игроков делает шаг к центру круга; 2) называет свое имя или псевдоним, которым он (а) хотел (а) бы называться в этой группе; 3) демонстрирует какие-то движения и жесты, выражающие либо отношение этого человека к людям, либо его (ее) представ­ление о себе, либо все, что душеньке угодно; 4) назвав и показав «себя», игрок делает шаг назад, возвращаясь на прежнее место в кругу; 5) все остальные игроки по возможности точно повторяют названное имя, стараясь имитировать и интонацию, и показанное движение. После этого всю процедуру повторяет следующий стоящий рядом игрок, за ним следующий и так до конца круга.

Человек, которому подражает группа, может посмотреть на себя со стороны и догадаться, какое сообщение о себе он передал группе. Остальные игроки, уподобляясь этому человеку телесно и интонационно, тоже могут догадаться об этом сообщении.

Мысли детей направятся в сторону расшифровки невербального сообщения лишь в том случае, если ведущий даст такую установку. Правда, обязательно следует оговорить, что некоторые жесты вообще ничего не выражают, а просто приятны, забавны, необычны.

После того как пройден полный курс знакомств, ведущий, если это входит в его замысел, может сделать рефлексивную паузу для обсуждения и расшифровки переданных и полученных невербаль­ных сообщений. Лучше это сделать неформально, позволив всем участникам разбрестись по комнате и «проинтервьюировать» любого члена группы, чье мнение хочется услышать. Схему «интервью» стоит подсказать: «Я запомнила твое движение (короткая пантомима). Мне кажется, что оно выражает то-то... Правильно ли я тебя поняла?» Или: «Ты запомнил мое движение

94

(короткое напоминание)? Мне интересно знать, как ты его понял... Спасибо, это любопытно, но я хотел сказать еще вот что...» Идеальным условием для немедленного или на несколько занятий отсроченного обсуждения первого круга, является видеозапись всей игры, которую потом можно смотреть повторно, многократно возвращаясь к каждому фрагменту.



ВСЕ — НЕКОТОРЫЕ — ТОЛЬКО Я

Исходные понятия всего курса: понятия—«всеобщее», «особен­ное», «единичное». Их можно заложить сразу в ненавязчивой, недидактичной игровой форме, одновременно делая первый шаг к знакомству участников группы. Все рассаживаются в широкий круг. В кругу должно быть столько стульев, сколько участников игры. Ведущий стоит в центре, у него стула нет. Ведущий объясняет условия игры: «Я сейчас скажу что-то о некоторых людях. Все, кого мое высказывание касается, мгновенно вскакивают со своих стульев и стараются занять один из освободившихся стульев. Если мое высказывание касается и меня, я тоже могу занять чей-нибудь стул. Тот, кто остался без стула, становится ведущим. Запрещается пересаживаться на соседний стул. Попробуем.

— Все, кто сегодня проснулся в хорошем настроении...

—Все, кто сегодня пришел в школу... ' — Все, у кого в черных кудрях золотой обруч...

Выбирается примета только одной девочки в группе. Когда она встает, то ведущий старается занять ее место. После первой попытки игры, ведущий «открывает карты»: — Я задала три вопроса. В первом | случае откликнулись НЕКОТОРЫЕ, а другие сказали: «Это ко мне ; не относится». Во втором случае откликнулись ВСЕ без исключения. А в третьем — ТОЛЬКО ОДИН человек. Эта игра так и называется:

«ВСЕ — НЕКОТОРЫЕ — ТОЛЬКО ОДИН». С помощью этой игры мы можем узнать друг о друге что-то новое. Например, кто-то собирается записаться в кружок гитаристов и ищет себе компанию. А может быть мальчик Петя, стесняясь подойти к девочке Вере, стремится спросить ее прямо: «Хочет ли она пойти в этот кружок гитаристов?» Тогда ведущий игры легко задает вопрос:

95

— Все, кто хочет учиться игре на гитаре...



И Петя смотрит: встанет ли Вера? А заодно присматривает себе

еще несколько приятных партнеров.

Другой пример. Давно присматриваясь к людям этого класса, я подумала, что здесь должны быть те, кто обожает Толкиена, с кем можно поговорить и поиграть в хоббитов и эльфов. Тогда становлюсь ведущим и спрашиваю:

— Все, кто хотел бы оказаться в Среднеземье... Ребенок раздумывает: «И еще мне мучительно хочется понять, а чем я отличаюсь от своих друзей и приятелей, что во мне особенного, необыкновенного. Может быть то, что я потерял всякий интерес к урокам, а всем остальным они явно доставляют какие-то удовольствия. Может со мной что-то не в порядке, если я один такой «скучный»? Чтобы проверить это предположение, я постараюсь стать ведущим и задам свой вопрос»:

— Все, кому на уроках стало смертельно скучно... «Ага, я, оказывается, в хорошей компании, я не один такой!..» Вовсе не обязательно давать столь длинные объяснения. Игра должна быть динамичной, поэтому все эти случаи можно не

рассказывать, а разыгрывать.

Далее стоит предложить всем ребятам подготовиться к роли веду­щего: разбиться на группки по 3—4 человека и записать несколько вопросов для игры. Вопросов должно быть не меньше трех. В ответ на первый встать должны все, в ответ на второй — некоторые, в ответ на третий — только один человек. На секретной записке надо записать вопрос, в ответ на который встанет только ведущий. Эти записки ведущий некоторое время будет хранить в строгой тайне, а потом вернет авторам для самокритики и самолюбования. Понятно, что в первый раз упомянуты будут преимущественно внешние свойства, относящиеся к Я-телесному, физическому. Любопытно будет посмотреть, когда в этой игровой Я-характе-ристике появятся более глубинные качества.

Когда на этом или на следующем занятии игру будут вести ученики по своим заготовкам, ведущий оставляет за собой право «вето» (можно использовать римский жест — опущенный вниз большой



96

палец), мотивируя такое властное поведение тем, что юные коллеги еще не приняли профессиональную присягу, и главный закон работы психолога — «НЕ ВРЕДИ» — обязателен пока только для ведущего. Но те, кто готов добровольно подчиниться этому закону, тоже могут

получить право накладывать «вето».

ЛЕТОПИСЬ


Учебник психологии при такой системе обучения необходим, ибо «тексты» живого поведения, которые служат материалом для психологических обобщений, а также сами эти обобщения, которые складываются постепенно, перестраиваясь в ходе многочисленных дискуссий — все это должно быть каким-то образом зафикси­ровано. Если не фиксировать каждый шаг такого обучения, то в «сухом остатке» будет лишь смутное чувство приятности происходившего и отдельные яркие воспоминания, которые ни при каких обстоятельствах не послужат строительными лесами для самопознания и саморефлексии. Мы же не занимаемся на этих занятиях «отработкой навыков», «повторением пройденного». То, что пройдено и накоплено группой, не откладывается в виде классических знаний, умений, навыков. Выстраивание новой по­зиции, нового видения себя и других людей, способность к рефлексии отношений, переживаний, готовность к самострои­тельству — все то, что (по нашему замыслу) должно медленно фор­мироваться в атмосфере психологических занятий — не может быть запрограммировано в заранее подготовленной системе трениро­вочных упражнений и просветительских текстов, из которых обычно состоят школьные учебники. Но если текстов не будет вооб­ще, то учащиеся, сделавшие очередной шаг в развитии само­определенности, могут просто этого не заметить, как не замечает растущий ребенок изменений в собственной внешности, пока не смотрит на свои прошлогодние фотографии и не сравнивает отмет­ки своего роста на дверном косяке со сделанными прошлой осенью.

Учебник психологии саморазвития — это то место, в котором возможна встреча себя-нового с собой-вчерашним. Хорошо, если при рассмотрении случившихся перемен кроме умиления будут

97

решаться вопросы: «За счет чего эти изменения произошли?» «Кто это сделал?» «В желательную ли сторону я изменился?» Тогда материальные опоры для поворота к саморазвитию, к принятию ответственности за собственное становление будут заложены основательно. Вот почему учебник психологии саморазвития необходим. Но как можно представить себе учебник курса, программа которого развертывается каждый раз по-новому?



Летопись занятий, которая составляется не до, а после встречи учителя с учениками — вот тот тип учебника, который отвечает логике обучения, выстраиваемого совместно всеми его участни­ками. После каждого занятия преподаватель вносит в летопись очередную запись, в которой достаточно детально описывает все, что произошло на занятии, свое отношение к отдельным эпизодам урока, свои наблюдения за поведением отдельных учеников. Летописец имеет право и на отступления от «исторической правды» — на описание того, как занятие могло бы произойти, но не произошло по досадным, хотя и не всегда случайным причинам. В летописи цели и задачи каждого этапа занятия, рефлексия результатов может быть сформулирована гораздо четче, чем это получилось (или не получилось) в живом общении.

Разумеется, ученики сразу же приглашаются для участия в ведении летописи. После первого занятия ведущий делится с группой своим замыслом летописи и просит всех желающих принять посильное участие в ее составлении. Сначала ученики могут приносить рассказы о наиболее понравившихся эпизодах занятия, свои критические замечания, пожелания, оценки. Позднее задания ученикам могут стать более специфичными: в письменном виде поразмышлять над вопросом, возникшем на занятии, но не получившем должного разрешения. Рефераты популярных статей и книг по психологии тоже будут включаться в летопись. Иногда в нее могут вноситься расшифровки магнитофонных записей произошедшей дискуссии с комментариями участников, получив­ших текст записи для ознакомления.

Практически я это делала так. На первое занятие я принесла тол­стую тетрадь, в которой заполнила лишь титульный лист: ЛЕТОПИСЬ

98

ЗАНЯТИЙ ПО ПСИХОЛОГИИ. 5—6 КЛАССЫ 91 школы. МОСКВА. 1993 год. Сразу нашлись желающие украсить обложку рисунками и всяческими, взятыми из толковых словарей русского языка «душевны­ми» высказываниями типа: излить душу, с души воротит, до глубины души, душа ушла в пятки, душа общества, кривить душой, душа на­распашку, за душой ни гроша, душа моя лежит к вам и т. д. После каждого занятия я делала очередную запись в тетрадь, вклеивала ле­тописи, приносимые учениками и в начале каждого занятия читала летопись группе. Иногда на чтение и обсуждение летописи уходила половина занятия (а могло бы, если пустить события на самотек, все занятие), ибо оказалось, что даже игры не доставляют 10 — 12-тилетним детям такого наслаждения, как подробный и проком­ментированный рассказ о них самих. Оказалось, что такие реф­лексивные остановки потока жизни, предоставление возможности с разных сторон рассмотреть происшедшее с ними и мысленно «пере­играть» любой эпизод, весьма притягательны для детей, причем даже больше, чем что-то другое, предлагаемое взрослыми. Разумеется, подобные разборы должны происходить в абсолютно безоценочном залоге. Правда, я никогда не скрывала восхищения спонтанно про­рывающейся умудренностью и проявлениями бескорыстной доброты.

Чтение летописи пользовалось неизменным успехом на занятиях еще и потому, что сами занятия строились как сказки Шехерезады. Обычно занятие заканчивалось какой-нибудь письменной работой, выполняемой индивидуально или в малых группах, и имеющей достаточно личный характер. В летописи всегда содержался разбор этой работы, разумеется, анонимный, типологизирующий детские суждения, но позволяющий каждому автору работы узнать себя в той или иной психологической типологии, увидеть, какие еще типы бывают (присутствуют в данной группе), а также при желании обсудить свои индивидуальные результаты в малой группе и

получить немедленный отклик сверстников.

Чтобы это описание работы с летописью ожило, приведу план второго занятия и запись в летописи, сделанную после этого занятия

99

ВТОРАЯ ВСТРЕЧА^



УТОЧНЕНИЕ ПРЕДМЕТА ОБСУЖДЕНИЯ

Каждое занятие состояло из трех описанных выше элементов:

1) рефлексия предыдущего шага, заканчивающаяся формулиро­ванием ближайшей цели; 2) дальнейшее движение в предмете изучения, предполагающее поиск и освоение средств достижения поставленной цели; 3) дальнейшее движение в группостроительстве, в создании общности людей, вместе решающих общую задачу, причем задачу рискованную, предполагающую самораскры­тие участников, легкость доверительного общения, чувство защищенности каждого внутри данной группы. Эти три элемента располагаются в уроке в самом произвольном порядке. И трудно заранее предположить, с чего начнется занятие — с чтения летописи, погружающего группу в состояние сосредоточенного внимания и возбуждающее интеллектуальные страсти или игр-энергетиков, помогающих ученикам расслабиться, сбросить напряжение, накопившееся за день школьных занятий, и почувствовать расположенность друг к другу и к любым совместным усилиям.

Чтение летописи предыдущего занятия давало группе возмож­ность ясно определить: где, в какой проблеме она сейчас находится, откуда эта проблема возникла, зачем ее надо решать и каков ближайший шаг ее решения, то есть осуществить рефлексию пройденного пути. На втором занятии чтение летописи было предельно кратким. Я сообщила группе результаты выборов пути, сделанных на прошлом занятии, и сказала, что поскольку наибольший интерес вызвал вопрос: «Как развивается душа у людей разного возраста в разных условиях жизни», а на втором месте оказался интерес к тестам, к проведению экспериментов над собой, то мы решаем на этом занятии продолжить тему и начать с тестов.

— В прошлый раз мы уже провели два эксперимента, направлен­ных на то, чтобы выяснить, насколько согласованно мы можем действовать в этой компании. Помните ли вы, к каким результатам пришли?

— Мы сначала никак не могли посчитать до десяти, а потом смогли?

— Что мешало согласованным действиям?

— Мы сердились, обвиняли друг друга...

— Все были огорчены...

—Мы разочаровались... Решили, что ничего уже не получится...

—Да, долгие неудачи вызвали взрыв эмоций, причем эмоций весьма неприятных. И форма выражения этих эмоций тоже была весьма неприятной: вы начали друг друга обвинять, ругать за

случившееся. Помните, почему?

— Тогда казалось, что кто-то все время мешает, выскакивает не вовремя, не старается...

— Я назвал число, а в то же время Валька назвал это число. Я рассердился на него, а он рассердился на меня.

—И вы с Валей обменялись «нежными» взглядами и весьма вы­разительными жестами. От этого каждый из вас накалился еще сильнее. Настроения еще более ухудшились. Вы выплеснули дурные эмоции наружу и заразили ими и без того расстроенных товарищей по общему делу. Но что помогло вам все-таки прийти к счастливому концу, выиграть и развеселиться? Было ли это чистой случайностью?

— Нет, мы в конце концов договорились, что никто не виноват, перестали злиться и друг друга обвинять.

— А помните, Вы нам сказали, что надо перейти от обвинений к деловым предложениям?!

Реакция на школярское «Вы нам сказали»: „Я то помню, как Вы сами перешли в какой-то момент к деловым переговорам. Сережа первый сказал: «А давайте мы попробуем...» А я просто обратила ваше внимание на то, что сказано первое дружественное слово, что общий тон разговора изменился."

Сегодня я предлагаю провести еще два эксперимента с той же целью: измерить уровень, степень вашей согласованности и узнать, как достигнуть большей согласованности. Первый способ

101


согласования действий в группе вы уже нашли: не заниматься взаимными обвинениями, не выплескивать друг на друга свои огорчения, а обмениваться деловыми предложениями. Вместо скандального обращения: «Ну, ты, гад, что делаешь!?» обмени­ваться предложениями: «Давайте попробуем сделать это так...» Готовы? Первый эксперимент называется

ПОСТРОИТЬСЯ ПО РОСТУ

Встаньте плотным кругом. Закройте глаза и рты. Вы — слепоглухонемые. И вам надо построиться в шеренгу по росту. Начали! Включается секундомер.

— А можно мы...

— Прости, ты забыла, что онемела.

За 50 сек, группа из 12 человек построилась в шеренгу, после чего ведущий разрешил открыть глаза и обсудить результаты. А первый результат был весьма красноречив: двое мальчиков стояли вне шеренги, сзади, а в самой шеренге выделились две группировки — мальчишеская и девичья. Каждая группировка выстроилась по росту, но...

— Что будете делать, чтобы достичь лучшего результата?

— Мальчики и девочки, давайте перемешаемся!

— Я ровнял по плечам, а надо по голове.

— Давайте сейчас договоримся, что самые высокие будут стоять ближе к окну, а низкие — у двери.

— Вера, встань у самой двери!

— Стоп. Онемели. Ослепли. Начали. Включается секундомер. Вторая попытка заняла 40 сек. Шеренга выстроилась почти правильно. Лишь одна девочка оказалась не на месте. Это ребята заметили сами: «Оля должна стоять не между Наташами, а между Наташей и Диной.»

— Значит, Оля виновата в том, что вторая попытка не совсем удалась? (Взрослый провоцирует старые скандальные способы анализа ошибок.) — Нет, виноваты все соседи.

— Можно в третий раз назначить контролера, который пройдет и проверит всю шеренгу.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка