Книга является расширенным вариантом книги "Психология саморазвития; задачи для подростков и педагогов"



Сторінка10/18
Дата конвертації11.04.2016
Розмір2.94 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18

150

Когда половина пар в группе смогут «совпасть по настроению» 2—3 раза подряд, стоит усложнить задачу: ввести еще два-три эмоционально-выразительных жеста и (или) играть вчетвером.

Жесты этой игры можно переносить и в жизнь. Если ученик робеет отвечать у доски, то группа изображает знак страха, тогда робкий улыбается и преодолевает напряжение. Утрированный, шутовской знак гнева может рассмешить ссорящихся и разрядить обстановку. Однако пародировать горе грешно.

КОММЕНТАРИЙ К УРОКУ

Описанная схема анализа способов и средств выражения эмоций будет осложнена по крайней мере двумя обстоятельствами, связанными с понятийными путаницами, существующими в сознании учеников.

Первая путаница связана со слишком тонким различением причин агрессивного способа выражения чувств. В частности, прямая и намеренная агрессия нередко смешивалась с эмоциональ­ным взрывом подавленного, сдерживаемого чувства. Так, реплика:

«Слушай, а твоему слову, оказывается, нельзя доверять!» одними оценивалась как агрессивная (обвинение в лживости, ненадеж­ности), а другими — как взрыв после долгого ожидания, терпения, попыток сдержаться: «Я ждал два дня, я надеялся, что друг не подведет! А теперь мне стало так обидно, что терпение мое лопнуло!»

Мы обсудили вопрос о том, что с точки зрения внутренних причин поведения эти две ситуации чрезвычайно различаются, но с точки зрения внешних последствий — до обидного похожи: обе ведут к нарушению или разрушению ^отношений.

Вторая путаница происходит из-за нерасчлененности представле­ний о выражении эмоций и о разрешении конфликта. Ярким примером такой путаницы могут служить разногласия по поводу реплики: «Пусть этого больше не будет!» (ситуация 1), отнесенной некоторыми учениками к первому способу работы с эмоцией — подавление, а некоторыми — к третьему — мирное выражение. Сторонники последней точки зрения настаивали на том, что; если

151


ситуация разрешилась мирным путем, то все обиды забылись, а «обидчик» не пострадал. Разыгрывание этой ситуации несколькими способами помогло ребятам увидеть, что В НЕВЕРБАЛЬНОМ ПОДТЕКСТЕ общения всегда можно вычитать чувство, не выраженное словами. В данном случае это чувство может быть и миролюбивым, и резко враждебным. Но можно ту же реплику произнести бесстрашно, сдерживая свои чувства. Поэтому вопрос о выражении чувств пришлось уточнить, разделив на два вопроса:

выражено ли чувство словами? Выражено ли чувство неязыковыми средствами? Далее мы договорились при анализе ПИСЬМЕННОГО текста говорить только о вербальном выражении эмоций, поэтому нам удалось без особых усилий разрешить противоречия точек зрения, например, на реплику: «Ты не мог бы принести мне книгу на один день? Если ты не дочитал, я тебе ее верну. Принеси, пожалуйста!» Ни о каком ВЫРАЖЕНИИ чувств здесь речи быть не может. Это — великолепный образец сдержанности, благовос­питанности и всепрощения, признанный ребятами нереалис­тичным, но занятным. Когда ученики попытались представить последствия подобного «идеального» поведения, мнения группы разделились. Одни настаивали на том, что природа подобного поведения — ханжеская, что человек, способный на такие «розовые слюни», в душе затаит презрение к людям, «будет считать себя лучше всех», а на самом деле никого не прощает. «И когда-нибудь это презрение прорвется: он взорвется и все-все выскажет». Таков был один из прогнозов. «А может быть он в самом деле добрый и благородный? Может быть он действительно простил, и когда друг принес книгу, порадовался, что так все хорошо, без ссор получилось. А друг его еще больше полюбил!» Такой была точка зрения романтического меньшинства. Прогноз романтиков был таков: «Обиды можно забыть, простить и от этого стать лучше. Это зависит от человека — копит он обиды или старается простить». Эта дискуссия привела к перестройке исходной схемы выражения эмоций и к несколько преждевременному введению понятия:

«Изменение состояния» (планировалось ввести это понятие много позднее, но...).

152

Исправленная схема - «СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЧУВСТВ»



Едва ли стоит стремиться к такой перестройке исходной схемы уже на этом занятии. Если это случится через 2—3 занятия, когда группа нащупает новые пути работы с эмоциями, ученики от этого только выигрывают в понимании.



Неиспользованные возможности

Этот урок открывает возможность двигаться в некоторых направ­лениях, которые не были пройдены в данной группе потому, что группа не откликнулась на предложения ведущего.

Первое направление связано с не проанализированной на занятии, но обнаружившей себя в ученических мнениях разнице ожидаемых способов выражения эмоций в ситуации взаимо­действия с другом (сверстником), мамой (родителем) и учителем. Анализ этих ожиданий, разработка сценариев, изображающих нормативное (идеальное) поведение разных персонажей и их стандартное, далеко не идеальное поведение в эмоционально острых ситуациях, разыгрыванис этих сценариев в группах «подростки — учителя» и «подростки — родители» могло бы стать

153


средством построения взаимопонимания и для детей, и для взрослых.

Второе направление связано с проработкой техник, прежде всего невербальной, изменения собственных состояний.

Третья неиспользованная возможность — проанализировать способы выражения эмоций в терминах теории трансакционного анализа (Эрик Берн), различив в ученических высказываниях позиции Родителя, Взрослого и Ребенка, чтобы убедиться в том, что вожделенной для учеников позиции Взрослого в их высказы­ваниях просто нет.

Еще одна неиспользованная (по техническим причинам) возмож­ность и даже необходимость состоит в работе с текстами, описывающими яркие (чистые) случаи использования того или иного способа выражения эмоций. Например, рассказ про легендарного главного нападающего, который за 15 лет игры не имел ни одного штрафа за грубость, потому что всю свою агрессию вбивал в мяч. Такие запоминающиеся «картинки» могут стать для учащихся материалом для последующих размышлений о понятиях, обсуждаемых на занятиях психологией, некими символами соответствующих психологических абстракций.

Но моя группа нетерпеливо ждала, когда же мы, наконец-то зай­мемся теми жизненными ситуациями, которые по моей просьбе написали сами участники занятий. А так как героями этих ситуаций были они сами и их близкие, то следующие две встречи и были посвящены, главным образом, этим животрепещущим материям. Далее приведу лишь два примера таких разборов.

СИТУАЦИИ ИЗ ЖИЗНИ

Первая ситуация, выбранная для анализа, не была написана специально с этой целью, но возникла из обстоятельств занятия. В одной из групп трое мальчиков во время общей дискуссии занялись типичным подростковым делом: иронически-демонстративно комментировали происходящее. Одна из девочек отреагировала на этот вызов в «особом пожелании» по поводу урока. Свое пожелание она записала и отдала мне для летописи. Я нашла возможным

154

превратить ее письменную реплику в следующий текст, который был роздан всем участникам следующего занятия.

СИТУАЦИЯ ИЗ ЖИЗНИ. Разбери эту ситуацию по схеме:

«Способы выражения эмоций».

На прошлом занятии по психологии несколько мальчиков время от времени мешали общему разговору. Один из участников занятия выразил свои чувства поэтому поводу так: «Хотелось бы, чтобы мальчики, которые сегодня присутствовали, вели себя лучше. Хотя это невозможно. Они делают все, чтобы было трудно воспринимать!»

Какие чувства выражены в этом высказывании? Какой способ выражения чувств избран? Какие способы выражения тех же чувств можно было бы избрать в данной ситуации?

Некоторое время ученики работали с задачей индивидуально или малыми группами. При обмене мнениями все, даже автор высказывания, оказались единодушны в оценке способа выражения чувств: это агрессия. Ее .приметы: а) несправедливые обвинения, так как мешали не все мальчики, а досталось всем; а те, которые действительно мешали, сделали далеко не все, что могли; если бы «герои» ситуации в самом деле задались целью помешать занятию, то они справились бы с этим куда успешнее; 6) «ярлык» — слова «Это невозможно» действуют как самореализующееся пророчество.

Рассказ про механизм действия самореализующихся пророчеств был подкреплен экспериментальными данными про учителей, которым сказали, что ученики А, В и С обладают огромным творческим потенциалом, который еще не раскрылся. И к концу учебного года названные ученики действительно показали лучшие результаты в тестах, хотя в начале года они решительно ничем не отличались от контрольной группы.

В оценке последствий такого выражения чувств группа тоже была едина: те, кто был виноват, только ухудшат свое поведение, потому что им сказали, что не верят в улучшение. А те, кто не был виноват, обидятся, потому что их обесчестили за компанию. В целом отношения между мальчиками и девочками в этой группе могут пострадать.

155


Что касается вопроса о том, какие чувства были выражены, то мы не стали в него углубляться, щадя присутствующего в группе автора, который и так чувствовал изрядное напряжение, хотя анонимность была строго соблюдена.

Последний вопрос — об иных способах выражения чувств — был превращен в мини-тренинг Я-сообщений. Мы провели круг высказываний по формуле: «Когда урок интересен, а кто-то мешает слушать, я чувствую ... и мне хочется ...»

Я начала круг с высказывания собственных чувств: «Когда одни ученики увлечены разговором, а другие мешают, начинают вести себя вызывающе, я пугаюсь. И очень сильно. Я боюсь агрессии. Я ненавижу себя, когда приходится применять силу. И мне хочется найти мирные пути выхода из таких ситуаций, но не всегда получается. Этому я учусь.»

Так как из сказанного на тему: «Мне хочется» ничего мрачного, разрушительного, агрессивного реально сделано не было, мы поздравили друг друга с необыкновенной выдержкой и перешли к анализу следующей ситуации. Она принадлежала тому же автору и была специально выбрана в качестве бальзама для человека, которому группа показала его реальную, кстати, наблюдаемую в повседневном поведении, но неосознаваемую агрессивность.

Приведенная ниже ситуация раскрывает тонкость и красоту внут­ренней жизни этого же человека. В текст ситуации я внесла очень незначительное изменение: рассказ от первого лица заменила на более отстраненно-безличное повествование и ввела женское имя, отсутствующее и в данной группе, и в тех классах, где учатся участники факультатива по психологии.

«Ася шла с подружками домой. Подружки разговаривали и обсуждали один из дней на этой неделе. Асе тоже хотелось что-то сказать, но они даже не обратили на нее внимание. Тогда она сказала громче, но подружки и этого не заметили. Ася ощутила не только обиду, но и чувство гнева, раздражения. И еще горькое чувство сомнения. Асе показалось, что эти девочки ей уже не друзья, да и никогда не были ими, что они только называются «друзьями», а на самом деле это не так. Когда компания дошла до дома Аси, она ушла не попрощавшись. И решила, что больше не будет с ними дружить.



156

Но на следующий день Ася поняла, что сама часто делала неприятное другим людям, не ведая об этом. Она сама поступала точно также, как вчера поступили с ней ее подружки.»

После пятиминутного обсуждения ситуаций в малых группах было высказано пять разных мнений:

1. Это агрессивный путь выражения чувств: Ася ушла не попрощавшись.

2. Это путь подавления чувств: она ушла, не высказав то, что у нее наболело.

3. Это путь изменения чувств: сначала она чувствовала себя несчастной, а после некоторых размышлений перестала так себя чувствовать.

4. Это путь мирного выражения чувств: после того, как Ася поняла, что неверно оценила отношение к ней подруг, она снова стала с ними разговаривать дружелюбно. Это мнение сразу же вызвало возражение в группе: если она с ними потом поделилась своими переживаниями, тогда можно говорить о мирном ВЫРАЖЕНИИ чувств. Но в описанной ситуации об этом ничего не сказано.

5. Это ПЕРЕХОД от агрессии к мирному выражению чувств. Если при оценке первых четырех мнений группа быстро договорилась, что они частичны, относятся только к части ситуации, и поэтому ни одно не может быть признано единственно верным, то последнее мнение привело к более творческому, нешколярскому рассуждению. До сих пор ученики оперировали возможностями, заданными схемой. Сама идея перехода от одного способа выражения эмоций к другому оказалась чрезвычайно продуктивной, так как помогла сразу преодо­леть жесткость схемы и расслоить одну ситуацию на две части.

Ситуация первая порождена тем фактом, что подружки не обра­щали на Асю внимания. Это вызвало у нее взрыв эмоций, хорошо описанных в тексте: обида, гнев, раздражение, сомнения в подлин­ности дружеских отношений. Способ выражения этих эмоций был агрессивным: Ася ушла, не попрощавшись, чем выразила свою обиду, раздражение, и решнлйразорвать дружбу (агрессивное намерение).

Вторая ситуация развернулась сразу после размышлений. Фактом, породившим у Аси новое чувство, послужили все

157

предыдующие события: невнимание подруг, чувство острой обиды, мгновенная вспышка раздражения, принятое агрессивное решение. Что Ася сделала дальше?



— Она посмотрела на ситуацию со стороны.

— Она как бы поставила себя на место подруг и подумала:

«Я могла бы поступить точно так же».

— Она поняла, что подруги не нарочно ее не замечали...

— Она подумала, что если сама поступала так же, то может ее подруги не такие плохие, как ей показалось от обиды. Г.А. (ведущий) — Вы произносили такие слова: посмотрела, подумала, поняла, поставила себя на место... Это те действия, которые совершила Ася, чтобы изменить свое состояние, чтобы от острой обиды и горького сомнения перейти к состоянию..:

Как бы его назвать поточнее?

— Доброе... Мудрое... Спокойное... Рассудительное... Г.А. — Согласитесь ли вы со мной, если все наши рассуждения я выражу такой схемой:



158

ОБЩИЙ ВЫВОД. Если ты хочешь научится изменять свои состояния, необходимо выйти за пределы ситуации, посмотреть со стороны, с иной точки зрения, глазами другого...Это не единст­венное, но исходное и необходимое условие изменения состояния.

При разборе других ситуаций, предложенных подростками, мы прорабатывали другие пути работы с эмоцией, все время акцентируя одну мысль: ВСЕ способы выражения чувств хороши, правильны, дозволены. Есть ситуации, для разрешения которых наилучшим путем является агрессия. Есть ситуации, для разрешения которых уместней подавить эмоцию. Нельзя одни способы выражения чувств рассматривать как «правильные», а другие как «неправильные, плохие». И лучше всего уметь пользоваться разными способами выражения своих чувств. Это так же полезно, как умение говорить, выражать себя на разных языках. И по-настоящему образованными мы считаем тех людей, которые одинаково свободно пользуются несколькими языками. Но, как правило, одним языком человек пользуется свободнее, чем другими. Это тот язык, к которому его приучили с детства. В области эмоцио­нального самовыражения у каждого тоже есть свой «родной» язык, так же, как есть иностранные языки, на которых мы объясняемся с разной степенью беглости, и есть иностранные языки, которых мы не знаем совсем.

На следующем занятии я хочу предложить вам настоящий психологический тест, с помощью которого вы сможете определить, какие эмоциональные ситуации встречают у вас наибольший и наименьший отзыв.

А закончим сегодняшнее занятие новой игрой под названием

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕРМОМЕТР

Эта игра индивидуальная, хотя в нее можно играть всем вместе. Я покажу вам эту игру с одной целью: сегодня мы говорили о том, что изменить собственное состояние, настроение, эмоции можно лишь в том случае, если удается посмотреть со стороны на себя, испытывающего эти эмоции. Если бы Ася, вернувшись домой, продолжала нянчить свою обиду, вновь и вновь растравляла в себе

159

это переживание, то едва ли ей удалось бы помудрить и подобреть к завтрашнему дню. Существует множество средств посмотреть со стороны на свои эмоции. Эмоциональный термометр — одно из самых доступных. Смотрите, как работает этот прибор. На доску вывешивается следующее наглядное пособие:





Каждый значок термометра, обозначенный здесь специальным значком, был цветным: «Мне крайне скверно»— черный, «Мне плохо» — коричневый, «Мне несколько не по себе» — зеленый, «Мне хорошо» — желтый, «Я блаженствую» — красный. Цветовые обозначения выбраны совершенно произвольно, без учета культурной символики цветов.

Кроме этого термометра я приготовила набор фишек всех пяти цветов, вырезанных из бумаги с клеющимся слоем. С помощью этих фишек я продемонстрировала ученикам способ измерения своего эмоционального состояния, приклеивая фишку на лист белой бумаги с соответствующими комментариями:

#„ — Когда я проснулась, мне очень не хотелось вставать, нас­троение было паршивое.

### — Когда я готовила завтрак, у меня «удрал» кофе, и пришлось мыть, плиту; я жутко злилась, потому что уже опаздывала на работу.

###— Когда я ехала в метро, была давка, почитать не удалось, мне отдавили ноги и испачкали новые туфли; я мрачнела и злилась

все больше и больше.

### — Когда я пришла в школу, я узнала об изменении расписания и подумала, что наши занятия срываются; мне стало совсем

скверно.


#*** — Потом пришли Даша и Оксана и спросили, будет ли сегодня урок по психологии; я поняла, что дела не так плохи.

160

!!! — На уроке вы... (далее следовал перечень приятных и восхитительных мелочей прошедшего занятия).

@@@ — Но вдруг Витя (напоминаю малоприятный эпизод

урока).


!!! — Однако через минуту он сам остановился и, кстати, помог нам всем прорваться через трудное место (напоминаю Витино остроумное высказывание).

Так я измерила свои эмоции за половину сегодняшнего дня. Если бы прийдя домой, я сосредоточилась только на испорченных новых туфлях, конец дня был бы скверным. Но представляя всю эту картину, я вижу, что день был пестренький и могу не застревать на неприятностях.

А теперь пусть каждый возьмет белый лист бумаги, набор разно­цветных фишек и попробует составить эмоциональный портрет своего сегодняшнего дня... Закончили? Тогда просмотрите все эмоциональные события дня и обведите в кружочек те настроения, которые были вызваны ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ. Например, я не обведу свое негодование на сбежавший кофе, но обязательно обведу гнев на тех людей, которые не сообщили мне об изменении расписания заранее...

А теперь желающие могут сесть в кружок и рассказать друг другу, что нарисовано на ваших эмоциональных портретах дня...

Когда бывает пасмурно на душе, когда к концу дня накапливается какая-то муть, дети капризничают, а взрослые пытаются разобрать тот эмоциональный мусор, который скопился в душе. Некоторые рисуют эмоциональный портрет дня, некоторые садятся в кресло, расслабляются и прокручивают перед внутренним оком цветное кино: медленно, как в замедленной съемке восстанавливают все эпизоды прожитого дня с момента пробуждения вплоть до того момента, как ты сел в это кресло. Если человек замечает, что застрял на какой-то неприятной сцене, кино можно ускорить. Это помогает не заострять внимание на неприятных ощущениях. Если чувствуешь, что несешься со страшной скоростью, постарайся замедлиться и спросить себя: «Я что, не жил в эти часы? Почему здесь образовалась такая пустота?» Это помогает справиться со

161


злейшим врагом радости — со скукой. А около приятного эпизода чуть притормози и мысленно улыбнись человеку, с которым этот эпизод связан. Так ты повернешься к доброй и благодарной части собственной души...

На следующем занятии ученики жадно рассматривали схемы, обобщающие результаты их работы с эмоциональным, термомет­ром, и обсуждали выводы, полученные при обобщении работы, 17-ти человек.

1. За шесть рассмотренных часов настроения менялись в среднем 13 раз. Посмотрите на свои эмоциональные портреты. У некоторых в тот день настроение скакало, менялось чаще, чем 13 раз за 6 часов. У некоторых — наоборот: настроение было устойчиво, менялось редко.

2. По устойчивости настроения люди резко отличаются друг от друга. У одних за 6 часов настроение изменилось 7 раз, у других — 23 раза. Оба рекорда — у мальчиков. Как вы думаете, почему? Как вы думаете, что лучше иметь: устойчивое, ровное настроение или чутко реагировать на любую перемену ситуации? При обсуждении этих вопросов удалось коснуться темы, остро актуальной для отроков 10—12 лет, а именно: эмоциональные перепады и половое созревание; особенности гормональной регуляции полового созревания у мальчиков и девочек; влияние гормонов на эмоциональное состояние.

3. 55% настроений оказались зависимыми от других людей, причем эта цифра резко различна: для девочек —68% и для маль­чиков — 33%. Как вы думаете, почему? Какие преимущества имеет человек, чье настроение зависимо и независимо от других людей?

4. «Крайние» настроения — очень плохое и очень хорошее — больше зависят от других людей, чем среднее настроение. Почему?

5. У девочек «крайнего» настроения больше, чем у мальчиков. Как вы думаете, это хорошо или плохо? Какие преимущества и какие недостатки имеют люди, склонные к «крайним» настроениям?

6. Начало дня резко отличается по настроению от середины дня. Почему? Что с этим делать? Нужно ли с этим что-нибудь делать? Например, начинать школьные занятия на час позже.



162

ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ: люди резко различаются по устойчиво­сти настроений, по зависимости настроений от поведения других людей. Чтобы ладить с людьми, надо учитывать особенности их эмоциональной жизни. Чтобы владеть своими чувствами, надо досконально познакомиться с собственным эмоциональным устройством. Этим мы и займемся на следующем занятии, с помощью теста.



КОММЕНТАРИИ К РАБОТЕ: «ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕРМОМЕТР»

В этой работе впервые применен принцип, который может использоваться в дальнейших занятиях. Работа представляет собой мини-тест, обработка которого, естественно, удел ведущего, искушенного в обработке психологических тестов. Эта кухня психологической науки едва ли станет интересной ученикам в ближайшее время. А вот обсуждение результатов, а главное — построение гипотез, объясняющих полученные факты — едва ли не лучший способ введения учеников в собственно научную проблематику. Короткая дискуссия по результатам теста «Эмоцио­нальный термометр» позволила поставить сразу массу вопросов из области индивидуальных, возрастных и половых различий. Все предположения учеников по обсуждавшимся вопросам были помещены в летопись, что даст возможность вернуться к собственным «ранним» гипотезам, уточнить и проверить их. Некоторые ученики начали проявлять интерес и к процедурной стороне психологического эксперимента, спрашивая, как ус­танавливается «норма», что считается нормальным, а что рассматривается как отклонение от нормы. Некоторые выразили готовность продолжить экспериментирование: а) над собой, построив эмоциональные портреты своей жизни за 10 дней; б) над своими ближними, сравнив эмоциональные портреты мамы, папы и младшей сестры с собственным.

Ниже приводятся схемы, отражающие результаты проделанного и обсужденного эксперимента, которые помещены в летопись для того, чтобы через год, в один из апрельских дней, повторить

163


процедуру и посмотреть, что может случиться с эмоциональностью за год.

1. НАСТРОЕНИЯ 17-ТИ ЧЕЛОВЕК ИЗ 5—6 КЛАССОВ (4 АПРЕЛЯ 1993 г.)



В летописи эти схемы были цветовыми. «Начало дня» оценивалось по первому измерению эмоционального состояния, сделанному каждым «испытуемым». «Конец», соответственно, по-последнему. «Весь день» — результат усредненных подсчетов.

2. КАК ЧУВСТВОВАЛИ СЕБЯ В ЭТОТ ДЕНЬ МАЛЬЧИКИ И ДЕВОЧКИ?

очень плохо 15%

плохо

15%


средне 20%

хорошо

17%


очень хорошо девоч-33% ки




очень плохо 10%

плохо 10%

средне 25%

хорошо

28%


очень хорошо маль-27% чики




зависят 33%

не зависят мальчики



зависят 68%

не зависят девочки

3. НАСКОЛЬКО НАШИ ЧУВСТВА ЗАВИСЯТ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ?


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка