Экспортные контракты



Сторінка2/3
Дата конвертації16.04.2016
Розмір0.53 Mb.
1   2   3

1.3. Экспорт результатов интеллектуальной деятельности и исключительных прав на них (интеллектуальной собственности).

Среди объектов гражданских прав, то есть тех материальных и духовных благ, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения, ст.128 ГК РФ называет результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них. Одновременно законодатель использует для их обозначения такое собирательное понятие, как интеллектуальная собственность. В обобщенном виде содержание данного понятия раскрывает ст.138 ГК, указывающая, что “в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполненных работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.)”. Более детально понятие интеллектуальной собственности будет раскрыто, по всей видимости, в части третьей ГК РФ, проект которой разрабатывается в настоящее время.

В нашей стране термин “интеллектуальная собственность”, считавшийся неприемлемым с конца 19 века, вновь вошел в научный оборот и в законодательство в начале 90-х годов. Окончательно он узаконен Конституцией РФ 1993 года. Хотя ст.44 Конституции РФ, посвященная свободе литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, и не раскрывает содержания данного понятия, она подчеркивает, что “интеллектуальная собственность охраняется законом. Новый ГК, который также оперирует данным понятием, раскрывает в общем виде его содержание в ст.138. Анализ указанной статьи позволяет сделать вполне определенный вывод о том, что под интеллектуальной собственностью в российском законодательстве понимается не что иное, как совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также некоторые иные приравненные к ним объекты, в частности средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Перечня конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, Кодекс не содержит. Однако из ст.138 ГК однозначно следует, что соответствующая правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности и других приравненных к ним объектов обеспечивается лишь “в случаях и в порядке, установленным настоящим Кодексом и другими законами”. Это означает, что для отнесения того или иного результата интеллектуальной деятельности или иного объекта к интеллектуальной собственности требуется прямое указание закона.

Отсутствие в ГК указания на конкретные виды охраняемых объектов интеллектуальной собственности предоставляет возможность путем принятия соответствующих законов или внесения в них изменений и дополнений относить их к числу те или иные результаты интеллектуальной деятельности, то есть более оперативно и не меняя самого ГК, решать эти вопросы. Как показывает мировой опыт последних двух-трех десятилетий, число и виды охраняемых результатов интеллектуальной деятельности постоянно расширяются. Так, только за последние десять лет круг охраняемых в Российской Федерации объектов интеллектуальной собственности пополнился полезными моделями, наименованиями мест происхождения товаров, топологиями интегральных микросхем, программами для ЭВМ, базами данных, служебной и коммерческой тайной, объектами смежных прав. Напротив, такие результаты интеллектуальной деятельности, как открытия и рационализаторские предложения, лишились практической охраны, хотя вопрос о них в законодательном плане до сих пор окончательно не решен.11

Характеризуя понятие интеллектуальной собственности, нельзя обойти вниманием и вопрос о том, что вкладывается в него важнейшими международными соглашениями, тем более что в соответствии с Конституцией РФ те из них, в которых участвует Российская Федерация, являются составной частью российской правовой системы (п.4 ст.15). Наиболее полным образом понятие интеллектуальной собственности раскрывается в п.VIII ст.2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) от 14 июля 1967 г.12 В ней указывается, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к:

- литературным, художественным и научным произведениям;

- исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам;

- изобретениям во всех областях человеческой деятельности;

- научным открытиям;

- промышленным образцам;

- товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям;

- защите против недобросовестной конкуренции;

а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной собственности в производственной, научной, литературной и художественной областях.

В названной Конвенции, как и в ГК РФ, термин “интеллектуальная собственность” используется в собирательном смысле, обозначая собой все права на результаты творческой деятельности и некоторые приравненные к ним объекты. Содержащийся в Конвенции перечень конкретных видов исключительных прав носит примерный характер и может быть легко дополнен иными результатами интеллектуальной деятельности.

Возвращаясь к вопросу экспорта интеллектуальной собственности, хочется еще раз подчеркнуть, что данное понятие используется сугубо для выделения конкретных видов правоотношений в конкретном разделе финансового права - налоговом законодательстве. Очевидно, что правовой анализ экспорта интеллектуальной собственности будет проводится в разрезе именно налогового и таможенного законодательств.

Как указывалось выше, ни ТК и никакой другой закон, определяющий объекты и порядок исчисления и уплаты того или иного таможенного платежа, не содержат в себе понятия результатов интеллектуальной деятельности и исключительных прав на них. Для целей таможенного контроля значение имеют только товары, перемещаемые через таможенную границу РФ, под которыми понимается любое движимое имущество (в том числе тепловая, электрическая и иные виды энергии). Между тем ст.128 ГК РФ четко разделяет эти понятия, говоря о том, что “к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.” Вещи в силу ст.130 ГК РФ делятся на движимые и недвижимые, поэтому понятие “интеллектуальной собственности” не может охватываться понятием “товар”, тем более что и Федеральный закон “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” разделяет эти понятия как самостоятельные и не связанные друг с другом.

Так что же из себя представляет интеллектуальная собственность?

Ранее уже был приведен примерный перечень объектов интеллектуальной собственности, содержащийся в Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) от 14 июля 1967 г. Согласно ст.6 Закона РФ об авторском праве и смежных правах” от 9 июля 1993 года авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатами творческой деятельности независимо от назначения и достоинств произведения, а также способа его выражения. Кроме того, подчеркивается, что законом охраняются как обнародованные произведения, так и необнародованные, существующие в какой-либо объективной форме.

В юридической литературе предложено немало научных определений произведения как объекта авторского права, однако наибольшее распространение получило определение, сформулированное в 1956 году В.И.Серебровским : “Произведение - это совокупность идей, мыслей и образов, получивших в результате творческой деятельности автора свое выражение в доступной для восприятия человеческими чувствами конкретной форме, допускающей возможность воспроизведения”.13

В этом и иных определениях подчеркивается, что произведение есть прежде всего благо нематериальное, как реально существующее явление окружающего мира оно выступает в виде комплекса идей и образов. В связи с этим всегда важно различать само произведение, имеющее нематериальную сущность, и форму его воплощения, т.е. ту вещественную форму, которая является материальным носителем произведения (например, рукопись, рисунок, нотная запись и т.п.). При этом связь произведения со своим материальным носителем может быть неразрывной. Так, картина и скульптура как результат труда художника настолько связаны с формой, в которую они облечены, что составляют с ней одно неразделимое целое. Но, несмотря на это единство, картина и скульптура выступают одновременно как объекты авторского права и как объекты права собственности.14

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что в рамках действующего законодательства экспорт интеллектуальной собственности, не являющейся самостоятельным объектом обложения таможенными платежами, должен осуществляться без взимания каких-либо таможенных платежей. Однако, фискальный характер российского налогового законодательства и проводимая в связи с этим политика на практике приводят к совершенно другим результатам.

Так ст.2 Закона РФ от 21 мая 1993 года N 5003-I "О таможенном тарифе" предусмотрено следующее:

“1. Таможенный тариф Российской Федерации - свод ставок таможенных пошлин (таможенного тарифа), применяемых к товарам, перемещаемым через таможенную границу Российской Федерации и систематизированным в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности (далее - Товарная номенклатура).

2. Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Российской Федерации определяется Правительством Российской Федерации исходя из принятых в международной практике систем классификации товаров.”

Разделом XXI Товарной номенклатуры “Произведения искусства, предметы коллекционирования и антиквариат” в группу 97 включаются:

(А) Некоторые произведения искусства: картины, рисунки и пастельные рисунки, написанные только руками; коллажи и аналогичные декоративные изображения (товарная позиция 9701); авторские гравюры, эстампы и литографии (товарная позиция 9702); авторские скульптуры и статуэтки (товарная позиция 9703).

Тем самым Правительство РФ отождествило интеллектуальную собственность с товарами, что недопустимо. На мой взгляд сложившуюся ситуацию необходимо разрешить путем внесения изменений и дополнений как в Таможенный кодекс, так и во все законы, обуславливающие уплату таможенных платежей. Законодательное закрепления подобного рода дополнений просто необходимо во избежание возможных споров относительно объектов налогообложения и взимания различных сборов.

Практика взаимоотношений экспортеров, импортеров и таможенных органов подтверждает правильность данного вывода. Так еще 20 января 1995 г. письмом N 02-16/948 ГТК РФ 15 декларировалось, что “в действующей в настоящее время ТН ВЭД классификация информации как таковой не предусмотрена”. Однако указывалось на необходимость классификации в случае перемещения через таможенную границу РФ носителей с записанной на них информацией в соответствующие товарные субпозиции (магнитные диски с записанной информацией классифицируются в товарной позиции 852490; бумажные носители с записанной информацией классифицируются в группе 49).

При этом основой для начисления таможенных платежей является стоимость не только носителей, но и информации, при условии, что таковая указана в контракте.16

Безусловно, с точки зрения законности и правомерности издания такого письма, применение указанных в нем положений не должны иметь места. Не смотря на это, таможенные органы успешно используют данное письмо, взыскивая в бюджет все таможенные платежи, которые касались бы конкретного товара в виде носителя информации, но беря за основу суммарную стоимость носителя и информации как таковой.

Ссылка в письме на то, что стоимость информации берется за основу только в случаях, если она указана в контракте, носит явно негативный характер, поскольку подталкивает экспортеров и импортеров на поиск выхода из такой ситуации, чтобы уменьшить реальную стоимость “на бумаге”. При этом стороны часто прибегают к таким способам расчетов как “черная наличка”, что гораздо сильнее подрывает конституционные основы налогообложения в Российской Федерации, нанося несравненно больший вред российскому бюджету.

Поэтому устранение пробелов в таможенном и налоговом законодательстве на мой взгляд является приоритетной задачей.



2. Понятие экспортных договоров (контрактов), их форма и содержание.

К внешнеторговым российская доктрина относит сделки, в которых хотя бы одна из сторон является иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом и содержанием которых являются операции по ввозу из-за границы товаров или по вывозу товаров за границу, либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или ввозом товаров, а в качестве средства платежа используется валюта, которая является иностранной для обеих или по крайней мере для одной из сторон. Таким образом, к внешнеторговым сделкам относятся договоры купли-продажи товаров. а также договоры подряда, комиссии и ряд других договоров, заключаемых между организациями и физическими лицами различных государств.

В современных условиях наряду с куплей-продажей товаров все большее значение приобретают различные договоры (контракты) по оказанию всякого рода услуг, проведению работ, оказанию технического содействия в строительстве предприятий, созданию промышленных комплексов и осуществлению других проектов, сотрудничеству в производстве отдельных видов оборудования, проведению совместных конструкторских и научно-исследовательских работ, лицензионные договоры об использовании изобретений и других научно-технических достижений (“ноу-хау”), договоры о передаче научно-технической документации, договоры инжиниринга, лизинга и др. Все эти договоры представляют собой различные виды внешнеэкономических сделок.

В действующем в России законодательстве используются как понятие “внешнеторговая сделка”, так и более широкое и общее понятие “внешнеэкономическая сделка”, однако определения этих понятий не даются. На основе критериев, применяемых в международных универсальных конвенциях, и прежде всего в Венской конвенции 1980 года о договорах международной купли-продажи, участником которой является Россия, а также практики Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) в доктрине (И.С. Зыкиным) было предложено относить к внешнеэкономическим договорам “совершаемые в ходе осуществления предпринимательской деятельности договоры между лицами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах”.17

Экспортный контракт является одной из форм внешнеэкономической сделки с присущими ему особенностями. Из самого понятия следует, что содержание такого контракта определяет условия вывоза товаров, работ, услуг и интеллектуальной собственности за пределы Российской Федерации. Вместе с тем существуют и некоторые исключения. Федеральный закон “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” при известных условиях квалифицирует в качестве экспорта продажу российским лицом иностранному покупателю товара, не вывозимого из России: “К экспорту товаров приравниваются отдельные коммерческие операции без вывоза товаров с таможенной территории Российской Федерации за границу, в частности, при закупке иностранным лицом товара у российского лица и передаче его другому российскому лицу для переработки и последующего вывоза переработанного товара за границу” (ч.6 ст.2).

Следует отметить, что вывоз, хотя и упоминается в приведенной норме, однако применительно именно к переработанному товару, который далеко не тождественен товару, приобретенному (и предназначенному) для переработки. В самом деле: сырье существенно отличается от изготовленной из него продукции.

В итоге, несмотря на то, что товар, приобретенный в целях его переработки иностранным покупателем у российского продавца, не вывозится за пределы Российской Федерации, на соответствующий договор, по прямому указанию закона, распространен правовой режим экспортной сделки.

В данном примере экспорт товара не сопровождается его вывозом из страны, а это, в свою очередь, означает, что таможенного оформления товара в данном случае не требуется.18

Экспортный контракт, как одна из разновидностей внешнеэкономической сделки, в процессе своего заключения и дальнейшего исполнения требует соблюдения определенных требований, установленных международными правилами и обычаями.

Важным в этом смысле является вопрос о форме экспортного контракта. Несмотря на то, что данному вопросу в новом ГК уделено незначительное внимание (с точки зрения подробности), окончательно указанная норма сложилась в результате многолетнего законодательного развития.

Особый подход проявляется в отечественном законодательстве к применению права в отношении формы внешнеэкономических сделок. Действующее законодательство исходит из правила, согласно которому форма внешнеэкономических сделок, в которых участниками являются наши организации, всегда определяется только по российскому праву.

Внешнеэкономические договоры должны совершаться российскими предприятиями и гражданами в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет за собой недействительность внешнеэкономической сделки (п.2 ст.30 Основ гражданского законодательства, п.3 ст.162 ГК РФ). Это значит, что письменные доказательства (переписка, выставление счета и т.д.) в подтверждение заключения внешнеэкономической сделки не допускаются.

Письменная форма для внешнеторговых сделок рекомендуется и Модельным гражданским кодексом государств - участников СНГ. Согласно п.2 ст.1216 этого кодекса, внешнеторговая сделка, хотя бы одним из участников которой является юридическое лицо или гражданин соответствующего государства, “совершается, независимо от места заключения сделки, в письменной форме”.

Ранее правило об обязательности письменной формы (ст.125 Основ 1961 г., ст.45, 464 ГК РСФСР) распространялось и на порядок подписания внешнеторговых сделок.

Законодательство устанавливало для внешнеторговых сделок, совершаемых советскими организациями, не только письменную форму, но и определенный порядок их подписания (согласно постановлению Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 г.) Внешнеторговые сделки, заключаемые советскими организациями, правомочными совершать внешнеторговые операции, должны быть подписаны двумя лицами. Право подписи таких сделок имеют руководитель и заместители руководителя организации, руководители фирм, входящих в состав этой организации (например, всесоюзного хозрасчетного внешнеторгового объединения), а также лица, уполномоченные доверенностями, подписанными руководителем организации единолично, если уставом (положением) организации не предусмотрено иное.

На сегодняшний день существует двоякое мнение относительно действия вышеназванного постановления во времени. М.М.Богуславский считает, что введение на территории России с 3 августа 1992 года Основ гражданского законодательства 1991 года, не предусматривающих обязательного применения особого порядка подписания сделок двумя лицами, “приводит к выводу, что ранее установленный порядок подписания внешнеторговых сделок и последствия его несоблюдения с введением Основ 1991 года в действие не должны рассматриваться как обязательное требование законодательства, подлежащее применению в России. Порядок подписания внешнеторговых сделок двумя лицами подлежит применению лишь в случаях, предусмотренных учредительными документами (уставами, положениями) соответствующих российских участников внешнеторговых сделок.”

Данный вывод является, по мнению автора, ошибочным. Так, Постановлением ВС СССР от 31 мая 1991 г. "О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик"19 предусмотрено, что впредь до приведения законодательства Союза ССР и республик в соответствие с Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик акты законодательства Союза ССР и республик применяются, поскольку они не противоречат Основам. Кроме этого в перечне нормативных актов, утративших силу, постановление Совета Министров СССР от 14 февраля 1978 года отсутствует. Поэтому, применяя общее правило действия нормативных актов во времени, можно сделать вывод, что вышеназванное постановление имеет силу и по сей день.

Что же касается обязательности письменной формы внешнеэкономических сделок для любого российского участника, независимо от времени и места их совершения, то это требование сохраняется. При этом следует иметь в виду, что присоединение СССР в 1990 году к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров Советским Союзом была сделана оговорка относительно недопустимости заключения таких договоров в любой форме. Конвенция исходит из того, что не требуется, чтобы договор заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся этому требованию в отношении формы. Наличие договора может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания (ст.11).20 Однако в соответствии со ст.96 конвенции государство, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались или подтверждались в письменной форме, может сделать заявление о неприменимости положения конвенции, допускающего использования иной формы для тех случаев, когда одна из сторон договора имеет свое коммерческое предприятие в этом государстве.

СССР при присоединении к конвенции заявил о неприменимости ее положений, допускающих совершение договора не в письменной форме, если хотя бы один из контрагентов имеет свое коммерческое предприятие на его территории. Это заявление действует и для России.21

Исходя из требования заключения экспортного контракта в письменной форме, сложившаяся практика указывает на необходимость соблюдения определенной формы его внутреннего содержания. Поэтому при составлении проекта экспортного контракта рекомендуется разделить контракт на три части, в каждую из которых входят свои конкретные условия:

1) Преамбула - здесь, как правило, указываются наименование контракта (т.е. к какому виду относится); место и дата заключения и наименования сторон.

2) Основная часть - содержит в себе предмет контракта; количество, качество, цену; порядок доставки; порядок расчетов; ответственность сторон за нарушения условий контракта; основания освобождения от ответственности; порядок разрешения споров; применимое право.

3) Заключительная - определяет порядок изменения контракта; срок действия; возможность продления действия; допустимость (недопустимость) одностороннего расторжения контракта; количество экземпляров; язык (или языки) контракта и распределение приоритета между ними в случае возникновения неясностей; момент вступления в действие; подписи и печати сторон.

Слабыми моментами, на которые сторонам необходимо уделить особое внимание, являются :

а) место и дата заключения контракта;

б) ответственность сторон, которая должна быть четко сформулирована (за что и в каком объеме). При определении данного условия юристам настоятельно рекомендуется проверить, какая ответственность предусматривается за каждое нарушение законодательством контрагента;

в) основания освобождения от ответственности:

- форс-мажор- стихийные бедствия, война, всеобщая забастовка и т.д.;

- односторонний акт государства (например, запрет экспорта тех или иных товаров);

- в силу установления такого освобождения международным договором.

г) Применимое право. Здесь нужно исходить из автономии воли сторон по отношению к выбираемому праву. На практике в ряде случаев стороны, заключая контракт, не предпринимают необходимых усилий для того, чтобы определить, какой страны право они хотят применять. Конечно, любая сторона будет стремиться оговорить применение своего права, исходя из того, что его содержание ей больше знакомо. Если же не удается договориться о применении российского права, то обычно рекомендуется по крайней мере договориться о применении права стран континентальной Европы (Германии, Франции, Швейцарии и др.), поскольку континентальная система права, как еще раз показал опыт разработки нового российского ГК, ближе всего к российской.

д) Определение подсудности, т.е. в случае возникновения спора должен быть указан конкретный арбитраж, а также четко сформулирована арбитражная оговорка. Опять же при этом следует руководствоваться регламентом выбранного арбитража для того, чтобы, во-первых, не допустить никаких процессуальных ошибок, и , во-вторых, минимизировать свои затраты на решение возникшего спора.

е) Для того, чтобы избежать в принципе возможность признания заключенного контракта недействительным, рекомендуется все же подписание его двумя лицами - руководителем и лицом, уполномоченным на это доверенностью, выданной руководителем.

Соблюдение указанных выше рекомендаций даст возможность безошибочно прогнозировать перспективы взаимоотношений сторон в случае возникновения споров.

Развитие международного сотрудничества приводит зачастую к такой ситуации, что заключаемый экспортный контракт может приобрести вид бартерной сделки, когда в счет расчетов за поставленные товары, предоставленные работы и услуги, переданные результаты интеллектуальной деятельности и исключительные права на них передаются другие товары (предоставляются работы и услуги, передаются результаты интеллектуальной деятельности и исключительные права на них). Поскольку внешнеторговая деятельность находится под непосредственным контролем государства в лице уполномоченных на то органов, то данная ситуация должна решаться с учетом требований, которые предъявляются Указом Президента РФ от 18 августа 1996 года №1209 “О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок”.22

Пунктом 2 данного Указа предусмотрено следующее:

“2. Бартерные сделки совершаются в простой письменной форме путем заключения двустороннего договора мены, который должен соответствовать следующим требованиям:

а) договор должен иметь дату и номер;

б) договор оформляется в виде одного документа (за исключением бартерных сделок, заключаемых в счет выполнения международных соглашений, - в этом случае допускается оформление договора в виде нескольких документов, в которых должны содержаться сведения, позволяющие отнести договор к конкретному соглашению, а также установить взаимосвязь этих документов в целях определения условий исполнения бартерной сделки);

в) в договоре должны быть определены:

номенклатура, количество, качество, цена товара по каждой товарной позиции, сроки и условия экспорта, импорта товаров;

перечень работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности, их стоимость, сроки выполнения работ, момент предоставления услуг и прав на результаты интеллектуальной деятельности;

перечень документов, представляемых российскому лицу для подтверждения факта выполнения работ, предоставления услуг и прав на результаты интеллектуальной деятельности;

порядок удовлетворения претензий в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами условий договора.”

Поэтому стороны должны учитывать данные требования, т.к. они носят императивный характер. При этом все сказанное выше не теряет своей актуальности и требует лишь оформления в виде, соответствующем требованиям вышеназванного Указа Президента РФ №1209.

1   2   3


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка