Досье Николай Александрович Зенькович



Сторінка22/25
Дата конвертації16.04.2016
Розмір7.93 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Власик. Нет. Я только не могу понять, почему свидетель показывает неправду.

Председательствующий. Скажите, Власик, о какой даче идет речь в связи с вашей стрельбой?

Власик. Никакой стрельбы не было. Мы ездили с Окуневым, Иванской, Градусовой и Гулько на одно подсобное хозяйство, которым заведовал Окунев. Действительно, мы там выпили и закусили, но никакой стрельбы не было.

Председательствующий. Свидетель Иванская, вы настаиваете на своих показаниях?

Иванская. Да, я показывала правду.

Председательствующий. Подсудимый Власик, скажите, какой интерес свидетелю показывать суду неправду? Что, у вас были с ней неприязненные отношения?

Власик. Нет, неприязненных отношений у нас не было. После того как ее бросил Окунев, я жил с ней как с женщиной. И должен сказать, что чаще звонила она мне сама, чем я ей. Я знал ее отца, который работал в особой группе НКВД, и никогда у нас ссор с ней не было.

Председательствующий. В течение которого времени продолжалась ваша интимная связь с ней?

Власик. Довольно длительное время. Но встречи были очень редкими, примерно один-два раза в год.

Председательствующий. Свидетель Иванская, вы подтверждаете показания подсудимого Власика?

Иванская. Я не знаю, по какой причине Николай Сергеевич говорит о якобы бывшей между нами интимной связи. Но если он и был способен на мужские подвиги, то это относилось к другим женщинам, а меня, по всей вероятности, он в этом использовал как ширму, так как все знали меня как дочь старого чекиста. Вообще должна сказать, что Власик по отношению к окружающим вел себя вызывающе. Например, когда я пыталась отказаться от встреч с ним, он угрожал арестом. А повара на своей даче он совершенно терроризировал. Разговаривал он с ним только с применением мата, причем не стеснялся присутствующих, в том числе и женщин.

Председательствующий. Свидетель Иванская, больше суд к вам вопросов не имеет. Вы свободны. Товарищ комендант, пригласите в зал свидетеля Стенберга.

Свидетель Стенберг, покажите суду, что Вам известно о Власике.



Стенберг. Познакомился я с Власиком примерно в 1936 году. До войны встречи наши были редки. Затем, с начала войны, встречи участились. Мы ездили к Власику на дачу, на его квартиру, выпивали там, играли на бильярде. Власик помогал мне в работе над портретами членов правительства.

Председательствующий. Во время этих встреч и выпивок были женщины, с которыми вы сожительствовали?

Стенберг. Женщины при этом были, но связи у нас с ними не было.

Председательствующий. Власик вел при вас служебные разговоры по телефону?

Стенберг. Отдельные разговоры были. Но Власик всегда при этом отвечал только «да», «нет».

Председательствующий. Что он вам рассказывал о пожаре на даче Ворошилова?

Стенберг. Власик говорил мне, что в результате неосторожного обращения с электроосвещением елки на даче Ворошилова был пожар, во время которого сгорел ценный фотоархив. Больше об этом он мне ничего не говорил.

Председательствующий. Говорил вам Власик, что он в 1941 году ездил в Куйбышев готовить квартиры для членов правительства?

Стенберг. Я знал, что Власик ездил в Куйбышев, но для чего конкретно, мне не было известно. Он же рассказывал мне только, что ему пришлось там где-то вести борьбу с крысами.

Председательствующий. Оглашаю показания свидетеля Стенберга: «В начале 1942 года Власик мне сообщил, что он ездил в Куйбышев готовить квартиры для членов правительства. При этом он сказал: «Вот город, ты не можешь себе представить, сколько там крыс. Это целая проблема — война с ними». Вы подтверждаете эти показания?

Стенберг. Да, в основном они правильные.

Председательствующий. Власик говорил вам, что пришлось однажды обманывать иностранного посла, который пытался узнать, находится ли тело В. И. Ленина в Москве?

Стенберг. Насколько я помню, Власик однажды в присутствии меня давал кому-то указания выставить почетный караул у мавзолея. После разговора по телефону он пояснил мне, для чего это было нужно. Было это или на даче, или на квартире у Власика.

Председательствующий. Об организации охраны Потсдамской конференции вам Власик рассказывал?

Стенберг. Много времени спустя после Потсдамской конференции Власик рассказывал мне, что ему пришлось ехать в Потсдам и наводить там «порядок». При этом он рассказывал подробности, в частности, что пришлось привозить туда полностью все продукты, чтобы не пользоваться продуктами местного производства. У местного населения, как говорил он, покупался только живой скот.

Председательствующий. Какие кинофильмы о членах правительства показывал вам Власик?

Стенберг. Я видел, в частности, кинофильмы о Потсдамской конференции, о Сталине и членах правительства, о прилете Василия с сестрой к Сталину.

Председательствующий. Кто кроме вас присутствовал при просмотре этих кинофильмов?

Стенберг. Насколько я помню, был один военный, его звали все «дядя Саша», из женщин были Аверина и Пономарева. С Авериной Власика познакомил я в 1945 году, а Пономарева была известна ему ранее. Я лично с Пономаревой сожительствовал.

Председательствующий. Дачу главы правительства на озере Рица вам Власик показывал?

Стенберг. Когда мы были на озере Рица, Власик, снимая нас на кинопленку во время прогулки, показал мне место расположения дачи Сталина.

Председательствующий. Скажите, вам не казалось странным такое поведение Власика? Имел он право показывать вам место расположения дачи Сталина, кинофильмы о нем и о членах правительства?

Стенберг. В этих фильмах ничего плохого не было.

Председательствующий. Но вы же знаете порядок разрешения таких фильмов к просмотру?

Стенберг. Я тогда не придавал этому особого значения.

Председательствующий. Сколько раз Власик предоставлял вам возможность полетов в служебном самолете?

Стенберг. Три раза. Первый раз, когда я летел на курорт на Кавказ, второй раз из Сочи в Москву, тогда Власик достал мне билет на одну конференцию, и чтобы я мог успеть на нее, разрешил полет в служебном самолете. Через два дня, когда кончилась конференция, я с разрешения Власика вылетел этим же самолетом обратно в Сочи.

Председательствующий. Называл вам Власик фамилии Николаевой, Рязанцевой и Кривовой как секретных агентов МГБ?

Стенберг. Власик говорил, что Николаева и Рязанцева являются осведомителями и сообщают в МГБ различные сведения. В отношении Кривовой он говорил, что постольку поскольку она является членом партии, то она обязана это делать сама, по своей инициативе.

Председательствующий. Оглашаю показания свидетеля Стенберга от 22 октября 1953 года: «От Власика мне лишь известно, что моя знакомая, Кривова Галина Николаевна (работавшая в тресте оформления Моссовета), является агентом органов МГБ, а также что его сожительница, Рязанцева Валентина (отчества не знаю), тоже сотрудничает с органами МГБ». Вы подтверждаете эти показания?

Стенберг. Возможно, я, давая такие показания, высказал свои выводы.

Председательствующий. Расскажите суду, как обстояло дело с ознакомлением вас с агентурным делом, которое велось в МГБ.

Стенберг. Помню, Власик вызвал меня по телефону к себе. Когда я явился в его служебный кабинет, в здании МГБ, он заявил мне, что должен меня арестовать. Я ответил, что если надо, так пожалуйста. После этого он, показав мне какой-то том, сказал, что на меня имеется очень много материалов, в частности, что я с Николаевой шлялся по иностранным посольствам и встречался с иностранными корреспондентами.

Председательствующий. Он говорил вам, что ваш и вашей жены арест предотвращен благодаря его вмешательству?

Стенберг. Да, через некоторое время после указанного мною выше разговора Власик говорил мне и моей жене, что наш арест предотвращен только вмешательством его, Власика, и одного его «парня».

Председательствующий. Скажите, Власик показывал вам материалы этого агентурного дела?

Стенберг. Он спрашивал меня о моих отдельных знакомых и при этом, показывая фотокарточку Филипповой, спросил, кто она. Затем он спросил меня, когда я перешел в советское подданство. Я ему на все ответил.

Председательствующий. А с какой целью в это дело была помещена фотография Филипповой?

Стенберг. Я не знаю.

Председательствующий. Какие еще документы из этого дела он вам читал?

Стенберг. Никаких.

Председательствующий. Вы верили Власику, что его вмешательство предотвратило ваш арест?

Стенберг. Откровенно говоря, нет. Я больше расценивал это, как его желание похвалиться своим «могуществом».

Председательствующий. Скажите, много было женщин, с которыми Власик сожительствовал?

Стенберг. Я затрудняюсь сказать, со сколькими женщинами он сожительствовал, ибо часто бывало так, что во время наших встреч у него на даче он с той или иной женщиной удалялся в другие комнаты. Но что он там делал, мне неизвестно.

Председательствующий. Оглашаю выдержку из ваших собственноручных показаний: «Должен сказать, что Власик морально разложившийся человек. Он сожительствовал с многими женщинами, в частности, с Николаевой, Рязанцевой, Докукиной, Лохтионовой, Спириной, Вещицкой, Градусовой, Авериной, Верой В. Я полагаю, что Власик также сожительствовал с Щербаковой, с сестрами Городничевыми, Людой, Адой, Соней, Кругликовой, Сергеевой и ее сестрой и другими, имена которых я не помню. Поддерживая со мной товарищеские отношения, Власик спаивал меня и мою жену и сожительствовал с ней, о чем сам Власик впоследствии цинично рассказывал мне». Вы подтверждаете эти показания?

Стенберг. Да. Про некоторых из них Власик мне сам рассказывал, а в отношении других я догадывался сам.

Председательствующий. Кудоярова вы знали?

Стенберг. Да, знал. Я помню, что Спирина как-то рассказывала моей жене, что сестра Кудоярова замужем за каким-то американским денежным королем, и когда Кудояров ездил за границу в командировку, то сестра к границе высылала для него голубой экспресс. Однажды я Кудоярова видел на даче у Власика.

Член суда Коваленко. Власик предупреждал вас, чтобы вы никому не рассказывали о случае, когда он вызывал вас к себе в МГБ?

Стенберг. Да, такой факт был.

Председательствующий. Подсудимый Власик, у вас есть вопросы к свидетелю?

Власик. Вопросов не имею.

Председательствующий. Свидетель Стенберг, вы свободны.

Член суда Коваленко. Подсудимый Власик, покажите суду о вашем знакомстве с Кудояровым.

Власик. Кудояров работал фотокорреспондентом еще в период, когда я был прикреплен к охране главы правительства. Я видел его на съемках в Кремле, на Красной площади, слышал о нем отзывы как о прекрасном фотографе. Когда я приобрел себе фотоаппарат, то попросил его дать консультацию по фото. Он зашел ко мне на квартиру, показал, как обращаться с фотоаппаратом, как производить съемку. Затем я несколько раз был у него в фотолаборатории на улице Воровского. И только много времени спустя я узнал, что его сестра находится за границей и является женой какого-то американского миллиардера. Тогда же мне рассказали, что во время его командировки за границу сестра действительно присылала ему к границе голубой экспресс. В результате этого я сделал вывод, что Кудояров является сотрудником органов, и поэтому не придал всему особого значения.

Председательствующий. Вы слышали здесь показания свидетеля Стенберга, который заявил суду, что вы расшифровали перед ним Кривову, Николаеву и Рязанцеву как секретных агентов МГБ. Вы признаете это?

Власик. Нет. В отношении Кривовой и Николаевой это выдумки Стенберга. Что же касается Рязанцевой, то я говорил Стенбергу, что, возможно, она имеет связь с милицией. Кроме того, я предупреждал Стенберга, что Николаева имеет связи с иностранцами.

Член суда Коваленко. Подсудимый Власик, покажите суду, что из трофейного имущества вами было приобретено незаконным путем, без оплаты.

Власик. Насколько я помню, мною таким образом приобретено пианино, рояль, кажется, 3–4 ковра.

Член суда Коваленко. А часы, золотые кольца?

Власик. Ни одних часов я таким путем не приобрел, большую часть из них мне подарили. В отношении золотых колец я помню, что когда нами в одном месте был обнаружен ящичек с золотыми изделиями и драгоценностями, то жена обменяла одно кольцо, имевшееся у нее, на другое из этого ящичка.

Член суда Коваленко. Каким путем вами приобретены радиола и приемник?

Власик. Их мне прислал в подарок Василий Сталин. Но я их затем отдал на дачу Ближняя.

Член суда Коваленко. А что вы можете сказать о имевшихся у вас четырнадцати фотоаппаратах и объективах к ним?

Власик. Большинство из них я получил по своей служебной деятельности. Один цейсовский аппарат я купил через Внешторг, еще один аппарат мне подарил Серов.

Член суда Коваленко. А откуда у вас аппарат с телеобъективом?

Власик. Этот фотоаппарат был сделан в отделе Палкина специально для меня. Он мне был необходим для съемок И. В. Сталина с дальних расстояний, так как последний всегда с большой неохотой разрешал производить фотосъемки.

Член суда Коваленко. А откуда у вас появился киноаппарат?

Власик. Киноаппарат мне прислали из Министерства кинематографии специально для съемок И. В. Сталина.

Член суда Коваленко. А что у вас за кварцевые аппараты были?

Власик. Кварцевые аппараты предназначались для подсвечивания во время фотокиносъемок.

Член суда Коваленко. Откуда у вас хрустальные вазы, бокалы и фарфоровая посуда в таком огромном количестве?

Власик. В частности, фарфоровый сервиз на 100 предметов был мною получен после Потсдамской конференции. Тогда было указание дать руководящему составу охраны по одному сервизу. При этом мне без моего ведома в ящик было положено несколько хрустальных ваз и бокалов. Я об этом не знал до момента вскрытия ящика в Москве. А потом оставил все это себе. Кроме того, когда был сделан заказ на посуду для дачи Ближняя и эта посуда впоследствии по некоторым причинам не могла быть использована по назначению, я купил один винный сервиз для себя. Все это, вместе взятое, и создало такое большое количество посуды у меня дома.

Председательствующий. Подсудимый Власик, у суда к вам больше вопросов нет. Чем вы можете дополнить судебное следствие?

Власик. Я показал все, что мог. Больше ничего к своим показаниям дополнить не могу. Хочу только сказать, что все, совершенное мною, я осознал только теперь, а раньше я не придавал этому никакого значения. Считал все это в порядке вещей.

Председательствующий. Объявляю судебное следствие по делу законченным. Подсудимый Власик, вам предоставляется последнее слово. Что вы хотите сказать суду?

Власик. Граждане судьи! Я многое не понимал раньше, и ничего, кроме охраны главы правительства, не видел, и для выполнения этой обязанности ни с чем не считался. Прошу это учесть.

Именной комментарий

АВЕРБАХ Леопольд Леонидович (1903–1939). Советский литературный критик, публицист. Редактор журналов «Молодая гвардия», «На литературном посту». Генеральный секретарь Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП). Автор книг «Культурная революция и вопросы советской литературы», «О задачах пролетарской литературы» и др. Был женат на дочери В. Д. Бонч-Бруевича. Сестра Ида была замужем за Г. Г. Ягодой. Также состоял в родстве с Я. М. Свердловым. Репрессирован.

АГРАНОВ (Сорендзон) Яков Саулович (1893–1938). Комиссар госбезопасности первого ранга. Член партии эсеров с 1912 г., большевик с 1915 г. В 1917 г. секретарь Полесского областного комитета большевиков. В 1919–1920 гг. секретарь Совнаркома, одновременно с мая 1919 г. особоуполномоченный при Президиуме ВЧК. В 1921 г. секретарь Малого Совнаркома. С 1923 г. на руководящих должностях в ОГПУ — НКВД. В 1931–1933 гг. полпред ОГПУ по Московской области, в 1933–1934 гг. заместитель председателя ОГПУ СССР, в 1934–1937 гг. первый заместитель наркома внутренних дел СССР, одновременно в декабре 1934 г., после убийства С. М. Кирова, и. о. начальника Ленинградского УНКВД. В 1936–1937 гг. начальник Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, в апреле — мае 1937 г. заместитель наркома и начальник ГУГБ НКВД СССР, в мае — июне 1937 г. начальник Саратовского УНКВД. В июле 1937 г. арестован и в августе 1938 г. расстрелян.

АЛЛИЛУЕВ Павел Сергеевич (1894–1938). Брат второй жены И. В. Сталина. Служил в Бронетанковом управлении Наркомата обороны СССР. Подарил сестре Н. С. Аллилуевой немецкий «вальтер», из которого она покончила с собой в ночь на 9 ноября 1932 г. Умер при невыясненных обстоятельствах 2 ноября 1938 г., на другой день после возвращения из отпуска.

АЛЛИЛУЕВА Надежда Сергеевна (1901–1932). Родилась в Баку. Участница Октябрьской революции 1917 г. и гражданской войны. В 1919 г. вышла замуж за И. В. Сталина. С 1919 г. в аппарате Совнаркома, была секретарем В. И. Ленина. Работала в журнале «Революция и культура» при газете «Правда». В 1929–1932 гг. училась в Промышленной академии на факультете искусственного волокна. Покончила жизнь самоубийством в ночь на 9 ноября 1932 г.

АНТОНОВ Александр Степанович (1888–1922). Руководитель крестьянского восстания в Тамбовской и частично Воронежской губерниях в 1920–1921 гг. Член партии эсеров с 1906 г. После февральской революции 1917 г. вернулся в Тамбов из ссылки, вошел в губернский комитет партии эсеров, был назначен помощником начальника 2-й части городской милиции в Кирсанове. В ноябре 1920 г. возглавил главный оперативный штаб восставших крестьян. Убит при аресте 24 июля 1922 г. в Борисоглебском уезде. В подавлении мятежа участвовали части Красной Армии под командованием М. Н. Тухачевского, И. Э. Якира, И. П. Уборевича, Г. К. Жукова, Г. И. Котовского.

АРАЛОВ Семен Иванович (1880–1969). Штабс-капитан царской армии. В социал-демократическом движении с 1903 г. Участник Октябрьской революции 1917 г. в Петрограде. С января 1918 г. начальник оперативного отдела Московского военного округа, в марте — сентябре того же года — Наркомвоена. С сентября 1918 г. по июль 1919 г. член Реввоенсовета Республики, одновременно военком Полевого штаба РВСР. В гражданскую войну член РВС 12-й, 14-й армий (1919–1920), Юго-Западного фронта (1920), Киевского военного округа (1921). В 1921–1925 гг. полпред в Литве, Турции. Затем в коллегии НКИД, в ВСНХ.

БАЖАНОВ Борис Григорьевич (1900–1980). Секретарь И. В. Сталина в 1923–1926 гг. С 1920 г. по 1922 г. студент МВТУ, в 1922–1923 гг. секретарь Оргбюро ЦК РКП(б). С 1926 г. редактор «Финансовой газеты», в октябре — декабре 1927 г. заведующий секретным отделом ЦК Компартии Туркменистана. В ночь на 1 января 1928 г. перешел советско-персидскую границу. Скончался в Париже.

БЕЛОБОРОДОВ Александр Георгиевич (1891–1938). Участник Октябрьской революции 1917 г. До этого четыре года сидел в тюрьме. В июле 1918 г., будучи председателем Уральского областного Совета, подписал решение Совета о расстреле Николая II и его семьи. В 1919–1921 гг. уполномоченный Совета рабочей и крестьянской обороны на Юге России, заместитель начальника Политуправления РВСР, заместитель председателя РВС Кавказской трудовой армии, председатель экономсовета Юго-Востока, секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б). С конца 1921 г. заместитель наркома, в 1923–1927 гг. нарком внутренних дел РСФСР. В середине 20-х годов примыкал к троцкистской оппозиции. В 1927 г. был исключен из ВКП(б) и до 1930 г., когда был восстановлен в партии, находился в ссылке. С 1930 г. работал в системе Комитета заготовок СССР, уполномоченным Наркомата внутренней торговли СССР. В 1936 г. вновь был исключен из ВКП(б) и арестован. В 1938 г. расстрелян.

БЕРИЯ Лаврентий Павлович (1899–1953). Советский государственный и партийный деятель. В 1921–1931 гг. в органах разведки и контрразведки: заместитель председателя Азербайджанской ЧК, председатель Грузинского и Закавказского ГПУ, представитель ОГПУ в ЗСФСР. С 1931 г. первый секретарь ЦК КП(б) Грузии. В 1938–1945 гг. и в марте — июне 1953 г. нарком (министр) внутренних дел СССР, одновременно в 1941–1953 гг. заместитель, первый заместитель Председателя Совнаркома (Совета Министров) СССР. 26 июня 1953 г. арестован и 23 декабря того же года расстрелян «за преступные антипартийные и антигосударственные действия».

БОНЧ-БРУЕВИЧ Владимир Дмитриевич (1873–1955). Член РСДРП с 1895 г. Сотрудник ленинских газет «Искра», «Вперед», «Правда». В 1917 г. член исполкома Петроградского Совета. После Октябрьской революции 1917 г. до 1920 г. был управляющим делами Совнаркома РСФСР. Руководил переездом советского правительства из Петрограда в Москву в марте 1918 г. С 1921 г. на хозяйственной и научной работе, с 1933 г. директор Государственного Литературного музея, в 1945–1955 гг. директор Музея истории религии и атеизма АН СССР в Ленинграде.

БОРИСОВ М. В. (1881–1934). Оперативный комиссар охраны первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) С. М. Кирова. Погиб 2 декабря 1934 г. в результате автокатастрофы по пути к И. В. Сталину для допроса.

БУБНОВ Андрей Сергеевич (1884–1938). Советский государственный и партийный деятель. Член Политбюро ЦК РСДРП(б) в 1917 г. В 1922–1924 гг. заведующий отделом ЦК РКП(б), в 1924–1929 гг. начальник Политуправления РККА, член Реввоенсовета СССР и ответственный редактор газеты «Красная звезда», одновременно в 1925 г. секретарь ЦК РКП(б). В 1929–1937 гг. нарком просвещения РСФСР. Репрессирован.

БУХАРИН Николай Иванович (1888–1938). Советский партийный и государственный деятель. Член Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) в 1924–1929 гг. С 1911 г. в эмиграции. В 1917 г. возвратился на родину, работал в Московском комитете большевиков, редактировал газету «Известия Московского военно-революционного комитета». С конца 1917 г. редактор газеты «Правда», в которой с небольшим перерывом в 1918 г. проработал до 1929 г. Одновременно в 1924–1929 гг. редактор журнала «Большевик». В 1930–1934 гг. работал в ВСНХ, Наркомтяжпроме СССР. С 1934 г. по 1937 г. ответственный редактор газеты «Известия ЦИК СССР». В 1937 г. арестован, исключен из партии, в 1938 г. по делу «антисоветского правотроцкистского блока» приговорен к расстрелу. Реабилитирован в феврале 1977 г.

ВАРЕЙКИС И. М. (1894–1939). Член РСДРП с 1913 г. После 1917 г. на ответственных партийных и советских должностях. С 1923 г. секретарь Киевского губкома КП(б)У и Среднеазиатского бюро ВКП(б), заведующий отделом печати ЦК ВКП(б), первый секретарь Саратовского губкома, Центральночерноземного и Воронежского обкомов, Сталинградского и Дальневосточного крайкомов ВКП(б). Участник совещания Репрессирован.

ВЛАСИК Николай Сергеевич (1896–1967). С 1931 г. начальник личной охраны И. В. Сталина. Генерал-лейтенант. Родился в Белоруссии. С 1919 г. в ВЧК. В мае 1952 г. снят с должности начальника Главного управления охраны МГБ СССР, до ноября того же года был заместителем начальника управления лагеря в г. Асбест Свердловской области. В декабре 1952 г. арестован, в 1955 г. направлен в ссылку сроком на десять лет (сокращена до трех лет с учетом амнистии и предварительного заключения) в Красноярск. В 1956 г. освобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимости.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка