Дэн Браун Точка обмана



Сторінка61/87
Дата конвертації15.04.2016
Розмір6.29 Mb.
1   ...   57   58   59   60   61   62   63   64   ...   87

ГЛАВА 91

Закрыв глаза, Майкл Толланд прислушивался к рокоту двигателей. Он решил больше не думать о метеорите — до возвращения в Вашингтон. Если верить Корки, то хондры оставались решающим свидетельством. Камень, застрявший в шельфовом льду Милна, мог быть только метеоритом. Рейчел не теряла надежды получить ясный ответ для Уильяма Пикеринга к моменту посадки, но все ее рассуждения так или иначе заходили в тупик именно из за хондр. Несмотря на то что характеристики метеорита вызывали подозрение, он оставался подлинным. Что ж, значит, так тому и быть.

Рейчел, без сомнения, была измучена их недавней борьбой за жизнь. Но ее мужество и выдержка поражали. Она сумела собраться и сосредоточиться на главном, то есть на необходимости или окончательно развенчать, или подтвердить подлинность метеорита, а также выяснить, кто и зачем хотел их убить.

Большую часть пути Рейчел просидела рядом с Толландом. Даже несмотря на тяжелые обстоятельства, общение с ней приносило ему радость. Несколько минут назад она отлучилась в хвост самолета по личным делам, и Майкл с удивлением обнаружил, что ему очень не хватает ее присутствия. После смерти Шейлы он еще ни разу не скучал по другой женщине.

— Мистер Толланд!

Майкл поднял голову. Из кабины выглядывал пилот.

— Вы просили сказать, когда мы окажемся в пределах телефонной связи вашего корабля. Если нужно, могу сейчас соединить.

— Спасибо.

Толланд прошел в кабину и набрал номер. Хотел предупредить ребят — свою команду, — что не появится еще примерно пару дней. Разумеется, он не собирался сообщать им о причине такой задержки.

После нескольких гудков подключилась корабельная система коммуникации — «Шинком 2100». Но прозвучало не обычное вежливое приветствие, а веселое обращение одного из членов команды, признанного шутника.

— Привет привет, это «Гойя», — раздался голос. — Уж извините, что здесь никого нет, но дело в том, что нас похитила стая очень крупных блох. А если честно, то мы позволили себе сойти на берег, чтобы отпраздновать великий для Майкла день. О, как же мы гордимся! Можете оставить свое сообщение, и завтра, как только протрезвеем, мы с вами свяжемся. Чао! Счастливо!

Толланд засмеялся. Он соскучился по своим парням и обрадовался, узнав, что они смотрели пресс конференцию по телевизору. Хорошо, что они отправились на берег. Когда ему позвонил президент, Майкл быстро собрался и уехал, бросив товарищей. А сидеть на корабле без дела — сущее мучение! Хотя автоответчик и сообщил, что все сошли на берег, наверное, кто то все равно остался, чтобы следить за судном — опасно оставлять его на якоре без присмотра. В том районе, где оно сейчас находится, сильное течение.

Толланд набрал другой номер, линию внутреннего автоответчика — на нем наверняка записано послание, адресованное лично ему. Прозвучал гудок. Есть послание! Голос был тем же, что и на внешней линии.

— Привет, Майк! Ну и дела! Если ты слышишь это, то, наверное, проверяешь сообщения от всяких там высокопоставленных лиц из Белого дома. И, конечно, пытаешься понять, куда же мы все подевались. Извини за то, что мы ушли с корабля, но, сам понимаешь, этот вечер вовсе не для «сухого закона». Не волнуйся, мы очень крепко привязали «Гойю» и оставили гореть свет в рубке. Втайне надеемся, что нашу посудину кто нибудь угонит, и тогда Эн би си купит тебе новый, современный корабль. Не волнуйся, шучу. На самом деле Ксавия согласилась остаться на борту и следить за порядком. Она сказала, что предпочитает посидеть в одиночестве, а не праздновать вместе с толпой пьяных рыбаков. Можешь в это поверить?

Толланд улыбнулся, обрадовавшись тому, что корабль под присмотром. Ксавия была очень серьезной особой, не поощрявшей шумные пирушки. Уважаемый морской геолог, эта женщина славилась своей способностью говорить то, что думает, с убийственной прямотой.

— Надо сказать, Майк, — продолжал голос на автоответчике, — что вечер сегодня просто потрясающий. Заставляет откровенно гордиться собственной принадлежностью к научному братству, так ведь? Все кругом толкуют о том, как выгодно это открытие для НАСА. Да к черту НАСА! Для нас это еще лучше! Наверняка после всего, что произошло сегодня, рейтинг «Удивительных морей» поднимется на несколько миллионов пунктов. Ты, старик, теперь звезда. Настоящая. Поздравляем. Сработано отлично.

В трубке раздался приглушенный обмен репликами, потом снова тот же голос сказал:

— Кстати, о Ксавии. Она хочет тебя за что то отчитать. Вот она, здесь.

На автоответчике зазвучал резкий голос Ксавии:

— Майк, ты божество, правда! И поскольку я тебя так люблю, то согласилась сегодня остаться в няньках у твоей проржавевшей доисторической посудины. А если честно, то я не прочь хоть немножко побыть в стороне от этой толпы хулиганов, которых ты почему то называешь учеными. А еще, вдобавок к роли сторожихи, мне поручили укрепить сложившуюся репутацию злючки и предостеречь тебя от превращения в самовлюбленного зазнайку. Конечно, после такого успеха это может оказаться делом нелегким. Поэтому я обращу твое внимание на промах в фильме. Да да, именно так, ты расслышал правильно. Редчайший для Майкла Толланда случай грубой логической ошибки. Не волнуйся, на земле живут лишь три человека, способные это заметить, и все они морские геологи и жуткие зануды без малейшего намека на чувство юмора. Примерно как я. Ты же знаешь, что говорят о нас — геологах: мы вечно ищем ошибки! — Она рассмеялась. — В любом случае это ерунда, мелочь. Крошечная деталь из области петрологии. И говорю я о ней исключительно для того, чтобы сделать тебе гадость и испортить вечер. Ты ведь можешь получить на сей счет пару звонков, поэтому я и решила тебя предупредить, чтобы в разговорах с посторонними ты не выглядел полным идиотом, хотя, как мы все знаем, ты именно такой и есть. — Она снова рассмеялась. — Я не очень вписываюсь во всякие там вечеринки, потому и осталась на борту. Не трудись мне звонить: я включила автоответчик, потому что чертова пресса звонит постоянно, не давая вздохнуть. Сегодня ты настоящая звезда, даже несмотря на промах. Я тебе все объясню, как только вернешься. Пока.

На линии наступила тишина.

Майкл Толланд нахмурился. Ошибка в его фильме?

Рейчел Секстон стояла в туалете самолета и внимательно рассматривав свое отражение в зеркале. Она выглядела очень бледной и измученной — гораздо хуже, чем предполагала. События сегодняшнего дня дорого обошлись ей. Интересно, когда теперь прекратится эта противная дрожь в конечностях? И когда она сможет без страха смотреть на океан? Сняв берет, выданный ей на подводной лодке «Шарлот», Рейчел распустила волосы. Вроде стало лучше. По крайней мере теперь она больше похожа на саму себя.

Глядя в глаза собственному отражению, она видела усталость, напряженность и… решимость. Рейчел сознавала, что это у нее от матери. Никто не смеет ей указывать, что делать. Интересно, видит ли Кэтрин оттуда, где она сейчас, что происходит с ее дочерью?

«Кто то пытался убить меня, мама. Кто то пытался убить нас всех…»

В который раз за эти несколько часов она перебрала в уме имена возможных кандидатур: Лоуренс Экстром… Марджори Тенч… президент Зак Харни. Каждый из них имеет свои мотивы. И, что еще хуже, каждый обладает достаточными средствами. Рейчел повторила себе, что президент здесь ни при чем. Очень хотелось верить, что человек, которого она уважала намного больше, чем собственного отца, всего лишь сторонний наблюдатель за этим жутким, почти мистическим действом.

Она все еще ничего не знает.

Не знает кто… не знает зачем… не знает почему.

Рейчел очень хотела бы иметь ответы на эти вопросы — для Уильяма Пикеринга. Однако пока возникали лишь все новые и новые неясности.

Выйдя из туалета, Рейчел удивилась, не увидев на месте Майкла Толланда. Корки дремал неподалеку. Пока она недоуменно оглядывалась, Майкл появился из кабины. В открытую дверь было видно, как пилот вешает на место трубку радиотелефона. В глазах океанографа читалась более заметная, чем прежде, тревога.

— Что случилось? — не выдержала Рейчел.

Мрачным голосом Толланд рассказал о том, что услышал. Ошибка в его фильме? Не может быть! Рейчел решила, что Майкл драматизирует происходящее.

— Скорее всего просто какая нибудь мелочь. Она не сказала, в чем конкретно заключается ошибка?

— Что то из области петрологии.

— То есть структуры камня?

— Да. Сказала, что, кроме нее, это могут заметить только несколько других специалистов геологов. Такое чувство, что речь идет о составе метеорита.

Рейчел глубоко вдохнула, начиная понимать.

— Хондры?

— Не знаю. Но совпадение кажется очень странным.

Рейчел согласилась. Именно хондры оставались той ниточкой, на которой еще держалось доказательство подлинности метеорита.

Проснулся Корки, протер глаза.

— Что здесь происходит? Толланд рассказал.

Астрофизик недовольно скривился, покачав головой:

— Нет, Майк. Вряд ли дело в хондрах. Не может такого быть. Все данные у тебя от НАСА. И от меня. Они безупречны.

— Но тогда какая еще петрологическая ошибка могла возникнуть?

— Послушай, что могут знать о хондрах морские геологи?

— Понятия не имею. Но она говорила очень уверенно.

— Учитывая обстоятельства, — вмешалась в разговор Рейчел, — считаю, что мы должны сначала поговорить с этой дамой, а уже потом — с Пикерингом.

Толланд пожал плечами:

— Я четыре раза набирал номер и натыкался на автоответчик. Скорее всего она возится в гидролаборатории и ничего не слышит. И до утра вряд ли получит мои сообщения. — Толланд замолчал, глядя на часы. — Хотя…

— Хотя что?

Океанограф пристально взглянул на Рейчел.

— Насколько важным тебе кажется порядок бесед: сначала с Ксавией, а уже потом с Пикерингом?

— А если она действительно скажет что нибудь насчет хондр? Я считаю, это обязательно. Сейчас в нашем распоряжении весьма противоречивые сведения. Мой босс — человек, привыкший получать ясные и точные ответы. Так что к моменту встречи с ним мне хотелось бы располагать чем нибудь конкретным, чтобы предоставить ему возможность действовать.

— В таком случае нам придется сделать посадку. Рейчел решила, что ослышалась.

— На твоем корабле?

— Он у берегов Нью Джерси. Почти прямо по курсу. Поговорим с Ксавией и выясним, что она знает. У Корки есть образец. И если Ксавии потребуются какие то минералогические тесты, она вполне может их сделать, поскольку на корабле есть отлично оснащенная лаборатория. Думаю, нам потребуется не больше часа, чтобы прийти к окончательным выводам.

Рейчел разволновалась. Так скоро снова оказаться лицом к лицу с океаном? Это ужасно!

Окончательные выводы… Эта фраза требовала смирить свои страхи. Тем более что Пикеринг наверняка ждет ответов.

1   ...   57   58   59   60   61   62   63   64   ...   87


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка