Дэн Браун Точка обмана



Сторінка55/87
Дата конвертації15.04.2016
Розмір6.29 Mb.
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   87

ГЛАВА 81

В студии Эй би си Гэбриэл Эш набирала номер телефонной справочной.

Если подтвердится подозрение, которое только что высказал Секстон, то может произойти невероятное. НАСА лжет о спутнике сканере? Гэбриэл видела ту пресс конференцию. Ей тоже многое показалось странным, но она быстро забыла об этом. Ведь несколько недель назад этот спутник не имел никакого значения. Лишь сегодня вечером он внезапно привлек к себе всеобщее внимание.

А сейчас Секстону потребовалась закрытая информация, причем срочно. И получить эту информацию он рассчитывал от осведомителя Гэбриэл. Ассистентка пообещала боссу приложить все усилия, однако суть проблемы заключалась в том, что этим осведомителем была сама Марджори Тенч. Сейчас, разумеется, помощи от нее ждать не приходилось. А значит, следовало добывать информацию иным путем.

— Телефонная справочная служба, — раздался голос в трубке.

Гэбриэл назвала имя. Через несколько секунд телефонистка дала номера трех Крисов Харперов, проживающих в Вашингтоне. Гэбриэл набрала каждый из номеров.

Первый принадлежал юридической фирме. По второму никто не брал трубку. На третий раз ответила женщина:

— Квартира Харперов.

— Миссис Харпер? — Гэбриэл постаралась говорить как можно вежливее. — Надеюсь, я вас не разбудила?

— Господи, конечно, нет! Разве сегодня кто нибудь сможет заснуть? — Судя по голосу, события волновали даму. Было слышно, что в комнате включен телевизор. Рассказывали о метеорите. — Я полагаю, вам нужен Крис?

Сердце Гэбриэл забилось учащенно.

— Да, мадам.

— К сожалению, его нет дома. Рванул на работу, как только закончилось выступление президента. — Женщина негромко рассмеялась. — Сомневаюсь, правда, что там у них кто то собирается работать. Скорее всего будут праздновать. Сообщение оказалось для него полным сюрпризом. Да и для других тоже. Телефон звонил не умолкая весь вечер. Думаю, там собралась вся команда НАСА.

— В комплексе на И стрит? — уточнила Гэбриэл, предполагая, что собеседница имеет в виду штаб квартиру космического агентства.

— Совершенно верно. Не забудьте праздничный колпак.

— Спасибо.

Гэбриэл повесила трубку и быстрым шагом пересекла студию, обнаружив Иоланду в другом ее конце. Журналистка консультировала группу специалистов, которым предстояло комментировать ситуацию с метеоритом.

При приближении Гэбриэл Иоланда улыбнулась.

— Ты выглядишь значительно лучше, — заметила она. — Начинаешь понимать, что жизнь продолжается?

— Я только что разговаривала с сенатором. Оказалось, его встреча — вовсе не то, о чем я подумала.

— Я же говорила, что Тенч попросту играет с тобой. И как сенатор принял новость?

— Гораздо спокойнее, чем можно было бы предположить. Иоланда удивилась:

— А я, честно говоря, решила, что он уже прыгнул под автобус или сделал что нибудь в этом роде.

— Он считает, что в данных НАСА можно обнаружить неувязку.

Иоланда как то странно фыркнула.

— Он видел ту же самую пресс конференцию, что и я? Сколько же подтверждений и доказательств ему необходимо?

— Я сейчас направляюсь в НАСА кое что разузнать. Подведенные брови Иоланды изогнулись предупреждающими дугами.

— Правая рука сенатора Секстона собирается ворваться в штаб квартиру НАСА? Хочешь, чтобы тебя закидали камнями?

Гэбриэл поделилась с Иоландой подозрениями по поводу того, что менеджер Крис Харпер на недавней пресс конференции лгал относительно устранения неполадок в программном обеспечении спутника.

Однако Иоланда не хотела верить.

— Мы тоже передавали эту пресс конференцию, Гэб, и должна признать, что Харпер действительно был не в своей тарелке. НАСА сообщило, что в тот вечер он чувствовал себя просто отвратительно.

— А вот сенатор Секстон утверждает, что он лгал. И другие тоже так считают. Причем влиятельные люди.

— Но если компьютеры спутника не привели в норму, то как он смог распознать метеорит?

Гэбриэл подумала, что вопрос как раз для сенатора.

— Не знаю. Но сенатор хочет, чтобы я раздобыла для него кое какую информацию.

Иоланда покачала головой:

— Он посылает тебя прямиком в осиное гнездо и при этом играет на дудочке пустой мечты. Не ходи. Ты ему ровным счетом ничего не должна.

— Но это же из за меня полетела к чертям его избирательная кампания.

— Вовсе не из за тебя. Это просто невезение.

— Если сенатор прав и руководитель проекта лгал…

— Детка, если руководитель проекта спутника сканера лгал всему миру, то с какой стати он скажет правду тебе?

Гэбриэл уже думала об этом и даже сочинила кое какой план.

— Если мне удастся там что нибудь выяснить, я тебе позвоню.

Иоланда скептически рассмеялась:

— Если ты там что нибудь выяснишь, я тоже съем собственную шляпу.

ГЛАВА 82

«Забудь все, что знаешь об этом камне…»

Майкл Толланд боролся с тревожными мыслями по поводу метеорита. Сейчас, после озадачивающих слов Рейчел, он испытывал еще большее волнение. Смотрел на камень, который держал в руке. Если представить, что кто то дал ему его без всяких объяснений относительно происхождения и свойств… какой вывод можно сделать в этом случае?

Толланд понимал, что вопрос Рейчел имеет особый подтекст, и все таки в качестве аналитического упражнения он казался исключительно полезным. Отбросив все данные, которыми его снабдили сразу по прибытии в хабисферу, Толланд был вынужден признать, что его анализ окаменелостей основывался на одном единственном предположении, а именно — камень, где содержатся эти самые окаменелости, не что иное, как метеорит.

А если бы насчет метеорита никто ничего не говорил?.. Не в состоянии пока придумать другое объяснение, Майкл все же попробовал мысленно исключить метеоритную предпосылку. Результаты оказались достаточно странными и не слишком приятными.

И вот теперь Толланд, Рейчел и проснувшийся, но еще неважно соображающий Корки Мэрлинсон обсуждали идеи, которые брезжили в голове каждого из них.

— Итак, — повторила Рейчел настойчивым, напряженным голосом, — Майкл, ты утверждаешь, что если бы кто нибудь дал тебе этот камень с отпечатками безо всяких объяснений, ты заключил бы, что он с Земли.

— Именно, — подтвердил Толланд. — А какой бы еще вывод мог прийти мне в голову? Решить, что найден образец внеземной жизни, намного сложнее, чем утверждать, что найдена окаменелость еще не описанного земного вида. Ежегодно ученые обнаруживают десятки новых земных организмов.

— Вошь длиной в два фута? — недоверчиво воскликнул Корки. — Ты полагаешь, что насекомое такого размера может существовать на Земле?

— Возможно, когда то существовало, — ответил Толланд. — Ведь не обязательно они должны существовать именно сейчас. Мы имеем дело с окаменелостью. Ей сто девяносто миллионов лет. Она из юрского периода. Множество доисторических отпечатков оставили существа значительного размера, которые, когда мы обнаруживаем такие окаменелости, выглядят просто невероятными. Огромные крылатые рептилии, динозавры, птицы.

— Конечно, не мне, физику, критиковать тебя, Майкл, но в твоих рассуждениях есть серьезный недостаток. Все доисторические существа, которые ты только что назвал — динозавры, рептилии, птицы, — обладали внутренним скелетом. И он позволял им вырасти до значительных размеров, несмотря на силу земного притяжения. Но вот эта окаменелость… — Корки взял образец и поднес его поближе к глазам. — Эти твари имеют лишь внешний скелет. Они же антроподы. Жуки. А ты сам говорил, что жук такого размера может появиться только при слабой гравитации. В ином случае его внешний скелет просто разрушился бы.

— Верно, — согласился Толланд. — Этот вид вымер бы, начни он распространяться на Земле.

Корки наморщил от раздражения лоб.

— Если только не предположить, что какой то пещерный житель завел у себя антигравитационную ферму по выращиванию вшей, то я просто не понимаю, как ты можешь прийти к выводу о существовании на нашей бедной планете двухфутовых жуков.

Майкл сдержал улыбку.

— Существует и еще одна возможность. — Он пристально взглянул на друга. — Корки, ты вот привык все время смотреть вверх. А теперь посмотри вниз. Ведь прямо здесь, на нашей планете, существует обширная антигравитационная среда. И она присутствует с доисторических времен.

Корки ничего не понял.

— Какого черта ты имеешь в виду? Рейчел тоже выглядела удивленной.

Толланд показал за окно, на залитый лунным светом океан, тускло мерцающий под крылом самолета.

— Океан. Вода представляет собой низкогравитационную среду, — пояснил Майкл. — Под водой все весит меньше. Океан способен поддерживать огромные хрупкие структуры, которые на земле никогда бы не выжили: медуз, гигантских кальмаров, ленточных угрей.

Корки кивнул, но не сдался:

— Прекрасно, однако в доисторическом океане никогда не было гигантских жуков.

— Именно что были. И есть до сих пор. Люди едят их каждый день. В большинстве стран они считаются деликатесами.

— Майк, ну кто же ест морских жуков?!

— Каждый, кто любит омаров, крабов и креветки. Корки от неожиданности широко раскрыл глаза.

— Ракообразные — это, по сути, гигантские морские жуки, — пояснил Толланд. — Они являются подотрядом типа антроподов, к которому относятся вши, пауки, насекомые, кузнечики, скорпионы, крабы, омары. Они родственны друг другу. Все это виды, обладающие внешним скелетом.

Корки внезапно сник.

— С точки зрения классификации они, конечно, очень похожи на жуков, — продолжал Толланд. — Крабы напоминают гигантских трилобитов. А клешни омара похожи на клешни большого скорпиона.

Теперь уже астрофизик позеленел.

— Все. Больше я ничего подобного в рот не возьму. Рейчел, казалось, увлеклась.

— Так, значит, антроподы на Земле остаются маленькими, потому что сила тяжести не дает им расти. Но в воде тела теряют вес, поэтому там возможны более крупные размеры.

— Верно, — подтвердил Толланд. — Королевский краб с Аляски мог бы быть неверно определен как самый большой на планете паук, не имей мы ископаемых свидетельств того, что это не так.

Возбуждение Рейчел перешло в озабоченность.

— Хорошо, Майк, но теперь, исключив положение о метеорите, скажи мне следующее: возможно ли, что окаменелости, которые мы видели на леднике Милна, могли появиться из океана? Я имею в виду из земного океана?

От Толланда не укрылся пристальный взгляд Рейчел и истинный смысл ее вопроса.

— Гипотетически я бы сказал — да, могли. На дне океана существуют горные системы, которым по двести миллионов лет. Столько же, сколько и этим окаменелостям. И теоретически океан может содержать живые формы, подобные этим.

— О, Бога ради!.. — простонал Корки. — Не могу поверить в то, что слышу. Исключить положение о метеорите? Но ведь метеорит неопровержим! Даже если бы дно океана было покрыто камнями, которым подвести миллионов лет, все равно у них не было бы корки сплава, аномального содержания никеля и хондр. Вы сейчас просто хватаетесь за соломинку.

Толланд знал, что Корки прав. И все же, представив существ, оставивших эти отпечатки, морскими жителями, он лишился священного страха перед ними. Теперь они казались как то проще и роднее.

— Майк, — заговорила Рейчел, — почему никто из специалистов НАСА даже не предположил, что отпечатки могут быть оставлены морскими существами? Пусть даже в океане на другой планете?

— На то есть две причины. Пелагические организмы — с океанского дна — представляют собой изобилие разнообразных видов. Все, что существует в миллионах кубических футов океанской массы, в конце концов умирает и опускается на дно. А это означает, что дно превращается в могилу существ, обитающих на разных глубинах, при разном давлении и температуре. Но камень из ледника содержал окаменелости одного единственного вида. И это больше походило на то, что можно найти в пустыне. Например, на скопление аналогичных существ, погребенных песчаной бурей.

Рейчел кивнула, соглашаясь.

— Ну, а вторая причина? Толланд пожал плечами:

— Просто инстинкт, интуиция. Ученые всегда считали, что космос, окажись он обитаем, был бы населен насекомыми. А по данным наблюдений за космическим пространством, там куда больше песка и камней, чем воды.

Рейчел молчала.

— Хотя… — добавил Толланд. Рейчел заставила его задуматься. — Существуют глубинные океанические зоны, которые океанологи называют мертвыми. Мы их еще не очень то изучили, но они представляют собой области, где почти нет живых существ. Всего несколько видов донных животных, питающихся падалью. Однако с этой точки зрения существование скопления окаменелостей одного морского вида исключать тоже нельзя.

— Эй! — напомнил о себе Корки. — А как же все таки насчет корки сплава? Среднего уровня содержания никеля? Хондр?

Толланд ничего не ответил.

— Насчет никеля… — Рейчел повернулась к Корки: — Объясни ка мне еще разок. Кажется, ты говорил, что содержание никеля в земных камнях или очень низкое, или очень высокое, а в метеоритах оно находится в определенных срединных границах?

Корки кивнул:

— Именно.

— И в этом образце содержание никеля попадает именно в эти границы?

— Очень близко к ним, да. Рейчел замерла:

— Подожди ка. Близко? То есть? Корки казался раздраженным.

— Я объяснял уже, что минералогическое строение метеоритов различно. Когда ученые находят новые образцы, мы обновляем наши данные насчет того, что считать естественным соотношением элементов в метеорите.

Рейчел взяла образец в руки. Выглядела она сейчас растерянной.

— Так, значит, этот метеорит заставил вас пересмотреть данные по естественному содержанию никеля? А так его процент выходил за установленные границы?

— Самую малость, — ответил Корки.

— А почему никто ничего об этом не говорил?

— Это не существенно. Астрофизика — динамичная наука, которая постоянно накапливает данные.

— И даже во время принципиально важной экспертизы?

— Послушай, — тяжело вздохнув, произнес Корки, — уверяю тебя, что содержание никеля в этой штуке гораздо ближе к уровню метеоритов, чем земных камней.

Рейчел посмотрела на Толланда:

— Ты знал об этом?

Толланд медленно, неохотно кивнул. Тогда это вовсе не казалось настолько существенным.

— Мне сказали, что образцы показывают содержание никеля чуть выше, чем в других метеоритах, и что специалисты НАСА не принимают это в расчет.

— И на то есть причина! — воскликнул Корки. — Минералогическое доказательство здесь вовсе не в том, что содержание никеля находится на нужном уровне, а в том, что оно совсем не такое, как на Земле.

Рейчел покачала головой:

— Извини, в моем деле такая логика считается ущербной, поскольку приводит к гибели людей. Сказать, что камень не похож на земной, еще не значит доказать, что он является метеоритом. Это свидетельствует лишь о том, что он не похож ни на что на нашей планете.

— Какая, черт возьми, разница?

— Никакой, — возразила Рейчел, — если тебе известен каждый камень на Земле.

Корки не ответил.

— Ну ладно, — наконец произнес он, — давай оставим в стороне содержание никеля, раз ты так из за него нервничаешь. В нашем распоряжении все еще остаются добрая верная корка сплава и хондры.

— Точно, — спокойно согласилась Рейчел. — Два из трех — не так уж и плохо.

1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   87


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка