Дэн Браун Точка обмана



Сторінка54/87
Дата конвертації15.04.2016
Розмір6.29 Mb.
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   87

ГЛАВА 80

Стоя возле окна своего кабинета, Уильям Пикеринг вглядывался в далекие огни на Лисберг хайвей. Он часто думал о ней, стоя в одиночестве здесь, почти на вершине мира.

Столько власти… и он не смог ее спасти.

Дочь Пикеринга, Диана, погибла в Красном море во время плавания на маленьком военно морском судне. Она училась на штурмана. Солнечным днем судно стояло на якоре в безопасной гавани. Самодельная лодка, нагруженная взрывчаткой и управляемая двумя террористами, медленно прошла через гавань и, протаранив корабль, взорвалась. Погибли четырнадцать молодых американских военных, в том числе и Диана Пикеринг.

Уильям Пикеринг был раздавлен. Боль не отпускала его неделями. А когда ЦРУ по горячим следам вышло на давно известную организацию, за которой оно долго и безуспешно охотилось, печаль его превратилась в ярость. Он ворвался в штаб квартиру ЦРУ и потребовал ответа.

Ответ, который он получил, было тяжело принять.

Оказалось, ЦРУ было готово к ликвидации этой группировки уже давно и ожидало лишь спутниковых фото с высоким разрешением, чтобы точно спланировать нападение на боевой центр террористов в горах Афганистана. Предполагалось, что фотографии сделает спутник НРУ под кодовым названием «Вортекс 2» стоимостью в миллиард двести тысяч долларов. Тот самый спутник, который взорвался прямо на стартовой площадке вместе с ракетой, принадлежащей НАСА. Из за неудачи отложили операцию ЦРУ… и погибла Диана Пикеринг.

Разум говорил Уильяму, что прямая ответственность лежит не на НАСА, но сердце никак не могло примириться. Расследование взрыва показало, что инженерам НАСА, отвечавшим за систему подачи топлива, было приказано использовать низкокачественное горючее, чтобы не выходить за рамки финансирования.

— В случае непилотируемых полетов, — объяснил на пресс конференции Лоуренс Экстром, — НАСА стремится прежде всего к результативности. В данном случае результаты оказались неоптимальными. Мы тщательно исследуем происшествие.

Неоптимальные результаты. А Диана Пикеринг погибла.

Более того, поскольку спутник шпион был засекречен, широкая общественность так никогда и не узнала, что НАСА провалило проект стоимостью свыше миллиарда долларов, косвенно погубив полтора десятка американцев.

— Сэр, — прозвучал по внутренней связи голос секретарши, — первая линия. Марджори Тенч.

Пикеринг стряхнул с себя оцепенение и взглянул на телефон. Опять? Огонек первой линии, казалось, пульсировал сердито и настойчиво. Пикеринг, нахмурившись, снял трубку.

— Слушаю.

Голос Тенч едва не срывался от ярости. — Что она вам сказала?!

— О чем вы?

— Рейчел Секстон звонила вам. Что она сказала? Она была на подводной лодке! Хороши новости! Объясните!

Пикеринг моментально понял, что простое отрицание здесь не поможет. Тенч всегда старательно учила уроки. Удивляло, конечно, что эта особа все таки пронюхала насчет «Шарлот», но, судя по всему, она не успокоится, пока не добьется ответов на свои вопросы.

— Да, мисс Секстон связалась со мной.

— И вы организовали эвакуацию. Не посоветовавшись со мной и ничего мне не сообщив?

— Я просто организовал перевозку. Только и всего. Оставалось два часа до прибытия Рейчел Секстон, Майкла Толланда и Корки Мэрлинсона на авиабазу Боллингз.

— Но вы предпочли утаить это от меня?

— Рейчел Секстон сделала несколько весьма тревожащих заявлений. Вернее, обвинений.

— Относительно подлинности метеорита… и каких то покушений на ее жизнь?

— Среди всего прочего и это тоже.

— Она лжет.

— А вы в курсе, что с ней еще двое, которые полностью подтверждают ее слова?

Тенч помолчала.

— Да. Все очень тревожно. Белый дом крайне озабочен этими заявлениями.

— Белый дом? Или лично вы?

Тон Марджори моментально стал ледяным и безжалостным, словно лезвие бритвы.

— На сегодня для вас, директор, это одно и то же. Пикеринг не испугался. Беснующиеся политики не были для него новостью, равно как и сотрудники аппарата власти, пытающиеся установить контроль над разведывательным управлением. Хотя мало кто мог наступать столь яростно, как Марджори Тенч.

— Президент знает, что вы мне сейчас звоните?

— Честно говоря, директор, я просто шокирована тем, что вы верите в бред этих сумасшедших.

Пикеринг хотел напомнить, что она не ответила на вопрос, но сдержался.

— Не вижу никаких рациональных причин для лжи с их стороны. Могу предположить только два варианта: или они говорят правду, или же искренне заблуждаются.

— Заблуждаются? Утверждая, что на них напали? Что в деле с метеоритом существуют странности, которых не заметило НАСА? Ради Бога! Это же откровенный политический фарс!

— Если так, то мотивы подобного поведения мне не ясны. Тенч тяжело вздохнула и понизила голос:

— Директор, здесь действуют силы, о существовании которых даже вам неизвестно. Обсудить это мы можем позже, а сейчас мне необходимо знать, где находятся Секстон и остальные. Прежде чем они нанесут какой нибудь серьезный вред, я должна во всем как следует разобраться. Где они?

— К сожалению, я не вправе разглашать эту информацию. Как только они прибудут, я с вами тотчас свяжусь.

— Ну уж нет! Я должна быть на месте к моменту их прибытия и лично их встретить.

Пикеринг подумал, что встретит она их не одна, а с отрядом агентов службы безопасности.

— Когда они объявятся в наших краях, у нас у всех будет возможность дружески поболтать. Или вы собираетесь пригнать армию, чтобы арестовать их?

— Эти люди представляют непосредственную опасность для президента. Белый дом имеет полное право задержать и допросить их.

Пикеринг понимал, что Тенч права. В соответствии с законами Соединенных Штатов агенты секретной службы имеют право использовать оружие и совершать «несанкционированные» аресты просто по подозрению в замысле преступных действий против президента. В этом случае у них развязаны руки. Обычно они задерживали тех, кто бесцельно слонялся вокруг Белого дома, и детишек, посылавших электронные письма с глупыми угрозами.

Пикеринг ни секунды не сомневался, что секретные агенты найдут повод затащить Рейчел и ее товарищей по несчастью в подвал Белого дома и держать там практически бесконечно. Игра может принять опасный оборот, но Тенч прекрасно понимала, что ставки высоки. Вопрос заключался в том, что случится, если Пикеринг позволит Тенч завладеть ситуацией. Однако лучше этого не знать.

— Я предприму все необходимое, — твердо заявила Марджори, — чтобы оградить президента от ложных обвинений. Одно лишь предположение о нечестной игре бросит густую тень и на Белый дом, и на НАСА. Рейчел Секстон не оправдала доверия, оказанного ей президентом, и я вовсе не намерена наблюдать, как он будет расплачиваться за это доверие.

— А если я сделаю запрос, чтобы мисс Секстон позволили высказаться перед официальной комиссией?

— В таком случае окажется, что вы нарушаете прямой приказ президента и готовите этой особе удобную платформу для организации невиданного политического скандала! Еще раз спрашиваю вас, директор: куда вы везете этих людей?

Пикеринг глубоко вздохнул. Скажет ли он этой кошмарной женщине, что самолет прилетит на авиабазу Боллингз, или нет, она все равно найдет средства и возможности узнать. По непреклонности, которая сквозила в ее тоне, он чувствовал, что она не успокоится. Марджори Тенч гнал вперед страх.

— Марджори, — произнес Пикеринг, стараясь как можно точнее передать свое настроение, — кто то мне лжет. Или Рейчел Секстон и те двое гражданских ученых — или вы. Мне кажется, что именно вы.

Тенч взорвалась:

— Как вы смеете?!

— Ваш гнев меня нисколько не задевает, поэтому поберегите его для иного случая. Вам будет полезно узнать, что я располагаю неопровержимыми доказательствами того, что НАСА и Белый дом сегодня сообщили всему миру неправду.

Тенч внезапно замолчала.

Пикеринг позволил ей немножко пострадать.

— Я вовсе не стремлюсь ни к каким политическим интригам и победам. Во всяком случае, никак не больше вас. Но здесь замешана ложь. Ложь, которой быть не должно. И которая не выдержит проверки. Если вы хотите, чтобы я вам помог, то ведите себя честно. Во всяком случае, со мной.

Казалось, в душе Тенч борются искушение и осторожность.

— Если вы так уверены, что здесь замешана ложь, то почему же вы не выступили?

— Не имею склонности вмешиваться в политические события.

В ответ Тенч пробормотала что то похожее на весьма непристойное ругательство.

— Вы пытаетесь мне сказать, Марджори, что сегодняшнее сообщение было абсолютно правдивым?

На другом конце провода воцарилось долгое молчание. Пикеринг чувствовал, что победил.

— Послушайте, мы оба знаем, что это бомба с часовым механизмом. Но еще не поздно ее обезвредить. Существуют компромиссы, и мы вполне можем их достичь.

Несколько секунд Тенч не отвечала. Наконец она вздохнула:

— Нам нужно встретиться.

Пикеринг мысленно прибавил еще одно очко в свою пользу.

— У меня есть что вам показать, — продолжила советница. — По моему, это прольет свет на ситуацию.

— Я приду к вам.

— Нет, — поспешно возразила Тенч. — Уже поздно. Ваше присутствие здесь даст повод к лишним разговорам. А я бы предпочла сохранить дело между нами.

Пикеринг хорошо умел читать между строк. Сказанное означало, что президент ничего не знает.

— Добро пожаловать ко мне, — произнес он. Тенч и этот вариант показался неподходящим.

— Давайте встретимся где нибудь на нейтральной территории и как можно более незаметно. — На это Пикеринг и рассчитывал. — Мемориал Рузвельта как раз подойдет, — продолжала Тенч. — В это время он безлюден.

Пикеринг обдумал предложение. Мемориал Рузвельта находится на полпути между мемориалами Линкольна и Джефферсона, в безопасной части города. После некоторых колебаний он согласился.

— Ровно через час, — заключила Тенч. — И приходите один.

Повесив трубку, Марджори Тенч набрала номер администратора Экстрома. Сухо, напряженно изложила плохую новость.

— Пикеринг может создать дополнительные проблемы.

1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   87


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка