Дэн Браун Точка обмана



Сторінка49/87
Дата конвертації15.04.2016
Розмір6.29 Mb.
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   87

ГЛАВА 72

Безжизненная атмосфера безэховой комнаты субмарины «Шарлот» плохо влияла на самочувствие Рейчел: ее начало тошнить. На мониторе озабоченный взгляд Уильяма Пикеринга перешел к Майклу Толланду.

— Вы молчите, мистер Толланд?

Толланд поднял глаза, словно студент, когда его неожиданно вызывает преподаватель.

— Сэр?

— Только что по телевидению прошел ваш весьма убедительный документальный фильм. Так что же вы скажете по поводу метеорита сейчас?



— Ну, сэр… — замялся Толланд, испытывая явный дискомфорт. — Должен согласиться с мистером Мэрлинсоном. Считаю, что и сам метеорит, и окаменелости в нем подлинные. Я достаточно хорошо знаком с методикой датирования объектов, а возраст камня подтвержден множеством тестов. Равно как и содержание никеля. Эти данные не могут оказаться ложными. Не возникает сомнений в том, что камень, родившийся двести миллионов лет назад, имеет неземной химический состав и содержит десятки подтвержденных окаменелостей, происхождение которых также датируется этим периодом. Поэтому не приходит на ум ни единой иной возможности, кроме той, что НАСА действительно обнаружило подлинный метеорит.

Пикеринг молчал. Лицо его выражало полнейшую растерянность, чего раньше за ним ни разу не замечалось.

— Так что же делать, сэр? — обратилась к нему Рейчел. — Нам, очевидно, придется сообщить президенту, что возникли проблемы с полученными данными.

Пикеринг нахмурился:

— Это в случае, если президент не в курсе. Остается лишь надеяться…

Рейчел ощутила, как в горле появился комок, мешающий не только говорить, но и дышать. Совершенно ясно, что имеет в виду директор. Президент Харни может оказаться замешанным в обмане. Рейчел очень в этом сомневалась, и все же нельзя было отрицать, что и сам президент, и НАСА получали от аферы огромную выгоду.

— К сожалению, — продолжил Пикеринг, — за исключением этой распечатки результатов сканирования льда, остальные параметры указывают на достоверность открытия. — В его взгляде была напряженность. — А тот факт, что вас пытались убить… — Теперь он смотрел в глаза Рейчел. — Вы упомянули спецназ.

— Именно, сэр.

Она повторила свой краткий рассказ о специальных ружьях и действиях людей призраков.

Директор НРУ выглядел все более и более недоумевающим. Рейчел понимала, что Пикеринг перебирает в уме тех людей, которые могли иметь непосредственный контакт с подразделениями хорошо обученных убийц. Разумеется, первым в списке был президент. Возможно, Марджори Тенч, как старший советник. Вполне вероятно, и администратор НАСА Лоуренс Экстром с его связями в Пентагоне. Рейчел и сама перебрала массу возможных вариантов и, к собственному удивлению, поняла, что за нападением на них мог стоять любой из высокопоставленных политиков, имеющих достаточно обширные связи.

— Я мог бы прямо сейчас позвонить президенту, — снова заговорил Пикеринг, — но не думаю, что это разумно, по крайней мере до тех пор, пока мы не узнаем точно, кто замешан во всей этой страшной истории. Как только мы сообщим в Белый дом, мои возможности вас защитить резко уменьшатся. Кроме того, я пока не знаю, что именно ему сказать. Если метеорит, как вы утверждаете, настоящий, все предположения об искусственном его внедрении под лед и попытке убийства прозвучат неубедительно. Президент будет иметь полное право поставить под сомнение мои слова. — Директор помолчал, словно просчитывая в уме возможные варианты. — Вне зависимости от того, какова правда или кто замешан в игре, если информация будет обнародована, под ударом сразу окажется немало высокопоставленных персон. Считаю, что мы должны немедленно переправить всех вас в безопасное место, а потом уже начинать прощупывать ситуацию.

— В безопасное место? — Такой поворот дела очень удивил Рейчел. — Мне кажется, на атомной подводной лодке мы в достаточной безопасности, сэр.

Взгляд Пикеринга выражал явный скептицизм.

— Ваше присутствие там не долго сохранится в тайне. А поэтому я вытащу вас оттуда немедленно. Если честно, мне будет гораздо спокойнее, когда вы все окажетесь здесь, у меня в кабинете.



ГЛАВА 73

Сенатор Секстон в одиночестве лежал на диване, чувствуя себя изгоем. Квартира в Уэстбруке, где всего час назад звучали голоса друзей и сторонников, сейчас выглядела покинутой и заброшенной. Особенно одичалый вид придавали ей стоящие повсюду бокалы и разбросанные визитные карточки. Гости, побросав все, в прямом смысле сбежали.

Сейчас Секстон, сжавшись в комок перед телевизором, больше всего на свете хотел его выключить, но не мог собраться с силами и оторваться от бесконечных аналитических выпусков. Вашингтонским аналитикам не требовалось много времени, чтобы, покончив с псевдонаучными и философскими разглагольствованиями, сосредоточиться на самом обожаемом предмете — на политиках.

Словно опытные палачи, готовые вновь и вновь пытать жертву, обозреватели мололи и перемалывали очевидное.

— Всего лишь несколько часов назад рейтинг Секстона доставал до облаков, — заявил один из аналитиков. — А сейчас, после объявления об открытии НАСА, он весьма резко пошел вниз.

Секстон поморщился, протянул руку к бутылке коньяка, стоявшей на полу возле дивана, и отхлебнул из горлышка. Он понимал, что сегодня ему предстоит провести самую длинную и одинокую ночь в жизни. Сейчас он яростно ненавидел Марджори Тенч за то, что она его так подставила. Ненавидел Гэбриэл Эш — за то, что та первой заговорила о НАСА. Ненавидел президента, которому так чертовски повезло. И разумеется, ненавидел весь мир за то, что он открыто над ним смеялся.

— Несомненно, для сенатора данная ситуация просто губительна, — продолжал тем временем аналитик. — Неожиданным открытием и президент, и НАСА сразу добились небывалого преимущества. Подобные новости способны во много раз увеличить число сторонников президента вне зависимости от отношения Секстона к НАСА. А уж если принять во внимание сегодняшнее заявление сенатора о том, что он без сожаления отменил бы финансирование космического агентства… да, несомненно, пресс конференция президента — двойной удар, от которого сенатор вряд ли сумеет оправиться.

Секстон с горечью подумал, что просто угодил в ловушку. Белый дом чрезвычайно ловко подставил его. Аналитик на экране улыбался.

— НАСА моментально и с лихвой вернуло себе ранее утраченное доверие. Не случайно на улицах сейчас царит ликование.

Так и должно было случиться. Они любят Зака Харни, но в последнее время начали терять веру в его возможности. Да, надо признать, президент явно сдавал позиции, а в последнее время получил несколько весьма ощутимых ударов. Однако ему все таки удалось выйти из переделки благоухающим, словно роза.

Секстон вспомнил о недавних дебатах на Си эн эн и испугался, что сейчас ему станет плохо. Сеть, которую он так старательно плел вокруг НАСА на протяжении последних месяцев, внезапно опутала его самого и теперь стремительно тянула на дно. Он выглядел круглым дураком. Белый дом играл им, словно пешкой. С ужасом представлял сенатор карикатуры, которые обязательно появятся в завтрашних газетах. Его имя непременно будет звучать в анекдотах. Через несколько дней они расползутся по стране в невиданном количестве. Разумеется, ни о каком негласном финансировании его избирательной кампании больше не может быть и речи. Все изменилось. Люди, еще совсем недавно сидевшие в этой квартире и мечтавшие об успехе своих корпораций, собственными глазами увидели, как мечты смыло в унитаз. Приватизация космоса на полной скорости врезалась в кирпичную стену.

Сделав еще глоток коньяка, сенатор поднялся и с трудом, неровным шагом, подошел к рабочему столу. Взглянул на лежащую рядом с телефоном трубку — он сам снял ее. С каким то мазохистским интересом, прекрасно сознавая все безумие этого действия, он медленно, аккуратно положил трубку на место и начал считать секунды.

Раз… два… Телефон зазвонил. Он дождался, пока сработает автоответчик.

— Сенатор Секстон, это Джуди Оливер из Си эн эн. Я хотела бы дать вам возможность отреагировать на объявленное открытие НАСА. Позвоните мне, пожалуйста.

Она отключилась.

Секстон снова принялся считать. Раз… Опять звонок. Сенатор не пошевелился, предоставив говорить автоответчику. Еще один журналист.

Не выпуская из рук бутылку, Секстон побрел к двери балкона. Толкнул ее и вышел в холодный вечер. Облокотившись на перила, вгляделся через весь город в далекий освещенный фасад Белого дома. Дул сильный ветер, и казалось, огни насмешливо подмигивают.

Сволочи, думал он. Веками человечество искало доказательства существования жизни во Вселенной. И в итоге обнаружило их в том же чертовом году, когда проходят его выборы. И это не просто неудачное совпадение, это злой рок. В каждом окне, повсюду, насколько хватало глаз, работал телевизор. Интересно, где сейчас Гэбриэл Эш? Это все из за нее. Она регулярно снабжала его информацией о провалах НАСА.

Он снова отхлебнул из бутылки. Чертова Гэбриэл! Она виновата в его провале!

На другом конце города, в хаосе и кутерьме производственной студии корпорации Эй би си, Гэбриэл Эш едва держалась на ногах. Сообщение президента грянуло словно гром среди ясного неба, моментально ввергнув ее в полуобморочное состояние. Девушка стояла, словно приклеенная к полу, посреди огромной комнаты, тупо уставившись на один из множества мониторов. А вокруг кипели страсти.

В первые секунды после объявления воцарилась мертвая тишина. Она длилась лишь мгновение, тут же взорвавшись оглушающими криками репортеров. Эти люди были профессионалами, а потому у них не оставалось времени на личные переживания и размышления. Все это потом, когда работа закончится. А сейчас мир хотел знать как можно больше, и корпорация Эй би си должна была удовлетворить его желание. В этой драме соединилось все: наука, история, политические коллизии — разливанное море страстей. Понятно, что этой ночью всем, кто работал в сфере информации, было не до сна.

— Гэб! — Голос Иоланды звучал сочувственно. — Давай ка я снова отведу тебя в мой офис, пока здесь не сообразили, кто ты такая. А то начнут тебя жарить на медленном огне — пытать, как теперь повернется кампания Секстона.

Гэбриэл почувствовала, что ее ведут сквозь кипящую толпу в аквариум Иоланды. Подруга усадила ее и дала стакан воды. Попыталась поддержать улыбкой.

— Попробуй взглянуть на светлую сторону дела, Гэб. Кампания твоего шефа, конечно, полетела ко всем чертям, но ты то — нет!

— Ну спасибо! Это просто грандиозно.

Голос журналистки стал серьезным.

— Девочка, я прекрасно понимаю, каково тебе сейчас. Твоего босса только что переехал огромный грузовик, и если тебя интересует мое мнение, то скажу, что сенатор уже не поднимется. По крайней мере за то время, когда еще можно что то сделать. Но во всяком случае, никто не полощет твои фотографии на экране телевизора. Серьезно. И это хорошие новости. Харни сейчас вовсе ни к чему скандал на почве секса. Такой уж он у нас изысканно утонченный президент, что говорить о сексе ему просто как то не к лицу.

Слова подруги принесли Гэбриэл мало утешения.

— А что касается разговоров Тенч насчет нелегального финансирования кампании… — Иоланда покачала головой, — что то я сомневаюсь. Харни всерьез собирается вести кампанию без негатива. Расследование дела о взятках отнюдь не укрепит дух нации. Но настолько ли Харни патриотичен, чтобы упустить шанс раздавить соперника чужими руками? Мне все таки кажется, что Тенч пичкала тебя сведениями о финансах Секстона, чтобы просто испугать. Она рискнула в надежде, что ты сбежишь с его корабля и раздуешь бесплатный сексуальный скандал на пользу президенту. Но согласись, Гэб, сегодняшний вечер и так достаточно насыщен эмоциями. Так что впутывать в него еще и нравы Секстона тебе не стоит!

Гэбриэл слабо кивнула. Секс скандал оказался бы мощным ударом, от которого Секстон оправился бы очень не скоро. А может, и вовсе не оправился бы.

— Ты ее пересидела, Гэб. Марджори Тенч закинула удочку, но ты не клюнула. А теперь ты совершенно свободна. Можешь отправляться домой. Будут еще другие выборы.

Гэбриэл снова растерянно, безвольно кивнула, не зная, чему же верить.

— Ты должна признать, — продолжала журналистка, — что Белый дом просто блестяще провел Секстона. Заманил его на территорию НАСА, вовлек во всю эту космическую историю, заставил сложить все яйца в одну корзину.

Гэбриэл невольно содрогнулась, подумав, что во всем этом виновата именно она.

— А пресс конференция, которую мы только что видели… Господи, это же просто великолепно! Гениально! Не учитывая важности открытия, блестящим было само исполнение. Прямая трансляция из Арктики! Документальный фильм Майкла Толланда! Боже мой, да разве можно всему этому противостоять? Сегодня вечером Зак Харни буквально сразил всех. Наверное, все таки не случайно этот парень попал в президенты.

— И останется им еще четыре года…

— Мне пора за работу, девочка, — опомнилась Иоланда. — Ты сиди здесь, сколько захочешь. Можешь устраиваться поудобнее, как больше нравится. А я, честное слово, через несколько минут загляну тебя проведать.

Оставшись в одиночестве, Гэбриэл глотнула воды, но та показалась ей просто отвратительной. Да и все вокруг казалось отвратительным. В голове крутилась единственная мысль: в происходящем виновата именно она. Гэбриэл пыталась облегчить совесть, вспоминая прошлые мрачные пресс конференции НАСА — неудачи с космическими станциями, отложенный старт «Экс 33», так и не заработавшие зонды Марса, постоянные превышения бюджета. Гэбриэл пыталась понять, что следовало сделать иначе.

И в конце концов решила, что ничего. Все было сделано правильно.

Просто произошел срыв.



1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   87


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка