Дэн Браун Точка обмана



Сторінка48/87
Дата конвертації15.04.2016
Розмір6.29 Mb.
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   ...   87

ГЛАВА 70

Звуконепроницаемая камера подводной лодки «Шарлот», сконструированная по образцу аналогичных камер фирмы «Белл», официально называлась безэховой комнатой. Акустически чистое помещение не имело отражающих поверхностей и поглощало до девяноста девяти и четырех десятых процента звуков. Из за высокой звукопроводимости металла и воды разговоры на борту могли прослушиваться как всеми вокруг, у кого длинные уши, так и шпионскими микрофонами, оставшимися незамеченными на внешнем корпусе. Безэховая комната представляла собой крошечную камеру в подлодке. Из нее не просачивался ни единый звук. А значит, все разговоры внутри этого замкнутого пространства оставались в абсолютном секрете.

Выглядела камера подобно встроенному шкафу, потолок и стены которого были покрыты бугристым пористым материалом. Своеобразные короткие шипы со всех сторон направлялись к центру. Рейчел невольно представила тесную подводную пещеру с буйно разросшимися сталагмитами и сталактитами, заполнившими всю поверхность. Самым неприятным, однако, оказалось отсутствие привычного пола. Его заменяла туго натянутая, с мелкими ячейками сетка, подобная рыбацкой сети. Из за этого у находящегося в комнате человека возникало впечатление, что он висит в воздухе. Посмотрев вниз, Рейчел представила, будто по подвесному мосту переходит странную сюрреалистическую пропасть. Внизу, на расстоянии примерно трех футов, настоящий пол был покрыт сталагмитами, зловеще нацелившимися вверх.

Войдя в камеру, Рейчел моментально ощутила полную безжизненность заполнявшего ее воздуха. Точно из странного шкафа выкачали всю энергию. Уши моментально будто закупорились ватой. Лишь в голове слышалось собственное дыхание. Рейчел издала звук, чтобы попробовать акустику, и он тут же словно ушел в подушку. Стены целиком поглощали малейшие колебания, оставляя только те, что происходили внутри черепа.

Капитан вышел, плотно закрыв за собой обитую тем же странным звукопоглощающим материалом дверь. Рейчел, Толланд и Корки уселись за маленький стол в форме буквы «U», металлические ножки которого уходили вниз, под сетку. На столе смотрели в разные стороны несколько микрофонов, укрепленных на длинных подвижных стержнях, лежали несколько пар наушников. На стене, немного выше стола, светился монитор. Приглядевшись внимательнее, на нем можно было рассмотреть маленький глазок телекамеры. Все выглядело словно миниатюрный зал заседаний ООН.

Как человек, работающий в системе разведки США, среди людей, прекрасно разбирающихся в лазерных микрофонах, подводных параболических прослушивающих устройствах и других сверхчувствительных шпионских приборах, Рейчел знала, что на земле осталось очень немного мест, где можно говорить, не опасаясь чужих ушей. Безэховая комната представляла собой одно из них. Микрофоны и наушники обеспечивали возможность свободного общения, а звуковые волны не покидали пределов комнаты. Слова же, сказанные в микрофон, оказывались моментально закодированными и в таком виде отправлялись в долгий путь к адресату.

— Проверка уровня. — В наушниках внезапно раздался голос, заставив троих сидящих в комнате подпрыгнуть от неожиданности. — Вы меня слышите, мисс Секстон?

Рейчел наклонилась к микрофону:

— Да, слышу хорошо.

Она действительно прекрасно слышала, хотя и понятия не имела, с кем говорит.

— Установлена связь с мистером Пикерингом. Сейчас он подойдет к аппарату. Я отключаюсь.

Линия замерла. Затем в наушниках возникло какое то слабое жужжание, а после — серия щелчков и гудков. Внезапно до странности ярко вспыхнул монитор, и все трое увидели Пикеринга. Директор НРУ сидел в конференц зале. Он был один. Резко подняв голову, он посмотрел Рейчел в глаза.

Увидев знакомое лицо, она сразу почувствовала облегчение.

— Мисс Секстон, — директор заговорил первым, — ради Бога, что происходит?

— Метеорит, сэр, — коротко ответила Рейчел. — Боюсь, нас ожидают очень серьезные проблемы.

ГЛАВА 71

В тесном замкнутом пространстве безэховой комнаты субмарины «Шарлот» Рейчел Секстон представила директору своих коллег и одновременно товарищей по несчастью — Майкла Толланда и Корки Мэрлинсона. После этого она быстро, сжато, но очень точно описала всю невероятную цепочку событий сегодняшнего дня.

Директор НРУ сидел совершенно неподвижно и внимательно слушал.

Рейчел поведала о биолюминесцентном планктоне в метеоритной шахте, вылазке ученых и неприятном открытии — шахте с соленым льдом. О неожиданном нападении вооруженных, фантастически экипированных людей, принадлежащих, как она подозревала, к силам специального назначения.

Уильям Пикеринг славился необычайной способностью выслушивать самую неприятную и пугающую информацию, ничем не проявляя своих чувств. Но сейчас, по мере развития событий в рассказе Рейчел, взгляд его становился все более и более тревожным. Рассказывая об убийстве Норы Мэнгор и собственных мытарствах, лишь чудом не закончившихся гибелью, она наблюдала за тем, как все больше мрачнеет ее несокрушимый начальник. Ей очень хотелось высказать подозрения насчет роли во всей этой истории администратора НАСА, однако Рейчел слишком хорошо знала Пикеринга, чтобы не показывать пальцем на кого бы то ни было без достаточных к тому оснований. Поэтому она и выбрала путь точной, бесстрастной передачи одних лишь фактов, воздерживаясь от малейших комментариев и оценок. Она рассказала все — от начала до конца.

Наступило молчание. Несколько секунд Пикеринг не произносил ни слова.

Потом он заговорил, словно собравшись с мыслями и с силами.

— Мисс Секстон, — произнес он, — и все вы… — Пикеринг обвел взглядом небольшую компанию за столом. — Если услышанное мной сейчас правда, а я не вижу ни малейшей причины полагать, что это ложь, вам очень повезло, что вы остались в живых.

Трое молча кивнули. Да. Президент собрал четырех гражданских специалистов… двое из них уже мертвы.

Пикеринг тяжко вздохнул, словно не зная, что говорить дальше. События казались невероятными, не поддающимися логике.

— Существует ли хоть малейший шанс, — наконец промолвил он, — что шахта, обнаруженная сканером, имеет естественное происхождение?

Рейчел решительно покачала головой:

— Нет, она слишком ровная. — Развернув еще мокрую распечатку результатов сканирования, она поднесла ее поближе к камере: — Вот смотрите. Она идеально прямая.

Пикеринг внимательно изучил бумагу и кивнул в знак согласия.

— Не выпускайте это из рук.

— Я позвонила Марджори Тенч, просила ее задержать президентскую пресс конференцию, — продолжила Рейчел. — Но она меня резко осадила. Вернее, заткнула мне рот.

— Знаю. Она мне это уже сказала. Рейчел удивленно подняла брови:

— Вам звонила Марджори Тенч? Быстро сработала!

— Да, только что. Она очень озабочена и расстроена. Считает, что вы затеваете какую то игру, чтобы дискредитировать и президента, и НАСА. Возможно, для того, чтобы помочь отцу.

Рейчел встала. Помахала в воздухе распечаткой и кивнула в сторону ученых:

— Нас едва не убили! Это что, похоже на трюк? И с какой стати мне…

Пикеринг поднял руки:

— Ну ну. Успокойтесь. Тенч не сообщила мне о том, что вас там трое.

Рейчел не могла вспомнить, успела ли она вообще упомянуть в разговоре с Тенч имена Толланда и Мэрлинсона.

— Не сказала она и о том, что вы располагаете подтверждением своих сведений, — продолжал Пикеринг. — До разговора с вами я скептически относился к ее претензиям, а сейчас уже полностью уверен в том, что она ошибается. Ваши показания невозможно поставить под сомнение. Вопрос лишь в том, что все это означает.

Воцарилось долгое молчание.

Уильям Пикеринг редко выглядел растерянным, однако сейчас он качал головой, явно не зная, что сказать.

— Давайте на мгновение предположим, что кто то действительно внедрил в толщу льда метеорит. Сразу возникает классический вопрос: зачем? Если НАСА располагает настоящим метеоритом с окаменелостями, то какая разница агентству или кому то другому, заинтересованному в деле, где он был найден?

— Кажется, — ответила Рейчел, — метеорит внедрили для того, чтобы спутниковый сканер смог его обнаружить. А потом его можно было бы выдать за фрагмент уже известного космического тела.

— Юнгерсольского метеорита, — подсказал Корки.

— Но какой смысл связывать этот камень с чем то уже известным? — возразил Пикеринг. Говорил он сейчас настолько резко, что могло показаться, будто директор не на шутку разъярен. — Разве окаменелости сами по себе не являются поразительным открытием — независимо от времени и места? И независимо от того, с каким космическим телом они связаны?

Все трое согласно кивнули.

Пикеринг замялся. Лицо его приняло еще более недовольное выражение.

— Если, конечно…

Рейчел понимала, что начальник напряженно обдумывает ситуацию. Он быстро сформулировал самое простое объяснение необходимости связать метеорит с уже известным явлением. Но эта самая простая версия была и самой тревожной, даже пугающей.

— Если, конечно, — продолжил он, — эта связь не призвана окрасить в яркие цвета достоверности фальшивые данные. — Пикеринг тяжело вздохнул и повернулся к Корки: — Доктор Мэрлинсон, какова вероятность того, что этот метеорит подделка?

— Подделка, сэр?

— Да. Фальшивка. Сделанная специально, чтобы ошеломить избирателей…

— Фальшивый метеорит? — Корки неловко рассмеялся. — Совершенно невозможно! Метеорит тщательно исследовали профессионалы. И я в том числе. Химическое сканирование, спектрография, анализ содержания рубидия и стронция. Он не похож ни на один камень, встречающийся на Земле. Метеорит настоящий, подлинный. Это подтвердит любой астрофизик.

Пикеринг глубоко задумался, поглаживая галстук.

— И все таки, принимая во внимание немедленную выгоду этого открытия для НАСА, неоспоримые свидетельства подтасовки фактов, нападение на вас… первое и единственное логическое заключение, которое я могу сделать, состоит в том, что метеорит — отлично выполненная подделка.

— Исключено! — Теперь уже Корки рассердился. — При всем моем уважении, сэр, метеориты вовсе не то же самое, что голливудские спецэффекты, которые можно создать в лаборатории. Да и обдурить нескольких ничего не подозревающих астрофизиков не так то легко. Ведь это объекты сложного химического состава, уникальной кристаллической структуры и определенного соотношения элементов!

— Я не собираюсь бросать вам вызов, доктор Мэрлинсон. Просто следую логической цепочке анализа. Учитывая, что кто то собирался всех вас убить, чтобы не всплыл факт искусственного внедрения метеорита в толщу льда, я не склонен исключать даже самые фантастические сценарии. Что именно заставляет вас верить в истинность метеорита?

— Что именно?! — Возмущение Корки едва не расплавило наушники. — Безупречная корка сплава, присутствие хондр, процент никеля, не сопоставимый ни с одним земным показателем. Если вы предполагаете, что кто то нас обманул, смастерив этот камешек в лаборатории, тогда я должен заметить, что лаборатории этой не меньше ста девяноста миллионов лет. — Корки опустил руку в карман и достал камень, по форме похожий на компакт диск. Поднес его поближе к камере. — Вот такие образцы мы подвергли тщательному химическому анализу, причем использовали различные методы. Соотношение рубидия и стронция — это вовсе не то, что можно сфабриковать!

Пикеринг удивился:

— У вас есть образец? Корки пожал плечами:

— НАСА располагает десятками образцов.

— То есть вы пытаетесь мне сказать, — странным голосом произнес Пикеринг, глядя в глаза ученому, — что НАСА обнаружило метеорит, якобы содержащий отпечатки живых организмов, и позволяет всем подряд разгуливать с образцами в кармане?

— Смысл в том, — заявил Корки, — что мой образец подлинный. — Он поднес камень еще ближе к камере. — Вы можете показать его любому метрологу, геологу или астроному в любой точке Земли, они проведут анализ и сообщат вам две вещи: во первых, этому камню чуть меньше двухсот миллионов лет; во вторых, по химическому составу он не похож ни на один из камней, существующих на Земле.

Пикеринг наклонился, разглядывая отпечаток на камне. Казалось, его пригвоздили к месту в этой позе. Наконец он пошевелился и вздохнул:

— Я не ученый. И все, что могу сказать: если метеорит подлинный, а это, похоже, все таки правда, то почему НАСА не продаст его за истинную цену? Зачем кому то понадобилось засовывать огромный камень в толщу льда, чтобы убедить нас в его истинности?

В этот момент офицер службы безопасности Белого дома набирал телефонный номер Марджори Тенч.

Старший советник президента ответила моментально:

— Да?


— Мисс Тенч, — обратился к ней офицер, — я располагаю информацией, которую вы запрашивали раньше. Звонок с радиотелефона от Рейчел Секстон. Мы проследили его.

— Говорите.

— Оператор секретной службы утверждает, что сигнал исходил с борта военно морской субмарины США «Шарлот».

— Что?!


— Мы не располагаем координатами, но в истинности данных сомневаться не приходится.

— О, ради Бога! — Тенч в ярости бросила трубку.



1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   ...   87


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка