Защита детей в условиях вооруженных конфликтов



Скачати 151.82 Kb.
Дата конвертації12.04.2016
Розмір151.82 Kb.
Защита детей в условиях вооруженных конфликтов

Проблема детей и вооруженных конфликтов носит международный характер и требует совместных путей решения. За десятилетие в период с 1993г. в ходе вооруженных конфликтов 2 миллиона детей погибли, 6 миллионов остались бездомными, 12 миллионов получили ранения или остались инвалидами; кроме того, по меньшей мере 300 тыс. детей-солдат участвуют в 30 конфликтах в различных точках земного шара1. По последним данным детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) дети становятся жертвами вооруженных конфликтов в Афганистане, Ираке, во многих районах Сомали2. Также зафиксированы акты терроризма в Пакистане, в которых пострадали дети. Шокирующим явлением стала трехнедельная израильская военная операция, начавшаяся 27 декабря 2008г., в ходе которой было убито 1,300 жителей Газы. 5300 человек получили ранения. Около трети всех жертв — дети3. Статистические факты показывают, на сколько остро военные действия затрагивают участь детей.

Защита детей в условиях вооруженных конфликтов представляет собой комплекс нормативно-правовых актов, основные из которых: нормы обычного гуманитарного права (ОМГП); IV Женевская Конвенция о защите гражданского населения во время войны 1949г., Дополнительные протоколы I и II к Женевским конвенциям 1977, Конвенция о правах ребенка 1989г., Конвенция о наихудших формах детского труда 1999г., Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участи детей в вооруженных конфликтах 2000г.

Конвенция о правах детей 1989 дает следующее определение ребенка: ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18 летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее. Следует отметить, что если лицо достигает совершеннолетия по национальному законодательству до наступления 18 лет, то изменяется его гражданская правосубъектность. Но в условиях войны эти лица будут признаваться детьми, и пользоваться особой защитой. Международное гуманитарное право (МГП) предусматривает общую и особую защиту детей, не принимающих непосредственного участия в военных действиях, а также общую и особую защиту детей, подпадающих под категорию комбатантов.



Дети, не принимающие непосредственного участия в военных действиях, входят в категорию покровительствуемых лиц и пользуются общей защитой предназначенной для гражданского населения IV Женевской Конвенции. По принципу разделения комбатантов от некомбатантов запрещается нападение на детей. Принцип гуманного обращения с людьми запрещает меры принуждения как физического, так и морального порядка, пытки, телесные наказания, увечья, медицинские или научные опыты, и другое грубое насилие со стороны представителей гражданских или военных властей. Воспрещены коллективные наказания, запугивание, террор, взятие заложников, репрессии и ограбление. Ст. 7 Дополнительного Протокола II предусматривает оказание медпомощи и ухода, без какого бы то ни было различия, кроме как медицинских соображений. Особая защита детей Дополнительный протокол I в ст. 77 п. 1 утверждает, что дети пользуются особым уважением, и им обеспечивается защита от любого рода непристойных посягательств. Этот положение дополняет норма 135 (ОМГП), которая включает в себя: защиту от всех форм сексуального насилия; содержание отдельно от взрослых в случае лишения свободы, если только они не являются членами одной семьи; доступ к образованию, питанию и услугам здравоохранения; эвакуацию из зоны боев для обеспечения безопасности; воссоединение беспризорных детей с их семьями. Нормы ОМГП применяются во время как международных, так и немеждународных вооруженных конфликтов.

МГП выделяет различные группы детей по возрастному критерию: от 15 до 18 лет, дети до 15 лет, 12 и 7 летние дети, новорожденные приравниваются к больным и раненным (ст. 8 Дополнительного протокола I). Лиц до 18 лет нельзя принуждать к работам на оккупированной территории (IV Женевская конвенция, ст.51) , Оккупирующая держава ни в коем случае не должна изменять гражданство детей, зачислять их в зависящие от нее формирования или организации и подвергать их какому-либо участию в военных операциях (IV Женевская конвенция ст. 50, 51). Детям обеспечено такое же благоприятное обращение со стороны конфликтующей державы, на территории которой они оказались, как и со своими гражданами (IV Женевская конвенция, ст.38).



Гарантированы преференциальные меры в отношении питания, медицинского ухода и защиты, принятые до оккупации (IV Женевская конвенция, ст. 50), дополнительное питание для интернированных детей в соответствии с их физиологическими потребностями (IV Женевская конвенция, ст. 89). Дети до пятнадцати лет и дети до семи лет, вместе с матерями, имеют право находиться в санитарных зонах и зонах безопасности, в случае их создания. Держава, во власти которой оказались покровительствуемые лица должна предоставить им необходимую медицинскую помощь. Договаривающиеся стороны обеспечивают свободный пропуск всех посылок с медицинскими и санитарными материалами, а также предметами, необходимыми религиозных культов, предназначенных только для гражданского населения (IV Женевская конвенция, ст.23). А относительно посылок, предназначенных для детей младше пятнадцати лет и рожениц, допускается свободный пропуск необходимых продуктов питания, носильных вещей, укрепляющих средств.

В условиях военных действий, должны прилагаться все усилия для сохранения целостности семьи, недопущения ее разъединения. Ст.26 IV Женевской конвенции предусматривает, что каждая из находящихся сторон обязуется облегчать розыск, производящийся членами разрозненных семей с целью установления связи друг с другом, способствовать их соединению. В ст. 74 Протокола I и в ст. 4 Протокола II сказано, что, в случае вооруженного конфликта, как международного, так и немеждународного характера, государства должны предпринять все возможные меры по воссоединению разъединенных семей. Работа гуманитарных организаций способствует разрешению этой задачи, их деятельность поощряется. В случае интернирования члены одной семьи должны содержаться вместе и, по возможности, в одном помещении и жить отдельно от других интернированных, им также должны быть предоставлены необходимые возможности для того, чтобы вести семейную жизнь. В исключение ставятся случаи, когда работа или здоровье или обстоятельства, связанные с уголовной и дисциплинарной ответственностью сделают разлуку необходимой. Интернированные могут потребовать, чтобы их дети, оставшиеся на свободе без родительского попечения, были интернированы вместе с ними.

Осиротевшие и потерявшиеся дети становятся брошенными на произвол войны. К сожалению, вооруженные конфликты всегда сопровождаются подобными трагическими явлениями. «Беспризорники» остаются без какого-либо надзора и поддержки. В таком состоянии они представляют легкую добычу для вербовки, совращения и продажи. Статья 24 IV Конвенции содержит важное положение о недопустимости беспризорного состояния детей. И поэтому, стороны, находящиеся в конфликте, будут принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями в результате войны, не были предоставлены сами себе. При всех обстоятельствах стороны обязуются облегчить их содержание, выполнение религиозных обязанностей и заниматься их воспитанием, если это возможно, в лице представителей тех же культурных традиций. С согласия Державы-Покровительницы, если таковая имеется, будет осуществлен прием этих детей на ее территорию, с учетом вышеперечисленных обязанностей. Кроме того, конфликтующие стороны будут принимать меры установления личности всех детей до 12 лет путем ношения опознавательного медальона или другим способом.

Поддержание культурной среды ребенка ставится в обязанность Государствам-участникам Конвенции 1989 о правах ребенка, даже в случае военной агрессии по отношении друг к другу. В ст.14 п.1. этой Конвенции провозглашается право ребенка на свободу мысли, совести и религии, а в ст. 28 признается право ребенка на образование. Гуманитарное право продолжает эти начала. Так, оккупирующая держава должна с помощью национальных и местных властей оказывать содействие учреждениям, которым поручено попечение и воспитание детей, для того, чтобы их работа протекала успешно. Оккупирующая держава должна принять все необходимые меры, установления личности детей и регистрации их родственной связей. В случае, если местные учреждения не будут в состоянии справляться со своими функциями по содержанию и обучению детей-сирот или детей разлученных со своими родителями вследствие войны, то оккупирующая держава должна взять эти функции на себя, при условии, если эти дети не могут быть обеспечены заботой родственников или друзей. Обучение должно производиться по возможности лицами их национальности, языка и религии. Оккупирующая держава не должна затруднять применение преференциальных мер в отношении питания, медицинского ухода и защиты от действия войны, применяемые к детям до 15 лет, беременным женщинам и матерям с детьми до 7-летнего возраста (ст. 50 IV Женевской Конвенции). В случае интернирования, Держава, во власти которой оказались дети, поощряет их интеллектуальную, просветительскую и спортивную деятельность. Должно быть обеспечено обучение и детей и подростков, так, чтобы они смогли посещать школы либо внутри мест интернирования, либо за их пределами. Детям и подросткам будут отведены специальные участки для занятия спортом и спортивными играми на открытом воздухе (IV Женевская Конвенция, ст. 94). Гуманное обращение в период немеждународных вооруженных конфликтов в ст. 4 ПротоколаII предусматривает получение детьми образования, включая религиозное, согласно пожеланиям их родителей и иных законных представителей. Ч.2 ст. 28 Декларации о правах ребенка устанавливает поддержание школьной дисциплины с помощью методов, отражающих уважение человеческого достоинства ребенка. А детям-жертвам вооруженных конфликтов должна быть предоставлена дополнительная психологическая поддержка и бережное отношение. Все выше перечисленные обязанности распространяются и на державу, принимающую эвакуируемых детей. Эвакуация рассматривается как нежелательное перемещение детей из их естественного окружения, за исключением случаев, когда она необходима для сохранения жизни и здоровья населения. Если эвакуацию проводит иностранное государство, то необходимо письменное согласия родителей и иных законных представителей, либо лиц, несущих главную ответственность за попечение над детьми (ст.17 IV Конвенции) и в ст. 78 Протокола I предусмотрено, что в остальных случаях сторонам, находящимся в конфликте, разрешено эвакуировать только своих граждан. В целях облегчения возвращения в свою страну, власти осуществляющие эвакуацию и по возможности, власти принимающей стороны заполняют на каждого ребенка карточку с фотографией, которую они направляют в Центральное агентство МККК. Содержание карточки указано в той же статье. В условиях вооруженного конфликта немеждународного характера временная эвакуация детей в безопасный район внутри страны осуществляется при сопровождении родителей и иных лиц, ответственных за их безопасность и благополучие 4ст.ПротоколаII.

Дети-комбатанты. Участие детей в вооруженных конфликтах осуждается мировым сообществом. Еще в 1977 г. с принятием 1доп.п. было установлено, что государства предпринимают все возможные меры для того чтобы дети, не достигшие 15 лет не принимали непосредственного участия в военных действиях. Норма носит скорее рекомендательный характер, нежели императивный, а значит, не исключает возможности внедрения в военную среду детей младше 15. С принятием Конвенции о правах ребенка в 1989 г. эта положение приняло несколько иное звучание: Государства-участники воздерживаются от призыва любого лица, не достигшего 15-летнего возраста, на службу в свои вооруженные силы. Хотя ребенком по общему правилу считается любое лицо до 18 лет, практика показывает, что фактически предотвратить участие в военных действиях лиц младше этого возраста невозможно. Но по общим началам об особом обращении с детьми власти руководствуются следующими принципами: При вербовке из числа лиц, достигших 15-летнего возраста, но которым еще не исполнилось 18 лет, государства-участники стремятся отдавать предпочтение лицам более старшего возраста (Конвенция 1989 ст. 38 п. 3., 77 ст. ПротоколаI). В соответствии с Факультативным протоколам к Конвенции о правах ребенка и Конвенцией о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда, лица, не достигшие 18 летнего возраста не подлежат обязательному призыву в вооруженные силы, а вооруженные группы, отличные от вооруженных сил, ни при каких обстоятельствах не должны вербовать или использовать в военных действиях лиц, не достигших 18 лет. Эти правила закреплены в нормах ОМГП (136,137 ОМГП), которые также фиксируют следующую практику. Статутом Международного уголовного суда привлечение детей к активному участию в военных действиях относит к военным преступлением как во время международных, так и немеждународных вооруженных конфликтов. Устав специального суда по Сьерра-Леоне подтверждает этот вывод. В резолюции принятой 1996 г. и касающейся печальной участи африканских детей в ситуации вооруженного конфликта, совет министров ОАЕ заключил, что использование детей в вооруженных конфликтах является нарушением их прав и считается военным преступлением. План действий, принятый на 17 международной конференции Красного Креста и Красного полумесяца в 1999 г., требует, чтобы стороны вооруженного конфликта приняли все меры, в том числе уголовного характера, чтобы положить конец участию детей в военных действиях. Тем не менее, единообразной практики в отношении минимального возраста вербовки нет. Но общепризнанно, что он должен быть не ниже 15 лет. И сейчас общие усилия международного сообщества направлены на предотвращение какого-либо участия детей в военных действиях.

Общая защита. Ребенок, завербованный в вооруженные силы, приобретает статус комбатанта и на него распространяется действие раздела 2 Протокола, и Конвенции I. Статус комбатанта также может быть приобретен в случае, предусмотренном в 2 ст. Приложения к Гаагской конвенции 1907 г. В отношении детей комбатантов запрещено использование калечащего и причиняющего лишние страдания оружия (Женевская Конвенция 1980). Нападение не производится на раненных, больных и сложивших оружие детей-комбатантов. Им обеспечивается гуманное обращение, медпомощь, уход без какой бы то ни было дискриминации. Строго запрещено посягательство на жизнь и личность, запрещено добивать или истреблять их, подвергать их пыткам, проводить над ними биологические опыты, преднамеренно оставлять их без медицинской помощи или ухода или создавать условия для их заражения (ст. 12 Женевской Конвенции I). При попадании во власть неприятеля, дети комбатанты автоматически становятся военнопленными, на них распространяется действие Женевской Конвенции III. Но дети остаются детьми, независимо от того, участвуют они в вооруженных действиях или нет. И, в силу п. 3 ст. 77 Дополнительного протокола, пп.d п.2 ст. 4 Протокола II, норма 136 ОМГП, им предоставляется особая защита. В частности, при наложении дисциплинарного взыскания, и в ходе судебного разбирательства принимается во внимание их возраст. Обеспечивается соблюдение преференциальных мер, как то дополнительное питание, необходимая медицинская и иная помощь. Запрещено привлечение к обязательным работам. Дети должны содержаться отдельно от взрослых или вместе со своей семьей. Они продолжают пользоваться особым уважением, а находящиеся в конфликте стороны призваны обеспечить защиту и помощь, которая им требуется ввиду их возраста или по любой другой причине (ст. 77 Протокола I). Делегаты МККК и представители Державы-покровительницы посещают лагеря военнопленных, проверяя тем самым условия содержания заключенных. Они проводят беседы с пленными и принимают во внимание их жалобы. Репатриация детей-солдат производится по общим правилам. Однако, принимая во внимании их возраст, можно попытаться убедить стороны в конфликте заключить соглашение с целью обеспечить быстрейшую репатриацию детей, применив по аналогии правила, касающиеся раненных и больных военнопленных, чьи интеллектуальные и физические способности подвергаются серьезной опасности при дальнейшем содержании в заключении1. В случае ранения, 109 ст. Женевской Конвенции III предусматривает репатриацию при согласии. По ст. 117 той же Конвенции, ни один репатриированный не может быть использован на действительной военной службе. А значит государству, в чьей власти находятся дети, разумно было бы потребовать от державы, за которой они числятся гарантий, что они не будут снова посланы в бой. МККК подчеркивает, что для самих детей желательно быть репатриированными, и, таким образом, воссоединиться с семьями. Репатриация по окончании военных действий производится немедленно, за исключением случаев, когда против них возбуждено уголовное дело. МККК следит, чтобы дети были репатриированы в первую очередь.

Гуманитарное право предусматривает ответственность детей за правонарушение. В случае задержания или интернирования детей к ним ни в коем случае не должны быть применены карающие меры, а лишь исключительно воспитательного характера. Дети будут размещены отдельно от взрослых или со своей семьей. Смертный приговор не выносится и не подлежит исполнению, если на момент совершения преступления лицу не исполнилось 18 лет (ст. 77 Протокола I). Ст. 37 Конвенции о правах ребенка 1989г. гласит: ни один ребенок не подвергается жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения, не назначаются за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет; ни один ребенок не быть лишен свободы незаконным или произвольным образом. Арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени.

Реабилитация. Насилие, жертвами или свидетелями которого стали дети, может побудить целые поколения к тому, чтобы решать споры насильственными методами. Страдающие в результате войны дети всегда должны быть объектом первостепенного внимания в рамках усилий, направленных на предотвращение возникновения или рецидива конфликта, в том числе в рамках механизмов, призванных обеспечить справедливость и примирение после завершения конфликта. Благодаря таким средствам, как недавно начатое размещение советников по вопросам защиты детей, миротворческие миссии могут также способствовать социальной реабилитации детей и, таким образом, предотвращению рецидива конфликта. Опыт деятельности ЮНИСЕФ по обеспечению социальной и экономической реинтеграции демобилизованных детей-солдат, например в Судане, Сьерра-Леоне и Демократической Республике Конго, показывает, что такая деятельность имеет критически важное значение для предотвращения рецидивов конфликтов1. Согласно Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, посвященной жертвам нарушений норм международного права2, государства должны обеспечить в своих национальных законодательствах гарантии того, чтобы лица, подвергавшиеся насилию или испытавшие посттравматический шок, были окружены особым вниманием и заботой во избежание повторного травмирования их психики в ходе судебного разбирательства. Эта резолюция предусматривает целый комплекс реабилитационных мер в поддержку жертв вооруженных конфликтов.

1 13-10-2003 Публикации в прессе Журнал "Красный Крест и Красный Полумесяц"

2 30.04.2008 г., 11.06.2008 г., 07.07.2008г. публикации официального сайта ООН: http// www.un.org

3 09.03.2009 публикация официального сайта ООН: http// www.un.org

1 SHEPPARD Ann, «Child Soldiers: Is the Optional Protocol Evidence of an Emerging 'Straight—18' Consensus?», in The International Journal of children’s R lights, Vol. 8/1, 2000, pp. 37-70

1 Доклад Генсека ООН, 55 сессия Генеральной Ассамблеи ООН, посвященная предотвращению вооруженных конфликтов.

2 Основные принципы и руководящие положения, касающиеся права на правовую защиту и возмещение ущерба для жертв грубых нарушений международных норм в области прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права Генеральная Ассамблея, 60 сессия, 21 March



База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка