Великие женщины математики



Сторінка1/6
Дата конвертації18.04.2016
Розмір0.97 Mb.
  1   2   3   4   5   6
Великие женщины математики.

Математика - наука о величинах, их свойствах и законах их соединения; математику разделяется на чистую и прикладную. Чистая математика заключает в себе: арифметику, алгебру, высший анализ (учение о функциях, бесконечно малых, дифференциальное, интегральное и вариационное исчисления), теорию чисел, геометрию с тригонометрией. В прикладную математику входят: механика с приложением ее к архитектуре, машиностроению, гидродинамике и гидравлике, начертательная геометрия, геодезия и оптика, астрономия.

Развитие математики началось с создания практических способов счета и измерения. Знакомством с первоначальными истинами обладали уже древние индусы, халдеи и египтяне, причем первые два народа преимущественно занимались алгеброй и арифметикой, последние – геометрией.

Геометрия получила вполне научный характер у греков и была доведена до высокого совершенства. Время римского владычества и средние века - время упадка математики. Сохранить и отчасти восполнить математику древних выпало на долю арабов, у которых южная Европа начала заимствовать математические науки с XIII в.

Математика - это не только формулы и теоремы, а еще и те люди, которые ей занимаются, те люди, которые всю душу вкладывают в ее развитие. И никак нельзя, говоря о математике, не упомянуть о тех, кто ей посвятил всю жизнь и донес ее до нас.

Их имена нельзя забывать. Эти люди отдали свою жизнь науке. Ради нас, ради своих потомков … Так что наш долг - помнить их и продолжать их дело.

Особенно это касается женщин математиков.
ФЕАНО (6 век до н.э.)

Феано – ученица и жена древнегреческого философа, великого математика и мудреца – Пифагора, жившего в VI – V вв. до н.э..

После возвращения из своих странствий Пифагор основал школу или, как ее часто называют, университет в Кротоне, дорийской колонии в Южной Италии. Сначала в Кротоне на него смотрели искоса, но через некоторое время власть имущие в этом городе уже искали его совета в делах огромной важности. Он собрал вокруг себя небольшую группу преданных учеников, которых посвятил в глубокую мудрость, ему открытую, а также в основы оккультной математики, музыки, астрономии, которые рассматривались им как треугольное основание для всех искусств и наук.

В возрасте 60 лет Пифагор женился на своей ученице Феано, девушке удивительной красоты, покорившей сердце мудрого философа своей чистой и пламенной любовью, безграничной преданностью и верой.

Слияние этих двух жизней оказалось совершенным. Феано прониклась идеями мужа с такой полнотой, что после его смерти она стала центром пифагорейского ордена, и один из греческих авторов приводит, как авторитет, ее мнение относительно учения Чисел. (Э. Шюре. Великие Посвященные)

Семья Пифагора представляла собой истинный образец для всего ордена, его дом называли храмом Цереры, а двор - храмом Муз.

Феано дала Пифагору двух сыновей и дочь, все они были верными последователями своего Великого отца. Один из сыновей Пифагора стал впоследствии учителем Эмпидокла и посвятил его в тайны пифагорейского учения. Дочери своей Дано Пифагор доверил хранение своих рукописей. После смерти отца и распада союза Дано жила в величайшей бедности, ей предлагали большие суммы за манускрипты, но верная воле отца, она отказалась отдать их в посторонние руки.
ГИПАТИЯ, ИПАТИЯ АЛЕКСАНДРИЙСКАЯ (370-415)

Гипатия - греческий математик, философ. Руководительница школы неоплатоников в Александрии. Активно занималась просветительской и полемической деятельностью, автор комментариев к Диофанту и Аполонию Пергамскому.

Шестнадцать веков назад, Гипатия была одним из самых эрудированных в математике и астрономии людей в мире. Ее легендарное знание, скромность, красноречие расцвело в период Знаменитой Александрийской Библиотеки. Гипатия внесла свой вклад в геометрию и астрометрию, кроме того, сыграла важную роль в создании астролябии. "Сохраняй свое право на размышление, мыслить неправильно лучше, чем не думать совсем ", говорила Гипатия.

Гипатия была дочерью Теона, знаменитого астронома и механика, от него она получила первые знания в геометрии и астрономии. Они жили в Мусейоне, в то время бывшим ведущим научным центром Египта. Там же находилась и Александрийская библиотека, основанная и собранная наследниками Александра Македонского.

За книгами древних философов Гипатия провела многие годы. Широта интересов, удивительная работоспособность, острота ума, глубокое понимание Платона и Аристотеля снискали ей уважение профессоров Мусейона. Она была еще очень молода, когда у нее появились первые ученики. Вместо обычной одежды молодой девушки она стала носить темный плащ философа. Молва о ее необыкновенных познаниях распространялась все шире и шире. Александрия, жемчужина Египта, издавна славилась своими учеными. Теперь Гипатия стала ее новой гордостью

Гипатия жила в трудное время гонений, когда по приказу епископа Феофила в 391 году, был уничтожен Мусейон и почти полностью уничтожена Александрийская библиотека, которая уже горела во времена Цезаря и тогда в огне погибло около семисот тысяч томов, но была восстановлена Антонием, распорядившимся доставить в Александрию все книги из Пергама. Феофил, а позднее его племянник и наследник, епископ Кирилл долгое время не трогали Гипатию, которая также старалась публично не выступать против гонения на науку. Ведь славой Александрией была Гипатия. Однако Гипатия однажды не выдержала и в публичной лекции позволила коснуться богословских взглядов Кирилла, который был образованным человеком, и в свое время даже слушавшим ее лекции, что они расходятся с прежними постановлениями церковных соборов. Это вызвало сильнейшее недовольство Кирилла, так как играло на руку его врагам в борьбе за власть.

Мог ли Теон знать, что Гипатии суждена такая страшная смерть? Гипатию подстерегли, ее буквально разорвали на части, а останки были сожжены на костре. После этого события, префект Александрии, Орест, который был единственным сильным противником Кирилла, был сломлен. Так Кирилл стал властителем Александрии. Гипатия погибла в 415 году, во время великого поста.

Противники Гипатии убили не только ее. Им удалось уничтожить и наследство великой Женщины - не осталось ни одной записи, сделанной Ею. То есть, убита была и сама память о Теоне. Лишь по сохранившимся воспоминаниям современников смогли ученые восстановить ее биографию. Много веков спустя о Гипатии напишут научные труды и романы, назовут ее дважды убитой.

Математические достижения Гипатии получили высокую оценку современников. Несомненно, что ее репутация была выше, чем у других александрийских ученых. Характерно высказывание Сократа из его “Historia Ecclesiastica”: “Она достигла таких высот познания, что превзошла всех философов своего времени; наследница платоновской школы, возрожденной Плотином, она читала философские лекции всем тем, в ком было желание услышать.
Эмили, маркиза дю Шатле (1706 – 1749)

Жизнь Эмили де Бретейль, маркизы де Шатле вызывает удивление во многих отношениях. Она родилась в 18-м веке в эпоху французского дворянства, ее имя было связано с именами Лейбница, Ньютона и Вольтера. Эмили прожила 43 года. Оглядываясь назад, можно сказать, что ее необычная жизнь была вполне естественной для нее.

Габриэль-Эмилия ле Тоннелье де Бретейль родилась в Париже 17 декабря 1706.

Ее отец Николя Луи ле Тоннелье де Бретейль, был главный секретарем и послом Людовика XIV. Эта должность поместила его в центр общественной жизни и создала ему и его семье высокий статус и уважение. Ее мать, Габриэль Анн де Фролай, воспитывалась в монастыре.

Возможности получить образование для девочек в это время были ограничены: либо в монастыре, либо в школе, либо дома. Брюс обучалась на дому и получила относительно хорошее образование. У нее были большие способности к наукам, которые она проявила, не смотря на юный возраст. Это убедило ее отца, что эта девочка заслуживает внимания. Она обещала вырасти очень красивой, а преподаватели и гувернантки занимались развитием ее интеллекта.

Она была удивительно хорошо образована и к 12 годам бегло говорила на латыни, итальянском, греческом и немецком языках. Она получила образование в области математики, литературы и науки. Она так же любила танцевать, была превосходной исполнительницей вокала, пела оперу, и выступала как актриса в любительских спектаклях. Она изучила Вергилия, Тассо, Мильтона, Горация и Цицерона. Но ее истинной любовью была математика.

Достигнув юности, Эмили стала красивой и независимой, с сильным и страстным характером. Она реально оценивала свои перспективы на вступление в брак. Ей хотелось бы найти мужа, который позволил бы ей быть независимой и полностью реализовать свои интересы и наклонности. Она решила, что найдет это в браке с Флораном – Клодом, маркизом дю Шатле, графом Лаумонт. Они заключили брак 20 июня в 1725 году, когда Брюс был 19 лет.

Она стала маркизой де Chastellet (правописание Châtelet был введен Вольтером и стала стандартной). Брак был заключен не по любви, а по расчету и супруги имели мало общего между собой, что было характерно для того времени.

Через два-три года, по неизменному правилу тогдашнего высшего общества, она сохраняла с мужем лишь чисто формальные, вполне приличные отношения номинальных супругов, связанных общим именем, имущественными отношениями, а также двумя детьми (Луи Мари – Флоран, и Габриэль Полин), рожденными в первые годы брака. Муж и жена, впрочем, ни в каком случае не подходили друг другу. Во всех описаниях внутренней жизни этой семьи, маркиз не играет никакой роли. Маркиз был военным человеком и губернатором. Он проводил много времени со своими солдатами. Добродушный, ограниченный человек, любящий военную службу, охоту и ничего больше, он никому не мешает и никого не интересует.

Эмилия Дю Шатле была совсем другим человеком. Не говоря уже о ее умственном превосходстве над мужем, она обладала горячим, любящим сердцем. Относясь к браку так же, как и все современницы ее круга, она любила не так, как они. Эмили блистала в высшем свете. Она возвращается в круговороте Парижа высокого общества: азартные игры, общение, и все большая свобода. После замужества и еще до встречи с Вольтером у нее был роман, закончившийся быстрым разрывом. Разрыв был в порядке вещей, но он довел Эмили до серьезной попытки самоубийства, что уж было вовсе не в нравах ее общества.

Когда Эмили было 27 лет она родила последнего ребенка от маркиза, мальчика по имени Виктор. Он прожил не долго. Именно после его рождения Брюс вернулся к серьезному изучению математики. Оправившись от этой истории, она набросилась с новым жаром на науку, которой была далеко не чужда и прежде. Еще в доме отца она изучила латинский язык и основательно ознакомилась с римскими классиками. Позднее она пристрастилась к математике и метафизике. И это был не дилетантский интерес к наукам, значительно распространенный среди образованных женщин XVIII века. Маркиза дю Шатле трудится упорно, серьезно и внимательно, излагает Лейбница и переводит Ньютона.

Мнение современников и, особенно, современниц не льстит Эмили. Вот мнение дамы, госпожи дю Деффан: «представьте себе женщину высокую и сухую, с резкими чертами лица и заостренным носом — вот физиономия прекрасной Эмилии, которой она так довольна, что не жалеет усилий, заставляя любоваться собой. Она желает казаться красивой наперекор природе и богатой, наперекор своим скромным средствам». Дама явно Эмилии не симпатизирует.

А вот что говорит мужчина, современник, Гюстав Лансон: «Она мыслила». И еще: «Ее считали педанткой, но она была искренно-серьезна. Она писала научные и философские темы. Она обладала мужским умом и мужским сердцем: прямая, верная, она была способна на самопожертвование: она была много лучше тех женщин, которые нередко надсмехались над ней и злословили о ней».

В 1733 году начинается ее дружба с Вольтером, который останется с ней на всю жизнь. С 1732 по 1748 гг. эти яркие, внутренне неукротимые личности сосуществовали в особом, созданном ими мире, где парение духа сочеталось со страстной влюбленностью. Они принадлежат друг другу душой и теломи обоим кажется, что они любят в первый раз. Маркиз дю Шатле добродушно взирал на новую привязанность своей супруги.

В отношениях Вольтера и маркизы дю Шатле причудливо переплетались любовь, наука, литература. Еще в 1733 году Вольтер шутливо писал:

Ее широкий ум все ценит с равным рвеньем:

Писанья, бириби, поклонников, бокал,

Алмазы, оптику, поэзию, помпоны,

Наряды, алгебру, Горация, хорал,

Обеды, физику, суды и котильоны.

(Перевод А. Кочеткова)

Вольтер действительно любит ее иначе, чем своих прежних возлюбленных. С любовью к ней у него соединяются глубокое уважение, восхищение ее умом и характером. Это не только любовь, но вместе и умственное товарищество. В самом начале их союза Вольтер спешит поделиться с Эмилией своими познаниями и интересами. Он перечитывает с ней своих любимых английских философов и поэтов: Ньютона, Локка, Поупа. Кое в чем они были равны и могли быть товарищами, у нее не было, конечно, и сотой доли его таланта, его разносторонности, его горячей, тотчас же выливающейся на бумагу отзывчивости на все совершающееся в жизни и в духовной сфере. Но по способности усвоения отвлеченнейших результатов философской мысли она была равна ему. Познаниям же в некоторых областях естественных наук и в высшей математике, изученной ею под руководством лучших специалистов того времени, она превосходила своего друга.

В 1734 году Вольтер и Эмили поселились в замке Сирей–сюр–Блаз на границе Лотарингии и Шампани. В котором, как они думали, Вольтер мог бы избежать преследования. Замок был отделан заново с элегантной роскошью. При этом не были забыты приспособления для естественнонаучных занятий: физический кабинет и небольшая лаборатория. В одной из галерей замка была также устроена маленькая сцена для спектаклей.

Когда маркиза дю Шатле приютила в своем роскошном замке в Сирее гонимого вольнодумца Вольтера, ей было 27 лет, ему 39. Они прожили здесь пятнадцать лет, любили друг друга, ссорились, мирились. По воспоминаниям госпожи Де Графиньи, подолгу гостившей у них, да и других гостей имения Сирэ, эти два человека вели по тем временам престранный образ жизни. У каждого была своя половина. У него библиотека, кабинет и лаборатория; у нее — тоже. Эта дама препарировала лягушек, делала химические опыты, изучала физику и математику. Она перевела на французский язык книгу «Математические принципы» Ньютона». Вольтер пишет: «Рожденная для истины, она, укрепив свои познания, добавила к этой книге, понятной очень немногим, алгебраический комментарий». И добавляет, что комментарий редактировал один из лучших математиков тех дней Клеро, так что «нашему веку делает мало чести, что комментарий остался незамеченным».

C 1734 по 1739 год Вольтер прожил почти безвыездно в Сирее. Понемногу в пустынный замок стали наезжать гости. Известные ученые Мопертюи, Клэро, Бернулли гостили поочередно в Сирее. Немецкий ученый, последователь Лейбница Кёниг прожил там даже целых два года, помогая хозяйке в ее ученых трудах. Итальянец Альгаротти привозил на ее суд свою популяризацию философии Ньютона, предназначенную «для дам». Заезжали в Сирей и знакомые дамы, но гораздо реже,- дамам Эмилия вообще не нравилась.

Зиму 1738-1739 года там прогостила г-жа Графиньи, оставившая в своих письмах подробное описание как самого замка, так и его обитателей. В течение дня гости были обыкновенно предоставлены самим себе. Вольтер и г-жа дю Шатле проводили все дни, а частью и ночи за письменными столами. Гости пользовались их обществом за поздним обедом и час-другой вечером. Иногда Эмили играла сцены, написанные Вольтером.

Маркиз дю Шатле иногда останавливался в Сирее, и между ним и Вольтером, по видимому, существовали чувства уважения и дружба.

Главным предметом занятий Вольтера и его божественной Эмилии (так называл он ее в стихах и письмах) были точные науки, к которым имела пристрастие маркиза, не любившая ни стихов, ни истории - любимых предметов Вольтера. У Эмили интерес к математике и естественным наукам совпадает с ее сердечными делами.

Она изучает математику под руководством самых выдающихся математиков того времени: Мопертюи, Бернулли, Кенига, де Клеро и др. Один из самых значительных преподавателей был Пьер Луи де Мопертюи, известный математик и астроном того периода. В качестве студентки, маркиза часто ставила в тупик своего преподавателя. Ее любопытство и упрямство, ее жесткие вопросы, на которые часто невозможно было ответить, заставляли его нарушать привычный образ жизни и заниматься с ней сверхурочно.

В результате такого поведения у нее часто возникали споры со своими наставниками. Например, Самуэль Кениг после того, как она опубликовала свою книгу в 1740 году, пустил слух, что она просто изложила его идеи. У Эмили это вызвало возмущение и она обратилась за помощью к Академии наук и к Мопертюи, с которым она обсуждала эту книгу задолго до работы с Кенигом.

Весной 1748, Эмили влюбилась в маркиза Жана Франсуа де Сент-Экзюпери Ламберта, молодого красавца офицера и малоизвестного поэта. Он не разделял ее страсть к жизни и работе, но их отношения развивались. Это, однако, не поколебало ее дружбы с Вольтера. Узнав об измене «Божественной Эмилии» Вольтер вспылил, но не надолго. «Мой друг, - сказала она ему, - вы же сами говорили, что не можете меня любить так, как было вначале, без ущерба для своего здоровья. Неужели вы будете сердиться, если один из ваших друзей решился помочь вам?» Вольтер, сраженный логикой подруги, смирился.

Даже когда он узнал, что она ждет ребенка от Ламберта, Вольтер был рядом, чтобы поддерживать ее. Она делилась с ним опасениями, что в силу своего возраста она не переживет родов. С помощью Вольтера и Ламберта ей удалось убедить мужа, что она ждет ребенка от него.

Во время беременности в 1749 ее главнейшей заботой было опасение, что ее «Комментарии» к сделанному ею переводу «Принципов» Ньютона останутся не законченными. Она была полна решимости завершить ее и с этой целью она жестко регламентирует свой образ жизни. Она посвящает все время только работе: поднимается рано утром и работает до позднего вечера. Отказывается от публичной жизни и видится только с несколькими друзьями. Чем ближе подходил срок, тем напряженнее она работала. Она продолжала работать до рождения ее второй дочери, и, как пишут исследователи ее биографии, ребенок совершенно неожиданно родился в то время, когда маркиза работала за столом. Сверх ожидания роды были легкими. 2 сентября 1749 она родила девочку. Прошло несколько дней, Эмили начала восстанавливаться после родов и казалось счастливой. 10 сентября 1749 она неожиданно умерла от эмболии. Вольтер был с нею до конца. Выйдя из комнаты своего умершего друга, Вольтер упал без чувств внизу на лестнице, где его нашел Сен-Ламбер. Ее дочь умерла вскоре после этого.

Брюс умерла в возрасте сорока трех лет. Многие авторы, изучавшие ее короткую жизнь, считают, что Эмили была действительно уникальная женщина и ученый. Она жила в полную силу как истинно духовно богатый человек. Ей удалось сохранить свою веру и положение в высшем обществе Парижа, продолжая при этом сохранять свою любовь к математике. Эмили де Шатле была одной из тех женщин, чей вклад способствовал формированию курса математики. И хотя она не создала собственного оригинального учения, ее работа по письменному переводу, комментарии и обобщения внесли значительный вклад в развитие науки.

Вольтер писал, что «Она была великим человеком, чья единственная вина состояла в том, что она - женщина».

Аньези Мария Гаэтана (16.5.1718–9.1.1799)

Мария Гаетана Агнеси не похожа на типичного знаменитого математика, хотя ее вклад в науку был весьма значительным.

В Средние века, под воздействием христианства, многие европейские страны выступают против любой формы высшего образования для женщин, утверждая, что это источник соблазна и греха. Женщины в большинстве своем были лишены возможности учиться даже чтению и письму. Единственной возможностью для получения образования у девушек в период Средневековья являются женские монастыри.

После падения Константинополя, многие ученые переселились в Рим, в результате чего Европа пополнила объем научных знаний и развила критическое мышление, что в свою очередь порождает Ренессанса. Правда, за исключением Италии, статус женщин в Европе изменялся очень медленно. В Италии, однако, когда Ренессанс был в самом расцвете, женщин оставили свой след в академическом мире. Интеллектуальная женщина вызывала восхищение людей. Такой подход позволил итальянским женщинам заниматься искусством, медициной, литературой и математикой. Среди многих других, Мария Гаетана Агнеси является самым важным и самым выдающимся деятелем в области математики в 18-м веке.

Мария Гаетана Агнеси родилась 16 мая 1718 года в богатой и грамотной семье. Она была самой старшей и, кроме нее, было еще 20 детей. Ее отец был профессором математики и дал ей глубокое образование.

Мария была признана чудо - ребенком очень рано. Она говорила на французском и итальянском языках в пять лет, а к 13 годам знала греческий, иврит, испанский, немецкий, латинский языки и несколько современных языков. Когда ей было 9 лет, она выступила в течение часа с пространной речью на латыни на диспуте по вопросу о праве женщин на образование. В подростковом возрасте Мария освоила математику.

Дом Агнеси был местом сбора самых выдающихся интеллектуалов того времени. Мария принимала участие в большинстве семинаров. Когда ей было пятнадцать, отец начал регулярно собирать в своем доме самых образованных ученых мужей, известных в Болонье, перед которыми она выступала с рядом рефератов по наиболее малопонятным философским вопросам.

Мария была очень скромной по характеру и не любила такие встречи. Она продолжала участвовать в таких встречах, чтобы угодить отцу. Это продолжалось до смерти ее матери. Смерть ее матери дает ей повод для ухода от общественной жизни. Она взяла на себя ведение домашнего хозяйства. Ее отец не возражает против этого потому, что трудно и дорого найти домработницу, которая ухаживала бы за 21 ребенком и одиноким мужчиной. Возможно, что это одна из причин, почему Мария никогда не была замужем.

При этом она не отказывается от математики. В 1738 она опубликовала сборник эссе о сложных вопросах естествознания и философии. По достижению 20 летнего возраста она выражала большое желание уйти в монастырь. Это желание не было удовлетворено, но с этого времени она живет очень замкнуто, избегая общества и посвятив себя целиком изучению математики.

Наиболее ценным результатом ее трудов было сочинение Аньези «Основания анализа для употребления итальянского юношества». Эта работа была опубликована в Милане в 1748 и «считалась наилучшим введением в обширные работы Эйлера». Она вызвала сенсацию в академических кругах. Книга стала образцом ясности, была широко переведена и использовалась в качестве учебника.

Эта работа содержит изложение аналитической геометрии, в частности там рассмотрена кривая третьего порядка, названная "локоном Аньези" (или верзиера), уравнение которой y=a3 / (x2 +a2) .

После успеха своей книги, Мария была избрана в Болонскую академию наук.

В 1750 году в связи с болезнью ее отец, она была назначена папой Бенедиктом XIV профессором математики и естественной философии в Болонье. Она была второй женщиной, назначенной профессором университета.

Университет вручил ей диплом, и ее имя было добавлено в список профессоров факультета. Тем не менее, ведутся дебаты по поводу того, приняла Мария или нет, это назначение. Многие сходятся во мнении, что она приняла должность и работали в университете до смерти ее отца.

Создается впечатление, что ее отец был ее вдохновением для занятий математикой. Когда он умер, Мария отказалась от любой исследовательской работы по математике. Когда в 1762 году Туринский университет поинтересовался ее мнением о статьях молодого Лагранжа о расчетах колебаний, она ответил, что больше не занимается этими вопросами.

Мария была очень религиозной женщиной. После смерти ее отца в 1752 она посвятила себя давно лелеемой цели, это было изучение богословия и помощь нуждающимся, особенно женщинам. Она посвятила всю свою жизнь бедным, бездомным и больным. Когда в Болонье был открыт дом для больных и немощных, Мария была назначена его директором. Она берет на себя заботу о больных и умирающих женщинах, вплоть до собственной смерти.

После проведения в течение ряда лет в строгой, почти монашеской жизни, она присоединилась к монашескому ордену.

Мне кажется, что, несмотря на то, что она была гением, математика являлась лишь временным увлечением девушки. Вполне возможно, что она занималась математикой затем, чтобы угодить отцу, который, видимо, ожидал, что его чудо - ребенок будет заниматься математикой.

Конечно, это только личные наблюдения и гипотезы. Однако ее поведения показывает, что она была увлечена не математикой. Религиозная жизнь и помощь нуждающимся, по-видимому, привлекали ее больше, чем математика.

Это объясняет, почему она отказалась от математики вообще, как только ее отец скончался. Она была очень застенчивой девушкой и достойным человеком. Она не была настолько амбициозной, чтобы стать известным математиком. Ее самый известный труд, «Основания анализа», фактически должен быть учебником для ее братьев. Ее интеллект и талант сделали возможным объединить все современные ей знания о расчетах в очень ясном и простом изложении.

  1   2   3   4   5   6


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка