В. Ф. Войцех Что мы знаем о суициде



Скачати 373.67 Kb.
Сторінка1/3
Дата конвертації13.04.2016
Розмір373.67 Kb.
  1   2   3
РБОО Центр социально-психологической и информационной поддержки «Семья и психическое здоровье»

Общественный совет по вопросам психического здоровья при Главном специалисте-эксперте психиатре МЗСР РФ

Институт психиатрии Министерства здравоохранения и социального развития РФ


В.Ф. Войцех

 

Что мы знаем о суициде


Москва - 2007

 

В. Ф.Войцех.  Что мы знаем о суициде. Под редакцией профессора В.С.Ястребова. -М.:, 2007. 20 с.


В последнее время средства массовой информации стали достаточно часто информировать население о суицидах. К сожалению, многие передачи по телевидению, касающиеся самоубийства, носят характер телешоу, в которых проблема суицида не раскрывается, а суицидальные поступки преподносятся лишь в аспекте переживаний отдельных индивидов. Порой же игнорируется и эта сторона вопроса. Между тем суицид - явление социальное, касающееся и отдельных субъектов, и общества в целом. По определению Всемирной организации здравоохранения, суициды являются своеобразным индикатором общественного здоровья, социального благополучия, высокий уровень суицидов отражает кризис в обществе.


Много лет статистика по суицидам в нашей стране была закрытой. Лица, совершавшие суицидальный поступок, часто признавались психически больными. HQ смотря на произошедшие изменения в обществе, отношение к суициду и лицам, совершившим суицид, остается неопределенным.
В публикуемой брошюре излагаются некоторые основы суицидального поведения, его причины, факторы риска, исторические корни, краткие статистические сведения об уровне суицидов в России. Затронуты отдельные теоретические положения суицидологии, описаны динамика и формирование суицидального поведения, его основные проявления, приводятся рекомендации по предупреждению суицидального поведения.

Пособие издано при поддержке фармацевтической компании ЭЛИ ЛИЛЛИ ВОСТОК СА.


© В.Ф. Войцех, 2007
© РБОО «Семья и психическое здоровье», 2007
 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение .................................................................................................4


Самоубийство и отношение к нему в обществе...................................5
Немного статистики...............................................................................6
Теории причины самоубийств ..............................................................9
Характеристики суицидального поведения........................................15
Суицидальная попытка........................................................................17
Суицидальная угроза ...........................................................................18
Динамика суицидального поведения .................................................19
Психологические кризисные состояния ............................................20
Факторы риска суицидального поведения.........................................22
Суициды у детей и подростков...........................................................27
Предупреждение суицидального поведения .....................................28
Заключение............................................................................................29
Литература.............................................................................................30
 

Введение

Нет большего горя, чем потеря человека. Любая смерть вызывает у близких тяжелые эмоциональные переживания, которые сопровождаются чувством одиночества, неверием в случившееся, сердечной болью и душевными мучениями. Если человек умирает своей смертью, от естественных причин, то для окружающих существуют рациональные («У него был рак» и др.) или религиозные объяснения («Бог дал, Бог взял»). При самоубийстве любая трактовка сомнительна. Смерть человека от собственной руки для близких всегда воспринимается как гром среди ясного неба. В подавляющем большинстве случаев самоубийство человека для окружающих неожиданно. Когда близкий человек лишает себя жизни, то те, кто остаются в живых, испытывают не только боль от разлуки, но и сильные чувства вины, стыда, гнева и самообвинения. Страдания от беды многократно увеличиваются, если мир для суицидента перестает существовать по его собственному решению, когда жизнь прекращается в результате самоубийства.


Растущая сложность человеческой жизни, изменившееся отношение к ней, возросшая требовательность к достойному существованию приводят к признанию, что суицид является чем-то большим, чем частное, личное решение. По мнению Э. Гролмана, это болезнь цивилизации. По выражению Э. Шнейдмана, суицид демократичен и характерен для всех слоев общества. С другой стороны, суицидальный феномен представляет собой «статистически устойчивое социальное явление, распространенность которого подчиняется определенным закономерностям, связанным с социально-экономическими, культурно-историческими и этническими условиями развития как государств, так и их отдельных регионов» [2].
Почти все люди в то или иное время думают о суициде. Саморазрушение является одним из многих жизненных выборов, открытых для людей. Дж. Мерло, автор книги «Суицид и массовый суицид», утверждает: «80% людей признают, что они в разное время играли идеями о суициде». «Ни одна группа, национальность или класс людей не свободны от этого «непростительного греха общества». Все люди имеют тенденцию к саморазрушению, которая различается лишь по степени выраженности или интенсивности проявлений у разных людей и в разных обществах. Психологи считают, что желание умереть является частым среди детей, а суицидальные фантазии вполне естественны для обычных взрослых людей. Эти желания могут быть выражены по-разному: «Если бы я сейчас умер, мои родители пожалели бы, что относились ко мне так плохо», «Лучше умереть, чем так дальше жить», «Я устал от жизни», «Вам без меня будет лучше», «Вам не придется слишком долго меня терпеть». Эти высказывания могут показаться не связанными с самоубийством, но именно они используются в пресуицидальных беседах и записках. Угрозы могут превратиться в действия. Вместо пассивного принятия непреодолимых трудностей возникает активная декларация независимости: смерть от своих рук. Жертва как будто кричит: «По крайней мере, я сумел сделать хотя бы это».
Суицидент, находясь на определенном этапе формирования суицидальных намерений, иногда не в состоянии адекватно оценить конфликтную ситуацию и тогда решается на последний, с его точки зрения, соответствующий ситуации шаг. В определенный момент он оказывается перед альтернативой смириться или уйти из жизни.
«Самоубийце свойственно то, что он смотрит на свое «я» как на какое-то опасное, ненадежное и незащищенное порождение природы, кажется себе чрезвычайно незащищенным, словно стоит на узкой вершине скалы, где достаточно маленького внешнего толчка или крошечной внутренней слабости, чтобы упасть в пустоту» (Г. Гессе).

Самоубийство и отношение к нему в обществе

В истории человечества проблемы самоубийств оценивались по-разному - от резкого осуждения до признания самоубийства как достойного способа ухода из жизни. В разные исторические эпохи в различных обществах, а иногда и в разных слоях одного общества самоубийству давались противоположные моральные оценки. По-разному оценивалось самоубийство и юриспруденцией. Отношение к этому акту зависело от философских, религиозных, правовых и научных воззрений.


Первые упоминания о самоубийствах мы встречаем в мифах. В мифологии народов Европы считалось, что самоубийцы превращались в вампиров. Различные поверья относительно самоубийц встречаются у всех народов мира, что говорит о возникновении самоубийств на самых ранних этапах развития человечества.
По религиозным взглядам древних германцев, в рай попадали мужчины, а также женщины, покончившие жизнь самоубийством поеле смерти мужа. У многих народов самоубийство считалось предпочтительнее, чем сдача в плен или рабство. В Индии, Китае, Японии оно было относительно распространено и в определенных случаях носило характер социального предписания. Наоборот, в Спарте и Афинах трупы самоубийц сжигали со знаками презрения. Отрицательное отношение к этому акту можно найти в учениях греческих философов: Пифагора, Сократа, Платона, Аристотеля и др. В Древнем Риме отношение к суициду было двойственным, одни прославляли суицид, другие осуждали.
В средние века под давлением религии в Австрии, Пруссии, Франции и некоторых других странах самоубийство стали относить к преступлениям. На Руси оно оценивалось отрицательно на основании взглядов православной церкви. Самоубийцы не отпевались священнослужителями, их не разрешалось хоронить на кладбищах, обычно захоронение происходило у дороги.
Жесткие кары за попытки самоубийства были введены при Петре I, затем они были смягчены, но по «Положению о наказаниях уголовных и исправительных от 1885 года» лишение себя жизни не влекло уголовного наказания только в тех случаях, когда «кто-либо по великодушному патриотизму подвергнет себя очевидной опасности или прямо верной смерти, а равно женщина лишит себя жизни для спасения от грозившего насилия» (ст. 1474). Статьи об ответственности за самоубийство и за покушение на него действовали в России вплоть до 1917 года. В Англии уголовные санкции за покушение на самоубийство были отменены только в 1961 году.
Немного статистики
Угроза наказанием и применение других мер воздействия за попытку самоубийств мало способствовали сокращению числа последних. Нравственное же состояние общества, его стабильность, духовность, доброжелательное отношение друг к другу его членов, уверенность в завтрашнем дне заметно влияли на отношение человека к собственной жизни. Патриархальная Россия, с преобладанием в ней сельского населения, с низким уровнем алкоголизации, издавна исповедовавшая духовность и осуждавшая самоубийство как порок, до 1917 года занимала последнее место в Европе по количеству самоубийств - всего 3-4 случая на 100 тысяч человек. Этот духовный потенциал в условиях почти всеобщего вероисповедания сохранялся до 1930-х   годов.   Так, в 1926 году уровень самоубийств в нашей стране в расчете на 100 тысяч населения составлял 7,8 человека. До наших дней в деревнях, куда еще не проник дух отчужденности и безразличия, сохранился обычай пожелания здоровья при встрече даже с незнакомыми людьми, пожелания «Бог в помощь», выполняющим какую-либо работу, коллективное строительство жилья, сопереживание и поддержка в горе. Поныне сохранился в церквях обряд исповеди, который также играет немаловажную роль для человека, обремененного навалившимися проблемами. По мнению настоятеля церкви Покрова Богородицы в Москве протоиерея И. Рязанцева: «Это счастье, что в церкви существует таинство исповеди: самоубийцы имеют возможность своевременно получить утешение в скорбях, которые, увы, нельзя пока получить ни в департаменте, ни в милиции, ни даже в семье».
Нарушение нравственных внутренних ограничений на лишение себя жизни, фактическое исчезновение общественных запретов на самоубийство, технократизация и дезинтеграция общества, игнорирование проблемы государственными институтами и общественностью, а также рост алкоголизма, наркомании, усугубление психосоциальных, экономических, экологических и других факторов привели к тому, что во второй половине XX века начался резкий рост числа самоубийств во всем мире, и особенно ощутимо это произошло в нашей стране. В Союзном государстве наибольший уровень самоубийств был отмечен в 1981 году и составил 35 человек на 100 тыс. населения. В годы так называемой борьбы с пьянством и надежд, связанных с перестройкой, уровень самоубийств снизился до 24. Затем в связи с продолжающейся перестройкой уровень суицидов стал расти, и в 1994 году этот уровень составлял уже 42 на 100 тысяч человек. От самоубийств за год погибали порядка 65 тысяч человек, т.е. население небольшого города. В некоторых регионах России уровень самоубийств доходил до 100 человек на 100 тысяч населения. Резко ухудшилась суицидальная ситуация и в сельской местности, более того, по уровню суицидов сельские районы стали превосходить уровень городов. По данным ВОЗ, показатель суицидов больше 20 на 100 тысяч населения свидетельствует о кризисе в обществе. В настоящее время средняя цифра по России составляет 36 на 100 тысяч населения [4].
Каждую минуту кто-то предпринимает попытку преднамеренного самоубийства. Эти попытки 120 или 130 раз в день оканчиваются успешно. При этом необходимо учитывать, что на каждое завершенное самоубийство приходится от 10 до 100 суицидальных попыток, которые нередко заканчиваются психическими и соматическими осложнениями, инвалидностью. Другой особенностью суицидов в нашей стране является преобладание суицидов среди трудоспособного возраста. При этом отмечается явное преобладание мужских самоубийств над женскими в соотношении 4:1.
Проблема еще более ухудшается в связи с тем, что отмечается значительное повышение числа суицидальных попыток и самоубийств среди молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет. До конца 1960-х годов они составляли относительно незначительную часть от общего числа суицидов. С 1960 года их частота среди подростков увеличилась на 265%! Смертность среди молодежи, связанная с суицидом, стоит на первом месте среди всех причин смерти.
Многочисленные исследования показывают, что суицидальное поведение - результат сложного взаимодействия различного рода психофизиологических, моральных, психологических, социальных, экологических и социокультурных факторов. Суицидальное поведение является следствием физических и эмоциональных перегрузок со снижением сопротивляемости к стрессовым воздействиям и эмоциональным нагрузкам, неблагополучием в коммуникативных сферах, слабостью психологической защиты личности, снижением или утратой ценности жизни при дефектах нравственного воспитания личности.
Попытки объяснить увеличение числа самоубийств только социально-экономическими трудностями не всегда оправданы. Жизнь показывает, что высокий уровень суицидов отмечается в экономически благополучных странах, в то время как низкий - в странах с относительно невысоким уровнем экономического развития. По данным ЮНЕСКО за 1990-2000 годы, в Финляндии происходит 21 самоубийство на 100 тысяч населения, в Японии - 20,7 самоубийств, в Швеции - 12, в Гватемале и Египте - по 0,5. Самый высокий уровень самоубийств за последние десятилетия был отмечен в 1983 году в Венгрии - 45,3 на 100 тысяч населения, однако за последние годы в этой стране уровень самоубийств снизился до 24,8. Весьма различен уровень самоубийств в бывших странах Союза. Самым низким этот показатель является в государствах Средней Азии и Закавказья (в Армении, например, около 2,1 на 100 тысяч населения), самый высокий - в бывших Прибалтийских республиках (более 20, в Литве - более 30).
 
Анализ статистических данных показывает, что уровень самоубийств в определенной степени зависит от интенсивности ряда социальных процессов, приводящих к дезадаптации целые категории населения. Опыт мировой суицидологической практики полон примеров существования известных корреляций между частотой самоубийств и такими переменными, как степень индустриализации, урбанизации, экономической нестабильности, интенсивности миграционных потоков, нарушения жизненных стереотипов под воздействием социальных и политических преобразований. Кроме того, следует учитывать важную роль ослабления традиционных социальных институтов, регламентирующих взаимоотношения между поколениями и отдельными людьми, степенью дезинтеграции общества и его культурными традициями. Очевидно, что значительное увеличение числа самоубийств является тревожным симптомом болезни нашего общества, который в полной мере затронул и нашу молодежь.

Теории причины самоубийств

 

Экономическая теория.


Экономическое объяснение причин самоубийств дал В. Херлбарт, исследовавший самоубийства в Соединенных Штатах в 1902-1925 годах. Кривая колебаний показателей бизнеса и кривая самоубийств в Соединенных Штатах в эти годы были синхронными, периоды застоя экономики сопровождались увеличением, а периоды ее процветания -уменьшением показателей самоубийств.


В известном смысле экономическая теория нашла свое подтверждение и в России, когда развал экономики, рост безработицы, длительные задержки зарплаты, рост инфляции до 1800% вызвали самый высокий уровень суицидов в нашей стране. После августовского дефолта 1998 года уже в октябре этого года в Москве число суицидентов, особенно среди молодежи, увеличилось почти в 3 раза по сравнению с октябрем предыдущего года.
Может показаться, что циклы самоубийств в основном обусловлены и объясняются экономическими причинами, но более строгий анализ свидетельствует о том, что такая трактовка является лишь частичной правдой. Во-первых, чисто экономическая причина роста числа самоубийств выявляется далеко не во всех странах. Во-вторых, как показал Э. Дюркгейм [5], рост благосостояния населения способен вызвать увеличение числа суицидов. Экономические факторы сами по себе не объясняют ни распределение самоубийств, ни их основные тенденции. Они определяют лишь изменения этих тенденций в определенные периоды и, главным образом, в индустриальных и экономически развитых странах. Любая теория, пытающаяся объяснить явление лишь с помощью одного отдельного фактора, не уделяя должного внимания другим характеристикам общества, его духовности, культуре и др.,   ошибочна.
Самоубийства имеют сезонные колебания, которые достигают своего максимума в определенные месяцы, причем они различаются в зависимости от возраста суицидентов и мотивов суицидальной попытки. Главная причина их увеличения в определенные месяцы скрыта не в погоде или температуре, а в интенсивности социальной жизни и социальных конфликтов. Если кривая самоубийств падает до минимума в июле, августе и сентябре, причина опять-таки кроется не в климате или других физиографических факторах, а в ослаблении в этот период социальной жизни (отпуска и др.) и в уменьшении социальных поводов к самоубийствам.
Социологическая теория. Теория самоубийств Эмиля Дюркгейма основывается на социальной организации и культурных традициях общества. Смысл его теории заключен в целостном рассмотрении общества и его культуры в качестве причин самоубийств. Когда вся сеть социальных отношений хорошо интегрирована, по мнению автора, существует высокая степень социального сцепления; люди ощущают себя жизненно важными и необходимыми составными частями общества, к которому они принадлежат; они свободны от чувств психосоциальной изоляции, одиночества или забытости. Такой тип организации оказывает мощный антисуицидальный эффект на тенденцию самоубийств. Культура такого общества действует в том же направлении. Поскольку общество интегрировано и поскольку это единство ощущается его членами, его культура также является единой. Культурные ценности принимаются и разделяются всеми его членами, рассматриваются как бесспорные и священные. Такая культура не поощряет самоубийства и становится мощным антисуицидальным фактором. Напротив, общество с низкой степенью сцепления, члены которого слабо связаны между собой, общество с осложненной сетью социальных норм, с культурными относительными ценностями, которые не пользуются всеобщим признанием и являются делом простого личностного предпочтения, относится к мощному генератору самоубийств, независимо от экономических условий и состояния психического и физического здоровья его членов. Другим обществом, при котором растет число суицидов, является общество диктаторского направления с ограничением свобод личности, жесткой регламентацией его поведения.
Факторы социально-культурного сцепления и психосоциальной изоляции объясняют, почему в данном обществе разведенные дают большее число самоубийств, чем просто одинокие, а одинокие -больше, чем женатые, бездетные семьи дают более высокий процент, чем семьи с детьми; причем, чем больше число детей в семье, тем ниже у них число самоубийств. Здесь надо иметь в виду характер семейных отношений, которые можно разделить на гармоничные, дисгармоничные, корпоративные, авторитарные и т.д., что, безусловно, сказывается на психологическом климате между членами семьи, особенно на психике ребенка. Разведенные люди более, чем кто-либо, изолированы психосоциально, в особенности, когда развод был скандальным происшествием.
В свете этой теории понятно, почему аграрные классы демонстрируют более низкое число самоубийств, чем городские, почему среди различных занятий те, которые лучше объединяют людей, дают более низкое число самоубийств, чем более индивидуалистические профессиональные группы, почему обеспеченные люди демонстрируют большее число суицидов, чем бедные, и почему особенно высокое число самоубийств типично для бродяг и других лиц без каких-либо постоянных занятий. Анализируемая теория объясняет также, почему в странах, в которых сохраняются общинный и семейный типы организации, число самоубийств, в отличие от высоко урбанизированных, индустриальных стран, имеет тенденцию к уменьшению.
Факторы социально-культурного сцепления и психосоциальной изоляции объясняют также, почему атеисты и неверующие дают большее число самоубийств, чем люди, вовлеченные в ведущие религиозные организации, и почему среди последних католики, православные христиане, ортодоксальные иудаисты дают меньшее число самоубийств, чем более свободно мыслящие и менее догматичные протестанты.
Из сказанного становится понятным, почему в XIX-XX веках кривая самоубийств возрастает в большинстве европейских держав и почему с началом крупных социальных движений (напр., народная война) кривая самоубийств неожиданно падает. В этих случаях чувство индивидуального уступает место чувству совместной принадлежности общему делу. И, напротив, по миновании этих событий, когда чувство социальной целостности, его значимости исчезает, кривая показателей самоубийств заметно возрастает.
Наконец, отдельные положения социологической теории объясняют, почему периоды внезапных разрывов социальных связей во время экономических кризисов сопровождаются ростом самоубийств и почему даже в современном обществе старики и пожилые люди, физически больные показывают более высокий процент самоубийств.
Медицинская теория. Учитывая высокий уровень самоубийств среди психически больных, многие психиатры склонны объяснять факт самоубийства наличием психического заболевания. Подтверждением этому служит высокий процент суицидов у людей с депрессивными состояниями, у лиц с расстройством личности, среди пациентов, страдающих алкоголизмом и наркоманией. Отмечается достаточно высокий процент суицидов и у психически больных с бредовыми и галлюцинаторными расстройствами. Однако еще в 80-90-е годы прошлого века, когда впервые стали появляться объективные сведения статистико-социологического плана, было установлено, что число душевнобольных и практически здоровых самоубийц соотносится как 1:3 - 1:4. Был показан более высокий, чем в популяции, процент суицидов среди служащих армии и полиции. Однако на самом деле оказалось не все так просто. Большинство исследователей находили тесную взаимосвязь между депрессивным состоянием и формирующимся суицидальным поведением. Риск суицида при наличии депрессии оценивается примерно в 10-15% по сравнению с 1-2% среди населения. Объяснение отмеченных корреляций можно найти в работах основателя отечественной суицидологической школы профессора А.Г. Амбрумовой [1], которая показала, что суицид не может расцениваться как прямое следствие психической патологии, в том числе депрессивного регистра. По ее мнению, суицид у депрессивных больных рассматривается как многофакторное явление, в генезе которого большое значение имеет взаимосвязь средовых воздействий, социально-психологических структур личности, которые составляют основы социализации индивидуума, а также психопатологических симптомов. По определению А.Г. Амбрумовой, «суицид есть следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого и неразрешенного микросоциального конфликта». Суицидальное поведение, формируемое в условиях экстремальной ситуации, рассматривается как один из видов общеповеденческих реакций человека, который имеет широкий диапазон индивидуальных вариаций - от психической нормы до выраженной психической патологии. Наиболее существенным моментом социально-психологической адаптации человека является социализация, содержание которой составляют морально-нравственные представления, социально значимые оценки и формы поведения, определяемые включенностью в ту или иную социальную среду. При этом следует подчеркнуть, что социально-психологическая дезадаптация личности понимается в широком диапазоне [3]. Она включает в себя широкий спектр переживаний личности при воздействии личностно значимых раздражителей - состояние стресса и др. При этом дезадаптация выражается в целой гамме различных эмоциональных реакций - от их психологического уровня до психотических состояний (тоска, тревога, страх, отчаяние, чувство безысходности и пр.) Дезадаптация личности приводит к тому, что количество известных вариантов разрешения конфликта резко ограничивается или сводится к нулю. При этом конфликт может иметь как реальный, так и патологический характер, что для данной личности особого значения не имеет. Вследствие этого конфликт приобретает характер неразрешимости и сопровождается крайне тягостными переживаниями, наступает кризис личности. В этой критической точке сама дезадаптация и конфликт с высокой вероятностью могут перейти в суицидальную фазу, т.е. принимается решение о суициде как единственном способе ликвидировать конфликт путем самоуничтожения.
Психологическая теория. Если социологи рассматривают самоубийство как показатель социального напряжения, то психологи интерпретируют его как реакцию давления на личность. Однако и те, и другие согласны, что самоубийство возникает тогда, когда у человека появляется чувство отсутствия приемлемого пути к достойному существованию. Вместе с тем далеко не каждый, у кого нарушены связи с обществом или возникли неудачи на работе, становится жертвой самоубийства. Здесь многое зависит от характерологических особенностей личности.
Основоположником формирования психологической концепции можно считать 3. Фрейда [7]. Он полагал, что есть два вида влечений: один из них - инстинкт жизни, Эрос; другой - это влечение к смерти, разрушению и агрессии, Танатос. Для Фрейда смерть являлась чем-то большим, чем просто фактом телесной жизни. Смерть бывает желаема. Существуют постоянные колебания между силой этих двух противоположных инстинктов. Эрос со временем стареет, вечный же Та-натос остается в высшей степени напористым «на всем протяжении жизни человека и достигает своей цели, лишь приводя его к смерти». Суицид и убийство представляют собой проявления импульсивного и разрушительного влияния Танатоса. Убийство - это агрессия, устремленная на других, а суицид - это агрессия, направленная на себя.
В дальнейшем исследователи развивали концепцию влияния факторов окружающей среды. Особое внимание уделялось импульсивности и агрессивности, связь которых с суицидальным поведением была обнаружена в исследованиях и подтверждена на практике.
Работы Дж. Манна [8] и ряда других авторов позволили выявить биохимические корреляты депрессии и суицидального поведения, связанные с нарушением серотонинергической системы мозга. Была показана также определенная связь этих нарушений с агрессивностью, импульсивностью и высокой чувствительностью к стрессорам. Показано влияние ранее перенесенных негативных жизненных событий, хронических заболеваний, злоупотребления психоактивными веществами и др. Стресс формируется в связи с негативными взаимоотношениями, перенесенной психической травмой и насилием над личностью, социальными стрессорами в виде бедности, безработицы, психическими или соматическими заболеваниями, болевым синдромом, алкоголизацией и наркоманией. К актуальным факторам возникновения суицидального поведения относится разрыв с другом, смерть близких, межперсональные конфликты, появление финансовых проблем, издевательство над личностью, запугивание, различные негативные и травматические жизненные события, приступ или обострение заболевания, нарциссизм.
Разработана так называемая, психологическая модель суицидального поведения - «крик боли». Она рассматривает суицидальное поведение как попытку избежать чувства «попадания в ловушку». Индивиды ощущают неспособность убежать от внешней ситуации или от своего собственного внутреннего смятения, при этом отсутствует надежда на спасение, возникает ощущение «произошедшего краха» и «пойманности». Это ощущение случившегося краха может возрастать под воздействием внешних обстоятельств (например, плохие взаимоотношения, безработица, стрессы на работе) или неконтролируемого внутреннего смятения. Важный аспект подобного стресса состоит в том, что он сигнализирует индивиду о крахе в некой важной сфере жизни. Ощущение подобного краха запускает примитивные психологические механизмы. Индивид чувствует, что он не может предпринять ничего, что позволило бы ему уйти от травматичного фактора, в дальнейшем он начинает верить в то, что вероятность его «спасения» в данной ситуации другими людьми или обстоятельствами невелика.
  1   2   3


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка