В. А. Мартинович Введение в понятийный аппарат сектоведения



Сторінка1/9
Дата конвертації13.04.2016
Розмір1.56 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


Работа отсканирована, но не выверена. Отсюда могут быть пропуски отдельных букв и ошибки в именах и названиях.

В. А. Мартинович

Введение в понятийный аппарат сектоведения

Мартинович, В. А. Введение в понятийный аппарат сектоведения: пособие для студентов Института теологии БГУ / В. А. Мартинович. — Минск: БГУ, 2008. — 103 с. ISBN 978-985-485-841-8.


Пособие раскрывает основные понятия, теории, концепции и модели современного теоретического сектоведения. Представлены вопросы возникновения, развития и распада новых религиозных движений. Рассматриваются проблемы харизматического лидерства, входа, членства и выхода из сект и культов. Кратко отражена история и суть полемики различных школ сектоведения. Особое внимание уделено анализу самой сути феномена нетрадиционной религиозности в целом, а также его влияния на окружающую социокультурную среду в частности.

Для студентов Института теологии БГУ.

Утверждено на заседании кафедры религиоведения Института теологии имени святых Мефодия и Кирилла Белорусского государственного университета 8 января 2007 г., протокол № 5

Рецензенты: доктор философских наук, профессор А. И. Осипов; доктор философских наук, профессор Т. П. Короткая

УДК 2-79(075.8)

ББК 86.39я73

М29

ISBN 978-985-485-841-8



© Мартинович В. А., 2008

© БГУ, 2008


  1. ВВЕДЕНИЕ

В XXI веке специалистам, работающим в гуманитарной сфере и, в особенности, занимающимся вопросами религии и многообразия современных форм религиозности, необходимо знание основ теоретического сектоведения. Исследования в области социологии, психологии и истории религии, религиоведения и теологии, психиатрии и права составляют на сегодняшний день основной корпус работ в этой области.

Спецкурс «Введение в понятийный аппарат сектоведения» рассчитан на формирование у студентов базовых знаний по всему спектру основных вопросов и проблем современного теоретического сектоведения. В спецкурсе раскрывается история и суть полемики различных школ сектоведения. Представлены фундаментальные теории и модели возникновения, развития и распада новых религиозных движений1. Рассматриваются проблемы харизматического лидерства, входа, членства и выхода из НРД. Особое внимание уделяется анализу самой сути феномена нетрадиционной религиозности в целом, а также его влияния на окружающую социокультурную среду в частности. Кроме того, предлагается общая система распознавания разнообразных форм и типов нетрадиционных религиозных образований, определения их места и степени значимости в общей структуре религиозности конкретного общества.

Целью данного учебного пособия является оказание помощи студентам в понимании изучаемых в спецкурсе тем и в работе с необходимой для этого литературой. Пособие включает в себя краткое изложение основных проблем, вопросов и теорий сектоведения. Прилагается список литературы, изучение которой будет способствовать не только глубокому усвоению материала лекций, но и позволит ознакомиться с некоторыми проблемами и вопросами сектоведения в рамках спецкурса, напрямую им не затрагиваемыми.

Новое религиозное движение — в дальнейшем НРД.
3
Существует мало областей в социологии религии, представляющих больший интерес, чем сектантство.

Питер Бергер


  1. 1. СЕКТОВЕДЕНИЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

В современном сектоведении не существует единого подхода к анализу феномена НРД. Научные и научно-популярные издания, СМИ все чаще превращаются в арену бурных дискуссий о корректности и эффективности тех или иных методов исследования нетрадиционной религиозности. В данном курсе лекций для систематизации всего многообразия подходов к НРД используется переработанная и дополненная автором типология школ сектоведения, изначально предложенная Айлин Баркер2. Так, все общественные организации и частные инициативы, научно-исследовательские учреждения, церковные группы и правозащитные центры, профессионально или любительски занимающиеся изучением деятельности НРД, условно можно отнести к одной из пяти школ сектоведения. Каждая школа исходит из специфических допущений относительно сектантства в целом, использует уникальные методы его изучения и преследует определенные цели, далеко не всегда включающие в себя необходимость достижения глубокого понимания феномена сект.

I. Противокулътовая (от англ. counter-cult), или конфессиональная, школа сектоведения занимается критикой учения, религиозных практик и деятельности НРД с позиций вероучения традиционных религий мира либо с точки зрения какой-либо идеологии. В первом случае это богословы и миссионерские центры, защищающие основы вероучения своей Церкви и изобличающие построения сект с позиций их вредности для духовного
2 Barker E. Watching for Violence. A Comparative Analysis of the Roles of Five Types of Cult-Watching Groups // A paper presented at The 2001 International Conference «The Spiritual Supermarket: Religious Pluralism in the 21st Century» 19-22 April, 2001. S. 1-18.
4
развития человека. Во втором случае это представители политических партий, критикующие секты за их несоответствие основным положениям их идеологии. Сравнительный критический текстовый анализ лежит в основе методологии противокульта. Главная его цель состоит в предохранении последователей своей организации от чужеродных влияний и ухода в иные религиозные и политические группы. Соответственно основная аудитория, на которую направлены работы этой школы, включает в себя членов и адептов той религии или идеологии, с позиций которых ведется критика НРД.

Противокультовая школа стоит у истоков сектоведения и уходит своими корнями в древнюю христианскую апологетику. Формирование методов противокультовой школы можно проследить со св. Иринея Лионского, в 180-189 гг. н. э. написавшего книгу «Против всех ересей».

В зависимости от величины объема объекта критики эту школу можно разделить на три основные направления:

а) консервативный противокулът — осуществляет тотальную критику как всех НРД и традиционных религий мира, так и многих «еретических» течений в рамках собственной религиозной организации или политической партии;

б) умеренный противокулът — критикует исключительно НРД и допускает возможность мирного сосуществования с традиционными религиями мира;

в) либеральный противокулът — критикует только некоторые особо опасные секты и культы и постулирует необходимость мирного сосуществования с мировыми религиями.

Можно говорить о существовании не только православного, католического и протестантского противокульта, но также о мусульманской, индуистской, иудаистской, буддийской и других его разновидностях. К православному противокульту относятся дьякон Андрей Кураев, о. Серафим Роуз, о. Владимир Федоров, архим. Рафаил Карелин и др.

II. Антикультовая школа (от англ. anti-cult), сектоведения ставит главной своей задачей борьбу с сектами и нивелирование их влияния на окружающее общество. Основным способом борьбы является создание отрицательного имиджа НРД в обществе посредством выявления негативной информации об их методах и формах работы со своими последователями, раскрытия материалов, так или иначе их компрометирующих. В качестве одного из основных источников информации о сектах выступают ретроспективные свидетельствования бывших членов сект и людей,


5
пострадавших от их деятельности. Работы антикультовой школы отличаются описательным характером и направлены на раскрытие всех реально или потенциально деструктивных составляющих НРД. При этом спектр действий представителей этой школы сектоведения может варьироваться от четкого и обоснованного изложения и защиты своих позиций в судебном порядке, вплоть до организованного массового пикетирования и срыва различных мероприятий сект и культов.

Антикультовая школа представлена родительскими комитетами, светскими и церковными антисектантскими центрами, журналистами, бывшими членами НРД, пострадавшими от их деятельности и т. д. Очень часто антисектантские центры этой школы специализируются в своей деятельности на борьбе к какой-либо одной сектой или культом. Со стороны ученых к этой школе принадлежит непропорционально большое количество социальных психологов и психиатров. В последнее время наблюдается тенденция к углублению и усилению теоретических оснований антикульта. Самыми известными в мире представителями этой школы являются Стивен Хассен, Маргарет Сингер, Роберт Лифтон и др.

В своих наиболее радикальных формах само сектоведение в антикультовой и противокультовой школах может принимать экстремистские сектоподобные формы. Ярким примером тому является рассмотрение сект как абсолютного зла, грозящего современному обществу, радикально влияющего на изменение всех основных его институтов и проникающего в руководящие структуры в первую очередь той страны, в которой находится сам сектовед3. Реальные способности и возможности сект в данном случае сильно преувеличиваются. Культивируется страх перед сектами и присутствует особая тяга к подробному обсуждению того, насколько страшны, ужасны, опасны и главное всемогущи и вездесущи секты. Именно сектам приписываются все проблемы современного общества. Не учитывается весь спектр проблем и кризисов, которые сектам приходится преодолевать в борьбе за свое существование. Какое-либо адекватное понимание феномена сектантства в радикальном крыле антикультовой и противокультовой школ сектоведения фактически отсутствует.

III. Академическая школа сектоведения занимается научным изучением деятельности НРД и дистанцируется при этом от любых оценочных заключений как негативных, так и пози-


3 См., напр.: Информационно-аналитические материалы по теме: «Разрушительные последствия проектов оккультного просвещения общества. Проблемы «полового просвещения» и «валеологии». Минск, 2001. 95 с.
6
тивных по поводу сект и культов. Здесь основной интерес представляют механизмы, структуры и принципы устройства и функционирования сект и культов, вход и выход из них, вопросы членства в НРД, их история развития, формы работы с последователями, вероучение, место и роль в окружающем обществе и т. д. Глубокое понимание феномена НРД является в этой школе главной целью, а общенаучная методология — основным средством. В настоящее время проведено множество исследований и написано большое количество серьезных работ, посвященных сектам и принадлежащих ученым из самых различных областей знания: социологии, психологии, психиатрии, религиоведения, права, истории, этнологии и т. д. Основная аудитория, на которую направлены работы этой школы, включает в себя узкий круг ученых, профессионально занимающихся вопросами нетрадиционной религиозности в границах своих дисциплин.

Академическая школа сектоведения представлена главным образом научно-исследовательскими институтами, кафедрами НРД в различных университетах мира, профессурой факультетов социологии, психологии, религиоведения и т. д. Большинство исследований академической школы проводится в границах социологии религии. Среди известных ученых, принадлежащих к этой школе, можно упомянуть Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича, Родни Старка, Вильяма Бэинбриджа, Бенжамина Цаблоки и др.

IV. Правозащитная школа сектоведения ставит своей главной задачей защиту прав и свобод индивида на исповедание любого вероучения мира. Представители этой школы не занимаются изучением НРД. Их не интересуют ни возможные положительные, ни откровенно отрицательные аспекты деятельности различных сект и культов. Правозащитная школа абсолютизирует право человека на свободу вероисповедания даже в тех случаях, когда осуществление этого права может деструктивно сказаться как на самом индивиде, так и на его ближайшем окружении. Так, случаи коллективного самоубийства членов сект4 представляются как крайнее, но в общем и целом вполне допустимое следствие принципа свободы вероисповедания. Сбор информации о фактах нарушения прав и свобод индивида на свободу вероисповедания, информирование общественности и политических кругов демократических стран об их наличии, проведение конференций и семинаров на соответствующую тему являются главными формами и методами работы правозащитников.
4 Например, коллективное самоубийство 911 членов Народного Храма и 39 членов Небесных Врат.
7
Особая характеристика правозащитной школы заключается в том, что она постоянно оставляет без внимания факты нарушения прав и свобод представителей всех традиционных религий мира и делает особый акцент на HPД.

Данная школа сектоведения представлена главным образом международными правозащитными организациями, такими как Кестонский институт, Форум 18, Институт религии и права и т. д.

V. Прокулътовая или апологетическая школа сектоведения ставит своей основной задачей оказание всесторонней поддержки и помощи НРД, и одновременно защиту их от нападок про-тивокультовой и антикультовой школ сектоведения. Последние обвиняются в безосновательном нагнетании в обществе страха перед сектами и культами. Представители этой школы видят изначально в сектах и культах только хорошие и общественно полезные стороны. Любая критическая информация о НРД не воспринимается по определению. Факты убийств и самоубийств в сектах и культах, например в Народном Храме, Храме Солнца, Аум Синрике, Небесных Вратах, Бэкбэккё и др., либо полностью игнорируются, либо интерпретируются в качестве редких исключений из общего правила. Как правило, исследования сект и культов, проводимые представителями этой школы, обильно спонсируются самими изучаемыми НРД. Соответственно представлена эта школа как активными членами НРД, так и независимыми учеными, публицистами, журналистами, отстаивающими их интересы. Нередки случаи, когда сами НРД инициируют аналитические статьи про самих же себя в серьезных научных журналах5. К наиболее известным апологетам НРД относят Гордона Мелтона и Массимо Интровини.

Противокультовая школа сектоведения в лице Православной и Католической церквей оказала основополагающее влияние на все остальные школы. Так, с начала 1900-х и до конца 1950-х гг. подавляющее большинство представителей академической школы сектоведения создавало и развивало свои теории на основе анализа христианских сект. За этот период времени был обозначен основной круг проблем и вопросов, над изучением которых ученые работают до сих пор. При этом академическое сектоведение находилось в глубокой зависимости (от которой оно так и не смогло окончательно избавиться) от основополагающей парадигмы христианского сектоведения, заключающейся в


5 См. например, статью члена генерального совета общества Сторожевой Башни в Пенсильвании: Wah С. R. An Introduction to research and Analysis of Jehovah's Witnesses: A View from the Watchtower // Review of Religious Research. 2001. Vol. 43:2. S. 161—174.
8
определении секты через ее всестороннее противопоставление Церкви (или в определении нетрадиционной религиозности через противопоставление традиционным религиям). Данная парадигма была переведена на язык социологии религии Максом Вебером, Эрнстом Трельчем и Ричардом Нибуром, послужив основанием для дальнейших исследований в области социологии сектантства. Другое фундаментальное влияние христианского сектоведения на светское заключается в повсеместном распространении в последнем «содержательных» критериев отнесения той или иной организации к секте. Имеются ввиду все те случаи, когда суждение о сектантскости группы выносится исключительно на основании анализа ее вероучения.

Для глубокого понимания проблемы сектантства необходимо знание основных теоретических конструкций и аргументаций всех школ сектоведения. Сектоведы и секты оказывают достаточно серьезное влияние друг на друга. Многие действия сект и культов объяснимы только при осведомленности о предшествовавших мероприятиях сектоведов, и соответственно наоборот. Иначе говоря, параллельно с изучением деятельности НРД необходимо исследование и анализ действий сектоведов, их анализирующих, против них борющихся и им же помогающих. Именно поэтому в различных школах сектоведения постоянно усиливается процесс саморефлексии и анализа теоретико-методологических оснований оппонентов. Все больше появляется работ по источниковедению и истории сектоведения. Само сектоведение претерпевает в современном мире целый ряд серьезных структурных и содержательных изменений.

Во-первых, все больше усиливается профессионализация и внутренняя специализация всех школ сектоведения в целом. Сам предмет и содержание полемики между разными школами становится все менее понятными для людей, не занимающихся профессионально вопросами сект и культов. Увеличивается количество специализированных научных периодических изданий, полностью посвященных научному анализу и обсуждению актуальных проблем исследования сектантства. Особого упоминания заслуживают «Журнал современной религии» (Journal of Contemporary Religion), журналы «Новая религия» (Nova Religion), «Журнал изучения культов» (Cultic Studies Journal), «Ересь» (Heresis), «Журнал альтернативной духовности и исследований нью эйдж» (Journal of Alternative Spiritualities and New Age Studies), «Научное обозрение альтернативной медицины и аберрантных медицинских практик» (The Scientific Review of Alternative Medicine and Aberrant Medical Practices) и др.
9
Во-вторых, происходит объединение разрозненных центров и специалистов по изучению НРД в международные ассоциации в границах различных школ сектоведения. Увеличивается количество специализированных международных конференций и периодических изданий, целиком посвященных проблемам изучения НРД. В качестве примера можно привести такие крупные объединения сектоведческих центров, как Международная Ассоциация сектоведения с центром в США, Европейская федерация центров по исследованию и информированию о сектантстве с центром во Франции, объединение антисектантских организаций «Диалог» с центром в Дании и т. д.

В-третьих, начинают появляться серьезные инициативы со стороны академической школы сектоведения по объединению усилий антисектантской и прокультовой школ с целью глубокого всестороннего понимания феномена НРД в целом и смягчения постоянно ведущейся очень жесткой полемики между обеими школами6. В четвертых, усиливается всесторонняя политизация и идеологизация большинства школ сектоведения. Конфликты вокруг сект все чаще ставятся в зависимость от политической ситуации в регионе. Секты и сектоведы все чаще попадают в поле зрения политиков и отдельных политических партий, стремящихся с их помощью решать свои сиюминутные проблемы. Ярким примером тому является ситуация, складывающаяся вокруг секты фалуньгун, ставшей предлогом для систематических конфронтации США и Китая. Особую роль в политизации сектоведения и сектантства играет государственный департамент США, делающий ежегодный доклад о свободе вероисповедания в различных странах мира. Сам интерес государственного департамента США к проблемам свободы вероисповедания ставит на повестку дня вопрос о религиозных меньшинствах в политическом дискурсе большинства стран мира. Сектоведы, в свою очередь, начинают поднимать вопросы политических форм сектантства (терроризм, национализм в его крайних формах выражения, тоталитарные режимы, диктатуры и т. д.). Появляются сравнительные аналитические исследования террористических группировок и культов7.


6 В качестве примера теоретического обоснования этого движения в сектоведении можно привести работу: Misunderstanding Cults. Searching for Objectivity in a Controversial Field /Ed. by Benjamin Zablocki & Thomas Robbins. Toronto : University of Toronto Press, 2001. 524 s.

7 Stahelski A. Terrorists Are Made, Not Born: Creating Terrorists Using Social Psychological Conditioning // Journal of Homeland Security. 2004. № 3. March.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка