Современник от судьбы




Сторінка1/36
Дата конвертації12.04.2016
Розмір5.63 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Современник от судьбы

С Анаром меня познакомил его отец, выдающийся азербайджанский поэт Расул Рза, в начале 60-х годов в Москве. Расул Рза был одним из самых глубокоуважаемых мной поэтов современности, большим художником и мудрым человеком. В течение многих лет он, как и ныне покойные Имран Касумов, Кара Караев был моим задушевным собеседником во времена наших встреч в Москве, на писательских съездах и пленумах, на заседаниях Комитета по Ленинским и Государственным премиям. Во время одной из таких встреч он и представил своего сына, который учился тогда в Москве, если не ошибаюсь, на Высших Сценарных Курсах.

Анара, как писателя, я впервые узнал, прочитав его эссе, посвященное великому Джалилю Мамедкулизаде. Это эссе под названием «Большое бремя – понимать», было опубликовано в журнале «Новый мир» в период редакторства незабвенного А.Т.Твардовского. Я был членом редколлегии «Нового мира» и помню, что эссе было встречено с большим интересом, ибо, впервые на современном литературном уровне знакомило русского и союзного читателя с творчеством и трудной судьбой классика азербайджанской литературы. Это был взгляд на Дж.Мамедкулизаде представителя нового поколения, поколения шестидесятников. Анар не обходил острых углов в судьбе этого писателя, как в царские времена, так и в советский период. Автор особо подчеркивал, что Дж.Мамедкулизаде был не только врагом ура патриотизма и религиозного фанатизма, но и не менее яростным противником русификаторской политики царских властей. Это был довольно-таки смелый пассаж в тексте национального автора. Анар открыто писал, что именно этот вопрос как-то стыдливо замалчивается в литературоведении. Он нашел, на мой взгляд, приемлемую формулу, утверждая, что Дж.Мамедкулизаде искренно любил русский народ, но не как подданный Российской империи, а как человек, воспитанный на великой культуре этого народа.

Примерно в те же годы мое внимание привлекли и рассказы, повести, статьи Анара, опубликованные в московской прессе – в «Литературной газете», «Советской культуре», «Неделе», в журнале «Дружба народов», телевизионные спектакли по его произведениям, экранизированные и показанные Центральным телевидением.

Анар писал и пишет в основном о близком ему круге городской интеллигенции, его прозе присуще психологическая достоверность, лаконизм, кинематографическая зримость и пластичность. Как в прозе, так и в публицистике он ставил и ставит самые острые вопросы духовной жизни своего народа и мучительно ищет ответы на эти вопросы. Ищет вместе со своими героями, а не за них.

Анар один из ярких и интересных представителей поколения шестидесятников, которому с гордостью причисляю себя и я, хотя я и несколько старше по возрасту. Несмотря на модное сейчас снобистское и скептическое в лучшем, и циничное, откровенное хамское, в худшем случае, отношение к шестидесятникам, убежден, что самые талантливые представители этого поколения в литературе, театре, кино, сыграли огромную роль в духовном, эстетическом и даже идеологическом обновлении общества. На основах, заложенных лучшими представителями этого поколения, как в России, так и в бывших союзных республиках, взошли идеи свободы, демократии, независимости.

Именно приверженностью этим идеям, как в своем творчестве, так и в общественной деятельности, Анар очень близкий мне собрат по перу, с которым за долгие годы контактов нас связывают взаимные симпатии.

Когда Анар приезжал в Бишкек на юбилей «Манаса» и был гостем в моем доме, я подарил ему свою книгу с автографом «От старшего брата». А недавно Анар подарил мне свою новою книгу с надписью «От младшего брата». И это не просто слова, нас, как и наши народы, связывают братские чувства.

В советское время Анар был писателем, чье творчество вызывало большой интерес и союзной литературной критики, и огромной читательской аудитории бывшего СССР.

В то время мы больше встречались в Москве, на писательских собраниях, на заседаниях Верховного Совета СССР, и я помню, с какой душевной болью Анар рассказывал мне о самой большой проблеме Азербайджана о карабахской трагедии.

Сейчас мы чаще встречаемся в Турции, в Стамбуле (хотя в июле этого года снова встретились в Москве, оба выступили в Колонном зале, на международной конференции «Религии против террора».)

Принимая участия на разных симпозиумах, конференциях в Стамбуле, мне приятно видеть каким уважением пользуется Анар в Тюркском мире, и благодаря своим изданным в Турции книгам, и своей принципиальной, взвешенной позицией во время обсуждения самых важных литературных и общественно-политических вопросов. Именно он был инициатором издания двуязычного (на турецком и русском) журнала «Да» («Диалог Авразия»), в течение четырех лет возглавлял международную организацию в Стамбуле под названием «Платформа Авразия», а сейчас является ее почетным председателем.

Но больше всего меня радует, что Анар, в свои уже немалые теперь годы, активно занимается творческой работой. По собственному опыту знаю насколько трудной, порой неблагодарной работой является руководство творческим союзом. Анар уже 18 лет возглавляет Союз писателей Азербайджана, являясь при этом и депутатом Парламента своей страны, Председателем его Комиссии по культуре, не говоря о других ответственных общественных обязанностях, и при этом остается верен своему основному призванию – литературе.

С интересом прочел последние вещи Анара – повесть «Комната в отеле», навеянную турецкими впечатлениями. Я знаю, что Анар очень любит эту страну, хорошо знаком с ее историей, культурой. Но вместе с тем, он в этой повести не боится писать и о том, что для него неприемлемо. Трагическая судьба главного персонажа повести – азербайджанского ученого в Турции – в каком-то смысле – символ краха многих иллюзий.

Своеобразна и последняя крупная вещь Анара «Белый овен, черный овен». Отталкиваясь от фольклорного образа – сядешь на белого овна, выйдешь в светлый мир, сядешь на черного – попадешь в мрачный и темный мир, – в двух частях своего произведения писатель воссоздает две модели будущего своей родины – Азербайджана. Счастливой, благополучной, свободной, демократической страны, в которой решены все территориальные, национальные, социальные, духовные проблемы в первой части и страшную версию во второй – та же страна, разделенная на три фактически оккупированные зоны – в одной царит чудовищный религиозный фанатизм, регулирующий и регламентирующий даже семейные отношения в другой коммунистическая система в самой худшей форме духовного подавления личности, фарисейства и догматизма, в третьей – дикий капитализм с поклонением золотому тельцу и с попранием всех моральных, культурных ценностей. И если несколько лубочная идиллия первой части кажется нам далекой от реальности утопией, то ужасы второй части – антиутопии, вызывают вполне определенные ассоциации с постсоветской действительностью. И не только в Азербайджане.

Зачатки этих угроз существуют во всех бывших республиках, а в некоторых уже воплотились в жизнь.

Так вот, я желаю Азербайджану, родине Анара, приблизиться к тому идеалу, который в своих мечтах увидел писатель. И чтобы все опасности, от которых он предостерегает, никогда не осуществились бы в действительности.

Анар подарил мне и свой фотоальбом, в котором опубликовано и мое (вместе с казахским писателем М.Шахановым) приветствие ему по случаю 60-летия. Закончу эти заметки цитатой из того приветствия:

«Дорогой Анар. Мы знаем Вашу литературную династию и Вас, как одного из славных сынов азербайджанского народа... Вы достигли 60-летия в очень сложный исторический период, что отражается в постижении вами новых проявлений духовности присущего вам выдающегося таланта».

Эти слова я хочу повторить и сегодня, хотя сегодня Анару уже далеко за 60 и дай Бог двигаться дальше...


2005 г.

Чингиз Айтматов



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка