Рецепция античности в конце XIX начале XXI вв.: теоретико-методологические основы и культурно-исторические практики 24. 00. 01 Теория и история культуры




Сторінка1/4
Дата конвертації25.04.2016
Розмір0.72 Mb.
  1   2   3   4
На правах рукописи

Чиглинцев Евгений Александрович

Рецепция античности

в конце XIX – начале XXI вв.:

теоретико-методологические основы

и культурно-исторические практики

24.00.01 – Теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Казань – 2009

Диссертация выполнена на кафедре истории древнего мира и средних веков ГОУ ВПО «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Зверева Галина Ивановна

доктор исторических наук, профессор Карпюк Сергей Георгиевич

доктор культурологи, профессор

Шкалина Галина Евгеньевна

Ведущая организация: Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится___ декабря 2009 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 210.005.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Казанский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 420059, г. Казань, Оренбургский тракт, д. 3, (ауд. 302).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Казанского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан «___» _________________ 2009 г.

Электронная версия автореферата размещена «___» ____________ 2009 г. на официальном сайте Казанского государственного университета культуры и искусств. Режим доступа: http://www.kazguki.ru

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент Р.К. Бажанова



Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Давно уже стало общим местом и в науке, и в обыденном сознании утверждение о том, что в основе европейской цивилизации и культуры лежит античное наследие.

В современном информационном обществе в рамках единого культурного пространства к осмыслению исторического прошлого, в частности, античной истории и культуры, обращаются не только историки-профессионалы, но и представители других наук, литературы и искусства, политические и общественные деятели, педагоги. И именно в связи с этим кругом лиц и явлений в плане их интеллектуальной деятельности по отношению к античному наследию и к античности в целом применимо понятие рецепции.

С другой стороны, в последние десятилетия существенно изменилась и познавательная ситуация в профессиональной историографии. «Изучение взаимозависимости исторического знания и социокультурного контекста… позволяет рассуждать о профессиональной историографии посредством понятий и терминов, используемых в современном гуманитарном дискурсе при характеристике культурно-исторических феноменов»1.

Рецепция античности как феномен интеллектуальной жизни настоятельно требует научного анализа, который становится возможным именно в связи с расширением границ и историографических, и историко-культурных исследований.

Существование такого явления как рецепция античности в духовной, художественной жизни конца XIX – начала XXI вв. сегодня не оспаривается никем. Совершенно естественны в таком случае и попытки объяснить, почему происходит рецепция именно этого периода всемирной истории в современном общественном (историческом) сознании. Были и примеры объяснения, чему призвана служить такая рецепция.

Осмысление выше означенных явлений можно вести с общих спекулятивных позиций. Однако наиболее ярко проанализировать рецепцию античности возможно и необходимо на примере совершенно определенного культурного пласта: во-первых, объединяющего тенденции традиционного и новаторского подходов к античности, во-вторых, соединяющего классику, модерн и постмодерн, в-третьих, включающего в свой состав культуру академическую и культуру массовую, наконец, в четвертых, демонстрирующего возможность гармоничного сосуществования национального и универсального в условиях глобализации культуры. Речь идет о европейской культурно-исторической общности, хронологически принадлежащей к периоду конца XIX – начала XXI вв.



Степень научной разработанности проблемы исследования. Восприятие античного наследия иными эпохами традиционно вызывало интерес научного сообщества. Принципиально важным по постановке проблем является труд М.Е. Грабарь-Пассек1. Несколько эмоционально подчеркнув «неувядаемое очарование» наследия литературы и искусства античности, автор книги перечисляет известные формы восприятия памятников древней Греции и Рима: «сотни писателей… оставили нам почти необозримый материал подражаний, реминисценций, рецепций и переработок» и поясняет, что «каждая эпоха обращалась к произведениям античности в своих собственных целях, искала в них ответов на вопросы современности, воспринимала и изображала характеры героев древности в соответствии с представлениями и требованиями своего времени»2.

Однако М.Е. Грабарь-Пассек как филолог-классик под «античными сюжетами» понимает только «те сюжеты, которые уже в самой античной литературе были оформлены в литературных произведениях», оставляя без внимания те, «которые связаны с историческими образами и событиями древнего мира», и приводит пример: история Александра для нее – античный сюжет, поскольку еще в древности он стал темой произведений литературы и перешел в средневековую европейскую литературу, а тема любви Антония и Клеопатры – нет, «поскольку от античной литературы она до нас в виде законченного “романа” не дошла»3. Кроме того, хронологически автор ограничивает изучаемый материал только литературой поздней античности и эпохи средневековья.

Между тем в современной западной, особенно немецкоязычной, историографии стали активно использовать термин «рецепция» для обозначения тех процессов освоения античного литературного и научного наследия, которые происходили в средние века и эпоху Возрождения. Обращение к этому аспекту привело в медиевистике даже к появлению теорий о нескольких возрождениях, последовательно предшествовавших Ренессансу XIV–XV вв.1. Сегодня многие исследователи все чаще рассматривают рецепцию античного наследия не только в средние века или эпоху Возрождения, но и в последующее время вплоть до ХХ века2.

Отечественные и зарубежные историки и филологи, правоведы и искусствоведы в последние два десятилетия неоднократно обращались к анализу проблемы освоения античного наследия в творчестве некоторых писателей и поэтов, живописцев и скульпторов. Результаты такой работы нашли отражение в ряде сборников, лейтмотивом которых стало взаимодействие античной и современной культуры по отдельным аспектам3.

Наиболее распространенным в поисках интерпретации сюжетов античной мифологии и истории, мотивов и реминисценций, навеянных античной изящной словесностью, стало обращение к тем или иным периодам в истории национальных литератур в монографиях и диссертациях (В.А. Бачинин, Л.Ч. Зурабишвили, С.М. Лучканин, М. Путц, Л.И. Савельева, Т.А. Шарыпина) и к творчеству отдельных поэтов и писателей в статьях (Ю.В. Балакин, К. Ичин, И. Ковалева, Д. Мюллер, С.А. Ошеров, С.М. Пинаев, О.М. Савельева, Е.А. Семенова, А.В. Успенская, Л.А. Фрейберг, Т.В. Цивьян).

Внимание исследователей привлекали вопросы рецепции римского права правовыми системами европейских государств (В.А. Летяев, Т.А. Сидорова, С.В. Ткаченко, Т.Л. Филиппова); античные реминисценции в изобразительном искусстве, пластике и архитектуре (С.П. Батракова, В.А. Бачинин, Е.Н. Егорова, А.М. Кантор, Н.Н. Летина, В.И. Мильдон, Н.М. Никулина, Ю.А. Раков, Э.Л. Семенцова); примеры рецепции античной философии в последующие века (П.П. Гайденко, К. Крамер, Г.Г. Майоров, В.В. Соколов).

Одной из попыток привлечь внимание широкого круга специалистов к обсуждению этих вопросов рецепции античности стала конференция «Античный мир и его судьбы в последующие века» (Москва, ИВИ РАН, 1995 г.). Её материалы1 позволяют сделать вывод, что отечественные античники начали активно исследовать то, как общества и культуры Европы и США в различные периоды своего существования обращались к культурному наследию античности. В ряде докладов восприятие античности иными эпохами рассмотрено не просто на уровне индивидуального интереса отдельной творческой личности, а в контексте социокультурного опыта и общественных потребностей. В этом же ключе к изучению «восприятия культурного опыта прошлых веков» обратился Г.С. Кнабе, выделивший три уровня взаимодействия российского общества с наследием античности – заимствование отдельных элементов культуры, воздействие античной культуры на более позднюю в результате исторических контактов и энтелехия культуры, представляющая собой «поглощение определенным временем содержания, характера, духа и стиля минувшей культурной эпохи» на основании социокультурного «созвучия» эпох2.

С начала 90-х годов ХХ в. подобный интерес обозначила целая группа англоязычных авторов – филологов-классиков и искусствоведов – обратившихся к рецепции классического наследия не только в академическом варианте (в творчестве поэтов, драматургов, художников), но и в варианте массовом (школьное образование, массовые искусства, в том числе и перформативные). Результатом их работы стал ряд коллективных монографий, изданных в Оксфорде («Classics and the Uses of Reception», 2006, «A Companion to Classical Receptions», 2008). Объявлено о начале с ноября 2009 г. издания здесь же в Оксфорде под руководством профессора Лорны Хердвик специального периодического издания «Classical Receptions Journal».

Таким образом, на сегодняшний день существует проблемная ситуация, когда накопленный в науке эмпирический материал настоятельно диктует необходимость формирования теории рецепции античности, а такая теория, в свою очередь, требует обязательной проверки на новом эмпирическом материале.

Объект исследования – рецепция античности в европейской культуре.

Предмет исследования – складывание и развитие представлений об античности в общественном (историческом) сознании как компоненте культуры конца XIX – начала XXI вв.

Цель и задачи работы. Цель исследования: определить формы и способы рецепции античности в конце XIX – начале XXI вв. в обществах с европейской культурной традицией.

Поставленная цель определяет и задачи работы:

1. Разработать комплексный понятийно-категориальный аппарат для исследования рецепции античности с использованием всего многообразия междисциплинарных подходов к понятию «рецепция», представленного в полидисциплинарном пространстве современного гуманитарного знания.

2. Представить культурно-исторические теории с точки зрения возможностей их применения для исследования рецепции античности.

3. Показать своеобразие рецепции и репрезентации античности в трудах историков-профессионалов.

4. Выявить формы рецепции античности в ходе реализации социально значимых культурных проектов.

5. Понять цели и показать методы актуализации античности в интересах текущей общественно-политической практики.

6. Охарактеризовать способы присвоения античности в целях художественного самовыражения.

7. Показать значение знаковой репрезентации античности в современном массовом сознании.

8. Представить варианты символической интерпретации античности в академической и массовой культуре.

9. Выявить способы биографической репрезентации образов античности в условиях «омассовления» культуры в ХХ – начале XXI вв.

10. Выработать типологию образов античности в культуре ХХ – начала XXI вв.



Географические и хронологические рамки исследования. В данной работе под европейской культурой понимаются культуры не только Западной и Центральной Европы, но и Северной Америки, других земель, заселенных выходцами из Европы1, а также культура России, поскольку их истоки лежат в античности.

Исследование охватывает период конца XIX – начала ХХI веков, что определяется внутренней логикой развития европейской культуры. Рубеж XIX–ХХ вв. знаменателен кризисом, породившим массовую культуру. В ХХ в. наблюдается сосуществование академической и массовой культуры, при этом рецепция античности осуществляется и в той, и в другой. Тенденция «омассовления» культуры возобладала во второй половине ХХ в. в условиях неограниченного господства массовой коммуникации и продолжает действовать в настоящее время. Именно поэтому верхняя граница исследования захватывает и первое десятилетие XXI в.



Источниковедческая база исследования. Источниками первого порядка выступают любые тексты и артефакты нового и новейшего времени, дающие возможность выявить исторические представления об античности у их создателей и потребителей.

1. Сочинения историков, философов, политологов конца XIX – начала XXI вв., отражающие состояние научного знания по конкретным вопросам античной истории и культуры и общественный интерес к этой тематике, что позволяет и продемонстрировать общественные представления о событиях, явлениях и персонажах античности и выявить рецепцию античности в творчестве самих историков-профессионалов (В.П. Бузескул, А. Валлон, Р.Ю. Виппер, М. Гельцер, Т.Н. Грановский, И.Г. Дройзен, В. Дюрюи, М.С. Куторга, Т. Моммзен, Д. Родс, Л.Дж. Сэмонс II, У. Уэстерманн, А. Феррабино, Г. Ферреро, М. Финли, Й. Фогт)

2. Произведения художественной литературы – опубликованные сочинения прозаиков, поэтов, драматургов, эссеистов, либреттистов, сценаристов и др., – сюжетно-тематически обращенные к античности и рассчитанные на передачу читателю некоторых авторских знаний и представлений об античности (А. Аверченко, А. Блок, Х.Л. Борхес, Б. Брехт, Л.Ф. Воронкова, Г. Горин, А. Дорогойченко, Г. Ибсен, А. Камю, К. Кавафис, М. Дрюон, Л. Ошанин, Ж.-П. Сартр, Т. Уайлдер, Л. Украинка, Г.Р. Хаггард, Т. Харманджиев, Б. Шоу, Г. Эберс, В. Ян и др.).

3. Источники личного происхождения (автобиографии, мемуары, дневники, письма) деятелей культуры, отражающие субъективное состояние исторических представлений об античности, а также дающие биографические материалы об отдельных носителях этого знания (А. Блок, А.Д. Бутовский, В. Гринер, А. Дункан, А. Карпентьер, Л. Рифеншталь, К.С. Станиславский, И.Ф. Стравинский, Г. Шлиман, С. Шлиман, Е.П. Шлиман, Л. Якобсон).

4. Научно-популярные сочинения, публицистика и художественная критика – произведения, содержащие авторские оценки тех или иных событий, явлений и персонажей античности (П.де Кубертен, В.И. Ленин, А.В. Луначарский, Т. Пейн, В.В. Розанов, В. Светлов, И.И. Соллертинский, М. Спербер, А. Тойнби, И. Фрэн, А. Эфрос, В. Ян и др.).

5. Беседы и интервью деятелей культуры, политиков, литераторов – носителей представлений об античности (беседы Р. Крафта и И. Стравинского, С. Волкова и Дж. Баланчина; интервью А. Боровица, М.Л. Гаспарова, К. Дугласа, В. Ковтуна, П.де Кубертена, И.Ф. Стравинского).

6. Каталоги выставок («Олимпийские игры в жизни и искусстве. Древняя Греция». Государственный Эрмитаж, 1980; «Рождение Олимпийских игр. Выставка». Москва, 2004; «Шлиман. Петербург. Троя». Государственный Эримтаж,1998; «Александр Великий. Путь на Восток». Государственный Эрмитаж, 2007), путеводители («Олимпия»), театральные буклеты и программы («Александр Македонский. Кудангса Великий. Одноактные оперы по одноименным рассказам П.А. Ойунского», Якутск, 2007; Хачатурян А. «Спартак. Сценическая фантазия в 2 действиях по мотивам античных мифов и хроник Древнего Рима», Казань, 2009), опубликованные кино- и фотодокументы, в том числе и просмотренные автором игровые фильмы и театральные постановки, позволяющие анализировать представления об античности их создателей (сценаристов, режиссеров-постановщиков, исполнителей).

Источниками второго порядка (источник источника) выступают сочинения античных авторов (Аполлодор, Аппиан, Аристотель, Секст Аврелий Виктор, Веллей Патеркул, Вергилий, Гораций, Катулл, Тит Ливий, Марк Аврелий, Овидий, Павсаний, Пиндар, Плутарх, Светоний, Сенека, Софокл, Цицерон и др.) и те или иные артефакты (археологические материалы, архитектурные сооружения), дошедшие от античности. Все они позволяют определить истоки нововременной традиции о событиях, явлениях и персонажах античности и оценить направление и характер интерпретации античного наследия в современной культуре.



Методологические основания исследования. В самом общем виде методологической основой диссертации является принцип историзма, обращение к которому позволило рассмотреть изучаемые явления и процессы в связи с конкретно-исторической обстановкой. Сравнительно-исторический, структурно-функциональный, системный методы применялись в работе для рассмотрения рецепции как с точки зрения динамики формирования представлений об античности (в этом случае она выступает как комплексный метод познания античности), так и с точки зрения содержания представлений (рецепция как результат познания).

Автор широко обращается к биографическому методу с целью выяснения влияния личного социального и культурного опыта в процессе освоения античного наследия.

При этом в поисках генетических корней современных представлений об отдельных событиях, явлениях, персонажах античности неизбежно и расширение хронологических рамок до исторически определенных эпох в истории древней Греции и древнего Рима, а также до исторически неопределенных (квази-истори­ческих) времен, нашедших отражение в мифологии и эпосе древних греков.

Изучение рецепции античности ведется в рамках «культурной истории» (Р. Шартье, Ю.Л. Бессмертный, л.п. Репина, П.Ю. Уваров), т.е. культурологического подхода к истории, что предполагает использование методов культурной антропологии, социальной психологии, лингвистики.

Специфика темы определила в качестве методологической основы принцип синтеза различных систем гуманитарного познания: констанцской школы рецептивной эстетики (в частности, идея Х.Р. Яусса о необходимости учитывать социокультурные условия, в которых происходит рецепция), структуралистских и постструктуралистских подходов (в частности, идеи интертекстуальности Ю. Крыстевой, Ж. Женета); оксфордского «центра» (Л. Хердвик) по исследованию рецепции античной классики в массовой культуре; теории социально-исторической символики (А.Ф. Лосев) и семиотических подходов московско-тартуской школы (Ю.М. Лотман).

Поскольку работа носит междисциплинарный характер, то неизбежно применение теоретических построений и конкретных методов смежных наук. Именно потому первый раздел диссертации представляет собой подробный анализ теоретико-методологических положений, взятых в качестве основы для исследования рецепции античности из философии, социологии, культурологии, филологии, искусствознания.

Автор опирается:

– на достижения отечественной и зарубежной историографии в области методологии и теории культурно-исторических исследований. Преимущество здесь отдавалось работам, анализирующим тенденции развития исторического знания в условиях познавательных «поворотов» последней трети ХХ в. и начала XXI в. (М.М. Бахтин, В. Вжозек, В.Д. Жигунин, В.В. Зверева, Г.И. Зверева, Ю.М. Лотман, Г.П. Мягков, М.Ю. Парамонова, А.В. Полетаев, И. Пригожин, А. Про, А.И. Ракитов, Л.П. Репина, М.Ф. Румянцева, И.М. Савельева, Е. Топольски, Д. Тош, В.К. Финн, К.В. Хвостова, И.И. Шарифжанов, К. Ясперс и др.);

– на специальные труды по различным аспектам культурологических, историко-правовых, историко-литературных, историко-философских, искусствоведческих, антропологических, социологических и некоторых других направлений в гуманитарном знании (Я. Ассман, Р. Барт, В.А. Бачинин, Дж. Бентли, В.С. Библер, Дж. Брунер, П.С. Гуревич, Н.К. Иконникова, М.С. Каган, К. Леви-Стросс, В.А. Летяев, А.Ф. Лосев, Ч. Мартиндейл, В.М. Межуев, Е.М. Мелетинский, П. Мэннинг, П. Нора, А.В. Осадчий, В.С. Полосин, Б.Ф. Поршнев, П. Сорокин; С.В. Ткаченко, Т.Л. Филиппова, А.Я. Флиер, М. Хальбвакс, Л. Хардвик, Й. Хёйзинга, И.В. Чередниченко, Я.Г. Шемякин, А.Л. Ястребицкая и др.);

– на конкретно-исторические наблюдения и выводы, характеризующие социальный, политический и культурный контекст античности, в котором существовали явления, персонажи, события, подвергавшиеся рецепции, так социокультурный контекст нового и новейшего времени, в котором осуществляется рецепция античности (Ж. Андриё, Д. Бурстин, С.Г. Карпюк, Г.С. Кнабе, Г.А. Кошеленко, В.И. Кузищин, Л.П. Маринович, М. Мзали, В.А. Новоскольцев, Б.Г. Сафронов, И.С. Свенцицкая, В.И. Уколова, Э.Д. Фролов, Ю.В. Шанин, А.С. Шофман и др.);

– на работы историографического (personalia) и биографического характера, позволяющие увидеть индивидуальную мотивацию обращения к античному наследию историков и деятелей культуры интересующего нас периода (С.А. Асиновская, А.А. Безгубенко, Н.Ю. Герасимова, Д.Н. Егоров, С.Б. Ильинская, В.И. Исаева, Л.С. Клейн, М. Лерер, А. Момильяно, К. Моссе, Х. Хаммер-Шенк и др.).

Положения, выносимые на защиту.

– Обращение к античному наследию с целью включить его в качестве неотъемлемой части в культуру последующих эпох стало обязательным элементом в истории европейской цивилизации.

– Установлено, что наряду с исследованными в историографии прагматической (в истории права, политологии, истории философии) и эстетической (в классической филологии и истории искусств) функциями рецепции античности существует функция формирования исторических представлений. Для ее обозначения предложено понятие «социокультурная (историческая) рецепция».

– Социокультурная рецепция античности есть межкультурный диалог прошлого и современности, воспринимаемый как интертекстуальное взаимодействие. Результатом его становятся социальные представления об античности.

– В условиях массовой коммуникации любое индивидуальное обращение к античности социально обусловлено (есть потребность индивида, группы, общества в целом) и обязательно имеет социальные последствия в виде распространения этих представлений в обществе, а значит – формирование античного субстрата в социальном сознании.

– Цели и механизмы рецепции античности в культуре конца XIX – первой половины ХХ вв. классифицируются следующим образом: реализация социально значимых проектов; актуализация в интересах общественно-политической практики; возможность художественного самовыражения.

– В период ХХ и начала XXI вв., в условиях активного «омассовления» культуры и стремительно развивающейся системы массовой коммуникации, создаются благоприятные социокультурные условия для рецепции античного наследия в массовом сознании.

– Образы античных исторических персонажей по способу их интерпретации и репрезентации в современной культуре типологизируются как образ-знак, образ-символ и образ-судьба.

– Использование социокультурной (исторической) рецепции как инструмента познания античности позволяет исторической науке выполнять интегрирующую роль в социогуманитарных исследованиях.

Научная новизна. Автором предложена система теоретико-методологических построений, позволяющих ввести проблематику рецепции в практику исторической науки. В работе предпринята попытка расширить толкование понятия «рецепция» за счет понимания ее как универсального механизма для формирования социальных (исторических) представлений об античности в обществах с европейской культурной традицией, а также как способа организации «диалога» античности и современности.

В связи с изучением рецепции античности в научный оборот культурно-исторического дискурса в качестве исторических введен ряд оригинальных источников из смежных областей гуманитарного знания и художественного творчества.

Впервые, с точки зрения содержания индивидуальных исторических представлений об античности и влияния их на социальные представления об античности, проанализированы жизнь и творчество Г. Шлимана, П. де Кубертена, А. Дункан, И. Стравинского, значительно уточнены с культурно-исторических позиций существующие в историографии и литературоведении представления об историческом (античном) прошлом в творчестве поэтов К. Кавафиса и А. Блока. Это позволило раскрыть пути, способы, формы, особенности «присвоения» античного наследия в эпоху модерна и постмодерна.

В результате анализа соотношения «академических» и массовых представлений об античности предложена типология образов конкретных исторических персонажей, присутствующих в культурном пространстве ХХ – начала ХХI вв.: образ-знак, образ-символ, образ-судьба. Обоснованы положения о социокультурных влияниях на представления об античности в современную эпоху и показаны эвристические возможности античного наследия для решения политических, идеологических и культурно-просветительских задач современности.



Практическая значимость результатов исследования. Полученные результаты могут быть использованы при рассмотрении различных проблем современной культуры, при написании исторических, историко-культурных, искусствоведческих сочинений, учебных пособий. Материалы диссертации могут найти применение при подготовке и преподавании общих и специальных курсов по различным периодам всемирной и отечественной истории, истории и теории культуры для студентов гуманитарных и иных специальностей. Предложенный категориальный аппарат и апробированные практические приемы работы с источниками могут быть востребованы при написании специальных исследований по историографии и источниковедению.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация обсуждена на расширенном заседании кафедры истории древнего мира и средних веков Казанского государственного университета и рекомендована к защите на соискание ученой степени доктора исторических наук. Материалы диссертации используются автором в преподавании общих и специальных курсов на историческом факультете Казанского государственного университета.

Основные положения диссертации излагались автором в публикациях – двух монографиях, учебном пособии, научных статьях, текстах и тезисах докладов. Результаты исследования нашли отражение в выступлениях автора на различных межвузовских, всероссийских и международных конференциях, в том числе: в Казани [итоговые научный конференции КГУ за 2000–2008 гг., Всероссийская научная конференция «Античность в современном измерении» (2001), Международное рабочее совещание «Development of Educational Programs on Cultural Heritage» (2001), Всероссийская научная конференция «Историки в поисках новых смыслов» (2003); Международная научная конференция «125 лет Обществу археологии, истории и этнографии при Казанском университете» (2003), Международная научная конференция «Казанский университет как исследовательское и социокультурное пространство» (2004), Всероссийская научная конференция «Историческое знание: теоретические основания и коммуникативные практики» (2006)]; в Москве [ежегодные конференции Российской ассоциации антиковедов (ИВИ РАН, 1996, 2000–2002 гг.); XII–XIV Сергеевские чтения (МГУ, 2001–2007 гг.); ежегодные конференции Российского общества интеллектуальной истории (2000–2006 гг.)]; других городах России – в Нижнем Новгороде [научная конференция «Актуальные проблемы антиковедения и медиевистики» (ННГУ, 2005)]; в Омске [Всероссийская научная конференция «Историк на пути к открытому обществу» (ОмГУ, 2002)]; в Орле [Всероссийская научная конференция «Т.Н. Грановский и судьбы исторической науки в России» (ОрелГУ, 2005)]; в Петрозаводске [Межвузовская научная конференция «Культура исторической памяти» (ПетрГУ, 2001)]; в Саратове [Всероссийская научная конференция «Наука и власть: научные школы и профессиональные сообщества в историческом измерении» (СГУ, 2002)], а также за пределами России – в Будапеште [Центрально-Европейский университет, Международное рабочее совещание “Virtual Museum” (2002); в Харькове [V Международная научная конференция, посвященная 350-летию г. Харькова и 200-летию Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина (2004)]; в Каппадокии [Международная конференция «Сохранение культурного наследия в целях развития региона» (Каппадокийская высшая школа, Мустафа-Паша, Турция, 2006)]; в Киеве [Международная научная конференция «Проблемы изучения и преподавания античной истории и культуры» (Национальный университет им. Т. Шевченко, 2007)] и др.



Структура работы. Работа состоит из введения, трех разделов, каждый из которых включает в себя по три главы, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений.

Основное Содержание работы

Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность и значимость, обозначается методологическая основа работы, дается обзор источников и литературы, определяется объект и предмет исследования, его цели и задачи, хронологические и географические рамки исследования.



  1   2   3   4


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка