Рабочая программа учебной дисциплины педагогическая социальная психология Педагогическое образование



Сторінка6/11
Дата конвертації15.04.2016
Розмір2.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Методические рекомендации преподавателю:


Краткий курс лекций

Раздел 1. Предмет и методы социально-психологических исследований

в практике педагогической деятельности.

Тема: Предметная область и задачи социальной психологии

Лекция № 1

Тема: Предметная область и задачи социальной психологии

План


1. Историческое развитие предмета социальной психологии.

2. Задачи социальной психологии.



1. Большое значение для развития педагогики имеет ее тесный союз с психологией. Задача состоит сейчас в том, чтобы преодолеть разрыв между психологическими исследованиями, с одной стороны, и их педагогическим осмыслением и практическим применением - с другой. Ликвидация этого разрыва чрезвычайно важна и для психологии как таковой, чьи достижения чаще всего внедряются в практику не непосредственно, а через педагогику. Педагогика должна впитать, ассимилировать не только результаты психологических исследований, но и частично их методы добывания фактов. Это очень непростой процесс. Известно, что для каждого раздела педагогики существует, если можно так выразиться, своя психология. Так, например, для дидактики - это психология познавательных процессов и умственного развития, для педагогики индивидуального подхода - это дифференциальная психология, для теории воспитания - это психология личности и т. д. Долгое время одна из важнейших частей педагогики - теория общения - почти не находила поддержки в психологии. Теперь положение меняется: теория общения обретает психологическую основу в новой бурно развивающейся дисциплине - педагогической, социальной, групповой психологии.

Конечно, психология, которая изучает психику отдельного человека, индивида, тоже наука социальная, ибо человек социален по своему историческому происхождению, так сказать, изначально. Уже с момента рождения он попадает в социальное окружение: только благодаря заботам близких, прежде всего, матери, он сохраняет свою жизнь и получает возможности для развития. Прав был замечательный отечественный психолог Л. С. Выготский, когда подчеркивал, вопреки существовавшим теориям, что уже младенец - «существо максимально социальное».

Вырастая, человек усваивает и присваивает опыт человечества, воплощенный в понятиях, трудовых навыках, правилах поведения и т. д. Одиночество Робинзона Крузо потому и окончилось так благополучно, что он принес на необитаемый остров этот огромный, выработанный всей человеческой историей внутренний мир своей личности. В любой башне из слоновой кости или даже из более прочного строительного материала человек не может не ощутить своей принадлежности к целому. «Человек, - писал Антуан де Сент-Экзюпери, - это узел связи». И еще: «Одинокой личности не существует. Тот, кто замыкается в своем одиночестве, наносит ущерб общине. Тот, кто грустит, наводит грусть на других». Что бы мы ни делали, о чем бы ни думали, всегда наши мысли, чувства, дела, так или иначе кому-то адресованы.

Человек всегда ощущает себя частью целого. Но все-таки одно дело - быть наедине с самим собой и совсем другое - находиться среди людей. Здесь, во-первых, в какой-то мере меняется сам человек - его реакции на окружающий мир, его переживания и размышления, наконец, выражение лица; во-вторых, возникают совершенно новые психические явления, которые могут существовать только в процессе непосредственного общения.

Представьте себе хотя бы такие жизненные ситуации. Вы смотрите кинофильм сначала в пустом, а затем в переполненном зрительном зале. Казалось бы, в первом случае удобнее - никто не мешает, вы чувствуете себя свободно. Но, оказывается, всё наоборот: в пустом зале фильм воспринимается значительно хуже, чем в переполненном. Присутствие других зрителей как бы поддерживает, усиливает, углубляет ваши собственные переживания. Немаловажно и то, кто оказался рядом с вами. Одно дело, если это приятный вам человек, и другое, если сосед вызывает отрицательные эмоции. Если рядом человек, который вам симпатичен, восприятие и переживание происходящего на сцене, на экране или того, что говорит оратор (или учитель), существенно обогащается. Вы воспринимаете не только за себя, но и за партнера. В ткань ваших собственных переживаний как бы вплетается узор мыслей и чувств, отраженных соседом. Точно такие же изменения происходят и в его состоянии. Так общее переживание порождает между вами особую эмоциональную и смысловую связь. Вы как бы оказываетесь в едином, очень плодотворном для любой совместной деятельности психологическом поле. Но это поле может оказаться и ареной невидимого конфликта, если рядом неприятный, чуждый или враждебный вам человек. Вы выпускаете в его сторону «психологические шипы», которые должны нейтрализовать или подавить отрицательные воздействия. На это тратится много энергии, и успешность деятельности, конечно, снижается. Главное, что из-за этого портится настроение, появляется чувство тревоги. Вы, наверное, уже догадались, что фактически мы ведем разговор о психологической совместимости или несовместимости тех, кто вместе живет или работает. Часто в качестве моделей совместного существования в более или менее длительной изоляции приводят примеры небольших замкнутых групп: экипаж космического корабля и т. п. В полной мере законы совместимости-несовместимости работают и в семейной жизни. К сожалению, мало изучена психологическая совместимость в ситуациях педагогического общения. Об этом у нас речь впереди. Ведь когда мы в процессе социометрического эксперимента спрашиваем у школьника: «С кем бы ты хотел сидеть за одной партой?» фактически речь идет именно о психологическом комфорте, который достигается благодаря психологической совместимости с соседом. Едва ли надо специально доказывать, как важна психологическая и деловая совместимость директора и завуча, руководителя и учителя, педагогов между собой, особенно тех, кто работает в одном классе с одними и теми же учениками. Ведь данные общности - учеников и учителей - не просто сосуществуют, а самым активным образом взаимодействуют. Педагогическая социальная психология как раз и занимается изучением психологических явлений, которые возникают в результате общения людей, в результате их социального взаимодействия.

Таким образом, педагогическая социальная психология – это специализированная область социальной психологии; наука, которая занимается изучением социально-психологической специфики преподавания и воспитания, интеллектуальных и личностных взаимодействий, возникающих и развивающихся в процессе учебной деятельности.

Этапы становления социальной психологии.

Выдающийся немецкий психолог Г. Эббингауз (1850-1909) однажды заметил, что психология «имеет длительное прошлое, но краткую историю».

Как уже отмечалось, становление психологических представлений и идей происходило в различные исторические эпохи и параллельно в различных областях человеческого духа. Однако их объединение, систематизация и оформление в отдельную самостоятельную систему знаний потребовали значительного по продолжительности исторического времени.

Так, Н.И Шевандрин в развитии социально-психологического знания выделяет 4 этапа: донаучный, философский, феноменологический, научный. Начало донаучного этапа неизвестно. Считается, что она родилась в недрах человеческого общества. Основные представители этого периода: Конфуций, Анаксагор, Эмпедокл.

В работах великих философов Древней Греции Платона и Аристотеля мы находим уже готовые теоретические обобщения в области социальной психологии. Интересно отметить, что Платон и Аристотель как бы заложили фундамент различных направлений анализа социально-психологических явлений. Противоположными, например, у них были взгляды на такой кардинальный вопрос социальной психологии, как соотношение общества и личности. Если Платон может, условно говоря, считаться представителем «коллективистской» позиции (он считал, что индивид есть производное от массы), то Аристотель занимал совершенно другую, «индивидуалистическую», позицию: он считал, что надо идти от индивида к массе, поскольку масса - это совокупность индивидов. В своей работе «О политике» Аристотель высказал предположение о наличии «общественного инстинкта». (Впоследствии это положение будет часто упоминаться в работах социальных психологов.) Именно Аристотелю принадлежит крылатое определение человека как существа политического, то есть социального существа: «Человек - общественное животное».

Далее мы находим высказывания социально-психологического характера у самых различных философов, историков, политиков.

Уже на заре своего развития люди знали и использовали ряд социально-психологических условий и закономерностей. На это указывает история первобытных обществ. В древних системах воззрений учитывались массовидные явления, подверженность психическому заражению. Из поколения в поколение передавались обряды, ритуалы, традиции, выступавшие в роли регуляторов общественной жизни людей. Эти знания составляли первоначальную основу сведений о социально-психологических явлениях. На этом, донаучном этапе развития социальной психологии знания, воззрения и их практическое применение были слиты и составляли единое целое.

В процессе развития человеческой мысли и практики большинство социально-психологических проблем было осознанно в рамках философских воззрений. В античности это были взгляды Платона, Аристотеля, в философии Нового времени – системы Гоббса, Локка, Гельвеция, Руссо, Гегеля. В России – в трудах А.Н. Радищева и многих других мыслителей 18-го столетия. Этот этап формирования социально-психологических знаний можно условно обозначить как философский. Он характеризовался тем, что происходило постепенное расщепление социально-психологического знания на теоретическое (концептуальное) и прикладное (практическое).

Период, непосредственно предшествующий становлению социальной психологии как науки (середина 19 века), связан, прежде всего, с 1) развитием языкознания; 2) накоплением значительных фактов в области антропологии, этнографии, археологии; 4) становлением массового производства и развитием городов. На этом этапе (феноменологическом) социально-психологические феномены выделяются в самостоятельный класс психических явлений (таких как: коллективный народный дух, поведение толпы, подражание, внушение, исторические типы мышления и сознания). В этот период развития социальной психологии ученые лишь собирали, сравнивали, анализировали различный исторический, этнографический, антропологический и языковой материал, не подвергая его количественной обработке и экспериментальной проверке. Другими словами, формировалась предметная область и методы исследования СП.

Огромную роль в становлении социальной психологии как науки сыграл Л. Фейербах. Он одним из первых подчеркнул важность человеческих отношений и общения. По мнению Фейербаха, человек - это существо, которое проявляется в процессе общения: «Уединенность есть конечность и ограниченность, общение есть свобода и бесконечность». Истинная диалектика, писал Фейербах, не есть монолог одинокого мыслителя с самим собой, это диалог между «Я» и «Ты».

Когда говорят, что социальная психология имеет длинную предысторию и короткую историю, имеют в виду, что как самостоятельная научная область она возникла лишь во второй половине XIX века.

Датой зарождения эмпирической описательной психологии большинство исследователей считают 1859 год, когда языковед Х. Штейнталь совместно с философом М. Лацарусом начал издавать на немецком языке журнал по этнической психологии и языкознанию. В первом номере журнала они опубликовали статью под названием «Вводные рассуждения о психологии народов». Здесь они изложили свое представление о том, как развивать новую науку: «Психология учит, что человек по своей сущности исключительно общественное существо, то есть он предназначен для общественной жизни, ибо только во взаимосвязи с себе подобными он может стать тем, кем он должен быть, и достичь того, чего он должен достичь, быть таким и действовать так, каким он должен быть и как он должен действовать, согласно своей собственной сущности».

Крупными представителями эмпирической социальной психологии в Европе были французский юрист и социолог Г. Тард, французский социолог Г. Лебон (психология масс) и английский психолог У. Мак-Дугалл (концепция инстинктов социального поведения).

Большое влияние на развитие социальной психологии оказали работы исследователей Георга Зиммеля и Чарльза Кули. Эти исследователи впервые в социальной психологии стали рассматривать личность не абстрактно, а связывая ее особенности с процессами взаимодействия людей внутри группы и с различными характеристиками групп. Они представляли личностные черты как проекции взаимоотношений человека с социальными группами.

Ч. Кули первым в социальной психологии ввел понятие «Я-концепция» как представление человека о самом себе. Это представление является отражением того, что, по мнению личности, думают о ней другие. Согласно подходу Кули, личность формируется на основе множества взаимодействий человека с окружающим миром. В процессе этих взаимодействий человек создает свое «зеркальное Я», которое состоит из трех элементов:

1) того, как, по-нашему мнению, нас воспринимают другие;

2) того, как по-нашему мнению, они реагируют на то, что видят;

3) того, как мы отвечаем на воспринимаемую нами реакцию других.

Именно это представление непосредственно связано с поведением личности.

Исследования Г. Зиммеля и Ч. Кули позволили сделать вывод о том, что личность необходимо изучать в социальном контексте.

Другим важным понятием, введенным Ч. Кули, было понятие первичной группы. Н-р, семья, учебный класс, неформальные объединения по месту жительства и т.д. По мнению Г. Зиммеля и Ч. Кули, семья, группа – не только замкнутая общность, но и часть общества. Но исследователи учитывали лишь эмоционально-психологические отношения. Психологизирование природы общественных отношений в группах является существенным недостатком последователей Ч. Кули (Д. Морено, Р. Бейлза, М. Аргайла, Ч. Осгуда, Л. Берковица и др.).

Психологизирование – это усмотрение в реальном феномене лишь внутренних психологических реальностей, абстрагирование от изначальной социальной связанности человека с окружающим миром.

Так, к концу XIX века социальная психология оформляется в самостоятельную науку, в основе которой лежали три главных направления.

1. Психология масс. Это направление связывается с именами Габриеля Тарда, автора книги «Законы подражания» (1890), и Густава Лебона, автора книги «Психология масс» (1895). В этих работах были всесторонне обобщены наблюдения за поведением больших человеческих общностей. Кстати, еще совсем недавно слушатели на лекциях воспринимали сведения о психологии массы, психологии толпы спокойно и бесстрастно в качестве отдельной вехи в истории науки - окружавшая нас общественная жизнь не оставляла места для стихийных, массовых проявлений. Митинги, демонстрации и другие добровольно-обязательные проявления энтузиазма были отрепетированы от и до. Каждый участник твердо знал, где он стоит, куда марширует, какой лозунг несет и какую здравицу провозглашает. Какая уж тут стихийность... Но вот и мы столкнулись с психологией неуправляемой бушующей толпы, с грозными последствиями ее проявлений. А те, кому следовало бы знать и предвидеть, оказались слепыми и беспомощными. Психологическая безграмотность, помноженная на политическое бессилие, принесла и приносит свои трагические плоды. А ведь еще в конце прошлого века основатели социальной психологии дали четкую характеристику толпы и человека как части толпы, массы.

Какие же изменения, по их мнению, происходят с человеком, когда он попадает в массу, оказывается среди людей? «Включение» личности в массу ведет к обезличенности, к тому, что индивид становится серийной единицей, теряет свои личные качества. Он склонен заражаться настроением массы и действовать под ее влиянием, не проявляя своей индивидуальности. В массе, где чувства доминируют над разумом, исчезает чувство личной ответственности. Мы думаем, что все эти сведения важны не только для политических деятелей и представителей правоохранительных органов. В равной, а может, и в большей степени они необходимы педагогам.

2. Психология народов. Представители этого направления говорили о том, что существует психика, присущая всему народу в целом. Напомним, что именно с рассуждений о необходимости изучать психологию определенных народов и началась современная история социальной психологии. Этой же проблеме посвятил свое многотомное сочинение Вильгельм Вундт. Сегодня национальная (или этническая) психология приобрела не менее тревожную актуальность, чем психология массы, психология толпы. Кровавые всплески межнациональных конфликтов заставляют горько сожалеть о том, что и психология, и педагогика оказались совершенно не подготовленными к подлинному, а не казенному подходу к воспитанию интернационализма. На изучение национальных особенностей людей был наложен запрет. Считалось, что мы идем к слиянию языков и народов под знаменем пролетарского интернационализма и поэтому всякое внимание к национальной психологии - это проявление буржуазного национализма. При этом закрывали глаза на то, что уже в детской среде бытуют заимствованные у взрослых этнические стереотипы и предубеждения, которые отравляют нравственную атмосферу в классе и порой делают невыносимой жизнь представителей национальных меньшинств.

В массе, где чувства доминируют над разумом, исчезает чувство личной ответственности.

3. Психология инстинктов исходила из того, что человеческая личность действует по инстинктивным биологическим мотивам. Из этих мотивов пытались вывести и поведение больших масс людей.

В начале XX века центр социальной психологии перемещается из Европы в США. Здесь социальная психология развивается как прикладная наука, для которой характерно некоторое пренебрежение к теоретическим обобщениям за счет ориентации на конкретные исследования, направленные на повышение производительности труда с использованием психологических факторов.

В 20-е годы 20 века оформляется научный этап развития социальной психологии. Он отмечен применением экспериментального метода для изучения личности и групп, техники получения и количественной обработки данных

Вундта принято считать родоначальником экспериментальной психологии, поскольку он впервые предложил отделить психологию от физиологии и превратить ее в отдельную науку.

Психологи Германии очень гордятся Вундтом. В Лейпциге, где он жил и работал, в 1980 году состоялся XXII Международный конгресс психологов, посвященный 100-летию основания Вундтом первой в мире психологической лаборатории. Участникам конгресса показывали его лабораторию, созданные им приборы, шкафы с десятками книг, которые он написал, среди них и работы по социальной психологии. Психологи Лейпцигского университета учредили кафедру имени Вильгельма Вундта, заведовать которой приглашали ученых разных стран мира.

«Так как индивидуальная психология, - отмечал Вундт,- имеет своим предметом связь душевных процессов в едином сознании, то она пользуется абстракцией. Область психологических исследований, относящаяся к тем процессам, которые связаны с психологическими общностями, мы называем коллективной психологией. Индивидуальная психология, только взятая вместе с коллективной, образует целое психологии». Эта программа не была реализована в XIX веке ни Вундтом, ни другими учеными, полагавшими, что социальная психология не может быть экспериментальной наукой.

Начало научного этапа развития социальной психологии обычно связывают с работами В. Меде, Ф. Оллпорта, В.М. Бехтерева, которые перешли к систематическому экспериментальному изучению социально-психологических явлений в группах. Данный переход к более сложному предмету исследования требовал усложнения методов экспериментирования.

В 1920 г. В Меде опубликовал результаты своих экспериментов с группами, которые он начал осуществлять еще в 1913 г. Эти эксперименты проводились по определенной методике: каждый опыт начинался с одним испытуемым и постепенно количество участников увеличивалось. В. Меде установил:

1) имеются различные типы людей относительно влияния на них группы (положительного, отрицательного, нейтрального);

2) в познавательной сфере влияния группы меньше, чем в сфере эмоций, моторики и воли;

3) в зависимости от типа отношения к группе происходят и сдвиги в психической сфере.

Аналогичные эксперименты проводил Ф. Оллпорт. Для опыта использовались одна общая и пять изолированных комнат. Испытуемые должны были выполнять различные задания то в общей, то в изолированной комнатах. Ф. Оллпорт получил следующие результаты:

- суждения о текстах древнегреческих философов были выше, но по скорости выдвижения ниже в изолированных условиях, чем в группе;

больше личных моментов наблюдалось в ассоциациях в изолированных условиях по сравнению с групповыми;

- в оценке запахов и веса предметов группа сглаживает крайности суждения. Таким образом, были выявлены особенности протекания познавательных процессов (ощущения, внимания, мышления) в условиях изоляции и присутствии группы.

Несколько позже, уже в ином направлении, проводил свои эксперименты в группах В.М. Бехтерев (совместно с М.В. Ланге и В.Н. Мясищевым).

В этих экспериментах использовались различные наборы картинок, после демонстрации которых(10 сек.) испытуемые должны были их воспроизвести, установить сходство и различие в деталях, выразить свое отношение к событиям, изображенным на картинке. Кроме того, обследуемым необходимо было внести предложения по проекту памятника, а также оценить длительность временного интервала (1,5 с.). В опытах сначала учитывались показатели каждого, затем проводились обсуждения, дискуссии (Голосование и испытуемым предлагалось внести дополнения и изменения в свои прежние ответы).

В.М. Бехтерев установил, что группа способствует увеличению объема знаний своих членов, исправлению ошибок, смягчению отношения к поступку, позволяет выдержать более сильные раздражители, дает общие сдвиги в показателях.

Использование эксперимента позволило исследователям перейти от простого описания социально-психологических явлений к выявлению их закономерностей.

Т.о., начиная с 20-х гг., социальная психология становится ведущим направлением в развитии психологических наук США, Англии, Германии, Франции, Японии.

Основы социальной психологии закладывались первоначально под влиянием господствовавших в начале 20 века направлений психологии: психоанализа, гештальтпсихологии, бихевиоризма, интеракционизма.

Психоанализ. Представители: З. Фрейд, К. Юнг, А. Адлер - основу психической жизни человека составляют бессознательные влечения, потребности и образы, формирующиеся в раннем детстве, которые определяют социальное поведение и предпочтения (неофрейдисты – К. Хорни, Г. Салливен, Э. Фромм - человеком движут не только биологические предопределенные бессознательные побуждения, но и приобретенные стремления к безопасности и самореализации (Хорни), образы себя и других, сложившиеся в раннем детстве (Салливен), влияния соцэкономической структуры общества (Фромм)).

Бихевиоризм. Представители: Дж. Уотсон, Э. Торндайк, – человек совокупность двигательных и вербальных реакций на внешние воздействия (стимулы). Социальными стимулами являются люди (необихевиористы – У. Хантер, К. Лешли, К. Халл, Б. Скиннер, Э. Толмен, Д. Мид, А. Бандура и др. – внесли в формулу «промежуточные переменные»).

Гештальтпсихология. Представители: М. Вертгеймер, В Келер, К. Коффка, К Левин, Ф. Хайдер – внутренняя системная организация целого (гештальта) какого-либо психического образования определяет свойства и функции образующих его частей.

Интеракционизм. Представители: Дж. Мид, Г. Блумер - поведение людей по отношению друг к другу и предметам окружающего мира определяется значениями, которые они им придают. Этими значениями, представленными символически, люди обмениваются в процессе коммуникации и проигрывания ролей.

В дальнейшем создаются подходы (необх., неофр., теория поля, групповая динамика, социометрия, когнитивизм, гуманистическая психология и др.). Н-р., когнитивизм. Представители: Ж. Пиаже, Дж. Брунер, У. Найсер, Р. Аткинсон, Дж. Келли, Л. Фестингер, Ч. Осгуд и др. – знания, представления, образы, ситуации, характер протекания познавательных процессов определяют поведение индивидов.

Гуманистическая психология. Представители: Г. Оллпорт, А. Маслоу, К. Роджерс. Человек – уникальная открытая, устремленная в будущее система. Он стремится свободно реализовать свои потенции к творчеству, вере в себя, личностному росту в направлении своего идеала.

В истории советской социальной психологии можно выделить два этапа этой дискуссии: 20-е гг. и конец 50-х - начало 60-х гг. Оба эти этапа имеют не только исторический интерес, но и помогают более глубоко понять место социальной психологии в системе научного знания и способствуют выработке более точного определения ее предмета.

В 20-е гг., т.е. в первые годы Советской власти, дискуссия о предмете социальной психологии была стимулирована двумя обстоятельствами. С одной стороны, сама жизнь в условиях послереволюционного общества выдвинула задачу разработки социально-психологической проблематики. С другой стороны, идейная борьба тех лет неизбежно захватила и область социально-психологического знания. Как известно, эта идейная борьба развернулась в те годы между материалистической и идеалистической психологией, когда вся психология как наука переживала период острой ломки своих философских, методологических оснований. Для судьбы социальной психологии особое значение имела точка зрения Г.И. Челпанова, который, защищая позиции идеалистической психологии, предложил разделить психологию на две части: социальную и собственно психологию. Социальная психология, по его мнению, должна разрабатываться в рамках марксизма, а собственно психология должна остаться эмпирической наукой, не зависимой от мировоззрения вообще и от марксизма в частности (Челпанов, 1924). Такая точка зрения формально была за признание права социальной психологии на существование, однако ценой отлучения от марксистских философских основ другой части психологии.

Позиция Г.И. Челпанова оказалась неприемлемой для тех психологов, которые принимали идею перестройки философских оснований всей психологии, включения ее в систему марксистского знания. Возражения Челпанову приняли различные формы.

Прежде всего, была высказана идея о том, что, поскольку, будучи интерпретирована с точки зрения марксистской философии, вся психология становится социальной, нет необходимости выделять еще какую-то специальную социальную психологию: просто единая психология должна быть подразделена на психологию индивида и психологию коллектива. Эта точка зрения получила свое отражение в работах В.А. Артемова (Артемов, 1927). Другой подход был предложен с точки зрения получившей в те годы популярность реактологии. Здесь, также вопреки Челпанову, предлагалось сохранение единства психологии, но в данном случае путем распространения на поведение человека в коллективе метода реактологии. Конкретно это означало, что коллектив понимался лишь как единая реакция его членов на единый раздражитель, а задачей социальной психологии было измерение скорости, силы и динамизма этих коллективных реакций. Методология реактологии была развита К.Н. Корниловым, соответственно ему же принадлежит и реактологический подход к социальной психологии (Корнилов, 1921).

Своеобразное опровержение точки зрения Челпанова было предложено и видным психологом П.П. Блонским, который одним из первых поставил вопрос о необходимости анализа роли социальной среды при характеристике психики человека. Для него «социальность» рассматривалась как особая деятельность людей, связанная с другими людьми. Под такое понимание социальности подходила и «деятельность» животных. Поэтому предложение Блонского заключалось в том, чтобы включить психологию как биологическую науку в круг социальных проблем. Противоречие между социальной и какой-либо другой психологией здесь также снималось (Блонский, 1921).

Еще одно возражение Челпанову исходило от выдающегося советского физиолога В.М. Бехтерева. Как известно, Бехтерев выступал с предложением создать особую науку - рефлексологию. Определенную отрасль ее он предложил использовать для решения социально-психологических проблем. Эту отрасль Бехтерев назвал «коллективной рефлексологией» и считал, что ее предмет - это поведение коллективов, поведение личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношения их членов. Для Бехтерева такое понимание коллективной рефлексологии представлялось преодолением субъективистской социальной психологии. Это преодоление он видел в том, что все проблемы коллективов толковались как соотношение внешних влияний с двигательными и мимико-соматическими реакциями их членов. Социально-психологический подход должен был быть обеспечен соединением принципов рефлексологии (механизмы объединения людей в коллективы) и социологии (особенности коллективов и их отношения с условиями жизни и классовой борьбы в обществе). В конечном итоге предмет коллективной рефлексологии определялся следующим образом: «изучение возникновения, развития и деятельности собраний и сборищ..., проявляющих свою соборную соотносительную деятельность как целое, благодаря взаимному общению друг с другом входящих в них индивидов» (Бехтерев, 1994).

Хотя в таком подходе и содержалась полезная идея, утверждающая, что коллектив есть нечто целое, в котором возникают новые качества и свойства, возможные лишь при взаимодействии людей, общая методологическая платформа оказывалась весьма уязвимой. Вопреки замыслу, эти особые качества и свойства интерпретировались как развивающиеся по тем же законам, что и качества индивидов. Это было данью механицизму, который пронизывал всю систему рефлексологии: хотя личность и объявлялась продуктом общества, но при конкретном ее рассмотрении в основу были положены ее биологические особенности и, прежде всего социальные инстинкты. Более того, при анализе социальных связей личности для их объяснения по существу допускались законы неорганического мира (закон тяготения, закон сохранения энергии), хотя сама идея такой редукции и подверглась критике. Поэтому, несмотря на отдельные, имеющие большое значение для развития социальной психологии находки, в целом рефлексологическая концепция Бехтерева не стала основой подлинно научной социальной психологии.

Особенно радикальными оказались те предложения, которые были высказаны относительно перестройки социальной психологии в связи с дискуссией, развернувшейся в те годы по поводу понимания идеологии. М.А. Рейснер, например, предлагал построить марксистскую социальную психологию путем прямого соотнесения с историческим материализмом ряда психологических и физиологических теорий. Но, поскольку сама психология должна строиться на учении об условных рефлексах, в социально-психологической сфере допускалось прямое отождествление условных рефлексов, например, с надстройкой, а безусловных - с системой производственных отношений. В конечном счете, социальная психология объявлялась наукой о социальных раздражителях разных видов и типов (Рейснер, 1925).

Таким образом, несмотря на субъективное желание многих психологов создать марксистскую социальную психологию, такая задача в 20-е гг. не была выполнена. Хотя отпор точке зрения Челпанова и был сделан достаточно решительно, ключевые методологические проблемы психологии не были решены. Стремясь противостоять идеалистическому подходу, исследователи сплошь и рядом оказывались в плену позитивистской философии, конкретным и специфическим проявлением которой явился механицизм. Кроме того, не было четкости и относительно предмета социальной психологии: по существу были смешаны две проблемы, или два различных понимания предмета социальной психологии. С одной стороны, социальная психология отождествлялась с учением о социальной детерминации психических процессов; с другой стороны, предполагалось исследование особого класса явлений, порождаемых совместной деятельностью людей и прежде всего явлений, связанных с коллективом. Те, которые принимали первую трактовку (и только ее), справедливо утверждали, что результатом перестройки всей психологии на марксистской материалистической основе должно быть превращение всей психологии в социальную. Тогда никакая особая социальная психология не требуется. Это решение хорошо согласовывалось и с критикой позиции Челпанова. Те же, кто видели вторую задачу социальной психологии - исследование поведения личности в коллективе и самих коллективов, - не смогли предложить адекватное решение проблем, используя в качестве методологических основ марксистскую философию.

Результатом этой борьбы мнений явился тот факт, что лишь первая из обозначенных трактовок предмета социальной психологии получила права гражданства - как учение о социальной детерминации психики. Поскольку в этом понимании никакого самостоятельного статуса для социальной психологии не предполагалось, попытки построения ее как особой дисциплины (или хотя бы как особой части психологической науки) прекратились на довольно длительный срок. Социология же в эти годы вообще оказалась под ударом, поэтому о существовании социальной психологии в ее рамках вопрос вообще не поднимался. Более того, тот факт, что социальная психология в то же время продолжала развиваться на Западе, притом в рамках немарксистской традиции, привел некоторых психологов к отождествлению социальной психологии вообще лишь с ее «буржуазным» вариантом, исключив саму возможность существования социальной психологии в нашей стране. Само понятие «социальная психология» стало интерпретироваться как синоним реакционной дисциплины, как атрибут лишь буржуазного мировоззрения.

Именно в этом смысле и говорят о наступившем на длительный период «перерыве» в развитии социальной психологии. Однако термин этот может быть употреблен лишь в относительном значении. Действительно, имел место перерыв в самостоятельном существовании социальной психологии в нашей стране, что не исключало реального существования отдельных исследований, являющихся по своему предмету строго социально-психологическими. Эти исследования были продиктованы потребностями общественной практики, прежде всего педагогической. Так, изучение вопросов коллектива было сконцентрировано в сфере педагогической науки, где работы А.С. Макаренко, А.С. Залужного имели отнюдь не только чисто педагогическое значение. Точно так же ряд проблем социальной психологии продолжал разрабатываться в рамках философии, в частности проблемы общественной психологии классов и групп. Здесь становление марксистской традиции в социально-психологическом знании осуществлялось с меньшими трудностями, поскольку философия в целом была рассмотрена как составная часть марксизма. Особо следует сказать и о том, как развивалась социально-психологическая мысль в рамках психологической науки. Важнейшую роль здесь сыграли исследования Л.С. Выготского. Можно выделить два круга вопросов в работах Выготского, которые имеют непосредственное отношение к развитию социальной психологии.

С одной стороны, это учение Выготского о высших психических функциях, которое в значительной степени решало задачу выявления социальной детерминации психики (т.е., выражаясь языком дискуссии 20-х гг., «делало всю психологию социальной»). Доказав, что высшие психические функции (произвольное запоминание, активное внимание, отвлеченное мышление, волевое действие) нельзя понять как непосредственные функции мозга, Л.С. Выготский пришел к выводу, что для понимания сущности этих функций необходимо выйти за пределы организма и искать корни их в общественных условиях жизни. Усвоение общественного опыта изменяет не только содержание психической жизни, но и создает новые формы психических процессов, которые принимают вид высших психических функций, отличающих человека от животных. Таким образом, конкретные формы общественно-исторической деятельности становятся решающими для научного понимания формирования психических процессов, естественные законы работы мозга приобретают новые свойства, включаясь в систему общественно-исторических отношений. Начав с идеи об историческом происхождении высших психических функций, Выготский развил далее мысль о культурно-исторической детерминации самого процесса развития всех психических процессов. Две известные гипотезы Выготского (об опосредованном характере психических функций человека и о происхождении внутренних психических процессов их деятельности, первоначально «интерпсихической») позволяли сделать вывод, что главный механизм развития психики - это механизм усвоения социально-исторических форм деятельности. Такая трактовка проблем общей психологии давала солидную основу для решения собственно социально-психологических проблем.

С другой стороны, в работах Л.С. Выготского решались и в более непосредственной форме социально-психологические вопросы, в частности высказывалось специфическое понимание предмета социальной психологии. Оно исходило из критики того понимания, которое было свойственно В. Вундту, развивавшему концепцию «психологии народов». Социальная психология, или «психология народов», как ее понимал Вундт, рассматривала в качестве своего предмета язык, мифы, обычаи, искусство, религию, которые Выготский назвал «сгустками идеологии», «кристаллами». По его мнению, задача психолога заключается не в том, чтобы изучать эти «кристаллы», а в том, чтобы изучить сам «раствор». Но «раствор» нельзя изучить так, как предлагает Бехтерев, т.е. вывести коллективную психику из индивидуальной. Выготский не соглашается с той точкой зрения, что дело социальной психологии - изучение психики собирательной личности. Психика отдельного лица тоже социальна, поэтому она и составляет предмет социальной психологии. В этом смысле социальная психология отличается от коллективной психологии: «предмет социальной психологии» - психика отдельного человека, а коллективной - личная психология в условиях коллективного проявления (например, войска, церкви)».

На первый взгляд, кажется, что эта позиция сильно отличается от современного взгляда на социальную психологию, как она была нами условно определена. Но в действительности отличие здесь чисто терминологическое: Выготский сравнивает не «общую» и «социальную» психологию (как это обычно делается теперь), а «социальную» и «коллективную». Но легко видеть, что «социальная» психология для него» - это та самая общая психология, которая усвоила идею культурно-исторической детерминации психики (в терминологии 20-х гг. - это такая общая психология, которая «вся стала социальной»). Термином же «коллективная психология» Выготский обозначает тот самый второй аспект понимания социальной психологии, который не сумели увидеть многие другие психологи 20-х гг. или относительно которой они не сумели найти подлинно научной методологии исследования.

Поэтому можно по праву утверждать, что идеи Выготского, высказанные им в 20-е гг. и позже, в 30-е гг. явились необходимой предпосылкой, сформировавшейся внутри психологической науки, для того чтобы впоследствии наиболее точно определить предмет социальной психологии.

В последнее время происходит расширение запросов практики, заостряются проблемы сознательного регулирования и управления общественными процессами. Решение возникающих проблем позволяло анализировать психологическую сторону различных проявлений общественной жизни, в условиях которой человеческий фактор приобретает значительную роль. А исследование механизмов конкретного взаимодействия как на социологическом, так и на социально-психологическом уровнях оказывается возможным и необходимым провести в преломлении через личность.

Произошли серьезные изменения в самой психологической науке, превратившейся в развитую дисциплину, располагающую как солидными теоретическими работами, так и практикой экспериментальных исследований. Выросла квалификация кадров в профессиональном и методологическом плане. В связи с этим начали возникать предпосылки для очередного обсуждения вопроса о предмете, задачах и методах, а также о месте социальной психологии в системе наук. Все это становилось очевидным и возможным.

В социальной психологии сложилось три подхода. Первый подход, получивший наибольшее распространение, представлял социальную психологию как науку о «массовидных явлениях психики». Исследователи рассматривали разные явления, подпадающие под это определение, иногда акцент делался на изучении психологии классов и других больших социальных общностей, а также на отдельных элементах, сторонах общественной психологии групп, таких как традиции, нравы, обычаи и т.п. С другой стороны, наибольшее внимание уделялось формированию общественного мнения, таким массовым явлениям, как мода. И все-таки в рамках данного подхода велись непрерывные разговоры о необходимости изучения коллектива. Таким образом, наблюдается разделение терминов на «общественную психологию» (уровень общественного сознания, характерный для отдельных социальных групп, прежде всего классов) и «социальную психологию» (науку об этой общественной психологии).

Второй подход, являющийся главным при исследовании личности в социальной психологии, делает акцент на психических чертах, особенности личности, ее положении в коллективе, типологии личности, а уж потом исследуются положение личности в коллективе, межличностные отношения, вся система общения.

Уже позднее в процессе дискуссии возник вопрос о месте так называемой психологии личности в системе психологического знания. Изучалось: это раздел общей психологии, эквивалент социальной психологии или вообще самостоятельная область исследований? Сторонники данного подхода, оказавшегося популярным в среде психологов, называют его более психологичным, позволяющим представить социальную психологию как разновидность именно психологического знания.

Третий подход представляет собой синтез двух предыдущих. Здесь социальная психология рассматривается как наука, изучающая и массовые психические процессы, и положения (в обществе) личности в группе. Впоследствии проблематика социальной психологии представлялась достаточно широкой и охватывала практически весь круг вопросов.

При всех частных расхождениях мнений о предмете социальной психологии остается общая основная идея, состоящая в том, что предмет социальной психологии достаточно широк, и поэтому к его определению можно подходить, как минимум, с двух сторон: как со стороны личности, так и со стороны массовых психических явлений. Это более всего отвечало складывающейся практике исследований, а значит, практическим запросам общества. Именно поэтому оно и оказалось если и не единогласно принятым, то, во всяком случае, наиболее укоренившимся.

Далее встает закономерный вопрос о «границах» социальной психологии. Здесь выделяют четыре позиции социологии:

1) социальная психология есть часть психологии;

2) социальная психология есть часть социологии;

3) социальная психология есть наука на стыке психологии и социологии, причем сам «стык» понимается двояко:

а) социальная психология отторгает определенную часть психологии и определенную часть социологии;

б) она захватывает «ничью землю» - область, не принадлежащую ни социологии, ни психологии.

Иногда, так или иначе, проскальзывало такое мнение, что место социальной психологии нужно отыскивать внутри одной из «родительских дисциплин» или на границах между ними. Но, все же, какая же «граница» отделяет социальную психологию от психологии, с одной стороны, и от социологии с другой? Ведь где ни «помещать» социальную психологию, она все равно при любых условиях граничит с этими двумя дисциплинами. Если она часть психологии, то где граница именно социально-психологических исследований внутри психологии? Так или иначе, социология, оказавшись за пределами социальной психологии, также граничит с ней в силу своей специфики. То же самое относится и к социальной психологии внутри социологии.

Рассмотрим «границы» с двух сторон при помощи выделения трех уровней, таких как общая социологическая теория (исторический материализм), специальные социологические теории (например, теории личности), конкретные социологические исследования. Кроме этого, в системе теоретического знания имеются два уровня, каждый из которых соприкасается непосредственно с проблемами социальной психологии. Вопрос об уровнях развития общественного сознания - один из вопросов этой проблемы. Наряду с идеологией анализируется и низший уровень - общественная психология, представляющая интерес для социальной психологии. Однозначно здесь проходит одна из границ.

Если взять области специальных социологических теорий, можно найти несколько таких, где очевидны и социально-психологические подходы, например: социология массовых коммуникаций, общественного мнения, социальные личности. Но именно в этой сфере особенно трудны разграничения, а само понятие «границы» весьма условно. Сами различия по предмету сложно отыскать, хотя при помощи выделений специфических аспектов это сделать можно.

«Границы» между общей психологией и социальной психологией определяются еще более сложно. Если оставить в стороне первую интерпретацию социальной психологии как учения о социальной детерминации психики человека, ибо вся психология социальна, то специфическая проблематика социальной психологии, естественно, будет ближе всего к той части общей психологии, которая обозначается как психология личности. По мнению А.Н. Леонтьева, личность с самого начала рассматривается как «заданная» обществом.

В каких бы условиях и формах ни проходила деятельность человека, какую бы структуру она ни приобретала, ее нельзя рассматривать как изъятую из общественных отношений, из жизни общества. Таким же образом в общей психологии исследуется структура потребностей, личности. Но, так или иначе, остается класс специфических задач для социальной психологии, которые не решаются, в частности, общей психологией, например динамика развития межличностных отношений в группах, сама природа совместной деятельности людей в группах и форма складывающегося общения и взаимодействия. В отношении личности у социальной психологии есть своя собственная точка зрения на эту так называемую границу. А вопрос заключается в том, как конкретно действует личность в различных реальных социальных группах. Причем вопрос о том, как формируются мотивы, потребности, установки личности, почему те или иные мотивы, потребности, установки сформировались у данной личности, в какой мере это зависит от группы, в которой эта личность действует, весьма не прост.

Итак, как мы видим, сфера собственных интересов социальной психологии просматривается четко, что и позволяет нам отграничить ее как от проблем социологии, так и от проблем общей психологии. Это не прибавляет аргументов в пользу более точного выявления статуса социальной психологии между двумя указанными дисциплинами, что, однако, не мешает определению областей исследования. Проблемы определения статуса решаются на Западе с принципиально иных методологических и теоретических позиций. Представителями их выступают французские исследователи Р. Пэнто и М. Гравитц. Они обосновывают линию этой проблемы тем, что до возникновения социальной психологии были две линии развития проблематики личности и общества. Психология как бы анализировала природу человека, социология анализировала природу общества. И, как следствие, возникла самостоятельная наука - социальная психология, которая анализирует природу человека в отрыве от природы общества. Однозначно теперь уже трудно отыскать такого рода психологическую теорию, хотя многие из них, признавая факт влияния общества на человека, не находят конкретного решения проблемы о способах этого влияния. Вероятнее всего, что предмет социальной психологии и его статус в системе наук, понимании роли и задач зависят от понимания предметов как психологии, так и социологии.



2. На сегодняшний день существуют две социальные психологии: одна - с более «социологической проблематикой», другая - с «психологической» проблематикой. Любая двойственность порождает ряд неудобств. Она может иметь место на начальном этапе развития, когда все споры и дискуссии способствуют наиболее полному и однозначному решению вопроса. Сегодня же социальная психология характеризуется некой неопределенностью своего положения в системе наук. Взять хотя бы социально-психологическое знание, характеристикой которого является «включенность» в политическую и социальную проблематику общества. Несомненно, это касается в основном таких проблем социальной психологии, как психологические характеристики больших социальных групп, массовых движений и т.д. Но и при исследовании малых групп области условий их социализации так или иначе связаны с конкретными задачами, которые решаются обществом определенного типа. Что касается теоретической части этого социально-психологического знания, то, безусловно, здесь просматривается влияние определенной идеологической позиции, и, как следствие, возникает проблема соотношения классового и общечеловеческого содержания. Здесь может возникнуть задача критического анализа зарубежной социальной психологии (теоретических концепций), методов и результатов исследований. Так, большинство практически ориентированных исследований в социальной психологии было вызвано к жизни совершенно конкретными потребностями практики. Может возникнуть также задача тщательной обработки проблемы прикладного исследования в социальной психологии. Очевидно, что направленность практических рекомендаций и есть та сфера, где социальная психология непосредственно «вторгается» в общественную жизнь. Совершенно естественно возникает вопрос о профессиональной социально-психологической этике и о формировании личностной позиции.

Существует мнение, подтверждающее вышесказанное, - задачи перед социальной психологией ставит именно общество, оно диктует ей проблемы.

Также это означает, что социальный психолог должен понимать эти проблемы общества, улавливать и осознавать их. Так называемая социальная чуткость должна органично вплетаться в понимание сущности идеологической функции этой научной дисциплины.

Здесь уместно коснуться сфер приложения социальной психологии в современном обществе, ведь ее специфика состоит не только в идеологической направленности, теории и методологии. Многие из явлений, таких как межличностные отношения, коммуникативные процессы, лидерство, сплоченность, присущи любому типу общественной организации. Однако возникают обстоятельства, когда одни и те же явления, описанные в традиционной социальной психологии, могут приобретать совершенно иное содержание. Казалось бы, процессы остаются теми же: люди общаются друг с другом, у них формируются определенные социальные установки и т.д. Но важнее всего то, каково содержание различных форм их взаимодействия, какого рода установки возникают по отношению к определенным общественным явлениям. Все это определяется содержанием конкретных общественных отношений, а это означает, что анализ этих традиционных проблем приобретает новое значение. Принцип методологии включения именно содержательного рассмотрения социально-психологических проблем продиктован в первую очередь и общественными проблемами. Возьмем хотя бы проблемы коллектива. Идея о том, что именно общество диктует проблемы социальной психологии, должна быть дополнена идеей о том, что долг социального психолога - уметь выявлять эти проблемы.

Кроме задач общетеоретического плана, общество ставит перед социальной психологией и конкретные прикладные задачи, которые выдвигаются буквально из всех сфер общественной жизни и не могут ожидать решения теоретических вопросов. Ряд важнейших направлений прикладных исследований определяется сегодня задачами, связанными с теми изменениями в массовом сознании, которые обусловлены именно радикализмом социальных преобразований. Здесь же коренятся и новые возможности для деятельности социального психолога-практика, которому сплошь и рядом приходится не только проводить прикладные исследования, но и напрямую вмешиваться в происходящие процессы. Такого рода деятельность породила специфическую область социальной психологии, получившую название «практическая социальная психология».

Конкретными прикладными задачами социальной психологии выступают:

1. Выявление или уточнение вместе с другими общественными науками:

а) специфики и своеобразия феноменов, составляющих психологические сущность и содержание общественного сознания людей и психологии их больших и малых групп;

б) соотношения между различными их компонентами;

в) влияния последних на развитие социального бытия и социальных отношений.

2. Всестороннее осмысление и обобщение данных:

а) об источниках и условиях возникновения, формирования, развития и функционирования социально-психологических явлений и процессов;

б) об их воздействии на поведение и поступки людей как представителей различных социальных общностей.

3. Исследование наиболее значимых особенностей и отличий социально-психологических явлений и процессов от других психологических и социальных феноменов в различных группах.

4. Выявление закономерностей возникновения, формирования, развития и функционирования социально-психологических явлений и процессов в обществе.

5. Социально-психологический анализ взаимодействия, межгрупповых и межличностных отношений, общения, восприятия и познания людьми друг друга, а также факторов, обусловливающих специфику и эффективность влияния этих базовых общественно-психологических феноменов на их совместную деятельность.

6. Всеобъемлющее изучение социально-психологических особенностей личности и своеобразия ее социализации в различных общественных условиях.

7. Осмысление специфики функционирования социально-психологических явлений и процессов в малой группе и их влияния на возникновение конфликтов, формирование психологического климата и атмосферы в ней.

8. Выявление роли и значения религиозной психологии в жизни общества, ее социально-психологического содержания и форм функционирования, а также особенностей ее влияния на взаимодействие и общение, как верующих, так и неверующих.

9. Обобщение имеющихся представлений о мотивационных, интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых, коммуникативно-поведенческих и других характеристиках представителей различных наций и классов.

10. Всестороннее изучение психологического содержания политической жизни и политической деятельности людей и их групп, своеобразия трансформации сознания общества под воздействием политических процессов, развивающихся в нем.

11. Исследование разнообразных массовидных социально-психологических явлений и процессов, их значения в общественной жизни, а также выявление их влияния на поступки и поведение людей в обычных, экстремальных и других условиях.

12. Прогнозирование политических, национальных и других процессов в развитии государства (общества) на основе учета социально-психологических факторов и закономерностей их формирования и развития.

Решение задач, стоящих перед социальной психологией, может достигаться различными способами. Во-первых, должна осуществляться тщательная и всесторонняя разработка теоретических и методологических основ этой отрасли знаний. Во-вторых, широкое поле для исследовательской деятельности представляет сравнительное изучение социально-психологических явлений и процессов, происходящих в нашей стране и за рубежом. В-третьих, социальная психология обязана сотрудничать с представителями других наук - социологами, политологами, педагогами, этнографами, антропологами и др.

Социальная психология сегодня - одна из основных наук психологического цикла. Большую роль в ее дальнейшем развитии играют исследования в области воспитания и обучения.

Общество диктует проблемы социальной психологии, поэтому главная задача социального психолога - уметь выявить эти проблемы.



Таким образом, Социальная психология – это отрасль психологической науки, которая изучает закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные включенностью их в социальные группы, а также психологические особенности самих этих групп.

Педагогическая социальная психология – это специализированная область социальной психологии; наука, которая занимается изучением социально-психологической специфики преподавания и воспитания, интеллектуальных и личностных взаимодействий, возникающих и развивающихся в процессе учебной деятельности.

Периодизация истории социальной психологии в России:

1. Период становления социальной психологии (60 гг. XIX в. – середина XX в.). Представители: Н.К. Михайловский, В.М. Бехтерев и др.

2. Период развития социальной психологии (20-е гг. – первая половина 30-х гг. XX в.). Представители: Г.И. Челпанов, Б.В. Беляев,Л.Н. Войтоловский, Г.А. Фортунатов и др.

3. Период стагнации (изоляции) социальной психологии (вторая половина 30-х гг. – первая половина 50-х гг. XX в.). Представители: Г.М. Андреева, Б.Д. Парыгин, К.К. Платонов, А.В. Петровский, Л.И. Божович, А.А. Леонтьев и др.

4. Период возрождения социальной психологии (вторая половина 50-х гг. – вторая половина 70-х гг. XX в.). Представители: С.Л. Рубинштейн, А.С. Макаренко и др.

5. Современная социальная психология.

Этапы становления зарубежной социальной психологии:

1. Первый этап – VI в. до н.э. – середина XV в. Представители: Платон, Аристотель, Гераклит, Гиппократ, Демокрит, Конфуций и др.

2. Второй этап - середина XV в. – середина XIX в. Представители: Н. Макиавелли, Т. Гоббс, Адам Смит, Ш. Монтескье и др.

3. Третий этап - середина XIX в. – середина XX в. Представители: О. Конт, М. Лацарус, Г. Штейнталь, В. Вундт, Г. Лебон, Г. Тард, В. Парето, Ш. Сигеле, У. Мак-Дугалл, Э. Росс и др.

4. Четвертый этап - середина XX в. – по настоящее время. Представители: В. Меде, Ф. Оллпорт, Д.Л. Морено и др.

Кроме задач общетеоретического плана, общество ставит перед социальной психологией и конкретные прикладные задачи, которые выдвигаются буквально из всех сфер общественной жизни и не могут ожидать решения теоретических вопросов.

Идея о том, что именно общество диктует проблемы социальной психологии, должна быть дополнена идеей о том, что долг социального психолога - уметь выявлять эти проблемы.



Литература

1. Андреева, Г.М. Социальная психология: учеб. пособ. высш. учеб. заведений /Г.М.Андреева. – М.: Аспект Пресс, 2010. – 368 с.

2. Андриенко, Е.В. Социальная психология : учеб. пособ. для вузов /Е.В. Андриенко. – М.: Академия, 2011. – 264с.

3. Журавлев, А.Л. Социальная психология: учебное пособие /А.Л. Журавлев, В.А. Соснин, М.А. Красников. – М.: Форум, 2011 – 496 с.

4. Классическая социальная психология: учебное пособие для вузов /под ред. Е.И. Рогова. – М.: Владос, 2011. – 416 с.

5. Реан, А.А.., Коломинский, Я.Л. Социальная педагогическая психология /А.А. Реан, Я.Л. Коломинский. - СПб.: Изд-во «Прайм-Еврознак», 2008.-576с.

7. Социальная психология: практикум /под ред. Т.В. Фаломеевой. – М.: Аспект Пресс, 2009.

8. Сухов, А.Н. Социальная психология: учебное пособие. – М.: Академия, 2011.–240 с.

8. Шевандрин, Н.И. Социальная психология в образовании /Н.И. Шевандрин. – М.: ВЛАДОС, 1995. – 544 с.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка