Психологические механизмы адаптационного поведения личности



Скачати 327.26 Kb.
Дата конвертації14.04.2016
Розмір327.26 Kb.




Реферат на тему: Психологические механизмы адаптационного поведения личности.

Титульный лист оформляется самостоятельно.

Внимание! Перед сдачей преподавателю рекомендуется полностью прочитать работу

Оглавление


Введение 2

Глава I Проблема адаптивного поведения личности 4

1.1. К определению социально-психологической адаптации 4

1.2. Разновидности социально-психологической адаптации 7

1.3. Ситуации, требующие адаптивного поведения 10

Глава II. Психологические механизмы адаптации 15

2.1. Виды поведения в фрустрирующих ситуациях 15

2.2. Защитные механизмы адаптационного поведения 19

Заключение 28

Литература 30





Введение

Адаптационное развитие подразумевает изменение параметров системы при сохранении неизменного порядка ее организации. При изменении внешних условий параметрическая адаптация позволяет системе приспособиться к новым ограничениям, накладываемым средой. То же самое касается и адаптационного поведения, т.е. адаптационное поведение - это механизм приспособления к условиям внешней среды посредством изменения каких-либо составляющих поведения.

В данной работе нас, прежде всего, будет интересовать не само адаптационное поведение как таковое, то те психологические механизмы, с помощью которых оно реализуется.

Н.А.Милославова полагает, что "процесс социальной адаптации может выступать не только как объективный механизм приспособления, приноровления к социальной среде ( пассивное приспособление кого-либо к чему-либо), но и как механизм субъективной деятельности, направленный на приспосабливание индивида к тем или иным нормам, стандартам, меркам ( активное приспосабливание кем-либо кого-либо )1"

На активную природу механизма социальной адаптации указывает и А.А.Реан, анализируя типы адаптационного процесса. Подчеркивая активность так называемого "пассивного" типа, он пишет: "...здесь речь идет об активном приспособлении личности, об активном самоизменении, самокоррекции в соответствии с требованиями среды. Просто пассивного принятия ценностных ориентаций среды без активного самоизменения быть не может, если речь действительно идет о процессе адаптации." И далее он резюмирует : " В связи со сказанным, критерием различения типов адаптационного процесса мы предлагаем считать не "активность-пассивность", а вектор активности, его направленность2. О направленности этих векторов и влиянии этой направленности на адаптационное поведение будет сказано далее.

Основываясь на всем вышеизложенном, нам ближе всего бихевиористское понимание адаптации и адаптационного поведения, когла понятие социальной адаптации используется для обозначения процесса, посредством которого индивид или группа достигают состояния социального равновесия в смысле отсутствия переживания конфликта со средой3.

Одним из важнейших принципов теории социально-психической адаптации личности мы считаем следующее утверждение: в сложных проблемных ситуациях адаптивные процессы личности протекают с участием не отдельных, изолированных механизмов, а их комплексов. Эти адаптивные комплексы, вновь и вновь актуализируясь и используясь в сходных социальных ситуациях, закрепляются в структуре личности и становятся подструктурами ее характера. Изучение устойчивых адаптивных комплексов является одной из задач данной работы.

Глава I Проблема адаптивного поведения личности




1.1. К определению социально-психологической адаптации


Во введении мы уже упоминали о некотрых определениях психологической и социальной адаптации, а также о векторе активной адаптации.

Направленности вектора "наружу" соответствует один тип адаптации. Он характеризуется активным влиянием личности на среду, ее освоение и приспособление к себе. Направленности вектора активности "внутрь" соответствует другой тип адаптационного процесса. Он связан с активным изменением личности себя, с коррекцией собственных социальных установок и привычных инструментальных поведенческих стереотипов. Это тип активного самоизменения и активного самоприспособления к среде"4. И здесь можно присоединиться к определению понятия адаптация, сформулированному на основе теоретических и экспериментальных изысканий Т.В.Середой: "Адаптация - это диалектический, системный процесс активного приспособления биосистемы к неадекватным условиям среды, ценой дополнительных энергетических затрат, результатом которого является возможность биосистемы оптимально функционировать"5 .

Обобщая приведенные мнения указанных выше авторов, можно заключить, что за приспособительной активностью социальной и профессиональной адаптации усматривается преобразовательный характер этой активности, которая свойственна лишь для высшего уровня организации биосистемы - человеку. Причем ее преобразовательный эффект может быть направлен как вне, так и на перестройку личностной структуры. Такая преобразовательная активность сближает , на наш взгляд, социальный, психологический, физиологический и общебиологический аспекты понятия адаптации.

Г.Гартманн отмечает, что задача адаптации к другим людям встает перед человеком со дня его рождения. Он адаптируется также к той социальной среде, которая частично является результатом активности предыдущих поколений и его самого. Человек не только участвует в жизни общества, но и активно создает те условия, к которым должен адаптироваться. Все в большей степени свою среду человек создает сам. Структура общества, процесс разделения труда и место человека в обществе в совокупности определяют возможности адаптации, а также (частично) и развитие Я6. Структурой общества, частично с помощью обучения и воспитания, определяется, какие формы поведения с большей вероятностью обеспечат адаптацию. Г.Гартманн вводит понятие "социальная уступчивость" для обозначения того явления, когда социальная среда как бы исправляет нарушения адаптации таким образом, что неприемлемые в одних социальных условиях формы поведения становятся приемлемыми в других. Возможности удовлетворения потребностей и развития, предоставляемые обществом взрослым и детям, различны и оказывают неодинаковое влияние на них. Социальная уступчивость проявляется в первую очередь в отношении к детям, а также страдающим неврозами и психозами. Данная формулировка Гартмана, является в настоящий момент наиболее распространенной и наиболее применяемой для изучения механизмов адаптации и адаптационного поведения.

Социально-психическую адаптированность можно охарактеризовать также как такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные социогенные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей. Адаптация же – это тот социально-психологический процесс, который при благоприятном течении приводит личность к состоянию адаптированности.



1.2. Разновидности социально-психологической адаптации

Можно предложить нижеследующую – наиболее общую – классификацию разновидностей социально-психической адаптации личности: нормальная адаптация; девиантная или нонконформистская адаптация; патологическая адапатция.



А. Нормальная адаптация. Нормальным можно назвать такой адаптивный процесс личности, который приводит к ее устойчивой адаптированности в типичных проблемных ситуациях без патологических изменений ее структуры и, одновременно, без нарушений норм той социальной группы, в которой протекает активность личности.

Нормальная социально-психическая адаптация личности, в свою очередь, бывает двух видов: защитная и незащитная.

Нормальной защитной адаптацией мы называем те действия личности, которые осуществляются с помощью известных защитных механизмов (агрессии, рационализации, проекции, регрессии, формирования обратной реакции, сублимации и др.), если эти механизмы не стали патологическими.

Незащитные адаптивные процессы отличаются тем, что начинаются в нефрустрирующих проблемных ситуациях, требующих от личности принятия рациональных решений. Они осуществляются без участия известных защитных механизмов, т.е. с помощью незащитных адаптивных комплексов. Для достижения адаптированности в условиях возникновения нефрустрирующих проблемных ситуаций используются познавательные процессы личности, процессы целеобразования и целеполагания, групповые социально-психологические механизмы и решения задач, различные формы социальной уступчивости (в частности, конформного поведения, но без привлечения защитных механизмов), процессы общения и обмена информацией, интеллектуализацции индивидуального жизненного опыта и др. Как видно из этого краткого перечня, незащитные адаптивные механизмы отличаются большим разнообразием и многочисленностью, однако проведенную до сих пор работу по их систематизации и описанию (именно как адаптивных механизмов) следует считать крайне недостаточной.

Поскольку многие реальные проблемные ситуации сложны и включают как фрустрирующие личность факторы, так и такие, которые вызывают к жизни незащитные адаптивные познавательные и эмоционально-волевые процессы, то можно выделить также третий тип социально-психической адаптации личности, который мы называем смешанным или средним. Смешанный, защитно-незащитный тип социально-психической адаптации личности осуществляется в тех проблемных ситуациях, в которых она частично фрустрирована, но одновременно стоит перед конструктивными задачами, связанными с ее социальными ролями.

Б. Девиантная адаптация. Девиантными, или отклоняющимися, неконформистскими можно назвать те процессы социальной адаптации личности, которые обеспечивают удовлетворение потребностей личности в данной группе или социальной среде, в то время как ожидания остальных участников социального процесса не оправдываются таким поведением.

Девиантная адаптация условно может быть подразделена на два основных подвида: а) неконформистская адаптация; б) новаторская (инновативная, творческая) адаптация.

а). Неконформистской мы называем такой процесс социально-психической адаптации личности, благодаря которому она преодолевает внутригрупповую проблемную ситуацию необычными для членов этой группы способами и путями и. вследствие этого, оказывается в конфликтных отношениях с нормами группы и их носителями.

б). Эта особенность (относительность адаптивности или неадаптивности поведения) еще более четко проявляется при рассмотрении второй и очень важной разновидности девиантной адаптации – инновативного (новаторского) или творческого поведения. Так называют ту разновидность человеческой деятельности или исполнения роли, в ходе и результате которой личность создает новые ценности, осуществляет нововведения в те или иные области культуры.



В. Патологическая адаптация7 – это такой социально-психологический процесс (активность личности в социальных ситуациях), который полностью или частично осуществляется с помощью патологических механизмов и форм поведения и приводит к образованию патологических комплексов характера, входящих в состав невротических и психотических синдромов.

Д. Адаптация и ситуация. Для теории социально-психической адаптации особую важность имеет выделение еще двух основных разновидностей адаптации и, соответственно, адаптированности: а) адаптация путем преобразования и фактического устранения проблемной ситуации; б) адаптация с сохранением ситуации. В первом случае адаптивные ресурсы и механизмы личности мобилизуются для реконструкции реальной социальной ситуации, а сама личность претерпевает только сравнительно небольшие и в основном положительные изменения (приобретение новых знаний и навыков, социальной компетентности). Во втором случае личность претерпевает более глубокие изменения, но такие, которые большей частью не способствуют ее самоактуализации и самосовершенствованию. Мы полагаем, что адаптация путем преобразования или полного устранения объективной проблемной ситуации осуществляется преимущественно с помощью незащитных адаптивных механизмов и их комплексов, тогда как для адаптации с сохранением ситуации (например, межличностного или внутреннего конфликта) актуализируются уже приобретенные защитные комплексы или же создаются новые.

Отметим, что именно для обозначения адаптации личности с сохранением проблемной ситуации правомерно использование термина приспособление: личность меняется, а ситуация в основном остается без изменения. Все разновидности конформизма являются механизмами и стратегиями приспособления в этом специфическом смысле.



1.3. Ситуации, требующие адаптивного поведения

В психологии мышления благодаря работам гештальтистов (В.Келер, К.Дункер и др.) утвердилась идея (в той или иной форме, полностью или частично принимаемая всеми психологами, занятыми изучением творческого процесса), согласно которой проблемная ситуация разрешается в момент усмотрения в ней новой целостности, новой структуры (гештатьта)8.

Поскольку в теории социально-психической адаптации личности мы исходим из идеи, что адаптация имеет место в проблемных социальных ситуациях, то отсюда можно прийти к выводу, что социально-психическая адаптация личности, осуществляемая, например, путем разрешения возникшего конфликта, тоже есть процесс переструктурирования проблемных ситуаций и нахождения новых структурных целостностей.

Если адаптация имеет место в результате разрешения проблемной ситуации, то в этом случае, на наш взгляд, используются преимущественно незащитные адаптивные механизмы и процессы (в том числе продуктивное мышление, приводящее к открытию новой целостной структуры). Когда же адаптация имеет место с сохранением проблемной ситуации (например, конфликта личности с лидером ее эталонной группы), тогда преимущественно используются защитно-адаптивные механизмы. Причем в этом случае структурные изменения самой личности должны быть более значительными: личность меняется для приспособления к ситуации, которую не может разрешить, трансформироватьили ликвидировать исходя из своей внутреней мотивации.

В тех случаях, когда адаптация осуществляется с использованием как защитных, так и незащитных адаптивных механизмов, нередко ассоциированных в защитно-незащитные адаптивные комплексы, подвергаются частичным изменениям как личность, так и объективная социальная ситуация

Психология конфликтов – обширная область исследований. Совокупность действий, совершаемых переживающей конфликт личностью с целью его преодоления, многие исследователи9 считают в целом адаптивной психической активностью. Поэтому психологическая теория конфликтов и способов их разрешения, по нашему мнению, должна стать органической частью социально-психологической теории адаптации.

Социальный конфликт между индивидами или группами есть процесс, а это означает, что между составляющими его элементами (личностями, их состояниями, действиями и т.д.) существуют причинные и структурно-функциональные связи. Между различными социальными группами конфликты возникают в тех случаях, когда они стремятся к различным целям, но хотят пользоваться одними и теми же средствами10.

Напряженность обычно определяется как устойчивый и неразрешенный конфликт. Мы бы уточнили это определение слудующим образом: напряженность – это субъективное переживание, психическое состояние, которое свидетельствует о том, что между А и Б существует неразрешенный конфликт. Это по существу состояние фрустрированности, причем сам фрустратор (конфликт интересов, установок, желаний, когнитивных элементов и т.п.) может даже полностью не сознаваться.

Кризис – это такая конфликтная ситуация, в которой применявшиеся до этого образцы поведения оказываются неприемлемыми, с их помощью конфликт не разрешается, потребности конфликтующих сторон остаются неудовлетворенными.

Как было сказано выше, борьба является попыткой разрешения конфликтов. Если речь идет о разрешении внутренних конфликтов, тогда борьба принимает внутрипсихический характер, представляя собой процесс столкновения различных мотивов и подструктур личности.

Теория когнитивного диссонанса развита в работах Л.Фестингера и его многочисленных последователей. Л.Фестингера заинтересовали случаи наличия несогласованностей между такими содержаниями психики людей, как знании о чем-то и связанное с объектом познания поведение, или между двумя мыслями об одном и том же объекте. Хотя чаще всего человек действует так, как думает, однако бросаются в глаза случаи следующего характера: человек знает, что делать что-то (например, курить) плохо, но продолжает делать это, Человек знает, что если совершит преступление, будет наказан, тем не менее совершает его11 Анализ таких случаев позволяет сформулировать ряд положений, которые составляют теорию когнитивного диссонанса.

I. Между двумя когнитивными "элементами" ("когнициями") психики могут существовать консонантные, диссонантные или нерелевантные отношения;

1. Когнитивные элементы консонантны, когда один из них (а) психологически вытекает из другого (в). Например: (а) "Курение вредно для здоровья" и (в) "Я не курю"; 2. Когнитивные элементы находятся в диссонантных отношениях, если суждение (а) следует из суждения не-(в) или (в) следует из не-(а). Иначе говоря, состояние когнитивного диссонанса противоположно состоянию когнитивного консонанса. Например, суждения "Курение вредно для здоровья" (а) и (в) "Я, тем не менее, курю" находятся в диссонантных отношениях; 3. Нерелевантными по отношению друг к другу являются те когнитивные элементы психики, между которыми нет ни консонантных, ни диссонантных отношений.

II.Существование когнитивного диссонанса в психике человека для него неприятно, оно создает внутреннюю мотивацию на уменьшение диссонанса и достижение консонантного состояния.

В этих теориях утверждается, что человек пытается познать и оценить разные аспекты среды и своей личности таким образом, чтобы поведенческие последствия этих познаний не были противоречивы.

III. При наличии диссонанса личность не только стремится к его редукции, но одновременно активно избегает тех ситуаций и восприятия той информации, которые могли бы привести к усилению диссонанса.

Мы считаем, что процессы, нацеленные на уменьшение диссонанса и на активное избегание определенных ситуаций и знаний, являются адаптивными. Состояние диссонанса является для личности проблемной ситуацией, мотивирующей определенные адаптивные процессы.

Анализ примеров когнитивного диссонанса, произведенных Л.Фестингером, показывает, что для освобождения от этой своеобразной проблемной ситуации люди спонтанно используют те же основные адаптивные стратегии, что и при разрешении других проблемных ситуаций. Здесь, правда, эти стратегии получают специфические выражения. Чтобы убедиться в этом, вместе с Л.Фестингером рассмотрим простейший пример диссонанса. Это случай заядлого курильщика, рассмотренный нами, который знает, что курить вредно, но тем не менее продолжает курить и поэтому переживает диссонанс. Какими путями индивид стремится уменьшить или ликвидировать свой диссонанс. который. безусловно, является неприятным состоянием ? Л.Фестингер описывает два основных пути, ведущих к этой цели: 1) прекратить курить и тем самым изменить второй из когнитивных элементов, превратив его в следующий: "Я больше не курю". Если он больше не курит, то знание о своем поведении становится консонантным с первым когнитивным элементом о вредности курения; 2) индивид может изменить свое знание о последствиях курения. Это может иметь место, в свою очередь, двумя путями: а) путем формирования убеждения, что курение не оказывает никакого вредного влияния на здоровье; б) путем поиска информации о положительных сторонах курения, в свете которых вредность выглядит несущественной. Двумя этими путями индивид может редуцировать или элиминировать диссонанс между своим знанием и реальным поведением.

Второй из вышеописанных путей уменьшения диссонанса – это адаптация с сохранением проблемной ситуации. Эта общая адаптация весьма распространена и получает многообразные конкретные формы в зависимости от типа проблемных ситуаций, от особенностей личности и ее взаимоотношений с референтной группой. При анализе случая курильщика мы видели, что эта адаптивная стратегия может иметь две возможные конкретизации, но они – лишь варианты общей стратегии, поскольку в обоих случаях объективное положение вещей сохраняется, однако довольно глубокие изменения происходят в представлениях, в восприятиях и установках личности. Как уже было сказано, при адаптации с сохранением проблемной ситуации (т.е. при приспособлении в собственном смысле слова) личность претерпевает значительно более глубокие изменения, чем при применении стратегии, направленной на ликвидацию объективной проблемной ситуации. Вторая стратегия в лучшем случае приводит к "ликвидации" проблемной ситуации субъективно, на уровне сознания личности.


Глава II. Психологические механизмы адаптации




2.1. Виды поведения в фрустрирующих ситуациях


Ответы людей на воздействие фрустрирующих ситуаций имеют ряд важных различий. В частности, есть такие реакции, которые непосредственны, но имеются также отсроченные адаптивные ответы, механизмы и процессы. Для формирования, выработки таких ответов психике требуется определенное время. К их числу относится, например, сублимация. Отсроченные механизмы, по нашему мнению, генетически и в структурно-функциональном отношении более сложны и служат для осуществления более фундаментальных адаптивных процессов.

Другие же реакции, например, агрессия, являются преимущественно непосредственными реакциями на фрустратор.

Таким образом, любая защитная реакция, особенно если она уже оформлена и автоматизирована, может быть как непосредственной, так и отсроченной. Но некоторые из них по природе своей являются отсроченными (особенно когда первые формируются), а другие большой отсрочки для формирования и использования не требуют.

Прямая агрессия. Фрустрированный человек нередко предпринимает немедленное агрессивное действие или ряд таких действий, направленных против источника фрустраций.

Перемещение агрессии. Во многих фрустрирующих ситуациях фрустрированный человек не в состоянии прямо выразить свою агрессивность по отношению к фрустратору. Это случается по разным причинам: или фрустратор (другой человек, группа) настолько сильный, что с его стороны можно ждать новых (ответных) агрессивных действий, или же источник фрустрации не совсем ясен фрустрированному; в других случаях причины или источники фрустраций находятся в самом индивиде. В некоторых случаях прямая агрессия сдерживается под воздействием интернализованных моральных норм и принципов. Например, фрустрированный со стороны родителей ребенок знает, что нельзя ударить его или сказать грубое слово. Во всех подобных случаях выбирается новый объект агрессии. Происходит процесс замещения объекта агрессии, а агрессивная установка перемещается на этот новый объект.

Идентификация с агрессором. Существуют такие разновидности агрессии, которые вряд ли могут считаться непосредственными реакциями на фрустрацию: они являются более тонкими и длительно действующими защитно-адаптивными механизмами, возникающими в результате глубокой переработки фрустрирующей ситуации. К их числу в первую очередь относится идентификация с агрессором, по существу являющаяся защитно-адаптивным комплексом: он включает в себя механизмы агрессии, идентификации и интроекции (включения в свою личность определенных качеств другого). Находясь под угрозой и переживая состояние фрустрированности, человек защищает свою личность и ее высокую самооценку тем, что включает в структуру своей личности достижения и силу фрустрирующих его индивидов и групп. Этот механизм хорошо описан в книге А.Фрейда, который приводит такой пример: девочка боялась призраков, которые часто являлись ей в темноте. Оказавшись в темной комнате, она совершала какие-то ритуальные действия и говорила своему брату: "Не надо бояться. надо только вообразить, что именно ты являешься привидением, которое может встретить тебя12"

Апатия и беспомощность. Непосредственным ответом на воздействие фрустраторов чаще всего является агрессия. Однако в этом отношении существуют большие индивидуальные различия: на одну и ту же проблемную ситуацию разные люди могут давать различные непосредственные ответы. Одним из таких часто встречающихся ответов является безразличие, апатия, нередко приводящие к последующему уходу из ситуации.

Считается, что склонность отвечать на воздействие фрустрирующих ситуаций агрессивно или безразлично зависят от научения: реакции на фрустрации приобретаются научением так же, как и другие формы поведения13.

В последние десятилетия психологи обратили внимание на одно явление, которое было названо "приобретенной беспомощностью"14

Психологи обратили внимание на поведение и личностные характеристики людей, находившихся в фашистских концентрационных лагерях. Оказалось, что у многих узников формируется установка безразличия и ухода под длительным воздействием деприваций, угрозы смерти и различных наказаний. Когда эти фрустрации длительны и неизбежны, тогда апатия и оскудение эмоциональной жизни становятся адекватными реакциями. В некоторых случаях крайняя апатия заканчивается смертью индивида. У таких людей, для преодоления их апатии, следует создать внутреннюю мотивацию к социальной активности15



Психическая регрессия. Регрессия психической активности и поведения состоит в возврате к более примитивным их формам, которые были характерны для предыдущих этапов онтогенетического и психического развития.

Регрессия происходит подсознательно и наблюдается не только у детей, но и у взрослых. Фрустрированная личность непроизвольно стремится вернуться к более раннему и безопасному периоду своей жизни. Регрессируя, она уходит от неприятной реальности к тому периоду, когда она пользовалась протекцией других. Воспроизводятся старые приспособительные реакции (плач, разные эмоционально-импульсивные действия), которые в прошлом обеспечивали удовлетворение потребностей, но для разрешения актуальных проблемных ситуаций уже не являются адекватными.

Как показали исследования ряда авторов, существует группа психических факторов, которые создают готовность личности к регрессии. Психоаналитики считают одним из важных факторов фиксацию16

В настоящее время принято различать две разновидности регрессии: а) ретрогрессивное поведение: человек ведет себя как ребенок для того, чтобы вновь получать ту любовь и те ласки, которыми был окружен в детстве; б) примитивизация.



2.2. Защитные механизмы адаптационного поведения

В настоящее время защитные механизмы не столько классифицируются, сколько попросту включаются в одну группу по одному основному критерию: все они направлены против фрустраторов.

Возможность выделения двух подгрупп этой группы психических механизмов появляется благодаря тому, что фрустраторы бывают внешними и внутренними (например, внешние и внутренние конфликты). По этому критерию различаются: 1) защитные механизмы, направленные против внешних фрустраторов; 2) защитные механизмы, используемые для защиты от внутренних фрустраторов.

В целом и тип защиты, и интенсивность, и длительность защитно-адаптивных процессов зависят от смысла фрустратора для личности, а индивидуализированное осмысление фрустраторов зависит от структуры мотивационной иерархии и уровня притязаний личности.

А.Фрейд предложила считать защитными следующие "психодинамические" механизмы17: 1. Вытеснение (подавление); 2. Регрессия; 3. Образование реакции; 4. Изоляция; 5. Отрицание (аннулирование) совершенного действия, происходящего; 6. Проекция; 7. Интроекция; 8. Обращение на собственную личность; 9. Превращение в свою противоположность; 10. Сублимация.

В дальнейшем этот список был дополнен новыми механизмами, направленными против внешних фрустраторов18: 11. Бегство (уход) от ситуации; 12. Отрицание; 13. Идентификация; 14. Ограничение Я.

Однако и этот список следует дополнить следующими важнейшими защитно-адаптивными механизмами: 15. Рационализация; 16. Фантазия; 17. Конверсия; 18. Символизация; 18. Перемещение. Кроме того, об этом полном списке следует сказать также, что в него включены не только собственно защитные механизмы, но и непосредственные поведенческие и внутрипсихические реакции на воздействие фрустрирующих ситуаций, которые в настоящее время рассматриваются отдельно.

Подавление является процессом исключения из сферы сознания мыслей, чувств, желаний и влечений, причиняющих боль, стыд или чувство вины. Действием этого механизма можно объяснить многие случаи забывания человеком выполнения каких-то обязанностей, которые, как оказывается при более близком рассмотрении, для него неприятны19 Часто подавляются воспоминания о неприятных происшествиях. Если какой-либо отрезок жизненного пути человека заполнен особенно тяжелыми переживаниями, амнезия может охватить такие, иногда довольно длительные, отрезки прошлой жизни человека. Подавление действует избирательно: оно направлено против тех воспоминаний, которые связаны с прошлыми фрустрациями личности и в настоящее время, актуализируясь в сфере сознания, могли бы вновь фрустрировать ее. Поэтому подавление есть защитный психический процесс.

Забывание части выученного является обычным процессом психической жизни человека. Если оно не связано с фрустрацией и психической защитой, тогда его нетрудно отличить от той особой амнезии, которая имеет место вследствие работы механизма подавления. Основная отличительная черта обычного (незащитного) забывания заключается в том, что человек, не будучи способным произвольно воспроизвести заученный в прошлом материал, может сразу же узнать его при новом восприятии. Но если даже сознательное узнавание (осознанное чувство знакомости) отсутствует, то все же наблюдается другое явление: он может снова выучить этот материал значительно быстрее, чем другой, равноценный по объему и трудности, новый материал. Это позволяет сказать, что подсознательное узнавание все же имело место. В этой связи можно сказать также, что нормальное (обычное) забывание нередко вполне целесообразно и его можно считать механизмом незащитной адаптации.

Некоторые авторы20 проводят различие между подавлением (репрессией) и вытеснением (супрессией). Под вытеснением понимают сознательное усилие человека предавать забвению фрустрирующие воспоминания путем переноса внимания на другие формы активности, нефрустрационные явления и т.п. Иначе говоря, вытеснение есть не что иное, как произвольное подавление, и оно может привести к обычному или истинному забыванию соответствующих психических содержаний.

Под интеллектуализацией, которая является еще одним механизмом защитного адаптивного поведения, понимают процесс следующего характера: возникла фрустрирующая ситуация, человек переживает страх и тревогу, но он вместо реальных действий по разрешению ситуации начинает строить о ней абстрактные суждения и представления. Этим путем он стремится к освобождению от фрустрации.

Во многих случаях человек фрустрируется вследствие того, что имеет социально неприемлемые желания: они вызывают у него внутренние конфликты, чувство вины. Такое состояние фрустрированности возникает даже тогда, когда чувства эти подсознательны.

Одним из психологических средств подавления таких чувств и разрешения внутренних конфликтов между желанием и интернализованными нормами является механизм формирования реакции: формируются такие осознаваемые установки и поведение, которые противоречат подсознательным неприемлемым желаниям и чувствам.

Этот механизм известен под названием формирования реакции21 Он помогает человеку защищаться против собственных неприемлемых импульсов. Однако до сих пор мало что известно о том, каким образом происходят процессы формирования новой установки, какую роль здесь играют другие адаптивные механизмы. Решению этих проблем могут способствовать следующие соображения: а) формирование реакции есть процесс смены установок, и, следовательно, для раскрытия его закономерностей можно опираться как на достижения теории социальных установок (аттитюдов), так и на теорию Д.Н.Узнадзе; б) нет сомнения, что процесс формирования новой установки начинается с вытеснения или подавления нежелательных установок и входящих в ее структуру чувств. Поэтому в этом процессе должны принимать участие определенные подструктуры Я-концепции личности, в первую очередь – ее идеальное Я; в) в состав вновь образуемой социальной установки, в ее "когнитивном блоке", без сомнения, имеются рационализации. Думается, что процесс рационализации является одним из основных когнитивных процессов, приводящих к формированию познавательных элементов новой установки. Последняя есть защитно-адаптивное образование, своеобразный защитно-адаптивный комплекс, состоящий, в частности, из системы защитных аргументов.

Сущность проекции, следующего рассматриваемого адаптивного механизма, состоит в том, что человек свои собственные нежелательные черты приписывает другим и таким путем защищает себя от осознания этих же черт в себе. А те отрицательные эмоции, которые направились бы против себя, теперь направляются на других и субъекту удается таким путем сохранить высокий уровень самоуважения.

Механизм проекции позволяет личности оправдать многие свои поступки, исходящие из неприемлемых для ее сознания и моральных принципов черт, желаний, установок и других мотивов. Например, пусть человек имеет тенденцию быть несправедливо критичным и жестоким по отношению к другим, но он не уважал бы себя, если бы осознал наличие в себе этой особенности. Такая конфликтная ситуация мотивирует у него процесс приписывания окружающим жестокости и нечестности, а раз окружающие такие. то жестокое и несправедливое отношение к себе они заслужили вследствие своих собственных качеств. Им дается то, чего они заслужили

Идентификация в психологии личности и социальной психологии определяется как эмоционально-когнитивный процесс "отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом"22 Идентификация является одним из главных механизмов социализации индивида и превращения его в личность, но она может играть также защитную роль, особенно в сочетании с другими защитно-адаптивными механизмами

В процессе идентификации одно лицо (субъект идентификации) осуществляет преимущественно подсознательное психологическое уподобление с другим (с объектом идентификации, с моделью)23. В качестве объектов идентификации могут выступать как индивиды, так и группы. Так, в социальной психологии говорят об идентификации личности с социальной группой. Идентификация приводит к поведенческим последствиям – подражанию действиям и переживаниям объекта, интернализации его ценностей и установок.

Поскольку идентификация возможна как с любимым, так и с нелюбимым объектом, то и интроецироваться могут, соответственно, черты и мотивы таких лиц, к которым субъект формирует самые различные установки. Нередко интроецируется тот объект, который утрачен: эта утрата заменяется интроекцией объекта в свое Я. З.Фрейд приводит интересный пример, опубликованный в психоаналитическом журнале: "ребенок, чувствовавший себя несчастным вследствие потери котенка, объяснил, недолго думая, что он теперь сам котенок: он ползал соответственно этому на четвереньках, не хотел есть за столом и"24

На явления идентификации и эмпатии обратила внимание Г.М.Андреева, которая отметила, что идентификация как механизм межличностного общения и понимания людьми друг друга, реально существует и критика психоаналитических воззрений (а до последнего времени изучением идентификации занимались почти исключительно психоаналитики) не должна вести к отказу от изучения этого реального психического явления25 Идентификация означает уподобление себя другому (или отождествление с другим) и реальность этого явления установлена экспериментально: чтобы понимать других, люди часто стремятся уподобляться им, таким путем стараясь догадаться об их психических состояниях. Установлено существование тесной связи идентификации с эмпатией.

Использование интроекции приводит к чисто психологическому преодолению фрустрации. Иначе говоря, здесь мы имеем дело с типичным случаем защитной адаптации с сохранением проблемной ситуации.

Таким образом, очевидно, что механизм интроекции начинает работать после глубокой депривации личности, потери любимого, ценного объекта.

После работы механизма интроекции возникают новые внутренние конфликты и фрустрации. Прежняя, в целом однозначная позитивная установка к объекту претерпевает глубокие изменения, она становится амбивалентной. Интроекция, таким образом, оказывает влияние на формирование и смену социальных установок и, следовательно, по своей сущности является социально-психологическим механизмом функционирования личности и установления взаимоотношений с другими людьми.

Механизм изоляции имеет различные проявления. Изолируются друг от друга не только эмоциональные и когнитивные компоненты впечатления. Такая форма защиты сочетается с изоляцией воспоминания от цепи других событий, ассоциативные связи разрушаются, что, по-видимому, мотивировано желанием максимально затруднить воспроизведение травмирующих впечатлений

Действие этого механизма наблюдается при разрешении людьми ролевых конфликтов, в первую очередь – межролевых. Такой конфликт, как известно26 возникает тогда, когда в одной и той же социальной ситуации человек вынужден играть две несовместимые роли. Вследствие такой необходимости ситуация становится для него проблемной и даже фрустрирующей. Для разрешения этого конфликта на психическом уровне (т.е. без устранения объективного конфликта ролей) часто используют стратегию их психической изоляции. В этой стратегии, таким образом. центральное место занимает механизм изоляции.

Суть механизма самоограничения состоит в следующем: когда человек понимает, что его достижения менее значительны по сравнению с достижениями другого (или других людей. работающих в той же области), тогда его самоуважение страдает, снижается. В такой фрустрирующей ситуации многие просто прекращают свою деятельность. Это своеобразный уход, отступление перед трудностями. А.Фрейд назвала данный механизм "ограничением Я" (Эго-рестрикцией). Она отметила простоту и распространенность этого механизма, а также то важное обстоятельство, что он свойствен нормальной психической жизни на всем протяжении развития личности.



Рационализация является одним из самых распространенных и психологически интересных защитно-адаптивных механизмов. В психологии понятие "рационализация" ввел известный психоаналитик Э.Джонс в 1908 г27., а в последующие годы оно закрепилось и стало постоянно использоваться в работах не только психоаналитиков, но и представителей других школ психологии.

Рационализация как защитный процесс состоит в том, что человек изобретает вербализованные и на первый взгляд логичные суждения и умозаключения для ложного объяснения, оправдания своих фрустраций, выражающихся в виде неудач, беспомощности, привации или депривации. Выбор аргументов для рационализации – преимущественно подсознательный процесс. В значительно большей степени подсознательна мотивация процесса рационализации. Реальные мотивы процесса самооправдания или защитной аргументации остаются неосознанными, и вместо них индивид, осуществляющий психическую защиту, изобретает мотивировки, приемлемые аргументы, предназначенные для оправдания своих действий, психических состояний, фрустраций. От сознательного обмана защитная аргументация отличается непроизвольностью своей мотивации и убеждением субъекта, что он говорит правду. В качестве самооправдывающих аргументов используются различные "идеалы" и "принципы", высокие, общественно ценные мотивы и цели. Рационализации являются средствами сохранения самоуважения личности в такой ситуации, в которой этот важный компонент ее Я-концепции оказывается под угрозой снижения.



Сублимация как защитно-адаптивный комплекс, в основе своей может иметь любое инстинктивное или социогенное влечение или потребность (мотив), удовлетворение которой задержано и блокировано в данной проблемной ситуации.

Мы считаем, что выбор сублимации как основной адаптивной стратегии свидетельствует о психической мощности личности, центральных образований ее самосознания.

Вопрос существования разновидностей сублимации в психологии к настоящему времени исследован недостаточно. Мы предлагаем выделить две ее основные разновидности: а) сублимация, при которой сохраняется первоначальная цель, к которой стремилась личность; эту разновидность мы назвали первичной сублимацией; б) Вторичная сублимация более высокого уровня, при которой отказываются от первоначальной цели блокированной деятельности и выбирают новую цель, для достижения которой организуется более высокий уровень психической активности.

Поскольку личность, не сумевшая адаптироваться с помощью первой разновидности сублимации, может перейти ковторой, т.е. поскольку эти разновидности могут быть этапами развития единого сублимационного процесса, мы считали целесообразным назвать их, соответственно, первичной и вторичной сублимациями.



Аннулирование действия – это такой психический механизм, который предназначен для предотвращения или ослабления какой-либо неприемлемой мысли или чувства, для магического уничтожения неприемлемых для личности последствий другого действия или мысли. Это обычно повторяющиеся и ритуалистические действия. Данный механизм связан с магическим мышлением, с верой в сверъестественное и имеет свои корни в психике детского возраста28

Когда человек просит прощения и принимает наказание, то тем самым его плохое деяние как бы аннулируется и он может продолжать действовать с чистой совестью. Признание и наказание предотвращают более серьезные наказания.

Под воздействием всего этого у ребенка может образоваться представление, будто некоторые действия имеют способность заглаживать или искупать вину за плохое поведение или же предотвращать наступление каких-либо неприятных событий.

Заключение


Подводя итог всему вышесказанному, хочется отметить тот факт, что адаптивные механизмы поведения имеют достаточно сложную структуру и не всегда поддаются дифференциации, оскольку зачастую не содержат отличительных признаков и психологических проявлений.

Вопросы, касающиеся сущности проблемных фрустрирующих ситуаций, состояния фрустрации и путей его устранения рассмотрены нами в главе первой. Здесь кратко можно отметить следующее: главный вопрос состоит в том, каким образом процесс адаптации (или адаптирования) с использованием специфических и общих адаптивных механизмов приводит к изменениям первоначального психического состояния, с которого личность начала свой адаптивный процесс. Оказавшись в проблемной ситуации и отражая ее, индивид переживает определенное психическое состояние. Это состояние обычно весьма динамично. Таково, например, состояние фрустрированности, которое возникает в особенно трудных для личности проблемных ситуациях, называемых фрустрирующими проблемными ситуациями. Параллельно с активизацией и использованием адаптивных механизмов изменяется и психическое состояние личности. Последовательность изменяющихся ситуаций порождает последовательность соответствующих психических состояний. По завершении адаптивного процесса первоначальное психическое состояние вместе с породившей его проблемной ситуацией исчезает или сильно меняется. Таково самое общее определение процесса адаптации, на основании которого и строится анализ в данной работе.

Одним из важнейших принципов теории социально-психической адаптации личности мы считаем следующее утверждение: в сложных проблемных ситуациях адаптивные процессы личности протекают с участием не отдельных, изолированных механизмов, а их комплексов. Эти адаптивные комплексы, вновь и вновь актуализируясь и используясь в сходных социальных ситуациях, закрепляются в структуре личности и становятся подструктурами ее характера. Изучение устойчивых адаптивных комплексов является одним из путей развития научной характерологии.

Из проведенного в данной работе анализа очевидно, что нельзя придерживаться возможной прагматической точки зрения, согласно которой хорошо адаптирован тот, кто добивается успеха. Не говоря уже о том, что критерии успеха могут быть совершенно различными в различных обществах и социальных средах29, следует ясно осознать, что успех в жизни и адаптированность – разные социально-психологические явления и итоги психической активности человека. Было бы неверно каждую неудачу считать признаком отсутствия адаптированности.



Адаптивность или дезадаптивность личности зависит от того, на какие ценности направлена та или иная потребность человека, т.е. из какого спектра социальных ценностей должен выбрать индивид для ее удовлетворения соответствующий объект-цель. Поэтому иожно говорить также об адаптивных и дезадаптивных целях и, соответственно, уровнях притязаний личности в тех основных социально-групповых средах, в которых протекают ведущие формы ее активности.

Литература


  1. G.Allport, Pattern and growth in personality

  2. I. Janis a.o., Personality. Dynamics, development, and assessment. N.-Y.,1969

  3. Андреева, Социальная психология. -М.: Просвещение, 1980

  4. Баранова А. А. Стрессоустойчивость в структуре личности и деятельности учителей высокоо и низкого профессионального мастерства, Автореф. Канд. Дисс. -Ижевск, 1995

  5. Браун Р. Социальная психология. -М.: Инитио, 1994

  6. Гартман Г. Эгопсихология и проблемы адаптации. -М.: Алетейа, 2000

  7. Джонс Э. Рационализация в повседневной жизни. -М.: Психо, 1993

  8. Калайков И. А. Цивилизация и адаптация. -М.: Прогресс, 1984

  9. Краткий психологический словарь. Под общ.ред. А.В.Петровского и М.Г.Ярошенко. -М.: Наука, 1985

  10. Милославова Н. А. Нарушения развития и социальной адаптации. -М.: ПЕР СЭ, 2003

  11. Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности. -Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1988

  12. Нюттен Ж. Мотивация. В кн.: Экспериментальная психология, вып.V -М.: 1983

  13. Психология мышления // под ред. А. М. Матюшкина. -М.: Просвещение,1965

  14. Реан А. А. Психология личности. Социализация, поведение, общение. -М.: прайм -ЕВРОЗНАК, 2004

  15. Розанова Е. П. Теория выученной беспомощности Мартина Селигмана // Журнал практического психолога, № 8-9, 2002

  16. Середа Т. В. Коммуникационная среда социальной адаптации и реабилитации. Монография. -Саранск, 1997

  17. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. -М.: Академия, 2000

  18. Фрейд А. Детский психоанализ. -СПб.: Питер, 2003

  19. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого "Я". -М.: Изд-во Институт Психологии РАН, 2001

  20. Фрейд З. Психология бессознательного. -МПб.: Питер, 2003

  21. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни. -М.: Яуза, 2000

  22. Хилгард Е. Введение в психологию. -М.: Просвещение, 1984

  23. Шибутани Т. Социальная психология. М.: Наука, 1969

  24. Щепанский Я. Элементарные понятия социологии. -М.: ИНФРА, 1999

1 Милославова Н. А. Нарушения развития и социальной адаптации. -М.: ПЕР СЭ, 2003, с. 12

2 Реан А. А. Психология личности. Социализация, поведение, общение. -М.: прайм -ЕВРОЗНАК, 2004, с. 146

3 Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности. -Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1988, с. 10

4 Баранова А. А. Стрессоустойчивость в структуре личности и деятельности учителей высокоо и низкого профессионального мастерства, Автореф. Канд. Дисс. -Ижевск, 1995

5 Середа Т. В. Коммуникационная среда социальной адаптации и реабилитации. Монография. -Саранск, 1997, с. 32

6 Гартман Г. Эгопсихология и проблемы адаптации. -М.: Алетейа, 2000, с. 32

7 Калайков И. А. Цивилизация и адаптация. -М.: Прогресс, 1984, с. 25

8 Психология мышления // под ред.А.М.Матюшкина. -М.: Просвещение,1965

9 См, например, Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности. -Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1988, с. 84

10 Щепанский Я. Элементарные понятия социологии. -М.: ИНФРА, 1999, с. 51-53

11 Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. -М.: Академия, 2000, с. 12

12 Фрейд З. Психология бессознательного. -МПб.: Питер, 2003, с. 421

13 Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности. -Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1988, с. 116

14 Розанова Е. П. Теория выученной беспомощности Мартина Селигмана // Журнал практического психолога, № 8-9, 2002

15 Хилгард Е. Введение в психологию. -М.: Просвещение, 1984, с. 437

16 Фрейд З. Психология бессознательного. -МПб.: Питер, 2003; Нюттен Ж. Мотивация. В кн.: Экспериментальная психология, вып.V -М.: 1983, c.84


17 Фрейд А. Детский психоанализ. -СПб.: Питер, 2003, с. 252

18 I. Janis a.o., Personality. Dynamics, development, and assessment. N.-Y.,1969, Ch.20

19 Фрейд З. Психопатология обыденной жизни. -М.: Яуза, 2000, с. 44

20 G.Allport, Pattern and growth in personality. p.158

21 Фрейд А. Детский психоанализ. -СПб.: Питер, 2003, с. 401

22 Краткий психологический словарь. Под общ.ред. А.В.Петровского и М.Г.Ярошенко. -М.: Наука, 1985, с.109

23 Фрейд А. Детский психоанализ. -СПб.: Питер, 2003, с. 361

24 Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого "Я". -М.: Изд-во Институт Психологии РАН, 2001, с. 52-53

25 Андреева, Социальная психология. -М.: Просвещение, 1980, с.143-144

26 Браун Р. Социальная психология. -М.: Инитио, 1994, с. 287

27 Джонс Э. Рационализация в повседневной жизни. -М.: Психо, 1993, с. 33

28 Хилгард Е. Введение в психологию. -М.: Просвещение, 1984, с. 446

29 Шибутани Т. Социальная психология. М.: Наука, 1969, с.7


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка