Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка8/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
ГЛАВА 8
На равных
Мы не создаём централизованную структуру. Мы сами не знаем, какую форму будет иметь будущая организация. Известно, что сила получит название. Название не получит силы. Поэтому не будем себя загонять ни в какие образы, называясь партией или союзом. Мы не партия и не союз. Мы что-то совершенно новое. Созданием партии, конечно, придётся заняться, но это будет внутренняя структура, то есть не вся организация, а часть. Партия инструмент, посредством которого можно действовать. Всякий инструмент кто-то должен держать в руках.

И ещё: не идите в лоб. Как только вы обозначите себя врагом демократии, тут же превратитесь в мишень. Враг расстреляет вас из информационного оружия. Оставьте публичную политику политическим спекулянтам. Мы куём свою мощь в тиши. Нашу деятельность можно сравнить с подземными реками. Пока их никто не видит, их вроде бы и нет. Но когда они выйдут наружу, их уже никто не остановит. Когда результат будет очевиден постороннему взору, значит, процесс вступил в необратимую фазу.

Показатель оптимальной деятельности — отсутствие резких изменений в вашей жизни. Нам не нужны жертвы. Нам нужна постоянная, системная работа. Изо дня в день, из года в год. Поэтому рассчитывайте на свои ресурсы. Главное в нашем деле постоянство.

Нет необходимости выходить на нас, знакомиться с нами. Во-первых, это даёт вам полную свободу действий. Во-вторых, всему своё время, знакомству тоже. Зачем друг другу говорить слова, если нет дел? Открыто позиционировать себя сторонником «Проекта», значит, давать повод причислить нашу деятельность к политической. Долгие годы обмана людей на подсознательном уровне приучили к мысли, что политика дело нечистое. Происходит это помимо воли, вследствие глубинных установок, в своё время сформировавшихся в сознании. Политические пляски вокруг нас навредят делу.

Кроме того, состоявшийся человек, только в силу того, что он состоявшийся, не спешит заводить новых знакомых, кидаться в не до конца понятные проекты. Это нормально, в этом человеческая природа и так устроен мир. Наша задача не переделывать природу человека, а соответствовать ей. Мы должны заботиться о духовном комфорте нового единомышленника.

Значительный человек легче найдёт общий язык в кругу тех, кого знает как стоящих на одной с ним ступеньке социальной иерархии. Если человеку неуютно, какие бы ему ни говорили слова, он всё равно покинет эту компанию. В итоге потеряем не мы, потеряет дело. Чтобы дело прирастало умными людьми с ресурсом, нужно учитывать множество полутонов.

Когда человек поверит в искренность наших намерений, когда ему станет понятно, что его денег нам не надо, а статусу и капиталу ничто не угрожает, включится эффект, который можно назвать ревностью по делу. Дорогого стоит то, что люди начинают понимать: мы по-честному делаем то, о чём говорим, это не предвыборная кампания, а реальная деятельность, формирующая новую элиту со всеми вытекающими последствиями. С этого момента человек готов работать по-честному на реализацию «Проекта», без всякого лукавства.

Наша задача запустить естественные энергии для реализации «Проекта». Тогда процесс сам себя начнёт структурировать. Равные признают первых не по словам, а по делам и ряду сопутствующих моментов, например, харизмы.

Нужно постоянно помнить, мы — новое явление. Наш человек сегодня спит, и его ещё предстоит разбудить. Если рассматривать нашу страну и народ во временнóм масштабе, соответствующем шагу цивилизации, мы только нарождаемся. Главное у нас далеко впереди. Пока всё что было, это детство со всеми присущими ему детскими болезнями. Этот исполин ещё оформляется, ему только предстоит осознать себя. Россия скажет своё слово не сегодня и не завтра. Исполины растут со своей скоростью, намного медленнее, чем кролики.

Наша задача дать первичный импульс. Для этого нужно разбудить самых честных, умных и сильных людей. Разбудив и объединив их, мы получим силу, в сотни раз превосходящую все существующие на сегодня политические силы. Глубинная энергия России никуда не делась. Она напоминает мощное оружие, которое разобрано и лежит в углу, пылится.

Нужно ориентироваться на реальное состояние общества, а не на желаемое. Человек, не позиционированный политиком, имеет бóльшую свободу манёвра, нежели публичный политик, обречённый в силу своего положения плясать под чью-то дудку. Чтобы избежать этого, нужно не заходить в область деятельности, которую сейчас называют политикой. Дистанцировавшись от неё, мы создаём вокруг себя принципиально другой ореол. Мы принципиально новое явление, вокруг которого по-новому уже начинают закручиваться социальные энергии. «Не вливают вина молодого в мехи ветхие» (Мф. 9, 17).

На первом этапе нужен коллектив равных и свободных, над которыми нет начальников. Никто ни от кого не зависит, каждый волен уйти в любой момент. Это рождает атмосферу жизни. Начинают проявляться конструктивные тенденции, направляющим фактором которых является идея. Люди могут поругаться, но стремление реализовать идею снова их объединит. Кого не объединит, тот либо случайный человек, либо пойдёт своим путём. И тот и другой вариант хорош. В первом варианте очищаемся от приспособленцев и случайных людей. Во втором — вместо одного пути к цели возникнет несколько.

Сегодня никто не знает, какой путь ведёт к успеху. Если люди начнут пробовать разные способы достижения цели, это хорошо. Если мы все стремимся к одинаковому продукту, не имеет значения, какой штамповкой он будет сделан, холодной или горячей.

В этом смысле положительную роль играет анонимность «Проекта». Нельзя объединяться вокруг личности, потому что любой личности, если она не имеет связи с Богом, свойственно ошибаться. Чтобы избежать такого объединения, нельзя свидетельствовать о самом себе. Даже Христос не свидетельствовал Сам о Себе. «Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Моё не есть истинно» (Ин. 5,31). Нам и подавно нельзя свидетельствовать.

Христос не искал «славы от человеков» (Ин. 5,41), говорил с осуждением: «друг от друга принимаете славу» (Ин. 5,44). Бог говорил: «Я пришёл во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придёт во имя своё, его примете» (Ин. 5,43). Люди хотят принимать приходящих во имя своё и потому возмущаются против анонимности. Но зачем, если мы пришли не во имя своё, а ради Веры и Отечества? Оценивайте наши мысли и дела, и делайте выводы. По лицу всё равно невозможно сделать верный вывод. Люди меняются.

Мы никогда не обозначим своего имени. В максимальном варианте люди будут догадываться об основателях движения, но никогда не получат последнего доказательства, признания авторства самими авторами. Музыка и слова всегда будут народные. С авторов достаточно того, что процесс пошёл. А раз это не твоё, никакого авторского права быть не может. Идею нельзя приватизировать.

Проза жизни — каждый себе на уме. Каждый думает, уж я-то не пропаду. Как-то раньше жили без всяких «Проектов»… Проживём и теперь. Ну и далее в том же духе…

Глубоко ошибочное рассуждение. Дальше так жить нельзя. Если человек понимает, что происходит, и молчит, он… делает что-то явно не то. Скорее всего, источником такого поведения является подсознательный страх.

Отдельным смельчакам переживания обычного человека покажутся смешными. Но нам нужно привлечь к «Проекту» именно обычных людей. Только в этом случае процесс станет истинно народным. Чтобы он таким стал, люди не должны бояться проблем. Точнее, не так. Прочитав и осмыслив информацию, люди разделятся на тех, кто всё понял и на остальных. У остальных проблем нет, они завтра всё это забудут и снова погрузятся в текущую бытовуху. А вот у тех, кто всё понял и согласился, в любом случае возникает проблема. Одно дело не знал, другое — знаешь. Как теперь с этим знанием жить и бездействовать… Проблема. Но и принять решение действовать — тоже проблема. Дело незнакомое, боязно… И это нормальная реакция. Это говорит об ответственности за детей, семью, родителей.

Уважаемые братья и сёстры! Не бойтесь. Спешим всех успокоить. Мы не сторонники нарушать закон. Более того, считаем, что надо уклоняться от различных ретивых молодцов, зовущих неизвестно куда неизвестно зачем.

Мы трудимся в плоскости, невидимой экономическому взгляду, коим оценивает всё власть. Советские правители не реагировали на проблемы не потому, что были предателями. Они попросту не видели проблем. Они потешались над советскими комедиями и считали атомную бомбу главным гарантом безопасности. Мол, пока бомба есть, никто не посмеет, говорили они на своих пирушках, грозя кулаком воображаемому противнику.

Посмели. Так посмели, что до сих пор не очухаемся. Никакая бомба не могла принести таких разрушений, как принесли социальные технологии. СССР победили не в гонке вооружений и не в экономике. СССР победили информационным оружием. И продолжают доклёвывать Россию. И доклюют, если мы не ответим тем же оружием. Наше спасение в новом Сарове, городе, где ковался ядерный щит СССР. Снова нужно ковать щит Родины. На этот раз России требуется информационный щит.

Мы действуем в плоскости, выходящей за рамки интересов сегодняшних обитателей Кремля (исключения носят единичный характер, их можно не учитывать). Правительство, на 99 % состоящее из людей, смотрящих на мир через экономику, не может нам помешать даже в теории. Слышите, даже в теории не может, как танк в теории не может уничтожить идею. Их сферы действия в разных плоскостях. Как ракету может сбить только ракета, так идею может сбить только идея. Воевать с нами административными методами, всё равно, что по радиоволнам из пистолета стрелять.

Мы не лезем в область, где происходит драка за ключи от трюмов корабля. Там такого понятия, как курс корабля, попросту не существует. Какая разница, куда плывёт корабль, если им ничего, кроме трюмов, не надо. И ключи от трюмов с добром у них.

Мы ступаем в сферу, где определяют курс корабля. Образно говоря, нам нужен не ключ, а контрольный пакет акций амбара. Кладовщики дерутся за тёплые места на предприятии, акционеры — за контроль над предприятием. Их борьба никогда не пересекается, она протекает в разных плоскостях. Наши реальные конкуренты, кого действительно стоит опасаться, — в другом измерении. Когда дело примет отчётливые контуры, реальные враги вступят с нами в противоборство, но в любом случае эта борьба ещё долго будет незаметна для нашего правительства.

Во время чтения таких откровений назревает вопрос: разве вы не боитесь навлечь на себя гнев чиновников и коммерсантов? Мы отвечаем: нет, не боимся. Македонский не боялся Дария. Минин и Пожарский не боялись польских министров. Большевики не боялись министров Керенского, потому что это были слабые случайные люди. Чего же нам бояться случайных людей?

Тема настолько огромная, что мы боимся быть понятыми через призму современных шаблонов. Сейчас создаётся фундамент, идёт работа ниже линии видимости. Это объясняет, почему широкая публика ещё долго не увидит нас (а может, не увидит никогда). Мы не лезем в их «песочницу» и не участвуем в драках за «куличи». Мы меняем ход Истории. Конструкцию, которую мы хотим создать, не было последние несколько тысяч лет.

Решение задачи требует не войти в ситуацию, а создать её. Задача решается через оздоровление народа. Как к этому подступиться, — отдельная большая тема, которую здесь вряд ли можно разложить по полочкам. Тут важно понимать направление. Детали будут решаться по ходу дела. Нам сейчас важно удержать направление, видеть цель и не терять её из виду. Нас можно сравнить с человеком, собравшимся строить храм. Ещё неизвестно, какой это будет храм, но ясно, что не бассейн и не стадион, а именно храм. По мере движения расплывчатое желание будет обретать контуры. Станет понятным количество куполов, высота, площадь и прочее. Детальное понимание придёт потом. Главное — держать направление.

Объект нашего интереса находится в духовной и идеальной плоскости. Для современной политической и экономической «элиты» это запредельный бред. Даже если завтра им принесут докладную записку, указывающую на зарождение силы, прочитав первые строки, дальше они читать не станут. Потому что для них это бред. Мало ли сумасшедших носится с такими планами. В любой оппозиционной газетёнке таких планов каждый день на каждой странице.

То, чем мы занимаемся, на экономическом и политическом радарах не отражается. А идейного радара у нашей власти нет. Радар может появиться в двух вариантах. Первый, если они станут сознательными врагами России. Для ключевых фигур это исключается по многим показателям. Второй вариант, они станут идейными — но тогда это наши единомышленники. Так что можем спокойно демонтировать демократию по законам демократии. Приятное ощущение, когда действуешь не по выгоде, а по совести. Словно вспоминаешь что-то настоящее из прекрасного далёка… Рождается реальное ощущение смысла жизни.



* * *

Не торопитесь начинать уже завтра. Десять раз всё взвесьте. Ура-патриотизм не приветствуется ни в какой форме. Мы не революционеры и не боевики, и потому сторонников силовых решений просим не беспокоиться.

Мы считаем интеллектуальную деятельность первичной. Пока нет теории, нет возможности перейти к практике. Нет смысла собирать рабочих и станки, пока нет чертежей. Поэтому первый этап — интеллектуальная деятельность. Пока тут нет результата, не во что вкладываться.

Просим не забывать простую истину — стоящий за кулисами имеет шире манёвр, чем стоящий на сцене. Враг очень активно пользуется этим эффектом. Пора и нам сделать выводы. Наши единомышленники должны вписаться в ткань системы. Чем выше положение человека, тем резоннее ему открывать свои намерения не всем подряд, а только близким людям.

Предостерегаем вас от политиков, политтехнологов и прочей подобной публики. Когда обещают показать путь к золотым горам, спросите себя, почему они сами не идут к этим горам. Когда они колотят себя в грудь, мол, мы «за всё хорошее», это верный признак того, что перед вами или глупец или мошенник. Не обольщайтесь общими словами про счастье народное. Общие слова являются верным показателем обмана. Не будьте Буратино, не ходите в страну дураков. Не давайте денег на то, чего не понимаете. Не верьте словам. Верьте делам. Если человек говорит правильные слова, но не в состоянии материализовать их в правильные дела, из этого следует два вывода — он или немощен, или жулик. Немощные и жулики в реальной работе явная помеха. Нужны только люди, обладающие тем или иным ресурсом.

Люди, обладающие ресурсом, представляют особую ценность. У них есть связи, свободное время, деньги, знание жизни и подлинного устройства разных отраслей жизнедеятельности государства. Что греха таить, до сего времени талантливые люди использовали свои таланты исключительно ради наживы. Делалось не то, что полезно стране, а то, что прибыльно. Вопрос о благе России не стоял на повестке дня. Многие не ведали, что творили. Бог им судья. Никто не может их судить, потому что судьи сами не без греха.

Мы, как согрешивший царь Давид, обращаемся к Богу: «Помилуй мя Боже, по велицей милости твоей и по множеству щедрот твоих, очисти беззаконие моё. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очистя мя: яко беззаконие моё аз знаю и грех мой предо мной есть выну». В этой красивой молитве-вопле о своих прегрешениях царь говорит: «Окропиши мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся». «Отврати лицо твоё от грех моих, и вся беззакония моя очисти» (Пс. 50). Бог нам судья, а не земные судьи, торгующие собой и делающие то же самое, за что судят других. Им тоже Бог судья.

Обращаем внимание на самое узкое место, которое обычно является камнем преткновения умных и богатых людей — деньги. Мы не бедствующие и не испытываем трудностей в текущих расходах. России нужен не ваш кошелёк, а ваш организаторский и интеллектуальный потенциал. Вложите его в знакомое дело, продвигающее идею в элиту и массы, и преумножьте на этом ваш капитал.


ГЛАВА 9
Избранные

Званых всегда много. Избранных всегда мало. Только избранные могут взяться за большое дело. Избранничество в христианской культуре означает крест служения, «больший из вас да будет вам слуга» (Мф. 23,11). В этих словах заключена высшая формула власти.

«Один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже всё готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть её; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу придти. И, возвратившись, раб тот донёс о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и ещё есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди придти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных» (Лк. 14,16-24). Вот именно, мало избранных. Идея тотального равенства в том смысле, как это преподносит демократическая теория, исключительно бесовская идея.

«И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12,48). Бог не будет со всех одинаково спрашивать, как с равных. С каждого спросит по чину его и таланту. С талантливых людей спрос будет строже.

Люди не равны относительно друг друга в силу разных талантов. Таланты одних имеют бóльшую ценность, таланты других меньшую. Пока организм жив (неважно, социальный или биологический), равенство между его членами невозможно. В живом организме сердце важнее глаза, а глаз важнее пальца. Палец, глаз и сердце становятся равными, когда организм умирает. Армия существует, пока младший по званию признаёт старшего.

В любой структуре есть более значимые и менее значимые. Уравнять солдата и генерала, палец и сердце, как бы справедливо это ни выглядело со стороны, значит, ослабить структуру. В критической ситуации такая уравниловка приведёт к разрушению. Когда стоит вопрос жизни и смерти и нужно пожертвовать чем-то одним, головой или рукой, выбор очевиден.

Просто и приятно принять решение всем спасаться. Тяжело принять решение некоторым умереть, чтобы остальным спастись. Когда на подлодке в одном из отсеков случается пожар, инструкция предписывает задраить горящий отсек со всеми, кто там находится. Оставшиеся там люди, если не потушат своими силами пожар, примут страшную смерть, сгорят заживо. Но если не выполнить требование инструкции, пожар перекинется на всю лодку, и заживо сгорит весь экипаж. Поэтому на руководящих должностях, предполагающих такие трудные решения, должны стоять люди, из которых гвозди можно делать. Простой человек не справится с эмоциями в такой ситуации. И в итоге не только всех погубит, но и сорвёт выполнение приказа.



* * *

Во всяком деле есть первые и вторые. Оставим амбиции. Честный человек признает отсутствие талантов. Если Бог не дал талантов, оптимальна вспомогательная роль. Солдаты играют не меньшую роль, чем генералы, но генералы первичны. Просьба к «солдатам»: подождите. Придёт час, и вас позовут. Помните слова Христа: «посидите тут» (Мф. 26,36).

Не ропщите, если принадлежите к числу простых людей. Малых способностей так же достаточно для спасения, как и больших. Скромный неизвестный труженик, всю жизнь честно исполняющий свой долг, имеет не меньше шансов попасть в рай, чем завоеватель мира. Конечные итоги будут подводиться не здесь, а там. Всему своё время. Будьте не падшими и обленившимися, но бодрствующими и к делу готовыми.

Каждый узнает своё время встать в строй. Мы никому ничего не хотим доказывать. Будучи на краю гибели, глупо распылять энергию, в том числе интеллектуальную, на второстепенные проблемы. Всё должно быть подчинено цели. Времени на разговоры не осталось. Правы те, кто иронизирует, мол, мы хорошими словами обросли как собаки шерстью. Пора от хороших слов переходить к хорошим делам.

Народ жив, пока сильные и слабые выстроены в иерархию. На её основе формируются права и обязанности. Структура, отравленная идеей равенства, быстро превращается в кашу, в невообразимое месиво. Каждый начинает требовать справедливости, по факту требуя своего. Никто не хочет (а большинство не может) соизмерять свои требования с благом общего. Когда все просят всего, в итоге никто не получает ничего.

Давайте признаем очевидное: человек, имеющий дерзновение выполнить большую задачу, уже одним этим выше рядового обывателя. Неравенство в обществе — это нормально, это вовсе не признак экстремизма, как нам пытаются внушить. Церковь абсолютно иерархична. Государство, армия, школа, — везде иерархия. Враг хочет только за собой оставить право на иерархию. Не будем покупаться на его дешёвые трюки. Делу нужны только избранные. Так можно назвать людей, способных говорить и делать. Одно без другого не имеет смысла. Нужны люди, совмещающие в себе эти два качества.

Есть масса желающих предложить свои услуги по обсуждению ПР и дополнению его самыми разнообразнейшими личными заморочками. Они готовы бесконечно говорить, какая хорошая идея и как было бы здорово дополнить её другими хорошими идеями. А потом долго и плодотворно дискутировать.

Хватит рассуждать, хватит дискутировать, хватит слова говорить. Кто хочет поболтать о чём-то отвлечённом, о всеобщем счастье, почему негры в Африке недоедают, о тарифах на коммунальные услуги и прочее — это не к нам.

Кто доказывает свою правоту, но не реализует её, тот не наш человек. Бездействующего невозможно серьёзно воспринимать. Говорящие головы безвольных интеллектуалов и наёмных профессионалов, коих политический рынок породил великое множество, проще купить, чем тратить время на их переубеждение. Это очень неэффективно, очень мало шансов у «человека говорящего» перейти от теории к практике. Интеллектуалов, не способных к действию без одобрения сверху, проще потом принять на работу. История свидетельствует, недостатка в таких «компьютерах» не будет. Недостаток в личностях, имеющих дерзость выйти «за флажки».

Нашему делу нужны только те, кто разделяет Цель и Способ достижения. Кто не разделяет, проходите мимо. Кто считает недостаточную проработанность модели достаточным поводом для бездействия, тот не наш человек. Нам нужны те, кто не может бездействовать, кто задыхается и ищет повод для действия, а не для бездействия.

Возможно, мы заблуждаемся, но мы честно заблуждаемся. Поэтому говорим: если можешь НЕ действовать — НЕ действуй. Требуются люди, кто НЕ могут НЕ действовать. Кому бездействие доставляет физический дискомфорт. Мать не может наблюдать на берегу реки, как её ребёнок тонет. Нужны люди, не способные просто сидеть и смотреть, как погибает Родина. Люди, способные наблюдать это в качестве зрителя, нам не нужны.

* * *

В Смутное время каждый прямо и косвенно внёс свою лепту в развал страны. Кто действием, кто бездействием. У каждого в душе молчат свои ягнята. В одиночку с такой ношей ходить тяжело. В обществе раскаявшихся грешников, знающих почём фунт лиха, легче. У них сознательная позиция, они чётко знают, где добро, где зло. «На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15,7).

В обществе, где спасение России воспринимается разновидностью политики, возникает что-то среднее между коммерческой и бюрократической атмосферой. Нет там жёстких понятий и принципов. По большому счёту, глобально всё решает тот или иной вариант выгоды. Одно слово, застой.

В конце XVI века купцы Строгоновы получили от царя задание освоить Сибирь. Они обратились к казакам, промышляющим грабежом и не признающим власть, с предложением послужить России. Лихие люди во главе с Ермаком Тимофеевичем согласились. В течение года казаки покорили Сибирь. Никто из них не отличался благочестием и смирением, но память о них народ сохранил добрую. Большинство не знает олигархов того времени, но все знают Ермака. В 1821 году декабрист Рылеев посвятил атаману стихотворение «Смерть Ермака»:

Своей и вражьей кровью смыв
Все преступленья буйной жизни
И за победу заслужив
Благословение Отчизны.

(сегодня оно переложено на песню «Ревела буря, гром гремел»).

Положение, в котором оказалась Россия, не имеет бюрократического решения. Когда нас хотят в прямом смысле съесть, глупо уповать на милость врага и на защиту от чиновника. В Смутное время нужно созывать вольницу, свободных людей, способных действовать согласно собственному убеждению, по чести и совести, а не по найму или указанию начальника. Вольница в современном понимании это свободные люди, способные поступать так, как они считают правильно, а не как диктуют правила потребительского общества.

Каждый человек рано или поздно должен ответить себе на главный вопрос. Не важно, в чём этот ответ будет выражен, в словах или молчании. В действии или бездействии. Всё это суть не более чем разные способы подачи информации. Бездействие или молчание могут быть красноречивее громких слов и смелых действий. Поэтому вне зависимости от того, промолчит человек или что-то скажет, он ответит на главный вопрос. «Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад» (2Пет. 2, 21).



* * *

Во избежание недоразумений подчёркиваем, наша мысль о неравенстве касается наших способностей. В высшем, метафизическом смысле, все равны. Мы фиксируем неравенство лишь в практической плоскости, в сфере талантов. Люди не лучше и не хуже друг друга. В этом плане они равны. Но талантами они не равны, и потому спрашивать с них будут по-разному.

Чтобы яснее понять нашу мысль, представьте многодетную мать. У неё разные дети, и она отдаёт себе отчёт, что Ванечка умный мальчик, а Илюшенька и Настенька попроще. Для неё эта разница очевидна, и глупо отрицать её. Но при этом ей и в голову не придёт считать, что Ванечка лучше Илюши и Насти. Это её дети, и они не лучше и не хуже друг друга. Они равны между собой. Мать стремится защитить, накормить и обогреть одинаково и талантливого ребёнка, и самого обычного малыша. Но, разбирая их шалости, мать учитывает индивидуальность каждого. Очень может быть, разбирая дело о хищении детьми сладостей из буфета, смышлёный Ванюша будет наказан строже других детей.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка