Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка23/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
ГЛАВА 10
О литературе
Можно ли считать творения Пушкина, Чехова, Толстого и целой плеяды писателей, на произведениях которых выросло не одно поколение граждан нашей страны, опасными для этих самых граждан? Кажется, вопрос риторический. «Разумеется, нельзя», — готовы воскликнуть многие и возмутиться такой постановке вопроса. Мол, на святое посягаете, господа! Ну, а если мы всё-таки посмеем утверждать, что можно? Предполагаем возражение: извините, всё, о чём толковали авторы до сих пор, — принято и возражений нет, но теперь они явно завираются. Не будем оправдываться, обратимся к фактам.

Степень опасности определяется объёмом угрозы. Если нечто разрушает ключевые узлы, обрушение всей конструкции неизбежно. В государственной конструкции ключевыми узлами считаются не материальные активы, а религия, традиции, народный уклад жизни, шкала ценностей и прочее. Любая информация, разрушающая духовные институты, представляет стратегическую опасность. Любая информация, укрепляющая духовные институты, являет собой стратегическую полезность.

Прочность упомянутых институтов напрямую зависит от сознания человека. Если человек гордится своей Верой, Родиной, Народом, у него появляется внутренняя гордость за себя как за представителя великого народа и великой страны. Здесь прямая аналогия с банком. Прочность банка не в банковских хранилищах, а в доверии вкладчиков. Пока они считают банк надёжным, он и в самом деле надёжный. Если они изменят мнение, банк рухнет. Если люди гордятся своей страной и народом, это способствует развитию и процветанию Отечества. Но если ту же самую страну те же самые люди начнут презирать, они вольно или невольно станут носителями негативной энергии в отношении родной земли, а это послужит косвенной причиной ослабления государства.

Отношение к стране определяется образом элиты этой страны. Образ формируется не сам по себе. И даже не в соответствии с делами элиты, как некоторые думают. Образ зависит не от фактов, а от информации. Любой факт можно использовать, чтобы нагнетать отрицательное представление о власти. Не имеет значения, какая власть на самом деле. Никто ничего анализировать не станет. Все будут повторять услышанное. Если кругом говорят, что в России элита — сплошь продавшиеся Западу жулики, дураки и воры, общество будет именно так считать (даже если там нет ни одного жулика, дурака и вора).

Люди составляют своё представление о действительности не по анализу деятельности элиты, а по информации о ней. Не важно, насколько информация верна. Важно, какая тональность этой информации, без привязки к фактам. Если всё плохо, но находится человек, уверяющий, что не так всё и погано, у народа поднимается дух. Всё становится хорошо и всем становится хорошо. И напротив, если всё хорошо, но находится нытик, который стенает, как всё плохо, настроение передаётся окружающим. Всем и вся действительно становится плохо.

Рассмотрим в качестве примера любую западную страну — Францию, Англию, Германию… Вся их литература воспевает свою Родину, свой народ и, что самое важное, свою элиту. У западных писателей в положительных героях ходят исключительно представители своего народа. Отрицательные герои обязательно иностранцы. Исключения есть, но, они настолько редки, что сразу и не вспомнишь, например, английского писателя, в произведениях которого отрицательные герои англичане, а положительные, например, русские или татары.

Мир обязан появлению понятия «рыцарь» и «джентльмен» не западной элите, а западным писателям, позиционировавшим свою элиту в таком свете. Элита там была такая же, как везде. И воровала, и пьянствовала, и развратничала. Но вот описали её в возвышенном свете, и возник положительный образ.

Читаешь про Шерлока Холмса, и вроде бы, все англичане — джентльмены. Кажется, эпоха, в которую жил этот сыщик, являла собой образец покоя и порядочности. Но стоит вспомнить, что это эпоха укрепления капитализма по-протестантски, возвращаешься в реальность, которая отрезвляет.

Во времена Шерлока Холмса в Англии было жуткое падение нравов, разгул преступности, произвол властей, коррупция. Женская и детская проституция, бродяжничество, воровство и грабежи приняли массовый характер. С любой точки зрения, свинства там было не меньше, а скорее всего, больше, чем в России того времени. Но никто не помнит об этом. Мнение о прошлом люди составляют не по летописям и хроникам, а по литературе, описывающей тот период. Западные литераторы выпячивали не свинство своих сограждан, а добродетель. И в первую очередь добродетель элиты. Такой подход, как у современников, так и у потомков, создаёт весьма благостное впечатление об эпохе в целом. Представление об Англии того времени в глазах нашего среднестатистического обывателя, — показательный пример.

Теперь давайте посмотрим, в каком виде русские литераторы преподносят элиту России. Невооружённым взглядом видно их резко отрицательное отношение в знати. Гоголь отзывается об элите России исключительно как о племени прохвостов, которым неведомы высокие цели. Аналогичную позицию занимает Чехов. Салтыков-Щедрин изображает русскую элиту как одного большого сплошного дурака. Перечисляя всех без исключения героев русской литературы, мы везде обнаруживаем эту негативную тенденцию. В отличие от английских писателей, изображавших дураками иностранцев, русские писатели занимают ровно противоположную позицию. В дураках и ворах у них ходят исключительно представители нашего народа. И в первую очередь в качестве главного дурака преподносится элита. Исключения настолько ничтожны, что не меняют ситуации. Навскидку сразу и не удаётся назвать положительный образ русской элиты в отечественной литературе. Всё больше воры с пьяницами да самодуры. Представляете, если русскому нужно думать, чтобы вспомнить положительный русский персонаж в родной литературе, что говорить об иностранцах? Если они и читают нашу литературу, и если видят что русские сами о своём народе утверждают, что он дурак и пьяница, как же они могут составить положительное впечатление о нас? Никак не могут.

Тут интересная вещь получается. Известно, что человек составляет мнение больше по слухам, чем по фактам. Говорят, русские — дураки и пьяницы, размышляют западные люди. А раз так, пойдём на войну. И всякий раз, когда «умные» сталкиваются с «дураками», исход почему-то всегда один — иностранцы пребывают в шоке после поражений. Наверное, думают иностранцы, это тактическая уловка такая у русских, — себя дураками называть и через то нас в ловушку заманивать.

К сожалению, это не уловка. Это что-то из разряда необъяснимого. Зачем русской интеллигенции требуется «опускать» свой народ, она и сама не знает. Есть предположение, что этот синдром начался с образования интеллигенции, вскормленной на западных идеях. Получается, став чужой, она физически не могла хвалить Россию и её народ. Вот и ругала за дело и без дела. Ради красного словца не жалела и отца.

Читает англичанин свою литературу. Пусть в городке, где он живёт, мерзко, но он думает — это тут, в моём городке мерзко, а там, в Лондоне, в остальной Англии сплошные джентльмены. Читает немец свою литературу. И пусть в его городе всё отвратительно, но он думает — там, в Берлине, обитают рыцари. Читает француз свою литературу, и тоже приходит к мысли, что в Париже всё хорошо и в стране есть достойная элита, задающая эталон поведения всему миру. Все читатели-иностранцы приходят к одному образу: в их стране есть люди, которые безукоризненно честны и умны. Не беда, что у меня в городе дураки и пьяницы, думает провинциальный англичанин, немец или француз. Зато там, в столице, всё хорошо. Мне и моему народу есть на кого равняться.

Читает русский свою литературу. И если в его городе не всё плохо, а даже наоборот, всё замечательно, он всё равно утверждается в противоположной мысли. Составляя мнение о России, он верит не своим глазам, не благополучию, если даже видит его воочию, а тому, что написано о России. И начинает сомневаться: а действительно ли всё так здесь хорошо, если в столице или в соседней губернии всё так плохо. Действительно ли наша власть так хороша, если пишут, что власть в России по умолчанию сплошной идиот и вор. И задумается человек… Может, наши только кажутся хорошими, думает он о своих местных правителях, а на самом деле тоже воры и дураки.

Если даже в его городе дураков и воров нет, наша литература заставит усомниться в этом. Значит, наш город, приходит к мнению читатель, или кажется хорошим, или случайное исключение, которое обречено скатиться в беспросветный мрак. Написано же: вся Россия состоит из дураков и воров. И живёт она на белом свете не за счёт доблести лучших русских людей, а лишь помощью джентльменов с рыцарями. Отсюда вывод: всё пропало. Одна надежда, заграница нам поможет.

Если такая мысль, как змея, вползла в сознание человека, однажды он найдёт факты, которые, кстати, ничем не отличаются от английских или немецких фактов, и сделает вывод про всю русскую элиту. Она теперь для него одно племя дураков и воров. Просто некоторые хорошо маскируются, некоторые плохо, но обывателя уже «не проведёшь». Он теперь как пылесос впитывает только плохую информацию о своей элите. А вот англичанин, напротив, впитывает только хорошую информацию. Вопрос, кто более устойчив против информационных диверсий, риторический. Понятно, что не русские.

По базовым показателям Россия ни в чём не уступает другим странам и не отстаёт от них. Такая же смертность, такая же рождаемость, пьянство, воровство, глупость. У нас больше одного, у них другого, но усреднённая величина та же самая. Везде примерно одинаково. Но сложился устойчивый миф, будто мы самые глупые, самые вороватые и самые пьяницы. Хотим мы того или не хотим, этот миф формирует наше подсознание. В целом он ослабляет каркас страны, провоцируя и активируя разрушение. И никто не озадачивается, чьими же стараниями явилась на свет самая огромная на планете северная империя. Все южные империи, где и климат, и условия в целом лучше, скопом могут уместиться на одной из её областей. Вот какую империю «дураки» отгрохали на севере. «Умные» даже на юге, в лучших условиях и близко не приблизились к такому результату.

Читаем Л. Толстого, «Анну Каренину». Какой моральный посыл этого произведения? Оно формирует жалость к женщине, изменяющей супругу. Муж изо всех сил старается спасти доброе имя Анны, семьи, себя, но все его усилия разбиваются о страсть блудницы-жены. Но произведение построено таким образом, что симпатии читателей (и особенно читательниц) на стороне неверной супруги. В поведении Каренина не удаётся найти порока. Он ведёт себя достойно, насколько это возможно в такой ситуации, но писатель преподносит это как признак чёрствости и бездушности. Положительные стороны супруга представлены как образец непонимания высокого чувства, охватившего его вторую половину. А отрицательные стороны изменницы показаны как образец поведения современной женщины, имеющей право на «высокое чувство». Это сопряжено с потерей семьи, сына, что подчёркивает «высоту» страсти.

В итоге общество получило узаконенный образчик негативной модели женского поведения. Ранее такой негатив был узаконен для мужской части населения. Общество сквозь пальцы смотрело на мужские измены, по умолчанию признавая право сильной половины человечества на неверность. Корни этой трансформации в теории гуманизма. Когда просвещение объявило право на удовольствие священным, в первую очередь это коснулось половой сферы. Второй шаг в условиях равноправного общества был предрешён. Вместо того, чтобы поднять культурную планку семейных отношений, писатели начали работать в обратную сторону. Способствуя женщине сравняться с мужчиной и быстрее легализовать её право на измену, они способствовали разложению. Ради справедливости нужно отметить — западные писатели шли той же дорогой. Свою элиту они уберегли. Своих мужчин и женщин нет. Сегодня это даёт страшные, но вместе с тем, закономерные результаты. И это только цветочки.

Логика романа Толстого подводит к мысли: жена может изменять мужу и рушить семью, если воспылала страстью к другому мужчине. И при этом она не рискует упасть в глазах общества. Напротив, это её будет возвышать. «Ах, какая смелая женщина», — восклицали читательницы. Сначала они в мыслях привыкали к этому, как к возможному варианту. Потом возникла терпимость к явлению. Затем многие начали реализовывать схожие ситуации, если они происходили в их жизни. В общем, заработал тот самый эскалатор, описанный в главе о сексе.

Если верить Гоголю, Чехову, Салтыкову-Щедрину и прочим писателям, которых до сих пор боготворят, Россией управляли сплошь идиоты и самодуры. Кто же тогда выигрывал войны и строил империю, ставшую в итоге самой огромной на планете? Может, это сделали Коробочки, Чичиковы, Ноздрёвы и генералы, которых мужик прокормил? Конечно, нет. Но почему-то русским литераторам о русских героях скучно писать. В роли героя непременно представитель иностранной элиты.

Люди, видящие смысл жизни в набивании карманов, были, есть и будут везде. Но Русь всегда была богата на людей, считавших смыслом жизни спасение своей души через служение Отечеству и спасение душ многих. Они действовали по заповеди, а не по выгоде. Они воевали, возводили, защищали и построили гигантскую Россию. Государства растут благодаря героям, а не уродам. На Руси, равно как и на Западе, были уроды и герои. Но Запад не воздвиг ни одной империи, по объёму сравнимой с Россией, хотя очень хотел, а мы воздвигли. Если судить по результатам, выходит, уродов на Западе было больше, а героев меньше, чем в России.

Грязь можно отыскать в любом слое общества. Можно, например, найти множество плохих хирургов. В их работе можно обнаружить массу нелицеприятных историй. Художественный вымысел придаст им душещипательности. Если по мотивам этих историй писать книги, снимать фильмы, петь песни, возникнут яркие, цепляющие за живое, образы. С помощью талантливо написанного детектива массовая аудитория будет переживать жуткую историю, как хирург продавал органы людей, пришедших к нему лечиться. Грамотно сработанный фильм оставит рану на сердце многочисленных зрителей оттого, что хирург по пьяни зашил в брюшную полость больного полотенце. Или…

В общем, историй тьма, и все они будут основаны на реальных фактах. Страх и интрига переплетутся с любовью и дружбой, и всё вокруг хирургов. В итоге у хирурга будет образ самого подлого торгаша, живодёра и пьяницы. Это со временем зафиксируется в подсознании народа, и обывателю будет казаться, что хирурги сплошь пьяницы, воры и идиоты. Далее возможны любые спекуляции. При известном напоре общество можно подвести к мысли, что хирургия как таковая не нужна.

Надо ли говорить, что это плохо кончится? Не надо, потому что всё очевидно. Но разве не к тому подводят нас сегодня, утверждая, что Россия вполне может обойтись без элиты? Разве не видно скрытого подвоха в призывах не культивировать элиту, потому что «власть всё равно всех испортит»? Исподволь нас принуждают признать: России элита не нужна. Мол, раньше жили без неё, проживём и теперь. Но сделайте малое усилие, и вы увидите: для общества отсутствие элиты гораздо страшнее, чем отсутствие хирургов.

Можно ли утверждать, что писатели понимали, чем это грозит стране? Нет, нельзя. Точно так же, как сегодняшние творцы не понимают воздействия на людей своей продукции. Хоть убей, не понимают её последствий.

Справедливости ради нужно отдать должное писателям прошлого — у них была цель. Они думали, будто обличение порока способствует его исправлению. В итоге получилось ровно наоборот, пороки стали расти и размножаться. Стремление к добру, а не к деньгам, несколько оправдывает талантливых сочинителей. Тяга же современных писателей к прибыли, по сути коммерсантов, подвизавшихся на рынке литературы, не имеет такого оправдания.

Нам могут возразить, мол, в СССР издавали книги исключительно про героических доярок и пионеров-героев, но это вызывало обратный результат. Верно, вызывало, потому что писали о героях те, кто сам героем не был. Знаете, почему песни Высоцкого до сих пор популярны? Потому что он пел то, что сам готов был совершить. Поэтому он чувствовал тему душою и пел душой. Или песня «Ваше благородие, госпожа удача». Там тоже в артисте, игравшем роль Верещагина, чувствуется огромная внутренняя сила. А если этой силы нет, если нет души и всё за деньги, по заказу, творчество превращается в ремесло и продукт даёт отрицательный эффект. Яркий пример — празднование 9 мая, когда фронтовые песни поют педерастообразные молодые люди с соответствующими ужимками и манерами. Такие песни не зажигают, а тушат.

Если один источник несёт верную информацию, а тысячи других халтуру, что в конечном итоге яд, положительного воздействия на общество не может быть. Закон жизни таков: ложка дерьма плюс девять ложек варенья в сумме дают десять ложек дерьма. Это правило в одинаковой степени касается не только материальной, но и духовной сферы.

Хорошее и плохое в совокупности даёт плохое. Ложка дёгтя бочку мёда портит. Если наличие плохого даже в малых дозах так портит итоговый результат, что говорить о ситуации, где плохое преобладает? Один положительный фильм не решает проблемы, если на него приходится сотня отрицательных фильмов. И всё же капля камень точит. И хорошие фильмы снимать, и хорошие книги писать, и хорошую музыку сочинять надо, поскольку нужно, чтобы шло накопление лучшей, а не худшей духовной пищи.

Сегодня наш духовный мир разорён. Восстановить его на пустом месте нереально. Нужна основа, от которой можно оттолкнуться, ось, вокруг которой можно структурироваться. За основу придётся брать осколки культуры, в которые «вшит» энергетически положительный заряд прошлого. Силы энергии «осколка» хватит, чтобы пронзить и одухотворить одно произведение. Поскольку «энергетических осколков» в нашей культуре множество, можно создать вал современной продукции с положительным зарядом. Это позволит перекинуть мостик в будущее. Мы войдём в надвигающийся на нас мир не Иванами, оторванными от родных корней, не хотяще-говорящими туловищами, а полноценными людьми. Здесь как со святой водой, малая часть которой передаёт свои свойства объёму, превышающему её в сотни раз. Это не бабушкины сплетни, это научные данные – святая вода отличается от простой не фигурально, а физически.

Если энергетический заряд давно забытого произведения гармонично «вшить» в современное творение, энергетика прошлого начнёт работать. Сегодня она не действует потому, что передача идёт на других частотах, о чём упоминалось выше. Но если её «вшить» в современную оболочку, она заиграет новыми красками.

Например, есть замечательная по мелодичности и полновесности содержания песня «Не осуждай меня, Прасковья, что я пришёл к тебе живой». Молодое поколение о ней знать не знает, ведать не ведает. Но если сделать модный современный сериал, генеральная линия сюжета которого будет развиваться вокруг настоящей любви и настоящего горя от потери любимой, а музыкальным вкраплением станет эта песня, энергетика прошлого передастся в сегодняшний день. Люди снова будут плакать, сопереживая вернувшемуся с войны солдату. Будут испытывать примерно схожие чувства с послевоенным поколением, рыдавшим под эту песню. Слова песни вернутся в народ. Люди почувствуют корни, от которых их сегодня отрезают. Снова откроется доступ к энергии предков, которая вскоре кристаллизуется в определённые культурные формы.

* * *

Затронутая тема есть предмет отдельного большого разговора. Мы не обвиняем ни писателей прошлого, ни царскую власть в злонамеренной диверсии. В своём большинстве это были честные люди. Писатели искренне полагали, что обличая недостатки общества, они способствуют не разложению, а улучшению его. Власть думала так же. На практике всё получилось с точностью до наоборот. Запад стал казаться русским людям «страной святых чудес», а Россия — медвежьим углом, «немытой страной рабов и господ».

Сегодня это так глубоко зашло, что люди отказываются признать очевидное. Никому дела нет до того, что Иван Грозный, которого Карамзин в угоду царствующему дому обругал вдоль и поперёк, за всё время своего правления, по самым максимальным цифрам, казнил от силы 50 000 человек. Выше этого числа не заявляет никто, в том числе самые ярые противники России на Западе. А современник Ивана, английский король Генрих VIII, убийца шести своих жён, образ «синей бороды», отлучённый от Церкви, только за бродяжничество казнил более 60 000 крестьян. При этом следует помнить, население Англии тех лет составляло 5,5 миллиона человек. И самое главное, Генрих сам превратил своих крестьян в бродяг, согнав с земли. Причина — всё тот же капитализм. Овцам нужны были пастбища, фабрикам — шерсть и рабочие руки. Согнав крестьян с земли, их поставили перед выбором — или на фабрику, или на виселицу. Томас Мор про такую «политику огораживания» сказал: «Овцы съели людей». Сам по себе факт, что огромные массы народа предпочитали фабрике опасное для жизни бродяжничество, говорит об условиях, предложенных капиталистами людям. Но при всём при том Генрих по сравнению с Иваном IV имеет несравненно более положительный образ. Да что там Генрих, наш Пётр I, при котором вне всяких сомнений было казнено больше народу, имеет куда более положительный образ. А Ивана заклевали…

Русской интеллигенции стоит обратить внимание на одну прелюбопытную деталь. В народном сознании Иван IV запечатлён как грозный в положительном смысле слова. Это не образ кровопийцы, это образ жёсткого волевого человека, что не одно и то же. Для большинства интеллигенции, оценивающей ситуацию через призму рассказов Карамзина, царь Иван выглядит кем-то вроде кровопийцы-маньяка, питавшегося младенцами.

Другой пример. Во время правления французского короля Карла IX и его матери Екатерины Медичи в ночь на 24 августа 1572 года только в Париже было вырезано около 10 000 человек (Варфоломеевская ночь). С августа по октябрь в окрестных городах было вырезано ещё 70 000 человек. После этого 200 000 человек бежали из страны.

Кажется, при сравнении Ивана с этими Генрихами, Карлами и Екатеринами наш царь должен казаться образцом если не кротости, то умеренности. Но на практике… Русские люди поголовно уверены: наш Иван изверг каких свет не видывал. А Карлы и Генрихи — просвещённые и гуманные монархи.

Аналогичная ситуация с восприятием рабства. Всякий либерал считает своим долгом уличить Россию в потворстве рабству и обязательно не забудет упомянуть, что в стране рабство было аж до 1861 года. Действительно, неприятное явление в российской жизни, кто спорит. Но только по умолчанию считается неприличным упоминать, что в США, в цитадели демократии, рабство было отменено в 1865 году, то есть через четыре года после нас. Все это знают, но все предпочитают молчать. Мазохизм какой-то, с радостью принимать любую ругань и враньё о своей стране и ни гу-гу о чужой.

В России никогда не было рабства в том смысле, какой образ рождает это слово. Помещик не считал своих крепостных скотиной (самодуров в виду не имеем, они, как и маньяки, были в любой стране). Из крепостных выдвинулось много известных всему миру людей. Крепостной мог даже получить дворянский титул. В США ничего подобного не могло быть даже теоретически. Негр считался чем-то вроде полуживотного-получеловека. Ни при каких обстоятельствах он не мог подняться выше своего рабского статуса, в котором родился.

При всех этих бесспорных фактах наш обыватель на подсознательном уровне воспринимает США образцом гуманности, а Россию образцом дикости. Если США и являются образцом чего-то, так это двуличности. На Нюрнбергском процессе США, как одна из стран-победительниц, выступали за жёсткое наказание нацистских преступников. Они были согласны с мнением представителей от СССР о том, что главарей фашистской Германии нужно казнить. Причём, даже предлагали сделать это без суда и следствия. Вроде бы, что здесь такого? Правильная позиция, к чему придираетесь, господа авторы? Но вспомните, они настаивали на повешении фашистских главарей именно потому, что те ввели расовую дискриминацию. При этом обвинители у себя в стране имели точно такую же дискриминацию. До середины ХХ века в США можно было встретить надписи «только для белых», «чёрным вход воспрещён» и прочее. Разница между гуманной Америкой и фашистской Германией была в том, что одни подвергали дискриминации негров, другие евреев, славян и прочие народы.

Мы не очень сильны в гуманизме, но вряд ли там прописано, что за дискриминацию евреев со славянами нужно казнить, а за дискредитацию негров нужно присваивать статус борца за свободу и независимость.

Сегодня упоминать об этом считается дурным тоном, граничащим с экстремизмом. В глазу России демократы всех мастей, от либеральной до фашистской конфигурации, рассматривают соринку. В своём глазу не желают бревно замечать. Требование смертной казни за расовую дискриминацию в первую очередь подходит к самим судьям. «Или, как можешь сказать брату твоему: брат! дай, я выну сучок из глаза твоего, когда сам не видишь бревна в твоём глазе? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Лк. 6,42).

В России ничего, отдалённо похожего на расовую дискриминацию по-американски, отродясь не было. При её пике, черте оседлости для евреев, нельзя было представить заведения, на дверях которого красовалась бы табличка «евреям вход воспрещён», «только для русских» и прочее. Но, тем не менее, наша страна преподносится как империя зла. США и ряд других государств, только за счёт частого повторения о своей заботе всем сделать хорошо, зачислены в обитель справедливости и мирового человеколюбия. Представление о нашей доброй, сильной великой державе перевёрнуто не потому, что о том свидетельствуют факты, а потому, что о том свидетельствуют СМИ.

Не важно, горит ваш дом или нет. Важно, что пишут по этому поводу СМИ. Именно их трактовку событий или фактов общество примет за истину. Если скажут — ваш дом горит, значит горит. Фактическое состояние дома не окажет никакого влияния на сознание людей. Окончательное мнение будет составлено по сообщениям СМИ. Виртуальная реальность сегодня формирует реальную действительность.

Людей интересуют не факты, а образы. Не имеет значения, кто вы. Имеет значение, какой у вас образ. Сегодня России и вообще русскому создан отрицательный образ. Западное хорошо, русское плохо. На слух «французская косметика» звучит привлекательнее, чем «русская косметика». Вокруг этого образа строят разные логические конструкции не в пользу России. Но «русские танки» звучит привлекательнее, чем «французские танки». Проблема не в нехватке фактов, на которых можно поднять образ России, а в нехватке людей, способных озадачиться такой темой.

Люди не могут не понимать: упоминание чужих образов в возвышенной форме по отношению к России работает против России. Это слишком очевидно. Рождаются эти образы посредством информации. Какую информацию транслируют на наше сознание, такие образы мы и имеем. Но при этом отмахиваемся от такой постановки вопроса. О причинах подобной позиции можно фантазировать, но само явление нельзя игнорировать.

Сегодня никто не обращает внимания на такую важнейшую стратегическую сферу как формирование информации. Под видом свободы разные подозрительные типы получили право выдавать в потребительское поле любую информацию. В итоге наши враги пользуются этим правом, чтобы отравлять и ослаблять наше общество. Большинство творческой интеллигенции делают это неосознанно, оперируя обывательским уровнем понимания. Но наряду с несознательным информационным вредительством множится сознательное.

Мудрые правители выпячивают факты, не уничижающие народ и страну, а возвышающие. Это укрепляет и общество, и государство. Хороший пример — Церковь. Вы посмотрите, кого она выносит на фасад. Святых. Думаете, там нет грешников или нечестивых служителей? Есть, и Церковь не относится к ним терпимо. Но о них не принято говорить. Их как бы нет. Святых все знают, грешников — никто.

Церковь выделяет святых и благочестивых, а не отрицательных персонажей, и потому стоит тысячу лет, и ещё десять тысяч лет простоит. А много бы она простояла, если было бы наоборот — о святых молчок, а грешников напоказ? Если бы она поступала по примеру указанных писателей, и ста лет не простояла бы. Да и самой Церкви бы не было. Она есть и будет, потому что как бы по умолчанию признаётся, что кто нечестив, тот и не Церковь. А раз так, чего о нём упоминать. Нам тоже нужно взять это за правило. Кто нечестив, тот и не русский. Не надо о нём упоминать как о представителе России.

Ни один социальный институт не может существовать, если не пользуется доверием народа. Кто станет доверять тому, что выставлено в неприглядном свете? Пока наши источники информации продолжают транслировать на наше сознание негативные установки, полноценное оздоровление невозможно. На этом нужно ставить точку, но как? Что вместо нашей классики имеем? Ничего. Что же делать? Это большая проблема. Но решать её нужно нам. И начинать надо не с пустозвонства вокруг вторичных проблем, хоть они и кажутся насущными. Браться нужно за фундаментальные проблемы, к которым в первую очередь относится информация, формирующая здоровое мировосприятие.

Легко сказать, решать. Как решать? Литературу новую создавать? Если ставить такую задачу, это равносильно созиданию новой культуры. Да, задача… Новая культура… От одной постановки вопроса в жар бросает. Но с другой стороны, у нас нет выбора. Никто не вливает вина молодого в мехи ветхие…

Перед нами два пути. Первый — пытаться войти в ту же реку второй раз. Это никому не удавалось, и мы не исключение. Если и удастся, конечный результат будет примерно такой же, только быстрее и кровавее. Второй вариант — всё строить заново. И культуру в том числе.

Понятно, что под заказ такие вещи не делаются. Новая эпоха даст новые энергии и новых творцов. Великая цель рождает великие усилия по всем фронтам. И на творческом фронте тоже.


1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка