Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка22/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
ГЛАВА 8
Творцы
Творчество — процесс тонкий и многогранный. Где же та грань, что отделяет настоящее искусство от ремесленничества? По каким признакам можно определить, что этот человек творец, а тот — ремесленник? Вопросы неоднозначные, и ответ не может удовлетворить всех. Чтобы понять, кто такой творец, в первую очередь нужно уяснить, что такое творчество. Самая высокая «планка» творения — Бог. Он Творец в высшем смысле, Он мир из ничего создал.

Наивысший показатель творчества есть способность создать что-то принципиально новое, чего до тебя не додумался сделать никто. Образно говоря, не каждому дано написать Джоконду. Но каждый может пририсовать ей усы и вообще изуродовать изображение. Написание портрета есть акт творчества, а уродование портрета – деяние совсем из другой области. В этой плоскости сатана не считается творцом, потому что не в состоянии ничего сотворить. Он извращает уже сотворённое. Зло получается путём искажения добра, а не с чистого листа. Перевёрнутая с ног на голову добродетель трансформируется в порок. Самого по себе порока не может быть. Грех всегда выведен из уже созданных и извращённых сущностей.

Творчество отличается от ремесла в первую очередь тем, что творец создаёт форму, а ремесленник под эту форму подгоняет необработанный материал. Творец потому выше, что ремесленник без творца попросту невозможен. Если нет формы, образца, направления, не во что оформлять тот или иной материал и даже энергию.

Проблема нашего времени — мы всё, и стоящее и недостойное, относим к творчеству. Пересмешники, коих сегодня развелось невероятное количество, пририсовывают творческим произведениям «усы» и выставляют на осмеяние перед развращённой праздной тусовкой. Такие деятели уродуют живопись, музыку, всю культуру. Зачем? А типа просто так, веселим народ, — отмахиваются они легкомысленно. Вот это и есть ремесленники. Сами творить не могут, но кушать хочется, вот и подвизаются на уродовании, причём не только конкретных произведений, но и жанров.

Например, песня. Во что её сегодня превращают коммерсанты, именующие себя творцами? В способ заработка. Так как зарабатывать можно при условии, что продукт постоянно покупают, «песни» пекут как на конвейере. Однообразные слова, однообразные ритмы, всё поверхностное… Песня как жанр вокальной музыки искажается, идёт насаждение трехаккордных «труляляек». Толпа, чем чаще поглощает такую продукцию, тем больше тупеет. Чем больше тупеет, тем быстрее находит в этом свой кайф. Чем больше «кайфует», тем искреннее принимает отсутствие выбора за его наличие. Разнообразие низкокачественной продукции создаёт иллюзию выбора, что способствует незаметной и неконтролируемой деградации.

Налицо приземление личности, превращение в двуполое во всех отношениях существо. «Не мешайте, нам нравится так жить», — восклицает оно. То же самое говорят наркоманы. К несчастью, система на их стороне.

Уместно заметить, либеральная демократия — это не мнение большинства. Радетели за всеобщее равенство и братство призывают учитывать мнение большинства только при выборах власти (не берём во внимание, что это манипуляция). Во всех остальных вопросах за большинством не признаётся решающее значение.

Либеральная система приравнивает голос меньшинства к голосу большинства. Если 99,99 % против педофилии, а 0,01 % за неё, либеральная демократия призывает учитывать мнение этого минимального процента. Если педофилы будут настаивать на своём праве работать в детсадах и школах, либеральная общественность и закон примут их сторону. СМИ протолкнут идею толерантности и убедят глупых обывателей отдавать детей в такие учреждения. И это не фантастика. Это, повторяем, цветочки. Ягодки впереди. А пока…

Пока что такие педагоги учат детей терпимости. Уже сейчас в образовательную программу Германии в качестве эксперимента вводятся «развивающие игры». Знаете, что они развивают? Правильное отношение к сексуальным желаниям партнёров старше тебя. Захотел дядя, и толерантная просвещённая школьница, чтобы её не обвинили в дискриминации дяди, должна пойти навстречу его желанию.

Что уж говорить о таких «пустяках», как игры, в которых детям предлагается выбрать однополого партнёра. Не хочется? Вы не гомосексуальны? Так это же игра, обучающая быть терпимым к извращенцам. Терпимость — это же основа гуманизма. А также либеральной демократии. И ещё — потребительской цивилизации. Только однобокая она какая-то, терпимость — исключительно к пороку.

Политическое сальто-мортале либеральной демократии, уравнивающей права меньшинства и большинства, — не от глупости. Мы имеем в виду не рядовых исполнителей, которые несут в массы свет нового язычества, а творцов доктрины. Эта политика преследует вполне конкретную цель — обеспечить динамику процессу атомизации. Не дать человеческой природе среагировать на накапливающийся негатив. Не оставить шанса здоровым членам общества, которых всё же пока большинство, структурироваться и отреагировать на очевидный болезненный процесс. Либеральные законы под предлогом повышенной терпимости создают атмосферу, блокирующую иммунную систему общества. В итоге вирусы имеют полное право нас пожирать, а наше право защищаться от них ставится под сомнение.

Людям свойственно охватывать не всю ситуацию в целом, а лишь её приятную часть. Какие она имеет стратегические последствия, нельзя понять, не видя целого. Именно поэтому люди, особенно творческого плана, становятся разносчиками негативных установок, отравляющих общество. Не важно, что они не хотят принести обществу вред (они вообще не думают в таких категориях). Важно, что в итоге они несут зло.

Движущей энергией процесса является корысть «творческих ремесленников». Вычисляя, на чём можно заработать быстро и с минимальными вложениями, они скоренько приходят к пониманию, что больше всего можно заработать на продукции, рассчитанной на широкую массу. Держа в голове правило: чем меньше себестоимость продукта, тем больше прибыль, они приходят к выводу, что самый оптимальный способ привлечь публику — разжигать низменные инстинкты.

Это правило начинает трансформировать под себя все направления массового искусства. Например, подвергается серьёзной переработке так называемая популярная музыка. В результате имеем её искажённый вариант — попсу. Серьёзное упрощение жанра приводит к тому, что появляется много желающих подвизаться на этом поприще. Плюс на это накладывается имидж исполнителя, создаваемый СМИ. Эти «песни» забивают все телевизионные каналы и радиопрограммы, все кафе и скверы. Все дома и автомобили. Вся страна оказывается подсаженной на продукцию, сравнимую с наркотической. Наркотик — это то, что приятно, несёт вред и рождает зависимость. Попса обладает всеми этими качествами.

Популяризация музыки — явление положительное. Многие композиторы хотели сделать свои произведения доступными большему количеству народа. Яркий пример — Моцарт, чьё творчество в сравнении с творчеством его современников — чистая попса. Современные психологи утверждают, что его музыка усиливает человеческую энергетику, очищает духовный мир и даже повышает работоспособность.

Как видим, популярная музыка может воздействовать благотворно, при условии, что делом занимается творец от музыки, а не делец от коммерции. Как только последний подминает тему под себя, он быстро вытесняет «Моцарта». Причина очевидна — «Моцарт» не может работать по принципу конвейера, а «фабрика звёзд» может.

Опасности от такой «музыки» в первую очередь подвергаются люди с неустоявшейся психикой, то есть молодёжь. Юноши и девушки воспринимают глянец, которым пестрят страницы журналов и разные телешоу, как сказку. Чтобы попасть в сказку, они готовы на всё.

На этом желании спекулируют не только «коммерсанты от музыки», но и целая армия, состоящая из педофилов, педерастов и прочих извращенцев. Это те самые тернии, сквозь которые нужно пройти «настоящему артисту», учат они несмышлёнышей, прилетевших на яркий свет шоу-бизнеса. А те сидят с открытым ртом и внемлют. Им этот путь рисуется как единственный, ведущий из тьмы к свету.

В головах соискателей статуса «звезды» выстраивается чёткая иерархия ценностей, перевёрнутая вверх ногами. Мораль и нравственность там занимают последнее место, если вообще присутствуют. Прибыль и карьера любой ценой. Это всё.

Не за что судить мальчиков и девочек, всеми правдами и неправдами рвущихся в сказку. Они не с неба взяли эти установки. Общество позволило коммерсантам от шоу-бизнеса наживаться на убийстве души. Пока в России подрастающему поколению формируют мировоззрение те, кого на пушечный выстрел нельзя подпускать к молодёжи, у страны нет шанса стать великой. Государство в первую очередь приобретает величие через великих людей. Откуда же они возьмутся, если детей и молодёжь учат обратному? Кто ругает детей, тот ругает себя. Дети в мир ангелами приходят. Кем они потом станут, зависит от взрослых. От нас с вами.



* * *

Творец есть тот, кто созидает новое. Здесь одна заковыка получается. Бог создал человека по своему образу и подобию. По некоторым параметрам люди выше ангелов. «Разве не знаете, что мы будем судить ангелов» (1Кор. 6,3). Человек, будучи сотворён по образу и подобию Божьему, способен быть творцом. Он может делать нечто из ничего. Это касается всех сфер жизни, от искусства до науки, но здесь кроется и проблема. Человек не свят, и следовательно, может творить не только добро, но и зло. Не зря святые отцы предсказывают: в последние времена люди по своему лукавству превзойдут демонов. Потому что демоны, падшие ангелы, не могут творить, а человек может. Но когда люди творят в отрыве от Бога, такого могут наворотить…

С мотивацией вопрос ещё сложнее. Творить можно с целью, а можно имея потребность избавиться от накопившейся энергии. И вот здесь мы возносимся к самому главному. Настоящее творчество несовместимо с параллельным осмыслением на предмет, а что же я творю. В лучшем случае можно потом оценить, какое воздействие окажет на людей конечный продукт. А в момент творения человек полностью погружён в процесс, и его на другое попросту не хватает.

Мы уже касались проблемы сатанинского рая. И доказали, что его нет. А потому пришли к выводу: человек не может желать зла ради зла. Если даже внешне стремится к злу, в реальности находит в этом своё благо. Творец может создавать опасную продукцию, «прошивающую» аудиторию плохой информацией, но делает это не намеренно, а в состоянии эйфории от творчества.

Если допустить, что некоторые творцы потенциально способны оценить ситуацию в соответствующем масштабе и найти свою продукцию вредной, они всё равно будут её делать. Во всей красе проявляется эгоцентризм: я получаю удовольствие от производства вредной продукции и всего, что с этим сопряжено, но мне плевать на проблемы других; я знаю, они отравятся, но мне всё равно, потому что приятно творить и получать энергию от поклонников, потребляющих мои произведения.

Логика примерна та же самая, как у производителей ядовитой водки. Разница в том, что у одних отравителей мотивацией является только прибыль, никакого морального удовлетворения от количества отравленных они не испытывают, а с творцами ядовитой духовной продукции всё намного хуже. Они получают моральное удовлетворение плюс прибыль.

Фактически такой творец занимается сознательным производством и распространением духовных наркотиков. Созданный им продукт вызывает приятные галлюцинации и имеет дурные последствия. Духовные язвы от этой продукции, достигая определённого размера, сказываются на физическом здоровье человека.

К счастью, подобные творцы в чистом виде, то есть не просто творящие вредную продукцию, но и понимающие, что она вредная, в природе не встречаются. В основном это трансляторы идей, которые сами не видят и не понимают. Они «просто веселятся», имея признание так же ничего не понимающих поклонников и сиюминутную прибыль. Процесс духовного отравления массы идёт своим чередом, и ни отравители, ни отравляемые этого не осознают.

Творец, изначально понимающий свой товар как способ воздействовать на сознание — не менее экзотический тип, но всё же встречающийся на практике. Творящих идейносодержащую продукцию не ради денег, а ради конкретного воздействия на сознание, в любой культуре и в любом народе можно по пальцам пересчитать.

Не будем принимать во внимание указанных типов, насколько крайних, настолько и экзотических. Они наперечёт, как великие святые и учёные. Перейдём к широко распространённому варианту — творцам, которые не просто не понимают, какой эффект произведёт их продукция, но и не задаются этим вопросом.

Среди них много порядочных, приятных и умных людей. Они сердцем чувствует истину и, как могут, стремятся к ней. Ценная помощница в этом позыве — душа, которая безошибочно определяет хорошее и плохое. Не обязательно признать что-то плохим только после того, как получена доказательная рациональная база. Чтобы плохое признать плохим, его достаточно сердцем почувствовать. Беда в том, что далеко не каждый считается со своим сердцем. Одни потеряли стыд, другие совесть, но творцами при этом остались. Бессовестность превращает их в наёмников чужой армии. Одних используют за деньги. Других втёмную, спекулируя на желании добиться славы.

Много таких творцов среди современных писателей, кинорежиссёров, теле- и радиоведущих. Им заказывают направление, обозначают коридор мыслей, которые нужно внушить ничего не подозревающей массе, и они выполняют заказ, не думая о последствиях. Они «заворачивают» самые мерзкие мысли, которые никогда бы в лоб не прошли, в более-менее приемлемые формы. Они творят, красиво, качественно, талантливо и почти гениально. Так положительная энергия людей тратится на укрепление системы, на формирование глубинных установок, культивирующих власть мамоны.

Если коммерсанты от шоу-бизнеса превращают народ просто в мясо, в «тусующихся колбасеров», то бессовестные творцы решают более тонкие задачи. Они создают личность, у которой в принципе не должно быть души. Создать умное, волевое и сильное животное в человеческом обличии, не имеющее иных ориентиров, кроме личного блага, — это уже совсем другой расклад, другой уровень опасности.

Что есть высший тип творца? Давайте поразмыслим на сравнении. Например, кого можно считать хорошим журналистом? Сейчас культивируется образ проныры и коммерсанта в одном лице. Он не должен брезговать порыться в чужом белье ради добычи информации, и одновременно должен уметь выгодно продать добытое. Высшая доблесть — умение достать информацию и продать. Чем выше прибыль, тем лучше считается «журналист». Остаётся только понять, в каком месте этот безнравственный коммерсант, подвизающийся в секторе информации, является журналистом.

Хороший журналист — не исполнитель чужих заказов и даже не искатель сенсаций. Его хорошесть определяется тем, насколько приносимая им информация делает народ лучше. Идеальный журналист — это священник. Удивительно, правда? Здесь как с врачом. Хороший врач тот, чьё воздействие на клиента положительно, а не тот, кто дешевле покупает лекарства и потом дороже продаёт их своей клиентуре, не принимая во внимание последствия. Качество врача не определяется размером получаемой прибыли, как нас пытаются уверить. Человечество знает величайших врачей, которые принципиально денег не брали. Аналогично можно сказать и о журналисте. Его качество и оценка зависят не от количества прибыли, а от производимой им пользы для души. В противном случае это не журналист, это ремесленник, готовый делать не то, что правильно, а то, что выгодно. Выгоднее предавать и продавать, значит, будет предавать и продавать всех и вся, включая своих товарищей. По сути это инструмент, не имеющий по природе собственного направления. Направление ему задают другие.

Хороших журналистов в истинном значении слова, а не в том, какое ему придала потребительская цивилизация, не может быть много по определению. А раз так, возникает вопрос: как определить, кто творец, а кто так, погулять вышел?

Для решения такой задачи нужны не просто творческие люди, а люди большого ума и совести, имеющие цельное мировоззрение, а не набор внушённых шаблонов, о которых они, как правило, и пяти минут не думали. Необходимы те, кого в хорошем смысле слова называют сегодня цветом интеллигенции.

Но у термина «интеллигенция» есть и негативное значение. Множество умных людей не видят ничего зазорного в том, чтобы работать не для своей страны и народа, а против. Не будем вдаваться в подробности, как это получилось. Просто констатируем факт — есть интеллигенция, которая работает за Россию, а есть, которая против России. Это настолько значимый факт, что необходимо рассмотреть его подробнее.


ГЛАВА 9
Интеллигенция

Рассматривая и анализируя одну из ключевых проблем современности — место и роль интеллигенции в укреплении или разрушении моральных устоев общества, мы исходили из непредвзятости и старались быть объективными. Готовы выслушать мнение всех заинтересованных в том, чтобы не наводить глянец и не сгущать краски, но нарисовать правдивую картину этого двуликого феномена — культурной прослойки общества, получившей название интеллигенция.

Для начала факт: нас обманули в наших ожиданиях, поскольку… мы хотели быть обманутыми. Откуда взялось это странное хотение, сказано достаточно. Информационные бомбардировки оставляют ещё более глубокие следы, чем авиационные.

Сегодня здоровье страны, в первую очередь духовное, серьёзно подорвано. Кстати, здоровье любого народа любой страны в первую очередь характеризуется способностью выдвигать из своей среды лучших людей. Не просто умных, но способных тоньше, чем основная масса, чувствовать время и ситуацию. Способных к творчеству более других и прочее. Они составляют соль нации и выполняют колоссальную роль в обеспечении её жизнеспособности.

Сегодня лучшую часть народа заразили внешне красивыми, но смертельно опасными идеями. Последствия от осуществления этих идей настолько отдалённы, что большинство попросту не видит угрозы. Мировоззренческая слепота позволяет манипулировать людьми, подталкивая к действиям против народа, который их породил.

Несколько веков назад такая «оказия» произошла с Россией. Идеи просвещения проникли в головы многих лучших. Эти идеи были сложны для понимания и потому способными их усвоить оказались самые умные. Вокруг новых мыслей возникла новая порода интеллигенции, про которую Ленин сказал: «Интеллигенция не мозг, а говно нации». Носители нового мировоззрения считали себя не частью своего народа, а представителями Запада. Не важно, как они это аргументировали. Важно, что они стали чужими, и кстати, попали в глупую ситуацию. От родного берега оторвались, но к чужому так и не пристали. С тех пор болтаются во времени и пространстве.

Возникают две разновидности интеллигенции. Одна — лучшие люди, не отделяющие себя от своего народа и страны. Вторая «косит» под Запад и заглядывает ему в рот. Для этого сорта интеллигенции Россия уподобляется большой тёмной деревне, непонятно зачем отстаивающей свою независимость. Эта «тёмная» Россия носится со своим православием, укладом и традициями, как с писаной торбой, вместо того, чтобы посмотреть на мир рационально, признать Запад своим наставником и учителем и пойти по «прогрессивному» пути развития.

Такой взгляд на мир формируется не от великого ума, а от великого непонимания. Разорвав связь с Родиной, эта часть интеллигенции погрязла в сомнениях. Решающее значение приобрела сиюминутная ситуация. Поза и жест стали важнее сути и смысла. Говоря о чём-либо, лже-интеллигент думает не о том, какие будут иметь последствия его слова, а о том, как он выглядит в эту минуту. Никого не напоминает? А присмотритесь к нынешним политикам-либералам и депутатам, творениям западной цивилизации.

Кажется, зачем им всё это? Очень просто — эффективный способ повышать свою капитализацию, свой личный рейтинг. Для них не имеет значения, о чём говорить. Главный смысл — о чём-то говорить. Многие из них, если даже защищают Россию, то не потому, что действительно болеют за неё, а оттого, что это ещё один способ «засветиться» на публике. Сидеть рядом с такими «защитниками» перед телекамерой, при этом зная, что они даже в мыслях не держат что-то делать, если за это не платят, значит, встать с ними в один ряд. Не хотим. Это ещё одно объяснение нашей анонимности.

Вернёмся к теме. Все произведения, так или иначе создающие отрицательный образ России и тем самым негативно влияющие на отношение граждан к своему Отечеству, написаны образованными на западный манер людьми. Люди, образованные на наш лад, ничего подобного физически создать не смогли. У них интуитивно рука не поднималась на многие темы, если даже эти темы внешне казались и хорошими, и полезными.

Главная черта тех, кто мнит себя российской интеллигенцией, будучи по факту пятой колонной Запада — полное безразличие к интересам общества и государства. После того, как людей, впитавших западное мировоззрение, «проутюжили» марксизмом, ко всем их порокам добавились атеизм и отрицание нерациональных источников. Народ от этой оказии защитила неграмотность (в смысле неознакомленность с достижениями европейских гуманистов, тех самых, которые сегодня докатились до того, что отстаивают право человека жить с собакой или другим животным, как с женой и даже завещать им наследство). Он на генном уровне является хранителем и носителем информации, составляющей суть России. Активировав эту энергию, можно отстроить Россию заново.

Под интеллигенцией в контексте развёрнутой нами темы понимаются люди, наделённые талантами, но не наделённые чувством родной веры, традиции, земли. Это не мудрецы, в коих на Руси не было недостатка. Это безродная социальная прослойка, из категории «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», порождение западного варианта атеизма и потребительства. Они чужие по духу, по образу мышления, по оценке ключевых узлов. «Это безводные облака, носимые ветром; осенние деревья, бесплодные, дважды умершие, исторгнутые» (Иуд. 1,12).

Такие представители интеллигенции хуже язычников. Те хоть поклонялись многим богам. Эти поклоняются или мамоне, или пустоте, находя в том основание для напыщенности. Они исповедуют эпикурейство, считая смыслом жизни удовольствие. Ницше назвал его более возвышенно — воля к власти (получить удовольствие можно, имея власть), но по сути это не более чем уловка, поза слова. И вот подобные лже-интеллигенты стали учителями народа. Чтобы увидеть, какой они принесли плод, не надо широко открывать глаза — они у вас сами на лоб полезут от ужаса, если вы внимательно присмотритесь, что сотворили с Россией прозападно настроенные интеллигенты. «Всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Мф. 3,10).

Когда Пётр «прорубил окно» в чумную Европу, концепция всеобщего равенства и свободы соблазнила Россию. Университеты, устроенные на западный манер (а иначе быть не могло), стягивали в свои стены самых умных. Началось образование наших людей не с молитвы, а с культивирования мировоззрения, глубоко чуждого православию. Волны возрождающегося на Западе язычества отравили Русь. «Безводные облака» сначала сами запутались, потом запутали и обманули народ.

В омуте этих процессов народилась интеллигенция, «маленький чужой народец», как говорил о нём Достоевский. Народец без роду, без племени, без святого, с языческим мировоззрением. Эти умные в прямом смысле творцы твёрдо усвоили мысль о приоритете Запада и убогости России. Они произвели большое количество знаний, но все их знания двигали Россию не к Богу, а от Бога, пока не придвинули её к 1917 году.

Фактически это предатели. Предателей не любят и те, кому они предали своих, и те, кого они предали. Похоже, многие представители той интеллигенции не понимают акта предательства. Они всегда «за всё хорошее», никогда не удосуживаясь прояснить корни, из которых выводится их «всё хорошее».

* * *

Интеллигенция отделилась от народа по всем параметрам, включая язык. Лев Толстой целые страницы пишет по-французски, и все русские читатели считают это нормой. Но если это норма, можно ли представить роман английского писателя, где целые страницы написаны по-русски, а английские читатели считают это нормой и говорят, мол, какой великий английский писатель. Не правда ли, смешно…

Показательна фраза Петра I, которую он повторял при каждом удобном случае: «Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей». Вся вина русских людей была в том, что они держались своих обычаев, своего уклада жизни, своей веры. Никак не хотели наши предки видеть в голых бабах, нарисованных на привезённых с Запада картинах и вылепленных в статуях, красоты. Для них это был срам.

Мы не хотели и не хотим учиться искусственным улыбкам по технологии «скажи с-ы-ы-ы-р». Скажи так, чтобы все видели, какие у тебя хорошие зубы. У нас даже улыбка была целомудренная. Улыбаться до ушей, чтобы коренные зубы были видны (и тем более, гланды), у нас считалось попросту неприлично. Потому что «Сердце мудрых — в доме плача, а сердце глупых — в доме веселья» (Еккл. 7,4).

Люди, которых до сих пор считают передовыми, были авангардным отрядом Запада, но не России. Новая интеллигенция выставляет всё родное диким, невежественным, недостойным человеческого звания. Для любого человека — европейца, араба, негра, — национальная одежда, язык, вера, обычаи и прочее не являлись чем-то постыдным. Это было только у интеллигенции России. Было, есть и будет, пока существуют условия, поощряющие и одобряющие этот стиль социального поведения.

Может сложиться впечатление, что мы призываем к квасу и лаптям с сарафанами. Нет, не призываем. Два раза в одну реку войти нельзя. Мы хотим показать, что в нас есть не меньший, а больший потенциал, который мы должны развивать. Сегодня копировать Европу просто смешно. Если во времена Петра это было оправданно, то сейчас не имеет никакого оправдания. Тяга к подражанию есть признание своей неспособности творить свои формы. Она была бы оправданна, если бы мы действительно были не способны к творчеству. Но мы способны, ещё как способны.

Исторически так сложилось, что многое сегодня облечено в европейские формы. Например, одежда. Но нельзя не понимать: современная мода развилась из западного костюма не потому, что он лучше других костюмов, а потому что он эволюционировал, тогда как эволюция нашего более чем 300 лет назад как застопорилась, так и не двигается. Кстати, попытки остановить развитие языка тоже были, но дальше интеллигенции не пошли. Если бы совершенствование нашего костюма не затормозили искусственно, кто знает, может быть, в основе современной моды лежал бы русский стиль.

Мы находимся в ситуации как после войны. Всё у нас разбомбили, ничего нет, терять нечего. Но есть что-то, не до конца осознанное, что позволяет нашему народу из раза в раз буквально из пепла восстанавливать Россию. Есть воля к творчеству и нужен всплеск энергии для того, чтобы созидать.

Придётся всё создавать с чистого листа. Если вспомним себя, общество родит творцов, творческая энергия которых выльется в формы, пригодные современному обществу России. И одежда будет, и эстрада, и фильмы. Всё будет, потому что всё возможно. Вспомните, какую реакцию вызывало слово «управа». Сегодня это обычное слово. Так что ничего невозможного нет.

Пока многие из тех, кто потенциально может составить костяк, механически, не раздумывая, устремляются по предложенному врагом коридору. Он становятся творческой элитой, но чужой. Это не сознательные враги России. Многие хотят принести Родине благо. Но при этом создают продукцию, разрушающую страну. Причина на поверхности: не совсем понимая, что же такое благо, они берут за благо чужой образец. Если бы медведь взял за благо эталон акулы, то прожил бы до первого заплыва в океан.

Благие намерения интеллигенции, оторвавшейся от своих корней, подталкивают страну в лапы мамоны. Их руками сатана вверг наш народ в безверие и хаос. Обманувшись красивыми словами, они сами отвернулись от православия и России, и народ отвернули. «Если русский человек не православный, он дрянь» (Ф. М. Достоевский).

Есть хорошая русская пословица: клин клином выбивают. Если все наши беды — следствие изменения сознания в чужую сторону, все наши победы будут следствием изменения сознания в родную сторону. Произвести это изменение могут в том числе и те, кто однажды его испортил. Прозападно ориентированные творческие и умные люди ничего хорошего не принесут, пока сохраняют свои верования. Изменить сознание могут люди, которые, образно говоря, чувствуют родные корни и тянутся к ним. У них есть вера, ум и творческие способности. Только вот проснуться надо…

Есть такое наблюдение: если в речку прекратить сливать разную ядовитую дрянь, через какое-то время она самоочищается. Потому что речка живой организм. Народ тем более живой организм. И интеллигентные представители народа тоже живой организм в организме. Если во все эти организмы прекратить лить грязь, начнётся процесс очищения. Сначала интеллигенция осмыслит ситуацию, потом одумается, а потом станет тем передовым отрядом, который развернёт Россию с гибельного пути.


1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка