Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка20/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
ГЛАВА 3
Детская одежда
Второй пример — детская одежда. Сегодня хорошие вещи — иностранные. Когда мамы покупают детям иностранную одежду, в жизни их ребёнка от рождения присутствуют западные бренды. Никто не придаёт этому значения, но сам факт размещения брендов на самых видных местах свидетельствует: в этом есть какой-то смысл.

Действительно, смысл есть, подтвердит любой специалист по рекламе. Ребёнок с детства видит перед глазами чужое. Если окружающий мир с младенческого возраста заполнен чужими символами, подсознание принимает соответствующую конфигурацию. Оно воспринимает их как родные, потому что они родом из детства. Это каждый испытал на себе во время заграничных поездок. Когда видишь там знакомый символ, в душе возникает ощущение чего-то родного, что вот, мол, и здесь наши. Потом понимаешь: какие это наши, это — чужие. Но так как человек постоянно видит их у себя на Родине, сознание переводит их в категорию «наши». Вот так чужие становятся «своими».

Волк надевает овечью шкуру. Человек принимает его как родного, тогда как ему ничего кроме денег, от вас не нужно. В магазине написано: «мы рады видеть вас». В действительности это значит: «мы рады видеть ваш кошелёк». Сами по себе, без кошельков, вы здесь даром не нужны.

Чужие символы похожи на разобранное оружие. Каждая деталь сама по себе не оружие, но вместе они сила. Бренд сам по себе не может принести вреда. Проблема возникает, когда они образуют критическую массу. Но так как последствия от проблемы вытянуты во времени, человек успевает к ним привыкнуть и попросту не замечает. Эту опасность можно вычислить, связать одно с другим в единую цепочку. Но большинство людей не способны это сделать.

Как с этим бороться? Объяснять мамам о вреде штанишек с чужим логотипом? Ничего глупее придумать нельзя. Кто будет слушать, когда и без того забот полон рот. Если же выдаётся свободное время, будьте уверены, они посвятят его более серьёзным делам. Вникать в ситуацию не будут ни при каких условиях.

Люди не отличат стратегическую истину от стратегической лжи. Плохо поданное добро всегда будет проигрывать хорошо поданному злу. Так устроен мир — люди всегда будут открывать сознание яркому ощущению. Это закон человеческой природы и информационного пространства.

Мы не переделаем природу и естественные законы. Наша задача заставить работать природу и законы на продвижение нашей идеи. Не нужно взывать к разуму, для большинства это неподъёмная ноша. Противостоять наступлению чужих символов можно контратакой своих символов. Дед Мороз должен победить Санта Клауса. Илья Муромец должен победить Человека-Паука. Герои добрых сказок должны вступить в серьёзную битву за сознание. От того, кто победит в этой битве, зависит наше будущее и будущее наших детей. Предстоит большая война символов, образов, слов.

Качественная продукция, обращённая к родному, глубинному и подсознательному, имея хорошее продвижение, гарантирует коммерческий успех. Какие трудности в создании такой одежды? Может, с качеством вопрос? Нет, любые фабрики, хоть итальянские, хоть французские, хоть китайские, с удовольствием возьмутся шить одежду по вашим эскизам. Шить на тех же станках, из той же материи и по той же технологии, что и одежду самых известных марок. Только деньги платите. Единственная разница будет не в качестве, а в изображении, размещённом на одежде.

Может, с продвижением трудности? Тоже нет. Прогоните по телевидению ролик, где женщина говорит, что с тех пор, как её малыш спит в пижаме, на которой написаны слова из молитвы или колыбельной, он перестал плакать. Ориентируйте рекламу на природу нашей женщины, носительницы православной культуры. Такая реклама доберётся до таких глубин её души, о которых она сама не знает. Когда в ваш дом войдёт сладкий и приятный дым Отечества, женщина, выбирая из двух равных вещей по современности и качеству, выберет то, что больше входит в резонанс с её глубинной природой и мироощущением.

Имея изготовление, продвижение и распространение, невозможно не получить прибыли. Это закон рынка. Эксплуатация «дыма отечества» породит саморазвивающуюся систему. Между бизнесом начнётся конкуренция. Выживут те, кто самым эффективным образом продвигает традиционные ценности. Сейчас прибыль является следствием развращения человека, отрыванием его от корней, превращением в бездушную машину потребления. В нашем случае прибыль будет следствием возвращения человеку человеческого облика.


ГЛАВА 4
Книгоиздание

Это очень важная сфера влияния на сознание людей и изменение их жизненных установок. Сегодня в стране выходят миллионы книг. В миллионы голов они несут разную информацию. Сам факт попадания информации в сознание означает влияние на это сознание. Влияние значит изменение, формирование чего-то нового, чего не было раньше.

Чтобы что-то менять, прежде составляется представление, что именно планируется получить в итоге. Если ничего, кроме денег, значит, мне всё равно, какое сознание формирует моя продукция. При таком раскладе на первое место выдвигается не наиболее полезная, а наиболее продаваемая продукция. Что именно она несёт, не волнует. Главное, чтобы она не входила в противоречие с законом. Это единственная цензура. Всё остальное можно.

В демократической стране цензура запрещает всё, что приносит сиюминутный и очевидный вред. Запрещена пропаганда межнациональной и межконфессиональной неприязни. Нельзя печатать пособие по изготовлению динамита. Всё, что запрещает уголовный кодекс, нельзя. Остальное — пожалуйста. Уголовный кодекс не запрещает развивать в человеке эгоистические и потребительские наклонности. Значит, если книги, развивающие эти качества, несут издателю прибыль, он будет их издавать и продвигать. Не потому, что злодей, а потому что идёт за «морковкой», которую кто-то повесил в определённом направлении.

Чем занимается издатель? Созданием и распространением духовной пищи. Человек состоит из двух частей — души и тела. Каждая часть нуждается в пище. Не вызывает сомнения, пища для желудка, особенно детского, должна проходить тщательную цензуру. В отношении пищи, предназначенной для души, бытует противоположное мнение. Считается, душу можно кормить любой пищей, не проверяя её на вредность.

Парадокс нашего времени — если тело кормят отравленной пищей, никто не удивляется следующему за этим отравлению. Но если душу кормят ядовитой пищей, все удивляются отравлению. Удивительно не то, что отравленные болеют и умирают, это закономерно. Удивительно, что люди удивляются, почему отравленные болеют и умирают. Что же им прикажете делать? Наевшись отравы, цвести и пахнуть, что ли?

Остановить эту тенденцию невозможно до тех пор, пока в информационных секторах главную скрипку играет исключительно прибыль. Пока хозяин издательства не задаётся вопросом, чем он кормит души людей, пока его главным ориентиром является только сиюминутная коммерческая выгода, книжные полки закономерно будут заполняться отравленной продукцией.

То, что власть позволила обмануть себя словами о свободе, в том проблема власти, а не бизнеса. Хотя это не снимает ответственности с бизнесменов. Понятное дело, не все издатели могут оценить качество духовной пищи, поскольку на этом рынке оказалось много случайных людей. Но читатели не могут тем более. Они выбирают продукцию по тому же принципу, что и дети. Берут не то, что полезно, а то, что вкусно, ярко. А если ещё и жужжит, — вообще бестселлер.

Издатели живут как все. Заботятся о себе, семье, близких. И потому частенько позволяют деньгам контролировать себя. Насаждая обществу вредную и чуждую, но прибыльную продукцию, они становятся участниками формирования того негативного импульса, который расширяется и постепенно накрывает не только абстрактное общество, но непосредственно их детей и близких. Их дети точно так же, как и другие, растут с потребительскими установками. Выросшие на духовном яде, они идут дальше своих родителей. Если те делили мир на две части: с которой можно получать прибыль, и с которой нельзя, выросшее поколение смотрит шире. Оно уже весь мир понимает как объект получения прибыли. И родителей в том числе.

На эту тему можно долго говорить. Можно привести много умных выражений в стиле «плетью обуха не перешибёшь». Всё так, но что же делать? Продолжать зарабатывать на торговле духовными наркотиками? Наверное, большинство так и поступит. Но что мешает книгоиздателям задаться целью выпустить в рынок продукт, который будет здоровой духовной пищей и в то же время прибыльным? Если заявить идейную цель, потянутся люди выше среднего, ориентированные делать то, что соответствует их мировоззрению. В первом случае ничего серьёзного не выйдет, очередное коммерческое предприятие. Во втором случае выйдет явление. Если это возглавит активный человек, есть все основания полагать, что ассоциация будет решающей силой в издательском секторе.

На первый взгляд может показаться, что идейно ориентированное коммерческое издательство проиграет просто коммерческому. Мы так не думаем. Как говорилось, народ устал от грязи. Он ищет новое, что подтверждает успех музея креационизма в США.

Если среди бесчисленного множества коммерческих издательств появляется новое, представленное на достойном уровне, оно обречено на успех. Если его продукция будет иметь заметный товарный знак, люди будут покупать её. Сегодня многие ищут среди книжных развалов что-то настоящее и не находят. Глаза разбегаются от разнообразия, но непонятно, в какой упаковке есть яд, в какой нет.

Сегодня множество талантливых писателей в увлекательной форме могут донести то «разумное, доброе, вечное», по которому так истосковалось наше общество. В любой номинации, в политической, детективной, детской или женской, ниша свободна.


ГЛАВА 5
Образование

Очень важная в стратегическом плане тема — образование. В эту область тоже устремился капитал. Это значит, люди вкладывают деньги, чтобы получить прибыль. Дать образование — это на втором месте. На первом прибыль. Коммерсанты, подвизающиеся на этой ниве, как правило, понятия не имеют, что такое образование. По их мнению, передача профессиональных знаний образовывает человека. В действительности такие «знания» создают не человека, а биовинтик для экономической машины.

Томас Мор утверждал, что первая цель образования «внутреннее знание того, что правильно. Знание, не зависящее от слов других людей. Иначе наш разум будет неизбежно лишён покоя, всегда колеблясь между радостью и печалью из-за мнений других». Образованный человек в первую очередь тот, кто знает ответы на главные вопросы.

В чём смысл жизни? Многие в юношестве не находят ответа на этот вопрос. Во взрослом состоянии перестают об этом думать. В итоге все живут бессмысленно, просто плывут по течению, всё больше становясь похожими не на разумного человека, а на желающее туловище, у которого нет ни смысла, ни цели.

Образование — это создание Человека. Образовать значит создать, совершить акт творения. Пришло маленькое существо с телом и мозгом человека. Это сырой материал, который умеет ходить, умеет говорить и имеет ряд желаний (и которого регулярно травит масскультура). И вот из него нужно создать Человека с большой буквы.

Кто придаст этому объекту образ человека, тот совершает акт творения, образования, создания. Показателем успешной работы образовательного учреждения является не размер прибыли и даже не глубина усвоения профессиональных знаний. Показателем является человечность его выпускников. Если человек знает математику, но не имеет чести, не имеет высших ориентиров, это необразованный человек. Это предмет для изготовления предметов.

Сегодня учителей по призванию, к великому сожалению, очень мало. Ведь кто такой учитель? Это тот, кто способен дать самое главное. Христа называли Учитель. Во всех культурах самых великих людей называют учителями. Например, в Индии Махатма Ганди — это учитель Ганди. Человек, способный научить, открыть глаза, дать ответы на главные вопросы.

Учитель даёт ученику базовые ориентиры. Мастер даёт ученику ремесленные знания. Учитель делает человека. Мастер делает ремесленника. Демократия умаляет статус учителя, потому что ей нужен не человек, а потребитель.

Сегодня учителя преимущественно женщины, что является следствием дефекта системы. Женщина — помощник, но никак не учитель. Женщина ниже мужчины, что неявно демонстрирует своим поведением. Наиболее ярко это проявляется в том, что женщине не нужен равный мужчина. Каждая женщина мечтает о мужчине, который по ключевым показателям, по социальному статусу, интеллекту, материальному положению, силе воли, благородству и прочее, будет выше неё. Равный мужчина, а тем более, ниже, женщине не нужен. Женская природа ищет защитника, чтобы «как за каменной стеной».

В самом слове «защитник» превосходство. Защищают более слабого. Равный — это уже партнёр, а не защитник. Женщине даром не нужно равенства. Ей нужно уважение со стороны сильного. Уважение как к слабой, нуждающейся в защите. Карл Маркс высказал замечательную мысль, «сила женщины в слабости». Женщина подсознательно хочет быть ростом ниже мужа. «Мужья, обращайтесь благоразумно с жёнами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь» (1-Пет. 3,7). Сегодня Россия нуждается в подлинной школе. Школа определяется не качеством обоев, а качеством формирования человека. Что толку отдавать ребёнка в заведение, заявленное элитным, если вся элитность там во внешнем блеске. Спросите выпускников этой школы, каковы ключевые обязанности мужчины и женщины, что есть добро и зло, и он понесёт околесицу. Этот выпускник накачан вторичными знаниями, первичных ему не дали. Все главные вопросы под предлогом свободы выбора «учителя» обошли стороной. Вот теория эволюции, вот набор религий, вот философские школы, выбирайте сами, что вам ближе.

Что ребёнок может выбрать, чем ему руководствоваться, если у него ещё нет ничего? Если он пришёл учиться выбирать. А ему вместо того, чтобы дать шкалу ценностей, чтобы показать красоту высокого и мерзость недостойного, предлагают выбирать. А рынок ему подсказывает, выбирай что выгоднее. И элита со «звёздами» о том же. И все вокруг только и говорят, что о деньгах. Как ребёнку в такой ситуации стать человеком с большой буквы?

Солдат, которого научили обращаться с оружием, но не сказали, куда стрелять, будет стрелять, куда ему выгоднее. Если учитель не даёт ребёнку шкалу ценностей, её даёт Рынок.

Рынок в этом плане более последователен, чем государство. Он не говорит детям «выбирайте». Он последовательно внедряет им свою шкалу ценностей. В итоге под видом свободы маленькому человеку формируют мировоззрение, согласно которому всё продаётся и покупается. Его учат, мир лежит не между полюсами добра и зла, а между выгодой и убытком. Если выгодно предавать, — предавай. Человек, ты всё правильно делаешь, если это выгодно.

Под «соусом» развлечения, через мультики и компьютерные игры, детям внушается философия коммерческого успеха. Под «соусом» образования детям внушают, мол, главное — обладать вещами и думать о себе. Только лохи носятся со своей честностью, как с писаной торбой. Крутые свободны от таких архаизмов, и потому продают всех и вся, и сами продаются.

Извините, но обучение подобным установкам, это не элитность, это низший уровень. В западных странах так «образовывали» плебс, приготовляя его работать «винтиком». В отношении плебса разработана социальная стратегия, умышленно предусматривающая отсутствие цельного знания. Система «двух коридоров» называется. В низшей школе готовят «винтиков», живые механизмы. В высшей — готовят элиту.

Школа для элиты построена совершенно на других принципах. Там первоочередная задача — создать человека и дать ему масштабное мышление. Ремесленные знания почитаются вторичными. В школе, образовывающей элиту, учителя получают сообразно значимости выполняемого дела. В школе для плебса учителя получают полставки от зарплаты уборщицы в банке.

Главное отличие образования от грамоты — образованный имеет знание о мире во всей его полноте, а грамотный представляет собой инструмент, предназначенный для продажи на рынке труда. Человек в полном смысле слова знает, откуда, куда и зачем он идёт. Знает социальные законы, и его нельзя одурачить, прикрыв тот или иной яд красивыми словами.

Кто не знает фундаментальных ориентиров, тот не знает направления. Им всегда можно манипулировать, и никакая математика с английским не защитят. Он даже не догадается, что им манипулируют.

Этот момент даёт ключ к объяснению многих непонятных процессов. Всё не так просто, как сегодня кажется многим простецам. Кто-то последовательно и упорно разбивает ключевые узлы, переворачивая представление о степени первичности. В итоге все «незначительные отрасли», в частности, школа, отданы коммерсантам. Те коммерсанты, что пробились в государственные органы, «пилят» бюджеты. Те, что не пробились, устраивают «университеты». У чиновников от образования и коммерсантов от университетов нет такого понятия, как образование Человека. У них другие ориентиры, и как следствие, соответствующие результаты.

Бытует мнение, что ребёнка должна воспитывать семья. На слух звучит хорошо, но что мы видим на практике? Сегодня родители не знают, чему учить своих детей, потому что сами являются продуктами системы, в первую очередь делающей из них потребителей. Они говорят, что хотят детям блага, но не могут указать, что есть благо. Не зная цели, нельзя указать направление, идя по которому можно обрести это благо. В итоге под благом они понимают деньги.

Дальше рассуждают так: чтобы иметь деньги, нужно работать. Родитель приходит к выводу, ребёнка нужно учить, чтобы он мог заработать денег. Детей отправляют в финансовые, юридические и прочие вузы, на слух ассоциирующиеся с деньгами. Единственное, во что реализуется желание родителей дать детям благо, это заставить хорошо учиться. Чему учиться, как учиться, это уже за их рамками. Многие хорошо учились, но это не принесло им счастья. Да и блага в том же материальном варианте не дало. Значит, это не тот путь к благу. Да, многие родители чувствуют — не тот. Но что они могут предложить взамен? Ничего. Так о каком же воспитании в семье можно говорить?

Мы сейчас даже опускаем тот момент, что деньги сами по себе не являются ценностью даже в потребительском обществе. Ценностью является возможность приобрести на них что-то, а не сами бумажки или виртуальные цифры на банковском счёте. Получается, деньги есть потенциальные предметы и услуги, которые можно купить за деньги.

Само по себе такое направление мысли убого. Сводить благо к деньгам — значит, ставить крест на всём том, что нельзя купить за монету. А это как раз самое главное. Несчастный человек, в жизни которого нет того, что нельзя купить за деньги. Система начинает его использовать, и он беззащитен перед ней. Она даёт ложные ориентиры, и он не может им противиться. В итоге не видит себя как человека, как личность. Теперь он больше объект для секса, для заработка денег, для соответствия моде. Для чего угодно, но только не для того главного, ради чего появился на свет. Не может он жить по-человечески. Душу у него умалили.

Именно в таком обществе девушки в больницу попадают из-за супермодных диет, а у мужчин случаются нервные расстройства из-за невозможности купить очередную безделушку. Несерьёзно, мелко, но факт… Уходит жизнь из общества. Человек слепо следует внушённым эталонам.

Простые люди вообще не думают в этом направлении. Не их это дело. Они всегда под воздействием внешних сил. Беда приходит, когда люди оказываются во власти разрушительной стихии. Сегодня обществу внушают, в первую очередь человек должен быть сексуальным, молодым и богатым. Начинается культ тела, разврат и стремление быстро разбогатеть. Опасность настолько очевидна, что даже на Западе бьют тревогу. Прославление секса, оружия, богатого образа жизни, а также идеи «быстрого богатства» понижает уровень человека. В таком обществе растёт не только преступность, но и неведомые ранее пороки. Они, как черви, выползают из гнилых щелей, и этих червей всё больше и больше.

Тотальное ослепление постигло общество. Взять, к примеру, заботу родителей о детях. Они думают, отдам ребёнка в музыкальную группу, пусть поёт. Если человек хорошо поёт, что в этом плохого? Кажется, действительно, это априори хорошо. Но давайте чуть-чуть изменим высказывание, давайте скажем, человек хорошо говорит. Что в этом плохого? Чтобы оценить этот момент, важно не то, как он говорит, а что он говорит. Гитлер очень хорошо говорил. Аналогично и с песней. Не важно, как поёт, важно, что поёт.

Прогресс порождает новых крестьян и ремесленников самого тёмного формата. У них нет Бога, у них один кумир — прибыль. Они трудятся на информационной ниве, не понимая, что за урожай растят. В чём-то «информационные крестьяне» похожи на крестьян Колумбии или Афганистана, выращивающих наркотики.

Затронута очень серьёзная проблема, раскрыть которую не хватит целой книги, не то что статьи или абзаца. В России нет ни одной школы, нацеленной образовать человека. Практически все школы и вузы ориентированы на создание плебса. Даже если они завёрнуты в дорогой фантик и называются элитными, по факту это — ремесленные училища. В этом несложно убедиться, поговорив с учителями и учениками. Спросите их, какое мировоззрение школа формирует своим ученикам, и в воздухе повиснет молчание.

При таком образовании даже у потенциальной элиты элитные стремления подменяются простолюдинскими, то есть потребительскими. Закончив обучение, они способны тачать сапоги, писать компьютерные программы, руководить отдельными участками. Но целое они никогда не смогут объять. Люди не смогут вместить необходимый для этого объём. Им не дали навыка думать в таком масштабе. Для них большое всю жизнь будет казаться бредом.

Многие богатые могущественные люди не знают, куда устроить своих детей. Дело дошло до конкурсов в несколько десятков человек на место во все суворовские училища, и это при полной непрестижности службы в армии. То, что весьма непростые люди изо всех сил пытаются отдать туда детей — может ли быть большее доказательство неприемлемости всей системы образования? Отправляют и за границу, но там и близко не находят того, что ищут. Это ещё более сложная тема. Дети там вновь попадают в школу «второго уровня». Их снова пичкают прикладными науками, приготавливая для работы по узкой специальности.

Где же первый уровень, — спросит читатель. Не знаем. Нам кажется, это закрытый процесс. По косвенным признакам можно догадаться, что такие школы есть.

Отсутствие широкого элитного образования оправдано. Большинство не имеют талантов, чтобы понять всё. Значит, если их учить чему-то, кроме математики, физики и прочего, они поймут это частично. Частичное понимание ситуации хуже полного непонимания. Парадокс, но это так.

Победоносцев, обер-прокурор св. Синода, выступал за ограничение знания. Он говорил, что наводнять общество полуграмотными людьми, значит, наводнять страну идеальным для манипуляции материалом, пушечным мясом различных революций. За это его причислили к разряду мракобесов и душителей свободы. «Победоносцев над Россией простёр совиные крыла». Фраза, поза, жест, эмоциональное потрясение, всё это Блок почитал выше истины, не утруждаясь погрузиться в глубину проблемы. Это выдаёт в нём простолюдина. Талантливого, творческого, яркого, но… мало что понимающего в происходящем.

А про Победоносцева, человека большого масштаба, можно сказать — он как в воду глядел. Образовательные реформы наводнили страну полуобразованным элементом, который впоследствии сыграл решающую роль в уничтожении царской России. Потом в уничтожении советской России. Теперь такой же материал заготавливается для уничтожения нашей России. Отсутствие серьёзного образования плюс оболванивающий эффект СМИ порождает огромное количество невежд, идеальный питательный бульон демократических революций.

Как же быть? На наш взгляд, выход достаточно простой. Оптимально всем давать абсолютные знания.

Человек может адекватно реагировать на большое зло, если понимает, что тема выходит за рамки его ума, и чтобы не пропасть, нужно не вступать в словесные прения, а держаться за догматы. Но здесь опять парадокс. Чтобы увидеть границу своего ума, нужно обладать очень большим умом. Умный понимает, насколько он глуп, дурак же знает всё. Второй вариант — надо иметь высшие ценности, ориентир на которые позволит избежать проблем. Большинство не обладает ни крупным умом, ни высшими ценностями.

Элитное образование никогда не ориентируется только на интеллект. В первую очередь, ориентир на принадлежность к касте. Как бы человек умён ни был, если он представитель чужой культуры, чужого мировоззрения, система не впустит его в себя.

Кто вы? Мы вас не знаем. Не знаем, чего от вас ожидать. Не знаем ваших глубинных подсознательных корней. Даже если вы кажетесь своим, где гарантия, что вы свой? И если даже вы искренне свой, где гарантия, что завтра в вас не проснётся зов предков, и вы не обратите наш ресурс против нас? Такой гарантии нет и быть не может. А раз так, не исключено, что вы отвернётесь от нашей шкалы ценностей и вернётесь к своей. Нашим нуворишам говорят в Лондоне: идите к своей «элите», богатым простолюдинам, а к нам не лезьте. Потому что пускать в систему чужих — значит, создавать нештатную ситуацию. Зачем, какой смысл?

Университеты США, воспитывающие политическую элиту, на словах самые свободные и самые открытые. На деле они не пускают в свою среду чужих, как бы умны те ни были. Америкой сегодня правят несколько очень закрытых кланов. Человек имеет шанс попасть в этот круг при условии, что его представляет клан. Это показатель управляемости. В больших вопросах проще иметь дело с представителем семьи, чем с непонятным талантом-одиночкой.

Голый интеллект проще купить, как дорогой компьютер. Что можно купить, не имеет смысла приближать. Очень богатый и умный, но чужой, никогда не сядет за стол избранных. Потому что он чужой. Этим всё сказано.

Интеллектуальный потенциал сам по себе не является решающим показателем. Система, пропускающая на ключевые узлы людей по признаку ума и богатства, уничтожит сама себя. Однажды она вырастит кукушонка, который выкинет родных птенцов из гнезда.

Вокруг стремления наращивать темпы потребления элита не возникает. Для этого нужен фундамент, глубокое цельное мировоззрение. Сами нувориши, называй они себя хоть политиками, хоть бизнесменами, ничего подобного создать не в состоянии хотя бы потому, что не совсем понимают, что это такое. Для них поднятые здесь темы это «бла-бла-бла», не более. За настоящее там держатся совсем другие ценности. Вот губернаторское кресло получить, министерский портфель поиметь, бюджет попилить, это да, это серьёзные дела. А разговоры про мировоззрение для них болтовня. Если по духу человек простолюдин, его хоть озолоти, стремление не поднимется выше потребительских установок.

Чтобы попасть в круг нуворишей, достаточно соответствовать материальному уровню. Кто продемонстрирует достаток, того примут за своего. Но это как раз показатель неэлитности. Все так называемые «закрытые клубы» миллионеров открываются за деньги. В реально закрытый клуб за деньги попасть нельзя.

Возвращаясь к теме школы, констатируем: в России нет образования. Оно невозможно без идеологической базы. Привитие твёрдых принципов, под которыми нет фундамента, обернётся двойной моралью. Именно это произошло в СССР, когда на базе марксизма-ленинизма пытались вырастить элиту. Для людей среднего и ниже уровня, не понимавших, а принимавших доктрину на веру, система работала. Но на более высоком интеллектуальном уровне она буксовала.

В марксизме умные люди без труда находили много несоответствий. Это ставило крест на усилиях создать советскую элиту. Места элиты заняли или люди с двойной моралью, или середнячки, из которых получились бы хорошие администраторы, но не мыслители. В итоге государство осталось без «головы».

По нашему мнению, безукоризненную идеологическую платформу даёт Православие. Оно являет собой цельное учение, не имеющее трещин. Но здесь есть свои особенности, главная из которых — в современном обществе не принято выпячивать приверженность к православию. Это очень тонкая тема, и если её чуть передавить, она получит ненужный окрас.

Вместе с тем нужно признать — Православие не является учением в том смысле, какой мы здесь употребляем. Это больше духовный и нравственный фундамент учения. Не учение оно потому, что из него нельзя вывести напрямую ответы на многие актуальные политические вопросы. Например, каким должно быть устройство власти. Можно вывести, что оно не должно вести к погибели души — это лишь рамки, внутри которых может быть много решений.

Учение придётся создавать на православии, но фундамент не заменяет самого здания. Фундаментом советского общества был рационалистический материализм. На нём Маркс воздвиг своё учение.

Это важно понимать и называть своими словами. Народ и элита не пойдут за уже бывшим. Общество придёт в движение, когда появится великое ощущение строительства нового мира. Старое воспринимается через призму «нельзя дважды войти в одну реку».

Кто в общих чертах разделяет сказанное, имеет достаточное понятие о предмете, желание, возможности и готов возглавить, — дерзайте. Мы тоже не останемся в стороне. Создать материал для будущего Православного Царства — крайне ответственная задача. Сегодня сатана пожинает богатый урожай. Если вы отвоюете у него малую часть, это будет большой победой. Мы ждём появления людей, способных сеять разумное, доброе, вечное. «Сейте, спасибо вам скажет сердечное русский народ» (Некрасов).

Легко сказать «сейте». Фабрику по изготовлению стульев создать сложно. Фабрику по изготовлению Человеков на порядки сложнее. Но России нужна элита. Преобразования могут начаться, если в стране возникнет элита, мыслящая в соответствующем объёме. Пока такой элиты нет, мы со всей своей нефтью и ракетами представляем манипулируемую массу.

Не будем тешить себя иллюзиями, посмотрим в глаза реальности. На сегодня создание элиты невозможно. Чтобы её создавать, нужны создатели элиты. Получается, первый шаг — это создание создателей элиты. Здесь аналогия как с производством. Возьмите в руки любой предмет, например, карандаш. Чтобы его изготовить, нужно оборудование. Чтобы создать его, нужно оборудование, изготавливающее оборудование (производственные линии). Для этого нужна фундаментальная наука. Науку питают мысли. Так от простого карандаша мы приходим в сферу идей. Нет идей, нет науки, нет изготовителей, изготавливающих производственные мощности, нет станков и в итоге нет карандаша. Нет идеи, нет карандаша. В той же степени сказанное относится к «изготовлению» человека.

Что же делать? По логике, если нет возможности умножить, следующая задача — сохранить. Если нет и такой возможности, то есть неизбежны потери, следующей задачей будет терять медленно. Если нет возможности влиять на скорость, следующая ступень вниз — терять безболезненно. Если и этого нет, мы приходим к обратному выводу — потерять всё как можно быстрее.

Центральной мыслью этой главы является утверждение, что главное качество элиты не просто интеллект, (его можно купить), а интеллект, в обязательном порядке произрастающий из моральных качеств, из принципов, чести, воли и веры. Одно без другого не просто не имеет смысла, но оказывается помехой. Честным человеком, не наделённым интеллектом, можно легко манипулировать.

Реакция участников «Проекта» на эту архиважную проблему выражается в создании команды, способной с нуля взяться за создание школы будущего. Нужны люди, которые видят и понимают эту проблему во всей её полноте. Не начётники и не сторонники кваса и сарафанов, это всё в прошлом, а люди, осмысливающие проблему в условиях современности. Только такие могут из фундамента православия вывести (или согласовать) всю школьную программу. Раз в любом случае фундамент может быть только религиозным, пусть он будет религией Христа, чем культом «золотого тельца».


1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка