Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка18/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25
ГЛАВА 4
Партстроительство
Надеемся, мы донесли технологию двух параллельных потоков. Первый этап — создание костяка, достаточно подробно описан выше. Остаётся дать описание второго этапа — наращивания мяса на скелет. Начнём с прописных истин.

Тело любой массовой партии, как тело любой армии, собирается из простых людей. Наше отличие в том, что мы предъявляем более высокие требования к интеллекту соискателей. Кандидатами уже не могут быть пьяные самодовольные бюргеры, довольствующиеся идеей превосходства черепа правильной формы над неправильной. Нужны простые люди, способные усвоить базовые принципы теории. Это значит, нужны люди с интеллектом выше среднего.

Толпу из жаждущих улучшения бытовых условий и ради этого готовых встать под любые знамёна, на данном этапе не имеет смысла собирать. Если она понадобится, для этого есть другие технологии. По ним сегодня работают «оранжевые». Футбольная толпа собрана тоже по этим технологиям. Это чистая техника, и потому не будем на ней останавливаться.

Технология сбора простых людей заявленного качества похожа на мобилизацию. Собирают не всех подряд, а годных к военной службе. Здесь то же самое — собирают не всех подряд, а способных усвоить теорию на таком уровне, что от бездействия возникает дискомфорт.

Прежде чем такая мобилизация будет возможна, надо создать предмобилизационное состояние. Вопрос мобилизации сводится к вопросу распространения информации. Это возможно при наличии серьёзного административного и финансового ресурса. А ресурс является следствием наличия носителей ресурса. В итоге вопрос мобилизации сводится к проблеме привлечения элиты. Иными словами, мы приходим к выводу: прямо сейчас, с этой минуты, мы не можем запустить сразу два параллельных потока — создание костяка элиты и создание информированной массы. Точкой отсчёта, с которой пойдёт процесс, может быть только элита. Только из неё можно составить критическую массу, которая придя в движение, дальше будет стремительно нарастать.

Эффект «снежного кома» достигается активацией естественной энергии ключевых фигур. Финансовый спекулянт Сорос организовал падение валюты Англии, заставив крупных биржевых игроков скидывать фунты. Это был искусственно вызванный камнепад. Один умело пущенный камешек увлёк другой, тот третий, и в итоге миллионы камней устремились в направлении первого камня. Сорос привёл в движение стихию, противостоять которой финансовая система Англии не могла. Чем больше она выделяла средств на поддержание фунта, тем привлекательнее становились спекулятивные операции на фунте. Это притягивало новых игроков, и в итоге английский фунт рухнул. Сорос и ряд других крупных игроков заработали гигантские суммы. Мы создаём аналогичную ситуацию, но в политическом секторе.

Самая большая проблема — отсутствие элиты. Есть много богатых ресурсных и властных простолюдинов, но все их стремления по большому счёту находятся в рамках «золотых унитазов». Мы сейчас не будем останавливаться на смысле создания этой массы. Скажем лишь, процесс носит искусственный характер. Это фундамент, на котором основаны идущие сегодня разрушительные процессы. Фактически члены партии «золотых унитазов» — та же политическая пешка, что и члены нацистской партии. Разница в том, что фашисты были мракобесной пешкой, а «унитазы» потребительской. Уровень понимания мировых процессов у них в целом одинаковый.

Конечно, среди этой массы есть потенциальная элита. Её процент ничтожен, но он имеется. Значит, есть над чем работать. Будем делать дело честно, не обращая внимания на комментарии обывателей, и молиться Богу.

Всему свой временной шаг. Размер партии прямо пропорционален размеру костяка. Здесь такая же зависимость, как между костями и мясом, между офицерами и солдатами. Нарушение пропорции есть утрата дееспособности. Мы сейчас на этапе создания мозга костей. Далее создание костяка из единомышленников. Потом на костяк наращивается мясо.

Всё это должно идти с соблюдением общей пропорции. Из малого коллектива, проникнутого идеей, возникнет огромная живая структура. Как человек растёт сразу всеми органами, а не по очереди, сначала рука вырастет, потом нога, так будет расти и наша партия.

Чтобы политическая «армия» была в постоянной готовности, нужна профессиональная основа. Вся разница в качестве материала и принципе его организации. Сегодня все профессиональные партийцы, во-первых, никаких идей не разделяют по причине их отсутствия. Во-вторых, понимают свою деятельность как работу. Наши профессионалы, во-первых, будут единомышленниками. Во-вторых, деятельность будет пониматься как служение.

Это не благочестивое пожелание, это факт. Если вы чётко заявляете, что хотите строить, к вам приходят люди, разделяющие заявленную цель. Если вы вместо конкретной цели предлагаете сделать что-то хорошее, к вам приходят честные ура-патриоты, неудачники и горлопаны. В любом случае, это не очень умные люди. В первом варианте возникает монолит. Во втором — куча мала. Структура, созданная по принципу служения идее, раздавит структуру, собранную по коммерческому принципу. Кроме того, служивая структура будет создана из монолитного материала, тогда как наёмная всегда собирается из самой пёстрой публики. Результат противостояния предсказуем.

Мы получим структуру, сравнимую по своему качеству с ранней РКП(б). Профессиональный идейный костяк, на который крепится идейная масса из простых людей, разделяющих нашу идею, в итоге даёт реальную партию. Это будет именно настоящая партия, какой в России не было 100 лет. Главный показатель настоящей партии — когда рядовой член может своими словами объяснить, за что он борется, чему служит. Неграмотный матрос большевистской партии мог по-своему объяснить, за что сражается партия и он лично. Мог объяснить товарищу своё понимание ситуации не на уровне эмоций, а именно по сути.

Если брать конкретно большевиков, матрос мог объяснить несправедливость ситуации, когда один работает и с голоду пухнет, а второй ничего не делает и жиром заплывает. Насколько это точно отражает марксизм, дело десятое. Главное, человек на доступном ему логическом уровне мог объяснить свою цель.

Зафиксируйте момент: простой матрос мог объяснить идею, за которую он сражается. Пусть его обманули, мы сейчас не об этом. Мы о том, что мог. Сегодня самый умный представитель современной партии не сможет этого сделать. Он понимает главную цель как победу на выборах. Когда вы ему скажете, что власть в данном случае всё же инструмент достижения цели, а какова же цель, он на этом моменте забуксует. Если вам очень повезёт, начнёт говорить о желании навести порядок, всем дать достаток и прочее. По-русски говоря, начнёт сыпать благими намерениями всем всё сделать хорошо. Всё, можете отходить, у него включилась пластинка. Фиксации конкретной идеи не дождётесь.

Показателем этих структур служит разномастность. В одной и той же партии запросто может быть монархист, демократ или даже непонятно кто, который вообще за счастье народное, что само по себе похвально, но слабовато. Нетрудно догадаться, какую цель преследуют эти «борцы».

По мере распространения информации начнётся идейное насыщение массы. Поток простых людей-единомышленников будет пропорционален информационному потоку. Все эти люди будут исполнителями. Но не такими, каких сегодня стягивают политические партии. Эти приходят денег заработать, а не Родине служить. Мы же имеем основание считать, что пришедшие на идею люди в первую очередь пришли служить, а не работать в коммерческом смысле этого слова. Это именно служивые, а не наёмные. Получается, средний и рядовой состав нашей партии будет состоять из честных исполнителей, людей, желающих служить Родине.

Здесь возникает интересный момент. Получается, люди с политическим опытом нам не нужны. Кто покрутился в современной политике, попробовал всей её грязи и ушёл из неё (или остался), в основном испорченный человек. Если невинная девушка несколько лет проживёт в публичном доме, есть все основания полагать об изменении её мировоззрения. Аналогично и здесь: в современной политической ситуации теоретически могут быть честные люди, но их процент не может быть большим по определению. Из этого следует, большинство там тех, кто торгует другими и сам не против продаться (если, конечно, правильную цену предложат).

У нас с кадрами возникает ситуация, схожая с кадровой проблемой первых коммерческих магазинов. Приходит туда человек устраиваться. Его спрашивают: «У вас опыт есть?» Он говорит: «Есть». Ему отвечают: «До свидания». Приходит другой человек. Ему говорят: «У вас опыт есть?» Он говорит: «Нет, всю жизнь учителем работал». Ему улыбаются: «Милости просим».

Причина простая. У первого весь опыт сводился к обмеру, обвесу и обсчёту в совокупности с хамством. У второго не было такого опыта. Так вот, у работающих в политическом секторе рынка есть опыт построения потёмкинских деревень всех форматов и хищений всех вариантов. Получается, нам не нужны политически опытные люди. Нам нужны люди, до прочтения этой книги шарахавшиеся от одного слова политика, как от прокажённого.

Десятитысячной команды возникнуть в одночасье не может. Она будет постепенно расти. Первые траты понадобятся после прохождения первого этапа, создания минимального костяка элиты. Кроме того, десятитысячной команды профессионалов может вообще не понадобиться. Имеется в виду, это слишком много. По разным оценкам на 1917 год численность партии большевиков составляла от 10 000 до 60 000 человек. Её дальнейшее разрастание было уже не в счёт. В партию потекли не единомышленники, а карьеристы и приспособленцы. Они хорошо умели петь хором и говорить на трибуне, но именно они разложили партию в хлам через 70 лет.

Мы вправе предположить, что сегодня, в безыдейном вакууме, понадобится намного меньше людей, чем 100 лет назад. Тогда массовость партии объяснялась идейным противостоянием. Сегодня ничего подобного нет. Значит, результата можно достичь меньшими силами. Может быть, нескольких тысяч постоянно действующих человек за глаза будет достаточно.

Огромное значение имеет качество кадров. Реальный коллектив из ста человек может организовать работу, которую не сделает стотысячный политический коллектив. Разница в тысячу раз — не поэтический образ, а реальность. Если бы в России была команда из ста человек, собранных вокруг элиты из десяти человек, и все они были бы объединены не общими словами и эмоциями, а понятной идеей, такая команда была бы заметнее всех политических партий. Если бы команда была из тысячи человек, в современных условиях она была бы чем-то запредельно огромным. Про 10 000 даже говорить неуместно. В условиях современной демократии эта цифра равносильна бесконечности.

В любом случае это не кажется чем-то невероятным как в физическом, так и в финансовом плане. Цена в рамках средней коммерческой сделки или федеральных выборов в одном регионе. Если учитывать, что деньги потребуются постепенно, проблем не будет. Слишком многим нужна сильная Россия.

В условиях информационной насыщенности собрать политическую армию — дело техническое. Служба Родине на профессиональной основе соберёт народную элиту. Когда на логически-идейный костяк будет «повешена» эмоционально-идейная масса, возникнет, как говорил Аристотель, машина из людей. Сработает закон «подобное притягивает подобное». Сила потянется к силе (типа деньги к деньгам). За несколько лет возникнет структура, не сопоставимая ни с одной из существующих политических группировок. На их фоне наша команда будет выглядеть как стальной бастион на фоне ветхих шалашей. Грядущий кризис сметёт шалаши и укрепит стальной монолит.


ГЛАВА 5


Участие в выборах

Для чего нужна партия? Партия создаётся как структурная единица для участия в выборах. Это привычный факт. «Ага! — воскликнет проницательный читатель. — Но ведь раньше вы утверждали, что не будете выбираться ни при каких обстоятельствах!» Подтверждаем всем внимательным и проницательным единомышленникам: мы, авторы книги, не будем выбираться никуда и ни при каких обстоятельствах принципиально. В новообразовании умных и деятельных людей, которое мы условно назвали партией, наверняка найдётся много достойных кандидатов, которым будет оказано такое доверие.

Чтобы за короткое время провести грандиозную операцию, необходима серьёзная поддержка административным и финансовым ресурсом. Быстро решить нашу задачу можно только легитимным путём. Для этого нам нужно иметь возможность пользоваться демократическими свободами, и всё. Чудная ситуация складывается, но нам действительно больше ничего не надо. Здесь получается как по пословице: «Если женщина говорит, что ей ничего не нужно, значит, ей нужно всё».

Пользуясь демократическими правами, мы гарантированно убиваем систему, не являющуюся демократией, но прячущуюся за ширмой демократии. Главное наше оружие — демократическая конституция. Враг её создавал под себя, как фундамент разрушительных технологий. Мы используем её как инструмент разрушения диктатуры капитала.

Прямой подход к цели с направления, откуда противник ожидает нанесения удара, чаще всего приводит к отрицательным результатам. В войне, как и в спортивной борьбе, попытка бросить противника наземь, не лишив его предварительно устойчивости, приводит к излишней трате сил. Противник затрачивает намного меньше сил для сохранения устойчивости. При таком способе борьбы можно победить, если есть огромное превосходство в силе. Но даже и в этом случае нет гарантии на победу. Нарушение равновесия противника есть база победы.

Афоризм Наполеона «на войне моральный фактор относится к физическому как три к одному» выражает понимание, в чём сосредоточена сила. Преобладание морального фактора, который обеспечивает внутреннее чувство справедливости нашего дела, обеспечивает победу.

Кто будет выставлен кандидатом, не имеет значения. Мы не исключаем, это может быть человек из власти. Сегодня там очень много православных людей (или позиционирующих себя носителями православной культуры). Решающим моментом является акцент не на кандидата, а на принцип формирования власти. Вопрос не в личностях, а в эффективности. Россия в положении, когда нужно как можно скорее взять ситуацию под контроль, что возможно только через смену строя и установление Постоянного правительства.

В запасном варианте события могут развиваться несколько иначе. Например, с инициативой отказа от демократической системы может выступить действующий президент. Может состояться досрочный референдум по этому вопросу. Можно объявить чрезвычайное положение, позволяющее игнорировать требование о постоянной смене власти. Много чего может случиться, и что бы ни произошло, мы всё равно в выигрыше.

Заявляя себя организацией, мы получаем плюсы и минусы. Плюсы в эксклюзиве. Найдя нечто редкое, глупо уничтожать это редкое только потому, что не ты его создал, не ты контролируешь и вообще не знаешь, что это такое. Особенно в ситуации, когда это редкое предлагает рассматривать себя сторонникам сильной России как союзника и партнёра.

Демократия подобна кинутому сильной рукой камню. Со старта у него была максимальная скорость. Потом он достиг максимальной высоты. Теперь он падает, и это неотвратимо. Удержит ситуацию тот, кто не будет с упорством, достойным лучшего применения, цепляться за дела давно минувших дней. Система в точке бифуркации. Ничтожные усилия произведут колоссальные последствия.

Наполеон говорил, что один араб победит пятерых французов. Но десять тысяч французов победят пятьдесят тысяч арабов. Мы отдаём себе отчёт: администраторы в борьбе за власть обыграют идеологов на коротком участке. Но в долгосрочной перспективе победят идейные. Но это время, а время — это всё.

Мы не сомневаемся в своей победе, но понимаем, объединение с фигурами, понимающими скрытую механику закулисной борьбы, ускорит нашу победу. Сейчас нет ничего дороже времени. Наш шанс найти среди администраторов масштабных идейных людей. Не просто богатых или просто ресурсных, всё это не то. Нужны люди, способные крупно и адекватно мыслить.

Одному человеку можно сказать «построй дом на семью из пяти человек», и он построит. Уточнит некоторые детали, и построит. Другому это слишком общая задача. Ему нужно конкретное задание: положить кирпичи, выкопать фундамент и прочее. Аналогично и здесь — если поставить задачу организовать продвижение идеи или победу на выборах, для одних это будет слишком расплывчатая идея, для других нормальная.

Кому расплывчатая, тот будет идею продвигать сообразно своим способностям и возможностям.

* * *

До сего момента враг спекулировал на том, что демократия хороша постоянными выборами-перевыборами. Была сочинена масса ярких аналогий, типа, власть это как пелёнки, которые общество меняет по мере их загрязнения. Утверждалось, мол, временная власть хороша тем, что если она не нравится, её можно сменить. Несколько лет назад это казалось таким понятным убедительным аргументом, что масса народу покупалась на него.

Прошли годы, и что же? Мы видим подтверждение пословицы «нет ничего более постоянного, чем временное». Да, действительно, правители меняются, и то не очень. Но система остаётся неизменной. Постоянная селекция власти отфильтровывает всё более и более циничные кадры для власти. Вспомните, в самом начале демократии депутатом мог стать простой человек, учитель или рабочий, известный своей честностью и прочее. До сих пор многие в Думе помнят депутата-женщину, которая ездила на «Оке» с федеральными номерами, и юриста из Омска, который добровольно уступил своё место в Верховном Совете тогда ещё не обладающему никаким ресурсом Ельцину, исключительно ради демократии.

Можно ли сейчас представить ситуацию, чтобы простой человек мог стать депутатом, если это стоит несколько миллионов долларов? Аналогично можно сказать обо всех выборных должностях. Если не изменить принцип формирования власти, это не временная власть будет. Это постоянная власть, диктатура капитала, спрятанная за благолепной риторикой. Интересный вывод образовался. Оказывается, власть по-любому постоянная, только в одном случае она от мамоны, в другом — от Бога. Остальное придумано в качестве уловки.

Система, именуемая сегодня демократией, не даёт шанса на изменение власти. Это только кажется, будто народ может плохого мэра или депутата поменять на другого. Пусть не лучшего, но другого. Повторяем, это невозможно на практике. Как говорили в советское время, «Я имею право? Да, имеете. Так я могу?… Нет, не можете». Не народ определяет власть, а капитал. Это закон системы, именуемой «демократия». Рассуждения, что народ может менять власть «как пелёнки», есть сознательный обман. Такой же, как уверения, мол, если простой человек обратится в суд, — его защитят. Враньё, не защитят. Надо обладать колоссальной наивностью и незнанием жизни, чтобы предположить такое. Демократию можно сравнить с едой во сне — кушаешь и не насыщаешься. «Еда во сне совершенно напоминает еду, которую ешь бодрствуя, но она не питает спящих, потому что они спят» (Бл. Августин, «Исповедь»).

Разные правозащитники и академики, преимущественно телевизионные, говорят нам, что демократия благо. Но не потому, что так искренне полагают, а потому что им за это платят. Это их способ паразитировать на теле общества. Если раньше любой человек мог обратиться в профком, райком, обком и другие организации, он реально мог надеяться на помощь. Сейчас ему даже обратиться некуда, все его, бедного, в суд отправляют. А он даже не знает, с какого бока туда подойти. А уж как дело до оплаты услуг дойдёт…

В общем, не верьте, что демократия даёт шанс что-то изменить. Напротив, она тешит этой иллюзией, завлекая всё дальше и глубже. И так до тех пор, пока дороги назад не будет.

* * *

Мы выступаем против демократии любого разлива. У людей возникает вопрос: зачем лично вам это нужно? Ответ в духе «забочусь о народе» вызывает ассоциацию: «утром мажу бутерброд, сразу мысль, а как народ»? Блага народу хотите? Всё с вами понятно… В переводе на русский язык — власти хотите. Устроить свою судьбу желаете на высоких словах о народном благе. Тьфу на вас…

Пока нет чёткого ответа на вопрос, зачем лично вам нужно спасать Россию, ни о каком доверии не может идти речи. Кто не может ответить на вопрос, зачем ему это нужно, в том живёт семя тли и лукавства. Отметим, что человек сам может это не сознавать.

Вы верите нам? Хорошо. Не верите? Ещё лучше. Наша деятельность не должна зависеть от чужой веры. Мы должны честно делать то, что считаем правильным, больше ни на что не обращая внимания. Ной строил огромный корабль, когда рядом даже речки малой не было. Можете представить, сколько он насмешек вытерпел? Но смеётся тот, кто смеётся последний.

Нам нечего скрывать. Наши цели и намерения чисты. Логика наших действий вытекает из православного мировоззрения. Смысл своей жизни видим в спасении души. Отсюда генеральная линия поведения. Нет у нас сил достойно нести завет Бога. Страшно будет перед Богом стоять, если нет надежды. Спросит Он, зачем Я дал тебе таланты, а ты не использовал их, не защищал слабых и сирых, когда хищники их обижали? Почему использовал данные тебе таланты на поиск своего удовольствия? Что тут можно будет ответить? Получается, талантливый человек не имеет что сказать, если все свои таланты тратил только на себя.

Наша надежда на Страшном Суде сказать Богу: Господи, грешен я и слаб. Но свои таланты тратил не только на себя. Когда я видел, что народ мой и Отечество убивают, не стоял в стороне, а делал что в моих силах. Насколько успешно делал, не мне судить, но Тебе. Я делал всё честно в меру своего разумения. Возможность произнести такие слова даст надежду на милость Бога и на спасение души. Другой надежды у нас нет, ибо «мы спасены в надежде» (Рим. 8,24).



* * *

Одни люди считают главной жизнь после смерти. Другие признают только земную жизнь. Мировоззрение первых охватывает земной и метафизический мир. Мировоззрение вторых ограничено рамками земного мира. Масштаб предопределяет дальнейшую логику действия. Первые стремятся к целям, лежащим в другой жизни. Вторые стремятся к целям в рамках земной жизни. Из этого рождается направление и качество усилий. Цель первых — спасение души. Цель вторых — получение удовольствия. Первые способны совершать поступки, противоречащие сиюминутному благу. Вторые следуют установке «бери от жизни всё».

Многие представители современной элиты, занятые бизнесом или политикой (они пошли туда, решив что это главное в жизни для принесения пользы стране и собственного самоутверждения), столкнулись с тем, что с системой невозможно бороться в одиночку. Человек понимает: я делаю что-то не так, нехорошее… Но мне надо подняться по жизни, чтобы уважали, чтобы имелось поле для личного манёвра. Вот доберусь до определённого статуса, тогда стану придерживаться правильных ценностей, вести себя как подобает — никаких сделок с совестью, никакой двойной морали… Его намерения изначально чисты и честны, но он не понимает, что доберётся до поставленной цели совсем другим человеком…

Мы никому ничего не хотим доказывать. Мы лишь фиксируем: одни имеют смыслом жизни спасение души, другие имеют смыслом жизни удовольствие. Одни служат Богу. Другие мамоне. «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6,24). Усидеть на двух стульях никому не удастся.

Спрашивается, какое отношение спасение души имеет к смене государственного строя? Разве недостаточно жить по заповедям, ходить по воскресеньям в храм, ставить свечи, подавать милостыню, не убивать, не воровать, не блудить? Разве через это нельзя спасти свою душу? Как спасение России, политические и государственные проблемы, завязаны на спасение души?


ГЛАВА 6


Ближний

Чтобы донести нашу логику, скажем — спасение души есть выполнение заповедей Христа. Не новодельных предписаний, в которых нет ничего, кроме общих слов, а заповедей Бога. Первая заповедь гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь» (Мф. 22,37). О второй заповеди Христос говорит: «Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22,39-40). Христос говорит, здесь весь закон и пророки. Эти две заповеди — основа христианства. Они не умаляют прочие заповеди, но подчёркивают: любовь к ближнему — основа христианства. Апостол Павел говорит: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1-Кор. 13,1-3). Из этого следует, что главный путь спасения — любовь. Чтобы спасти душу, нужно любить ближнего.

Чтобы рассуждать далее, уточним, что конкретно есть любовь. Дадим, насколько это возможно, чёткую формулировку. Определить наличие или отсутствие любви можно только по делам. Слова не являются показателем. Они могут украшать поступки, но не более того. По вашему отношению к человеку, особенно если он в беде, можно точно сказать, насколько вы его любите. Часто красивыми словами прикрывают искание своего. Люди говорят другому человеку «люблю» не потому что любят, а чтобы пользоваться его телом или кошельком. Никакая это не любовь.

Любовь, как и вера, выражается в делах. «Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: идите с миром, грейтесь и питайтесь, но не даст им потребного для тела: что пользы»? (Иак. 2,15-16). Можно ли говорить, что человек, так поступающий с нагим и голодным, любит его? Ни в коем случае. Любовь в первую очередь выражается в непреодолимом стремлении отдать последнюю рубашку, пойти на страдания, но помочь любимому человеку. Если любовь выражается в стремлении получить выгоду, — это не любовь. Это просто один человек имеет другого. Демократическая власть именно так «любит» народ. Если бы демократы действительно любили народ, разве могли бы они называть его быдлом и электоратом? Вы можете представить отца семейства, так именующего членов своей семьи? Подводим итог: любовь выражается в стремлении принести благо любимому.

Теперь переходим ко второму понятию. Кто есть ближний? Сколько их, ближних? Где заканчивается круг моих ближних и начинается круг чужих людей, которых я могу не любить и не должен о них заботиться? Начнём с того, что каждому Бог дал разные таланты, разный масштаб мысли, разную силу. Никто не имеет права зарывать свои таланты.

Вот как об этом сказано в Евангелии: «Человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение своё: одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе; и тотчас отправился. Получивший пять талантов пошёл, употребил их в дело и приобрёл другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрёл другие два; получивший же один талант пошёл и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчёта. И, подойдя, получивший пять талантов принёс другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрёл на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошёл также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрёл на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего. Подошёл и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошёл и скрыл талант твой в земле; вот тебе твоё. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро моё торгующим, и я, придя, получил бы моё с прибылью; итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 25,14-30).

Каждый должен действовать в меру своих талантов. Уравниловки тут в принципе быть не может. Если кому дано много талантов, с того много требуется. Действие должно быть пропорционально возможностям. «И сел Иисус против сокровищницы и смотрел, как народ кладёт деньги в сокровищницу. Многие богатые клали много. Придя же, одна бедная вдова положила две лепты, что составляет кодрант. Подозвав учеников Своих, Иисус сказал им: истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила всё, что имела, всё пропитание своё» (Мк. 12,41-44).

Как родители ответственны перед Богом за сохранение своих детей, так князья ответственны перед Богом за свой народ и в первую очередь за его душу. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28).

Сегодня всё смешалось в русском доме. Князья бросают слабых на съедение волкам, на произвол судьбы, потому что им внушили, что народ не есть ближний. Кто же тогда ваш близкий? И зачем Вам дано так много талантов? Разве Вы забыли, что «от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12,48). Почему же вы, сильные, думаете, что Бог, давший вам таланты, не спросит с вас за то, что вы бездействовали, когда обижали слабых, попирали ваше Отечество и уничижали Веру? Если князья не защитят обижаемый народ, на что ему надеяться? Кому ещё он близкий?


1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка