Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка16/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25
ГЛАВА 6
Локомотив
Выход не просто в получении открытой традиционной власти. Нужна максимальная, абсолютная власть. Без такой власти задача не имеет решения. Возникает закономерный вопрос: как получить такую власть над разрозненным светским обществом? Отсутствие общей цели породило тотальное недоверие и хаос. Всё это исключает традиционную власть. Где же выход?

Начнём с того, что никакое общество не однородно. Оно всегда делится на народ и массу. Характерная черта массы — отсутствие общей цели. По этой классификации современное общество есть людская каша, члены которой посвящают свою жизнь поиску того или иного типа удовольствия. Пока оно в таком состоянии, традиционное управление невозможно.

Превращение массы в народ возможно через возвращение метафизических целей. Когда каждый признает своей целью спасение души, возникает общая цель, порождающая движение в одном направлении. Это создаёт базу для доверия, и в итоге базу для рождения власти.

Характерная черта народа — стремление к спасению души. Тяга к удовольствию распыляет энергию. Стремление спасти душу концентрирует её. Народ отличается от массы способностью пожертвовать личным благом. Масса не способна на такое. В первой книге упоминалось, что боевое подразделение выживает, если каждый готов пожертвовать своей жизнью. И погибает, если каждый имеет главной целью выжить. Масса обречена умереть.

Общество никогда не бывает ни стопроцентным народом, ни стопроцентной массой. Оно демонстрирует лишь тенденции к тому или иному состоянию. Сила общества зависит от пропорции «массы» и «народа». Чем больше общество-масса, тем оно слабее. Чем больше народ, тем сильнее.

Модель общества зависит от процентного содержания народа и массы. Народом правят, массу принуждают посредством манипуляции или физическим насилием. Если провести аналогию с армией, офицерский корпус — это народ, солдаты — масса. Посредством офицеров, использующих «кнут и пряник», солдатская масса приводится в движение. Стоит исчезнуть офицерам (или изъять у них кнут и пряник), солдатская масса распадается.

Понятие «народ» в данном случае не является национальной или культурной общностью. Здесь понимается некая общность людей с единой целью. Если разные племена доверяют власть единому центру, они народ. Если единоплеменники не способны оказать доверия, они масса. Советский народ, люди разных национальностей, были единым народом, пока доверяли власти. С утратой такой способности начался процесс превращения в массу.

Народ сильнее массы, потому что структурирован. Он увлекает за собой массу, превосходящую его по численности. Обратное возможно, если народ относительно массы составляет ничтожную величину. Гигантский поток людской каши увлекает за собой народ, как река бревно. Единственный шанс противостоять — восстановить пропорцию масса-народ. После этого начнётся восстановление традиционной власти.

Сегодня идёт обратный процесс. Народ России бешеными темпами превращают в массу. В силу определённых обстоятельств темп несколько сбился. Благодаря такому подарку от Господа Россия не только не развалилась, но демонстрирует положительные тенденции. Слабые, едва заметные, но позволяющие создать силу, которая закрепит и разовьёт эти тенденции.

Здесь мы приходим к одному из ключевых моментов. Над современной Россией невозможно получить власть. Но над той частью России, которую можно считать народом, можно получить максимальную власть. Задача получения власти сводится к формированию доверия. Народ должен поверить идее. Здесь мы не видим трудностей. Наша идея непротиворечива, понятна, являет собой цельное мировоззрение и целиком основана на метафизике.

Чтобы лучше понимать методы работы, ещё раз уточним понятие «народ». Главным признаком народа является наличие метафизической цели. Получается, народом можно считать только верующих людей. Остальная часть общества есть масса без общей цели.

Предвидя бурю возмущений по этому поводу, мы, тем не менее, остаёмся при своём мнении. Люди, не имеющие метафизического мировоззрения, не могут иметь общей цели. У них могут быть благие желания, но все они не могут подняться выше бытоустроительства. В самом лучшем варианте эти цели могут на краткое время превратить массу в народ, как это было у коммунистов. Но пройдёт поколение-два, и масса оплывёт как пломбир на солнце, что и продемонстрировали коммунисты. В условиях современной информационной среды, отличающейся невероятной агрессивностью, это произойдёт намного раньше. Вот почему все попытки структурировать массу вокруг бытоустроительных идей провалились.

Теперь нужно определить, на каких верующих делать ставку. Если основная религия России православие, основополагающим народом России являются православные христиане. Верующие мусульмане тоже народ, но мы говорим о государствообразующем народе России, а не об Иране или Израиле. Мусульман или иудеев нельзя рассматривать государствообразующим народом России, равно как нельзя православных рассматривать государствообразующим народом Ирана или Израиля.

Советский народ тоже не государствообразующий, потому что породившая его идеология утрачена ещё в прошлом столетии. Реализовать потенциал советского народа можно через возвращение его в лоно Православия. Насколько это реально, покажет практика.

Вывод: получение максимальной власти над Россией начинается с получения доверия православных людей, проживающих в России. Не вообще всех хороших людей, а именно православных. Это единственный способ создать конструкцию, способную к системному действию. На этапе становления крайне важно удержаться от погони за количеством. На этапе строительства фундамента решающее значение играет качество. Лучше меньше, да лучше.

Важный момент — какой смысл мы вкладываем в слово «православный». Сейчас есть несколько градаций. Есть воцерковленные люди, регулярно посещающие храм и выполняющие базовые требования Церкви. Они регулярно исповедуются, причащаются, соблюдают посты и прочее.

Вторая группа православных, это кто никаких обрядов не соблюдает, в храм заходит по случаю, раз в год, но, тем не менее, крещён и позиционирует себя православным.

Третью группу православных можно назвать стремящимися или сочувствующими. Они вообще далеки от понимания православия как упорядоченной системы. Со стороны жизнь этого типа людей ничем не отличается от жизни атеиста. Кажется, у них нет системы ценностей, они живут туловищем, как баклажан на грядке. В основном да, это так. Единственное их отличие — они позиционируют себя носителями православной культуры.

Последняя группа, при всей её далёкости от православия, принесёт, по нашим прогнозам, много пользы нашему делу.


ГЛАВА 7


Знание и власть

Кровь и вера

Подлинное доверие возникает из знания. В данном контексте под доверием понимается не любовь с первого взгляда, а доверие из области «кому доверить управление своими деньгами». Власть над обществом похожа на коммерческий банк. Самый крупный банк существует, пока вкладчики ему доверяют. Утратить доверие вкладчиков означает для банка смерть.

Огромной стране нужна огромная власть. Такая власть означает безграничное, огромное доверие. Такое доверие требует абсолютно ясного понимания. Получается, власть возможна над обществом, члены которого имеют знание. Мыслимо ли всем дать знание? В первой книге утверждалась невозможность этого. На этом постулате построена вся критика демократии. Во второй книге утверждается невозможность власти над обществом, члены которого не имеют знания. Кажется, мы противоречим сами себе. Если власть невозможна без доверия, а доверие невозможно без знания, а знание невозможно дать всем членам общества, как же достигается власть? От народа, не имеющего знания, нельзя получить доверия. Можно ввести его в заблуждение, но это не образует власти.

С одной стороны, людям невозможно дать знание, достаточное для доверия власти. С другой стороны, люди должны иметь такое знание, иначе невозможно доверие, и следом власть. Кажется, мы где-то заблуждаемся. Перепроверив нашу логику, мы не нашли изъянов.

Особенность современного человека — видеть часть ситуации, понимая под ней целое. Люди в темноте держат слона за хвост и составляют о нём мнение. Неправильно выбранное направление делает неправильными все последующие шаги. Специалисты «по хвостам» являются знающими невеждами. Яркий пример академик Сахаров, в уме и честности которого не приходится сомневаться. Но это не мешало им манипулировать. Его побуждали говорить о том, масштаба чего он не охватывал. Мы не утверждаем, что не мог охватить. Безусловно, мог, но так сложилось, что не охватил. В итоге известнейшим учёным манипулировали как малым ребёнком.

Если крупного учёного, работавшего в самой парадоксальной области науки, развели как домохозяйку, что говорить о простых людях? Откуда у них возьмётся знание, уберегающее от заблуждения? Да и желание познать откуда возьмётся? А ещё время, способности и прочее… Вы можете представить человека, все мечты которого вокруг ремонта квартиры и купить жене сапоги, а для полного счастья не хватает нового автомобиля, начавшего мыслить о глобальных проблемах? Возможно ли такое явление в массовом порядке? Если нет, из этого следует — цельного знания у большинства быть не может. Ну и дальше опять уходим в тот же штопор: нет знания — нет доверия. Нет доверия — нет власти.

Как всем людям вместить большое знание? Как в стакан налить ведро? Как простой человек может сознательно доверять, если это превышает его возможности? Прежде чем разбираться с этим, скажем: никакого противоречия здесь нет. Противоречие возникает не из-за ошибки, а потому что темы, лежащие в разных плоскостях, накладываются друг на друга. Разберём всё по порядку, и вы увидите это сами.

Чтобы человек мог иметь доверие по большим вопросам, он должен обладать знаниями в масштабе «Вселенная — планета — человечество — народ — семья — Я», то есть обладать абсолютным знанием. Оно так велико и парадоксально, что его рациональное усвоение невозможно. Что же делать? Мы снова и снова попадаем в замкнутый круг. Абсолютные знания народ не вместит. Бытовые знания введут его в заблуждение и превратят в массу. Если человек всё своё время посвящает чему угодно, но только не обдумыванию государственных проблем, скажите на милость, как он может иметь доверие или недоверие по этим вопросам? Если подталкивать людей высказываться по вопросам, о которых они и минуты не думали, это манипуляция.

Проблема находит неожиданное разрешение. Человек не вмещает большое знание, но вмещает знание абсолютное. Мы не знаем, как это объяснить. Не находим ничего лучшего, как снова указать на «парадокс Фомы». Учёный муж назвал все свои труды соломой, заявив, чтоб любая бабка, имея веру в бессмертие души, знает больше, чем написано во всех его книгах. Бабкины знания имеют объём, не умещающийся в словесные формы и трёхмерную логику.

Абсолютное знание есть Вера. Этот тип знания нельзя усомнить. Любое рациональное знание, составленное опытным и логическим путём, можно усомнить, а веру нельзя. Вера, Любовь, Честь не подчиняются рациональным законам. Этому знанию не нужно опытное и логическое подтверждение. «Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю. Пришёл Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в рёбра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20,24-27).

Человеку нельзя дать абсолютное знание в рациональной форме. Но можно дать абсолютное знание в иррациональной форме. Отличие человека от других форм жизни, помимо всего прочего, в способности иметь Веру. Верующий народ имеет сознательное доверие к власти. Если люди верят в Бога, они доверяют власти от Бога. В итоге верующий народ представляет единую команду. Правитель имеет максимальную власть, какую только можно вообразить.

Как видите, вера решает все проблемы общества. Верующий народ превращается в организм, контролирующий сам себя. В какой-то степени возникает народовластие, но не в том смысле, в каком этот термин предлагают понимать демократы.

Верующий народ, понимая генеральной целью спасение души, может сознательно оценивать действия правительства. Если власть создаёт условия, способствующие спасению души каждого члена общества, общество доверяет этой власти. Если власть создаёт условия, противоречащие главной цели, доверие исчезает. Власть, противоречащая генеральной цели, в глазах народа перестаёт быть властью от Бога.

Народ сознательно реагирует на ситуацию. Им никто не манипулирует, его никто не подначивает. На основании абсолютного знания он составляет сознательное мнение о целом. Сегодня мнение о целом тоже есть, но оно на эмоциональном уровне, в духе «все воры и козлы». За этим типом реакции нет никакого осмысления, здесь только протест. Мы же говорим о сознательной реакции на глобальные события.

При таком понимании ситуации главная задача правительства — культивировать веру. Чем крепче вера, тем больше власти. Нет веры, нет власти. Обратите внимание, мы не уточняем, какой веры. Религиозной веры в Бога или веры в «свободу, равенство, братство». Веры в коммунизм или в свою нацию. Все веры похожи друг на друга. Они никогда не логичны, всегда абсолютны и нетерпимы. Но все они дают знания, на основании которых народ совершает сознательный выбор. Самая прочная вера на метафизике и на крови. Самая хилая — на логических изысках. Первый тип веры живёт тысячелетиями, второй — не более двух поколений.

* * *

Вера и кровь определяют власть. Свой доверяет своему. Мусульмане доверяют мусульманину, демократы демократу, коммунисты коммунисту. На веру всегда накладывается национальный оттенок. Нам могут возразить известной фразой «нет ни Еллина, ни Иудея… но все и во всём Христос» (Кол. 3,11). Но эта фраза не упраздняет национальность, то есть это не основание для космополитизма. В Евангелии о том же самом сказано: «нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Галл. 3,28). Если мыслить в той же логике, нужно упразднить пол, что является глупостью. Из этого следует, данное выражение относится к духовной природе человека, а не к биологической.

Формула «мы с тобой одной крови» — разновидность иррационального знания. Сколько бы демократы ни талдычили о равенстве и братстве, ни при каких обстоятельствах они не дадут власть тому, кого считают чужим. Зулусы всегда доверят управление зулусу, европейцы — европейцу. Можете быть уверены, в правительстве США всегда будут тотально преобладать англосаксы. В Таджикистане правительство всегда будет из таджиков, в Англии из англичан. Вожаком лосей всегда будет лось, вожаком волков — волк. Все разговоры о равенстве, братстве и космополитизме — это для красного словца. Единичные представители других культур в демократических правительствах есть показуха, не ломающая общей тенденции.

Призыв к веротерпимости — стратегическая уловка «товарища» волка. Обратите внимание, верующие в демократию США крайне нетерпимо относятся к остальным верованиям. Целые народы, не желающие поклоняться «золотому тельцу», сгорают в идеологических кострах новой инквизиции. Где идеологические костры не загораются, пользуются напалмом и ракетами.

Любая мировая религия имеет целью обратить в свою веру весь мир. Цельное мировоззрение заявляет свою абсолютность. Абсолютное не терпит компромиссов в силу своей абсолютности. Разница между Божественной и небожественной религией только в том, что любая форма сатанизма прячется от больших вопросов. Ни один атеист не скажет вам, в чём смысл жизни.

Итак, вера первична в духовной сфере, кровь вторична. В биологической обратная иерархия. Вера стремится к осознанным ориентирам. Кровь — к заложенным природой. В глобальном смысле, если поведение человека определяет больше духовная составляющая, получается, вера имеет доминирующее значение.

Кровь не спасает атеистическое общество, потому что вторична. Третий рейх, независимо от итога войны, был обречён развалиться за одно поколение. Такой вывод делается из опыта СССР. Если советская Россия, имея мировоззрение и относительно цельную идеологию, продержалась 70 лет, сколько бы продержалась гитлеровская Германия, идеология которой сводилась к измерению черепов? В самом оптимальном варианте она могла рассчитывать на одно поколение.



Компромисс

Мы достаточно чётко показали — власть имеет основанием доверие. Кто не может иметь доверия, не может удержать власть. В лучшем случае массе можно сформировать доверие к отдельным единицам, но это будет не тот тип доверия, о котором мы говорим. Речь идёт о сознательном доверии. Без осознания доверие напоминает приз зрительских симпатий. Когда человек хорошо говорит, поёт и пляшет, это располагает массу, но это не то доверие.

Сегодня традиционная власть, подобно эфиру, распылена среди десятков миллионов людей. Это превратило её из реальности в потенцию. Каждый носит в себе частичку власти, никому не собираясь её доверять. Чтобы вновь превратить власть в реальность, люди должны понять ситуацию. Понимание родит доверие, из которого власть опять материализуется.

Возможность получить власть заключается в продвижении информации, объясняющей понимание ситуации. Пока нет понимания, возникновение традиционной власти невозможно. Нельзя иметь то, чего нет. Если представить, что ключевые места в Кремле заняли хорошие люди, кардинально это ничего не меняет. Они получат доступ к ресурсу, но не власть. Если старую систему заполнить новыми людьми, очень скоро сегодняшняя система сдержек и противовесов воссоздастся. Какие бы красивые слова люди ни говорили, природа ситуации воссоздаст старые контуры.

Это не пессимизм, это реальность. Результат определяет конфигурация системы, а не честные желания. Если сегодняшняя модель экономики предполагает наличие откатов, неучтённых наличных и прочее, наполнение системы честными и законопослушными людьми приведёт или к перестройке этих людей под систему, или к блокированию ключевых узлов и дальнейшему краху системы. Последнее будет хуже первого. Чтобы иметь другой результат, не людей в системе нужно менять, а новую систему создавать.

Чтобы создать новую систему, ключевые узлы нужно заполнять носителями новой идеологии. У малой команды элементарно не хватит человеческого материала для новой системы. Это значит, её поглотит старая система. Как бы ни были честны намерения новых людей, они ничего не изменят. Пора понять — высокие слова и честные желания сами по себе ничего не дают. Чтобы создавать и управлять, кроме слов нужна сила.

Природа ситуации определяет реальность. Пока нет ситуации, понуждающей действовать на пользу обществу, слова останутся пустым звуком. Новые люди, оказавшись в старой ситуации, сначала побухтят, помитингуют, но в итоге соберутся в ту же конструкцию, против которой выступали. Примеров таких пруд пруди.

Система исключает возможность использовать ресурс для глобальных перемен. Воровать — пожалуйста, говорит она всякому попавшему в правительство, но дальше не лезь. Если кто лезет дальше, того система выдавливает под тем или иным предлогом.

Кроме того, вас прямо не призывают воровать, это неэтично, дурной тон. Сейчас этому явлению придумано множество благолепных названий, вроде «отката» и «окна возможностей». Конечно, сути это не меняет, но уважаемым людям спокойнее. Воруют воры мелочь по карманам, а они делом занимаются. Многие читатели не догадываются, сколько может стоить подписание нужной бумажки. И где же здесь воровство? Подписал, а тебя отблагодарили по заранее согласованному тарифу.

Оказавшись перед выбором: уйти или остаться, люди обычно выбирают то, что выбрали бы вы, уважаемый читатель. Ответьте сами себе, каков ваш выбор в подобной ситуации? Молчите? Вот и они молчат. С одной стороны, всем хочется имя сохранить. С другой стороны, хочется иметь материальный достаток.

Человек ко всему приспосабливается. Знаете, как честные милиционеры работают? Они защищают того, кто прав. И просят с правого денег за активное расследование. А нечестные знаете, как работают? Они встают на ту сторону, кто первый заплатил. Самые нечестные перекупаются. Кто больше заплатит, на того и работают. Аналогичные истории можно рассказать про любое ведомство. Честные подписывают бумажки, направленные на благо общества, и получают откат. Нечестные подписывают всё, не принимая общество во внимание. Существуют тысячи способов сделать это безопасно и представить дело в самом хорошем свете. В современной ситуации выкристаллизовалось странное понятие о честности. Воруют все, но одни «честно» воруют, другие «нечестно». Такие вот метаморфозы.

Может, кто-то думает, правительство не в курсе? Как же, не в курсе…

По этому поводу можно устроить пикет и высказать кучу пожеланий, но от слова «халва» во рту сладко не станет. Раскачивание ситуации не исправляет её. На данный момент ничего изменить нельзя. Что толку говорить о необходимости изменений, если нет силы, способной реализовать эти пожелания. Что взамен, тоже непонятно.

На сегодня правительство, при всех своих минусах, является самой сильной командой. При этом оно абсолютно не способно кардинально влиять на ситуацию. Ожидать такой способности от более слабых команд просто глупо. Обещания политических партий по приходу к власти всё исправить — наглый обман и спекуляция на горе людей.

Если у безыдейной правительственной команды не хватает сил, как можно надеяться на более слабую, тоже безыдейную, оппозицию? Может, они что-то такое знают, о чём другие не ведают? Пусть поделятся… Увы, им нечего сказать. Одни и те же лица из года в год говорят одни и те же слова. Бу-бу-бу… Как это всё надоело… Лучше бы молчали. Кстати, в узком кругу они молчат.

При всех минусах правительства ему нельзя отказать в частичной дееспособности. Логика проста: если пьянку невозможно предотвратить, её нужно возглавить. Не имея сил исправить систему, они её возглавили. Возникла по необходимости лицемерная система. Она рождает два закона — видимый для толпы и негласный для практического применения.

Первый закон никто не собирается выполнять. Он пишется, исходя не из ситуации, а из желания массы. Вам нравятся слова про свободу и равенство? Получите. Если бы масса хотела узаконить право летать как птицы, в конституции это право непременно бы записали. Лишь бы дитя не плакало. Вокруг этого кормятся различные правозащитники и борцы за свободу.

Второй закон — для практического применения. Он возникает из реальной ситуации, а не из желаний. В условиях Севера можно издать закон, по которому люди получат право не замерзать, но реальность породит неписаный закон, по которому все и будут жить.

Любое правительство руководствуется правилами, позволяющими контролировать систему. Оно всегда закрывает глаза на нарушения формального закона, если человек не выходит за принятые по умолчанию рамки. Чем выше человек в административной табели о рангах, тем больше он живёт по неписаным правилам. Каждый на крючке, на каждого море компромата. Это не даёт власти изменить направление объекта, но позволяет собрать более-менее устойчивую для данной ситуации конструкцию и сохранить целостность объекта.

Россия катится в пропасть. Сейчас невозможно изменить её курс. В такой ситуации главной задачей становится сохранение объекта. Если дать этой катящейся глыбе расколоться на тысячи мелких осколков, назад уже не соберёшь. Пока Россия целая, даже на краю пропасти, возможно полностью восстановить всё. У расколовшегося объекта такой возможности нет.

Мы НЕ осуждаем действия правительства, потому что в ситуации идейного вакуума и, как следствие, отсутствия команды, сами ничего лучше не можем придумать. Что толку акцентировать внимание на болячках, если нет сил на лечение?

Никакая команда не сможет придумать ничего лучшего на сегодняшний день. По болоту бесполезно хлопать ладошкой. Даже стрелять из пушек бесполезно. Шума будет много, толку мало. Единственный способ борьбы с болотом — осушение. Системе может противостоять только система.

Сегодня государственная система похожа на огромный поток. Если на его пути встанет система, меньшая по массе, не говоря о бессистемных образованиях, поток сметёт её. Пока нет системы, способной решить ситуацию, энергию нужно направить на создание такой системы. Как бы красиво и справедливо ни выглядели действия, но если они не ведут к созданию силы, способной получить власть и решить проблему, их нужно понимать или как глупость, или как сознательную провокацию, призванную распылить энергию.


ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

ПЛАН


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка