Предупреждение часть первая. Общая



Сторінка15/25
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.43 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25
ГЛАВА 2
Открытая власть
Нас учат: власть государства основана на монополизации насилия. На первый взгляд всё правильно. Но насилие без доверия невозможно. Кажется, при чём тут доверие? Какая его связь с насилием? Разве для насилия недостаточно одной только силы?

Действительно, имея пистолет, можно одного, двух и трёх человек заставить что-то делать. Но сотню — нереально. Насилие над сотней и более человек возможно при наличии пропорциональной команды. Насилие требует пропорции принуждающей команды и принуждаемой массы. Если пропорции нет, насильственная власть невозможна.

На каком принципе можно построить команду? На принуждении сколотить её нельзя, только на доверии. Это касается всех без исключения царей, вождей и лидеров. Ближайшее окружение Александра Великого, Наполеона, Ивана Грозного, фараонов и римских императоров, состояло не из принуждаемых, а из доверенных лиц. Выстроить пирамиду, когда диктатор принуждает двоих принудить пятерых, а те десятерых и так далее, невозможно.

Для разрушения пропорция меньше, для созидания больше. Например, чтобы расстрелять тысячу человек, достаточно десятка солдат, пары офицеров и одного командира. Чтобы заставить ту же тысячу строить дорогу, нужен гораздо больший репрессивный аппарат.

Зададимся вопросом: можно ли управлять никому и ничему не доверяющим обществом силой? Нет, невозможно. Для этого требуются доверяющие друг другу люди, из которых можно составить требуемую команду. Демократия культивирует принцип «каждый сам за себя». Принцип гражданского общества, «война всех против всех», исключает доверие. Пользуясь случаем, заявляем, наша цель не гражданское общество строить. Мы строим христианское общество, не имеющее никакого отношения к гражданскому.

Демократическое правительство не может применить насилие в широком смысле этого слова. Оно всё делает с оглядкой на общественное мнение, на оппозицию, формирующую это мнение. Что будет с президентом демократической страны, если он применит силу против восставшей области? Здесь два варианта: или ему нужно после этого устанавливать диктатуру, или готовиться разделить судьбу Милошевича.

Как управлять обществом, в котором невозможно широкое насилие ни при каких условиях? (Невозможно, потому что нельзя сформировать достаточно большую команду). Единственный вариант — через манипуляцию сознанием. Максимально эффективная манипуляция выражается в спекуляции на низменной составляющей природы человека.

Такой способ управления означает постоянную спекуляцию, что разлагает общество в прах. Далее у него два пути. Или механически структурироваться, что возможно через тотальную компьютеризацию, или его вытеснят более структурированные сообщества. Пока мы наблюдаем вытеснение. Ещё совсем немного, и Франции, Бельгии, Германии и многих других государств попросту не будет. Останутся их материальные активы, их территория, но государственность там будут определять другие народности.

Мы приходим к непривычному для либерального уха выводу. Возможность совершить насилие над своим народом есть показатель здорового общества. Невозможность такого действия приводит к разложению и исчезновению общества.

Объяснение такого утверждения довольно простое. В любом обществе есть довольно большая категория людей, ориентированная в первую очередь на личное благо. В религиозном обществе и в потребительском их разное количество, но в любом случае они есть. Хотим мы того или нет, этот сорт людей будет стремиться построить своё благо за счёт общества.

Отказаться от своих устремлений можно только насилием или угрозой насилия. Если насилие невозможно, эти люди начинают плодиться с невероятной скоростью, забивая собой все поры общества. Демократическая власть не в состоянии взять под контроль это явление именно из-за неспособности оказать насилие над собственным народом. По своей природе она обречена идти путём уступок. Чем больше она уступает, тем больше они требуют. Власть будто тонет в болоте — чем больше дёргается, тем глубже её засасывает трясина.

Демократическое правительство не способно совершить насилие не потому, что там все такие добрые и милосердные, комара не убьют, а потому что власти у них нет. Потому что они не уверены, что армия выполнит приказ о масштабном насилии. Если даже они найдут способ заставить солдат выполнять приказ, дальше что? Дальше выборы, на которых оппозиция оторвётся по полной. А потом им грозит судьба Милошевича и Хусейна… Страшно.

Невозможность насилия следует из отсутствия доверия. По сути, отсутствие доверия есть отсутствие традиционной власти, что порождает хаос и любопытные трансформации. Наличие доверия означает возможность насилия, в общем, наличие власти. Доверие может расти как вширь так и вглубь. Чем большее количество людей вам доверяет и чем больше они вам доверяют, тем больше у вас власти. Абсолютная власть означает абсолютное доверие всех. В этом варианте насилие не нужно, управление происходит исключительно словом. «Имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идёт; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает» (Мф. 8,9).

К сожалению, это чистая теория. На практике довольно значительная часть общества всегда будет состоять из людей эгоистичных и своекорыстных. Управлять ими возможно только через насилие или угрозу насилия. Это значит, всегда потребуется аппарат насилия. Полноценный аппарат невозможно создать ни на чём ином, кроме доверия.



* * *

Капитан тонущего корабля должен иметь власть пресечь действия паникёров. Жертва части ради спасения целого оправданна и необходима. Желание всем угодить приводит всех к смерти. В жизни постоянно приходится из двух зол выбирать меньшее. В условиях экстремальной ситуации это проявляется ещё сильнее. Приказ может выглядеть жёстким, и при этом быть спасительным. Чтобы спасти миллионы, порой приходится жертвовать тысячами.

Рассуждение о преступности приказа есть показатель деградации общества. Высоцкий поёт: «Всем, кому покой дороже; всех кого сомненья гложут, может он или не может убивать», в итоге вынуждены стрелять «в висок иль во врага». Выполнять страшный приказ, не понимая его необходимости, можно только при очень большом доверии. Оценить приказ может только тот, кто понимает ситуацию в полном её масштабе. Оставить Москву французам, имея при этом силы её защищать, было тяжелейшим испытанием для русской армии. Но воины верили Кутузову, и потому выполнили приказ, казавшийся предательством. Шутка сказать, оставить Москву на растерзание врагу.

Власть, не способная к насилию, причём адекватному, не сможет противостоять хаосу. Царский режим рухнул по многим причинам. Но одна из них была в том, что режим не мог дать должный отпор крайне опасным элементам, раскачивавшим общество. Большевистские агитаторы призывали солдат оставить фронт не потому, что им солдат было жалко, а потому что массовое дезертирство увеличивало хаос. Сотни тысяч дезертиров в тылу с оружием в руках создали идеальные условия для революции.



* * *

Отношение правительства к вопросу доверия является показателем качества правительства. Бутафорское правительство никогда не лезет в этот сектор. Это вообще не его ума дело. По сути, это административно-завхозный блок. Его задача не курс корабля определять, а палубу мыть, мусор убирать, хулиганов ловить и выполнять сотни тысяч других неглавных обязанностей. За это им разрешается приворовывать. Путать использование общественного ресурса с властью равносильно путать ключ от амбара со свидетельством собственности на амбар.

Вопрос доверия всегда находится за рамками бутафорского правительства. В лучшем случае власти вспоминают о нём во время выборов. Выражается это в постановке перед технологами задачи сформировать на период избирательной кампании доверие масс. Да, тяжёлая это работа, из болота тащить бегемота. Всё равно, что формировать доверие пассажиров к карманным ворам. «Карманники» сами догадываются, задача не решаемая, и поэтому ставят более реальную задачу — «выборы выиграть». Чтобы остаться у кормушки, достаточно сформировать не доверие, а заблуждение. Когда «колдовство» технологий развеивается, народное «доверие» тут же исчезает. «Всенародно выбранные» получают желанный «ключ от амбара» и успокаиваются до следующих выборов.

Действие избирательных технологий сравнимо с действием электричества, пропускаемого через труп. Некоторое время покойник дёргается и кажется живым. Аналогично и здесь. Ничему и никому не доверяющее общество по сути является социальным трупом. Под разрядом пропускаемых через него технологий оно «дёргается» — ходит на выборы, голосует.

«Оживлять» труп можно много раз, но не бесконечно. У всего есть предел. У социального трупа, коим сейчас становится народ, тоже есть свой предел. Чем чаще массу «активируют», тем больше она разлагается. Можно создать более эффективные технологии, что продлит конвульсии общества-трупа, но нельзя остановить процесс разложения. Раньше за право выбора умирали. Сейчас не знают, какие ещё придумать ухищрения, чтобы побудить массу реализовать это право. Это явный показатель приближающейся смерти системы.

Однажды масса превратится в прах, который не сможет выразить ни доверия, ни недоверия. Это уже будет не просто мёртвая масса, это будет сгнившая масса, активация которой невозможна никакими технологиями. Попросту нечего будет активировать. Мёртвые «сраму не имут», мнения не имеют, голос разума тоже не воспринимается.

Когда масса разложилась, никакой «ток» не даст избирательных конвульсий. Разложившуюся массу трудно ввести даже в состояние заблуждения. Управлять ею теперь невозможно через принуждение. Демократы преподносят это как достижение, но мы знаем, к чему это ведёт. Единственный способ управлять разложившимся обществом — через манипуляцию. Далее мы покажем, как манипуляция переходит в тотальную диктатуру. Никакая земная сила не сможет разорвать новый мировой порядок, если не ввести в систему принципиальных изменений. Если их не будет, приблизится финиш человечества — Апокалипсис.


ГЛАВА 3


Скрытая власть

Власть — это господство взгляда и мнения. Если господствующего мнения нет, значит, и власти нет. Даже честное управление обозом не есть власть, так как оно не способно указать обществу направление. Интенданты могут обслуживать армию, но не могут задавать ей курс.

Любая крестьянка знает, когда рушится семья, надо восстанавливать именно семью, а не хозяйство. Когда рушится Россия, первым делом надо восстанавливать Россию, а не её хозяйство (экономику).

Когда постоянные выборы-перевыборы создают тотальную атмосферу недоверия, коридоры власти закономерно наполняют паразиты. Послушайте демократических политиков. Президент США Джимми Картер говорит: «Политик — это вторая древнейшая профессия в мире, тесно связанная с первой». Аналогично о себе отзываются представители свободных СМИ. Никто их за язык не тянул, они сами позиционируют себя проститутками, преподнося это как доблесть.

В обществе, где все хают всех, а власть состоит из временщиков, именующих себя проститутками, доверие невозможно. Как доверять временщикам, которых едва успел запомнить, как они уже исчезают? Как доверять проституткам, если они открыто продаются, даже не стесняясь? При всём желании доверие невозможно. А раз так, согласно нашей логике, власть невозможна. Её попросту не на чем строить.

Вроде бы это утверждение входит в противоречие с действительностью. С одной стороны всё правильно, никакого доверия в обществе нет. По нашей логике, власти тоже не может быть. Значит, хаос. Значит, общество должно походить на хаотичную кучу опарышей в гниющей куче.

Кажется, глядя на современное общество, мы это и видим. Но это иллюзия. На деле хаотично шевелящаяся кашеобразная масса идёт в совершенно конкретном направлении. Насколько хорошо это направление — второй вопрос. Главное, стремление массы конкретно, её можно назвать целеустремлённой. Потребительская шкала ценностей определяет общий ритм и направление. Поступь массы всё больше напоминает марш.

Случайно в ногу и строем не ходят. Раз общество идёт строем, и любая попытка изменить его курс натыкается на жёсткое сопротивление, это означает только одно — какая-то сила управляет процессом. Если она приводит массу в упорядоченное движение, значит, у неё есть власть. И вот здесь мы видим некоторое недоразумение. Если организатор неизвестен, к нему не может быть доверия. Нельзя доверять тому, чего или кого не знаешь. А раз нет доверия, по нашей логике получается, нельзя иметь власти. Неизвестная сила не имеет доверия, но имеет власть. Как это совместить с нашим утверждением?

Может, это правительство задаёт массе направление? Допустим. Тогда получается, нас специально направляют в пропасть. Опуская моральную сторону проблемы, попробуйте рационально объяснить, зачем им нужно направлять страну в пропасть? Не удаётся найти объяснение многим событиям. Предположение, что эти события устраивает правительство, проваливается. Остаётся единственное — власть над обществом имеет неизвестная сила.

Этот факт означает, что есть два типа власти. Первый тип — открытая власть, на доверии. Второй тип — скрытая власть, на манипуляции. При демократии устанавливается скрытый тип власти. Формальное правительство по факту нужно понимать поп-звёздами политического спектакля. Толпа всегда знает звёзд, но не всегда знает продюсеров. Реальная власть прячется за кулисами.

Английский государственный деятель лорд Бенджамин Дизраэли писал: «Миром правят совсем не те люди, которых считают правителями те, кто ни разу не заглядывал за кулисы». Писатель Андре Ардле в романе «Порог сада» отмечал: «За сменяющими друг друга правительствами чувствуется присутствие определённых сил, которые собственно и правят. Изменение названия или ярлыка ничего не означает, толпа воспринимает только фасад. Конечно, я говорю слишком схематично, реальная жизнь сложнее, но в общих чертах дело обстоит именно так. Рядом с официальными министрами существуют организации, которые дублируют их действия, и власть которых нередко превышает власть формальных министров. Я являюсь всего лишь винтиком огромного механизма».

Над народом совершается психологическое насилие. Реализовать насилие такого масштаба способна очень серьёзная команда. Она может возникнуть на доверии друг к другу вокруг глобальной идеи. Вокруг идеи украсть деньги такая команда в принципе не может образоваться. Поскольку выборное правительство всегда компромиссное, собранное из маленьких людей, больше думающих о своём огороде, чем о своей стране, команды из него никогда не получится. Это система «лебедь, рак и щука», где каждый тащит в свою сторону.

Под таким руководством любая структура превращается в хаос, а общество в разношёрстную толпу. Когда никто никому не доверяет, когда все хотят своего, в итоге все выполняют чужую волю. Демократическое разнообразие на поверку оказывается тем же однообразием, что и при самой лютой диктатуре, только хуже.

«Свободное общество» всегда идёт в пропасть. Понять в рамках материальной логики, кто и с какой целью это делает, невозможно. Для этого необходимо выйти в область метафизики, что мы и сделаем в следующей книге. Но и сказанного в этой книге достаточно, чтобы догадаться, во что выльется «народная власть».

Заявляя себя как народная, по факту она сводится к диктатуре капитала. Но это ещё не всё. Капитал в данном случае инструмент. В погоне за прибылью он продолжит разбивать ключевые узлы социальной конструкции. Когда система превращается в прах, контроль над «свободными» от манипуляции будет смещаться в область принуждения.

Мы снова пришли к выводу — грядёт новый мировой порядок. Апогей власти, объявляющей своим источником народ или капитал, но только не Бога, превращается во власть Антихриста.

Противостоять этой силе может её противоположность — традиционная открытая человеческая власть, базируемая на доверии. «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего» (Ефс. 6,11-12).


ГЛАВА 4
Всякая власть

Каждой форме государства нужен свой тип человека. Империи нужны герои. Рынку герои не нужны. Ему нужно торговцы и потребители. Сегодня СМИ разрушают традиционное сознание и на его месте формируют потребительское. Какими красивыми словами обставлен этот процесс, не имеет значения. Для нас важен факт, что из людей делают потребителей. Остальное бутафория. Выходит, сегодня реальной властью обладает Рынок.

Здесь предоставляется удобный случай осветить один из ключевых вопросов современности. Часто можно слышать, как от мирян, так и от служителей Церкви, мол, всякая власть от Бога. Многих это поставило в тупик. Давайте разберёмся с проблемой.

Слова апостола Павла «нет власти не от Бога» (Рим. 13,1) можно понимать как «что не от Бога, то не власть». А можно ровно наоборот — «любая власть от Бога». Возникает вопрос, что считать властью? Правомерно ли агрессию и самоуправство называть властью? И почему любой тип самоуправства нужно объявлять властью от Бога?

Логический анализ библейских текстов свидетельствует: Священное Писание однозначно предписывает бороться против некоторых видов власти. «Наша брань… против властей» (Ефс. 6,12). Искуситель какую власть предлагал Христу? «И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами» (Лк. 4,5-6). Если принять смысл, что всякая власть от Бога, получается, дьявол предлагал Богу взять власть от Бога, а Он отказался?

Если рассуждать в таком русле, получается, вообще всё от Бога. Мы же по своей воле грешим. А откуда наша воля? От Бога. Грех от воли, воля от Бога. Сокращая цепочку, получаем: грех от Бога. Это одно из самых богопротивных утверждений рационального ума. На деле всё не так. Грех совершается по нашей воле, а не по воле Бога. Грех именно от человека, а не от Бога. Стоит сойти с протестантских рельсов, становится очевидным, что далеко не всё от Бога, и власть в первую очередь.

Хитрая уловка позволяет представить трусость благочестием, но это ещё полбеды. Беда, что эта фраза предписывает смелым и честным христианам терпеть нехристианскую власть. Раз всякая власть от Бога, как можно противиться данной Богом власти? Получается, какой бы власть ни была людоедской, её нужно терпеть. Раз Бог наказывает, нужно безропотно терпеть наказание. Под видом смирения предлагают стать предателем и уклониться от защиты Веры и Отечества. Раз любая власть от Бога, чего же дёргаться против неё?

Следует помнить: в апостольские времена ни одна форма власти не называла себя безбожной. Самый последний тиран объявлял источником своей власти Бога. Насколько это правомочно, другой вопрос, мы говорим о позиционировании. Когда власть признает своим источником Бога, появляются хоть какие-то основания объявить её властью от Бога. Но каким боком это применимо к власти, объявляющей своим источником народ? Как про демократическую власть, на всех углах уверяющую, что она «от народа», можно сказать что она «от Бога»? Как ни крути, но сама эта власть своими словами и делами обличает себя. У кого язык повернётся сказать, что всё происходящее творит власть от Бога? Разве власть от Бога легализует порок, поощряет распущенность, предоставляет педерастам эфир и прочее?

Честный человек чувствует — не может быть власть Гитлера от Бога. Не может, и всё тут. Власть маньяка над жертвой не есть власть от Бога. Язык не поворачивается называть власть фашистов над заключёнными концлагеря властью от Бога. Это режет слух, заставляет насторожиться на уровне интуиции. Кто-то нас пытается обмануть и здесь.

Мы прекрасно понимаем возможные возражения наших оппонентов. Все эти рассуждения, что любая власть попускается Богом, очень сильно попахивают протестантским душком и уводят в предопределение. Они продавливают одну мысль — смирись и никуда не суйся. Но при этом забывают, что сами попадают в собственную ловушку. Если всякая власть от Бога, получается, любой захвативший власть становится представителем Бога, кто бы он ни был. Ничего нового, история знает аналогичные концепции. Например, одно время в Византии считалось, что помазание на царство смывает все грехи, в том числе грех цареубийства. «Благочестивый» догмат родил волну цареубийств. Один убийца сменял на троне другого, и конца этому не было видно.

По здравому размышлению понимаешь: люди влезли туда, куда нельзя лезть со своей логикой. Протестанты, отталкиваясь от безусловно верного догмата о всемогуществе Бога, пришли к отрицанию Бога. В утверждении «всякая власть от Бога» есть аналогичный потенциал. Она не просто устраняет людей из процесса борьбы. Дело намного хуже — появляется возможность играть на стороне врага. Например, на оккупированных Гитлером территориях некоторые умники под этим предлогом власть фашистов признали властью от Бога. Раз власть от Бога, не грех ей и послужить. Народ назвал их предателями и воздал по заслугам за лукавство.

Любая страна, и Россия в том числе, сохранит независимость до тех пор, пока будет отличать хищничество, оккупацию и агрессию от власти. Если бы оккупанты внушили нашим предкам, что их власть от Бога, восстать против власти монголов, поляков, французов и немцев было бы невозможно. Были бы мы сегодня провинцией Орды или Польши, Франции или Германии.

Борьбу против захватчиков, установивших свою власть на оккупированной территории, нельзя понимать как борьбу против установленной Богом власти. Напротив, есть все основания полагать, что борьба являет собой исполнение заповедей Бога. Многие борцы за Веру и Отечество причислены к лику святых, потому что исполнили заповедь. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15,13).

Мы отказываемся признать любую власть властью от Бога. Все лукавые речи, призывающие смириться под безбожную власть, есть тонкое лукавство. Обмануто целое поколение.

Можно было бы сказать, что никакая власть не от Бога, если бы не единственный за всю историю человечества пример с Израилем, где Бог непосредственно управлял народом. Где Он говорил, что и как конкретно сделать. Больше мы таких примеров не знаем, из чего следует, что власть должна быть согласована с Божьими заповедями и таким образом богоугодна. Если такого согласия нет, она богопротивна.

После Израиля никакая власть не имела Бога своим источником в том смысле, что Он её поставил. Власть есть концентрированное проявление свободной воли людей. Это чисто человеческое дело, в которое Бог прямо не вмешивается. Чтобы пояснить эту мысль, выразимся так: власть человека над обществом сродни власти человека над своим телом. У вас власть над собой откуда? Можно ли сказать, что источником этой вашей безусловной власти является Бог? Нет, потому что эта власть зачастую к греху зовёт. Человек свободен, и в его власти выбрать один из возможных путей. Если бы Бог осуществлял над человеком непосредственную власть, это устраняло бы свободу. Человек превратился бы из «образа и подобия» в механизм, выполняющий чужую волю. Даже когда Бог непосредственно правил Израилем, даже тогда люди имели над собой власть, что позволяло им уклоняться от Бога. Насколько это хорошо или плохо, другой вопрос. Для нас важно показать источник власти.


ГЛАВА 5


Максимальная власть

Власть должна быть подобна мощной оси, вокруг которой уверенно и ровно вращается огромный государственный механизм. Как многотонную турбину не выдержит алюминиевая спица, как бы ни была эта турбина сбалансирована, так огромную страну не выдержит слабая власть. Нарушение пропорции образует перекос. В движении огромная континентальная и политическая масса начинает крошить самоё себя. Инерция движения обращается в энергию саморазрушения с последующим переподчинением другой, нечеловеческой по природе власти.

Огромная страна избежит краха, имея максимальную власть. Стремление к максимуму власти означает стремление увеличивать количество доверяющих людей. Максимум власти — когда весь народ становится единой командой. Идеальный пример — монастырь. Все насельники монастыря добровольно признают власть игумена. Корень церковной долговечности в максимальном доверии, основе добровольного признания власти священноначалия.

Общество способно оказать максимальное доверие, когда все индивиды стремятся к общей цели. При разных целях невозможно доверие, потому что мы идём в разных направлениях. Без общей цели невозможно сконцентрировать усилия в одном направлении. Лебедь, рак и щука не имеют общего стремления, и потому не могут доверять друг другу. Члены демократического общества не могут воспринимать друг друга участниками одного дела. У каждого своё дело, и каждый имеет целью использовать другого в достижении своей цели.

Для огромного числа людей общей целью может быть только то, что лежит за рамками личного и сиюминутного, за границей человеческой жизни. Если такой цели нет, каждый устремляется к своей маленькой личной цели, вытекающей из своего понимания блага. Так как у каждого своё представление о благе, энергия общества распыляется. Начинается процесс атомизации.

Общество как единое целое может существовать при наличии глобальной цели. Дать такую цель может религия или социальная утопия. Рынок по своей природе не может дать общей цели. Призыв обогащаться вместо концентрации даёт распыление.

Недостаток всякой социальной утопии, например, коммунизма, — в невозможности продвинуться дальше материального мира. Все утопии в итоге не поднимаются выше призыва ко всеобщему бытоустроительству, сытой и комфортной жизни. Несмотря на всю свою привлекательность, это возможно как следствие реализации более высоких устремлений. Само по себе стремление к общей сытости может восприниматься общей целью одним поколением. Через одно поколение поднятые этой целью энергии начинают распылять созданную ими конструкцию.

Любой вариант строительства коммунизма является логической бессмыслицей. Проблема в ущербности базовых постулатов. Это учение предлагает понимать жизнь случайно возникшей плесенью. Из этого следует, что смысл жизни в получении максимального изобилия сейчас, а не потом. Первых борцов революции адреналин борьбы удерживал от этой логики (хотя и тогда уже прорастали зёрна двойной морали). Потомки борцов уже не хотели класть жизнь ради всеобщего «равенства и братства», это противоречило атеистическому смыслу жизни. Они хотели максимум сейчас и для себя. Если для этого нужно было говорить красивые слова о народном благе, они говорили. Народ чувствовал подвох, утрачивал веру и превращался в массу. Показатель — он рассказывал про своих правителей анекдоты. Это примерно как если бы верующие начали рассказывать анекдоты про своего Патриарха.

Учение, не имеющее метафизического основания, в итоге разрушает само себя. Воспоминания о прошлых битвах, победах и страданиях, оформленные в «святую историю», вводят первое-второе поколение в состояние, подобное религиозному. Некоторые дети первого поколения тоже будут верить в светлое будущее. Но внуки уже не будут. Для внуков жизнь честного идейного деда является антирекламой идеи. Он всю жизнь заботился о других, потом, согласно атеизму, ушёл в никуда. Зачем лично ему это было надо, спрашивает себя внук и по-честному не может найти ответа. Оценивая жизнь деда с позиции атеистической логики, он неизбежно приходит к выводу о бессмысленности дедовской жизни.

При новом поколении фундамент государственной конструкции начинает сыпаться. Следом сыплется всё. Процесс идёт независимо от экономического процветания. Утратив веру, люди утратят основание, опираясь на которое могли бы доверять правительству.

Процесс нельзя остановить, поскольку утрачен защитный механизм. Самые талантливые в погоне за личным благом превращаются в самых опасных. Между ними начинается борьба за власть, что активирует процесс разрушения. Возникает эволюция наоборот. Самые умные и сильные образуют самую беспринципную и жёсткую прослойку. У «элиты наоборот» есть всё, кроме главного — идеи и веры. Все её способности обращаются против общества, и, в конечном итоге, против себя. Возникший социальный СПИД сначала ослабляет, потом убивает общество.

Рационализм хорош в ремесле. Как стратегический ориентир он немыслим. Сцементировать многомиллионную массу в единый организм может только иррациональность. Гуманизм вместо иррациональности даёт кукушонка, который пожирает всё. Чем он сильнее, тем активнее выталкивает из гнезда других птенцов. В итоге он останется один.

Когда общество понимает главной целью обустройство быта, каждый начинает тянуть в свою сторону. Общая цель неминуемо исчезает. Следом исчезает доверие, затем власть.

Добиться заявленных коммунизмом целей можно, если всем ориентироваться на запредельные цели. Самые запредельные цели даёт религия. Совместное стояние перед Богом и совместное спасение души образуют абсолютное общество, над которым возникает абсолютная власть. Если цель не запредельна, она не может быть общей для всех, и, следовательно, не родит общего направления, а без него невозможно доверие, и как следствие, невозможна власть.

В таком обществе возникает скрытая власть. Прячась за высокими словами о свободе и равенстве, она уничтожает свободу и равенство. Превращение больших целей демократии в большую иллюзию подчинило общество большой манипуляции.

Это утверждение оригинально подсвечивает надпись на статуе Свободы в Нью-Йорке: «Приведите ко мне всех усталых, всех бедных, жаждущих дышать воздухом свободы» — перефразированные слова Христа: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обременные, и Я успокою вас» (Мф. 11,28). В роли спасителя предстаёт идол, богиня свободы. Что такое свобода, нигде не сообщается, но везде сообщают о праве каждого стремиться к счастью. Неудобный момент, что у волка с ягнёнком это несколько разные понятия, опускается. В итоге «бедные и усталые», которых идол так красиво приглашает подышать воздухом свободы, оказываются в интересной ситуации. За всем этим угадывается лукавство и просматривается языческий принцип приоритета силы.

США, на сегодня являющие яркий образчик двойной морали, погибнут по тем же причинам, по которым погиб СССР. Два колосса прошлого канут в небытие. Далее начнётся новая эпоха. Нашим далёким потомкам разница в 50-100 лет будет незаметна. Гибель СССР и США будет выглядеть одномоментным событием. Конструкция, у которой отвалилась одна нога, сегодня накренилась. Завтра она упадёт. Мы видим, как она падает, давая старт новому миру.

Когда общество верило в слова, выбитые на статуе Свободы, оно имело общую цель. Как следствие, имело доверие друг к другу и открытую власть. Робеспьер или Вашингтон имели власть. Когда всё оказалось красивым обманом и спекуляцией на чувствах, приоритет получили мелкие интересы. В новой атмосфере доверию не нашлось места, и как следствие, не было места открытой власти. Пришла власть, основанная на манипуляции, на обмане.

Поиск материального счастья превратил общество в кашеобразный поток. Сегодня он обволакивает, поглощает и тащит за собой всё, что встречается на пути. Куда тащит, никто не может понять, потому что никто не может посмотреть на небо. Куда течёт людской поток, можно увидеть, если посмотреть на него с метафизической высоты. «Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими» (Мф. 7,13).

Прорисовываются контуры страшного будущего. Можно было бы расслабиться на манер пассажиров, устроивших дискотеку на верхней палубе тонущего судна в надежде, что до последнего акта трагедии не доживут. Это можно было бы признать логичным выходом из ситуации, если бы жизнь заканчивалась фактом физической смерти. Если жизнь продолжается, возникает совсем другая логика. Модель поведения каждого строится, исходя из веры в прекращение или продолжение жизни.

Мы верим в продолжение жизни. Это значит, реагируя на ситуацию согласно заповедям, мы влияем на своё метафизическое будущее. Защищая Отечество и народ, мы душу свою спасаем. Потому что нет большей любви, чем положить жизнь за того, кого считаешь ближним. «Кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретёт её» (Мф. 16,25).



* * *

Кажется, мы зашли в тупик. С одной стороны, наша цель достижима через максимальную власть. С другой стороны, над светским обществом нельзя иметь максимальной власти, потому что светское общество не может иметь общей цели, и далее по цепочке, общего доверия, и в итоге власти. В таком обществе у каждого своё представление о благе, которого все ищут по мере сил, сообразно своим способностям, вкусу и случаю. Возникает броуновское движение. Вместо концентрации начинается распыление энергий, их обнуление через сталкивание. По достижении критической черты общество превращается в склочную массу эгоистов, что подчиняет их скрытой силе.

Есть ли выход из ситуации? Выход есть, но прежде чем приступить к его рассмотрению, скажем однозначно и твёрдо: над современной Россией в том виде, в каком она находится, никто, и мы в том числе, не может иметь настоящей власти. Нужно крепко понять и запомнить это, чтобы не тратить понапрасну энергию.

Сегодня Россия является гигантской льдиной, дрейфующей в море хаотичных событий. Наш курс определяют инерция нации и усилия врагов. Решающее значение сыграет появление новой силы, имеющей платформу в метафизике. Это обязательное условие, позволяющее начать конструктивные процессы.

Новая сила автоматически вызовет притяжение элиты из народа. В рыхлой плоти общества возникнет монолитное уплотнение, которое, продавливая свой курс, определит ситуацию. Если такого уплотнения не возникнет, ничто не остановит стратегическую инициативу врага. Северный исполин растает в ядовитых водах потребления. Следом растает мир.


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка