Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц



Сторінка1/2
Дата конвертації13.04.2016
Розмір0.52 Mb.
  1   2
Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Научно-исследовательский институт

Отдел проблем прокурорского надзора и укрепления законности в Вооруженных Силах Российской Федерации, иных воинских

формированиях и на спецобъектах

Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц
Научный доклад

Москва, 2009



Авторский коллектив:
Кудашкин А.В., доктор юридических наук, профессор, заведующий отделом НИИ Академии Генеральной прокуратуры (руководитель авторского коллектива);

Синько В.Н., кандидат юридических наук, ведущий научный сотрудник отдела (приложение 3);

Алексеев С.В., младший научный сотрудник отдела;

Беляков В.Н., научный сотрудник отдела;

Федоров П.Э., кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права Военного университета (приложение 4).

Рецензенты: Корякин В.М., доктор юридических наук; Фатеев К.В., доктор юридических наук, профессор.


В научном докладе публикуются результаты научно-исследовательской работы по вопросам проблем выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц, проведенного Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации в сентябре – ноябре 2009 г.
Коррупция, воинские должностные лица, проблемы выявления


СОДЕРЖАНИЕ


Введение




4-7

Раздел 1

Соотношения понятий «коррупция» и «коррупционные проявления»

7- 10

Раздел 2

Виды коррупционных проявлений

10- 19

Раздел 3

Субъекты коррупционных проявлений

19-21

Раздел 4

Заключение


Приложения


Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности органов военного управления


21-29

30-34


1

Результаты анкетирования

35-41

2

Сведения о преступлениях коррупционной направленности, учтенных за ВС РФ

42-43

3

Выявление органами военной прокуратуры коррупционных преступлений, совершенных воинскими должностными лицами

в 2008 – 2009 г.г.



44-53

4

Результаты изучения справок окружных (флотских) военных судов о судимости и практики рассмотрения дел о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий

(ст. 285 и 286 УК РФ)



53-82


Введение
Коррупция, понимаемое как негативное социальное явление, поразила российское общество и приходится констатировать, что Вооруженные Силы Российской Федерации как его часть, к сожалению, не являются исключением общего негативного положения дел в данной области.

25.02.2009 С.Н. Фридинский на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации отметил, что только в 2008 году за совершение коррупционных преступлений к уголовной ответственности привлечено более 500 офицеров, в т.ч. 370 старших, среди которых 117 командиров воинских частей и 20 генералов. Ущерб, причиненный коррупционными посягательствами, вырос вдвое и превысил 2 млрд. рублей. В то же время имеющиеся в распоряжении органов военной прокуратуры материалы свидетельствуют о том, что проделана только еще первая половине пути, «ибо масштабы «предприимчивости» порой просто поражают»1. Если еще 5 лет назад посягательства на военное имущество и денежные средства составляли только четверть всех правонарушений офицеров, то сегодня этот показатель приближается уже к половине. Существенно возросло количество фактов взяточничества, должностных подлогов, присвоений и растрат. Совершенно очевидно, что любые благие намерения по формированию нового облика Вооруженных Сил Российской Федерации (далее – ВС РФ) так и останутся намерениями, если в ближайшее время не преодолеть нарастание этой негативной тенденции2.

Проблема коррумпированности государственного аппарата настолько очевидна и огромна, что вынудила Президента Российской Федерации Д.А.Медведева в своем открытом письме сравнить по уровню катастрофичности ее проявления и воздействия на нашего государство и общество с Великой Отечественной войной3.

Практически 70 % военнослужащих в той или иной степени сталкивались в своей служебной деятельности со случаями ущемления прав, свобод и законных интересов военнослужащих и решением своих проблем после «стимулирования» должностного лица, в ведении которого находится решение вопроса, путем дачи ему взятки, дарения подарка, оказания услуги.

Проведенные опросы объективно подтверждают, что в настоящее время реальной действительностью является относительно высокий уровень коррупционных проявлений в воинских частях (учреждениях).


Коррупция является сложным социальным явлением, имеющим различные формы проявления, которые не всегда очевидны. Разнообразие формулировок коррупции не всегда позволяет выявить все существенные признаки этого явления. Общепринятым является понимание коррупции как использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащих установленным правилам. Характерным признаком коррупции является конфликт между действиями должностного лица и интересами его работодателя, либо конфликт между действиями выборного лица и интересами общества.

Но в данном понимании коррупции возникает ряд вопросов. Только ли должностные лица могут быть субъектами коррупционных правонарушений? Всегда ли интерес заключается в получении материальной выгоды или он может реализоваться и в иных формах? Каково соотношение понятия «коррупция» и «коррупционные проявления»? В чем заключаются проблемы, препятствующие выявлению коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц и, как следствие, снижающие эффективность противодействия коррупции в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в которых предусмотрена военная служба?

В целях объективности выводов, к которым пришли авторы настоящего доклада, было проведено анкетирование4 среди различных групп военнослужащих, которые будут приведены в докладе.

В анкетировании приняли участие следующие группы военнослужащих (в % от всех участников анкетирования):







Следует иметь ввиду, что настоящее исследование выполнено в форме научного доклада, что делает допустимым дискуссионность некоторых его положений и выводов, но которые в свою очередь показывают всю сложность освещаемой проблематики и возможные пути поиска решения рассматриваемых проблем.
1. Соотношения понятий «коррупция» и «коррупционные проявления»
В соответствии с Федеральным законом от 25.12.20008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции » под коррупцией понимается «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами (подп. «а» п.1 ст.1) и совершение деяний, указанных в подпункте "а" пункта 1, от имени или в интересах юридического лица (подп. «б» п. 1 ст.1).

Однако анализ научных публикаций по вопросам противодействия коррупции5, а также проведенное анкетирование позволяют сделать вывод, что в указанном Законе применен узкий подход к раскрытию указанного негативного явления.

67,3 % респондентов под коррупцией понимают использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды; 35,3 % опрошенных считают, что к коррупции также относится использование любым военнослужащим (не обязательно должностным лицом) своих служебных полномочий (в том числе временных или основанных на субординационных отношениях) и доверенных ему прав в целях личной выгоды.

При этом применительно к коррупционным проявлениям опрошенные считают, что личная выгода имеет:

материальный характер (получение денег, подарков, оказание услуг и подобное) - 58,8 %;

морально-материальный характер (внеочередное присвоение воинского звания или классного чина гражданским госслужащим, повышение по службе, перемещение по службе и т.д.) - 55,2 %;

моральный характер, т.е. иная личная заинтересованность (поощрение, в том числе государственной наградой и др.) - 12,1 %.

Как социальное явление коррупция достаточно многолика и многогранна, и, разумеется, не все формы коррупционного поведения подпадают под понятие преступления6.

Проанкетированные лицаP5ANV6qk считают, что коррупция проявляется в:

совершении преступлений коррупционной направленности (хищение материальных и денежных средств с использованием служебного положения, дача взятки, получение взятки, коммерческий подкуп и т.д.) - 76,1 %;

совершении административных правонарушений (мелкое хищение материальных и денежных средств с использованием служебного положения, нецелевое использование бюджетных средств и средств внебюджетных фондов и другие составы, предусмотренные КоАП РФ) - 37,9 %;

совершении дисциплинарных правонарушений, т.е. использование своего статуса для получения некоторых преимуществ, за которое предусмотрено дисциплинарное взыскание (если «да», приведите примеры) - 17,8 %;

совершении запрещенных гражданско-правовых сделок (н-р, принятие в дар или дарение подарков, оказание услуг госслужащему третьими лицами и подобные деяния) - 25,2 %;

затруднились ответить - 2,9 %.

Таким образом, под коррупцией возможно понимать:

1) подкуп, получение или дача взятки, иные коррупционные преступления (примеры приведены в приложении 4);

2) любое незаконное использование лицом своего публичного статуса, сопряженное с получением как для себя, так и для аффилированных лиц (н-р, своих родственников) выгоды материального характера (имущества, услуг или льгот), а также иной нематериальной выгоды вопреки законным интересам общества и государства, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу.

При этом под лицами, имеющими публичный статус, понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие должностные или служебные обязанности в органах государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также лица, выполняющие управленческие функции в государственных и муниципальных предприятиях или в некоммерческих (в том числе в иностранных и международных) организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления Российской Федерации или их учреждениями.

Понятие должностного лица разъясняется в законодательстве (ст. 285 УК РФ и ст. 2.4 КоАП РФ). Должностное лицо – лицо, постоянно или временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти (то есть наделенное установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него) либо выполняющее организационно-распорядительные функции, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях (организациях), а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Если с должностными лицами органов военного управления в целом вопросов не возникает, то с правовым положением руководителей ФГУП, которые в соответствии с гражданским законодательством являются коммерческими организациями, находящихся в ведении Вооруженных Сил РФ возникают определенные проблемы квалификации их деятельности в качестве должностных лиц.



Применительно к коррупционным преступлениям Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 16 октября 2009 г. № 19 дал следующие разъяснения. Судам следует отграничивать преступные действия должностных лиц от деяний других лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность которых за злоупотребление своими полномочиями установлена статьей 201 УК РФ (п.11). Субъектами указанного преступления являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли, а также в некоммерческой организации, которая не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, государственной корпорацией.

К лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой (в том числе и в ФГУП, находящихся в ведении Минобороны России) или иной организации, относятся лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, председатель производственного или потребительского кооператива, руководитель общественного объединения, религиозной организации).

В тех случаях, когда указанные лица используют свои полномочия вопреки законным интересам коммерческой или иной организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, они подлежат ответственности по статье 201 УК РФ, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.

К лицам, имеющим публичный статус могут быть отнесены депутаты, руководители и должностные лица политических партий и другие лица, которые не наделены полномочиями государственных служащих, но могущие оказывать влияние на деятельность должностных лиц, обладающих организационно-распорядительными функциями, своим авторитетом или своим общественно политическим положением на членов политической партии, являющихся должностными лицами.

Таким образом, коррупции может быть подвержен любой человек, обладающий дискреционной властью - властью над распределением каких-либо не принадлежащих ему ресурсов по своему усмотрению (чиновник, депутат, судья, сотрудник правоохранительных органов, администратор, экзаменатор, врач, командир (начальник) и т.д.), имеющие полномочия и использующие эти полномочия вопреки законным интересам общества и государства в своих личных интересах или в интересах иных лиц, поскольку последние в той или иной степени могут удовлетворить его (имеется ввиду лицо, обладающее дискреционной властью) личный интерес.

Полномочия при этом могут носить как постоянный, так и временный характер. Последние характерны, например, для экзаменатора (во время вступительных экзаменов, сессии) или врача (принимающего решение или участвующего в принятии решения о годности к военной службе). Данный вывод подтверждается устоявшейся судебной практикой. Так согласно Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» к организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия (например, по выдаче медицинским работником листка временной нетрудоспособности, установлению работником учреждения медико-социальной экспертизы факта наличия у гражданина инвалидности, приему экзаменов и выставлению оценок членом государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии) (п.4).

Исполнение функций должностного лица по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет функции представителя власти, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом (например, функции присяжного заседателя). Функции должностного лица по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой. При временном исполнении функций должностного лица или при исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано должностным лишь в период исполнения возложенных на него функций (п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19).

2. Виды коррупционных проявлений
Коррупционные правонарушения являются одной из форм коррупционных проявлений, но не единственной. Т.е. к коррупционным проявлениям относятся как коррупционные правонарушения, так и иные явления. Именно такой подход поддерживается большинством опрошенных респондентов, которые относят к коррупционным проявлениям также:

поведение военнослужащего, которое может привести к совершению коррупционного правонарушения (25,8 %);

издание нормативных правовых актов, содержащих коррупциогенные нормы (33,3 %);

покровительство военнослужащему или лицу гражданского персонала со стороны должностного лица (24,2 %);

совершение лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий (прав и обязанностей по должности) (30,1 %).

Опрошенные респонденты отнесли к коррупционным проявлениям любые деяния, совершаемые должностным лицом (лицами) в интересах определенного лица (группы лиц, организаций), противоречащие установленному законом порядку реализации должностным лицом своего правового статуса, а также склонение должностным лицом (лицами) другого лица (группы лиц, представителей организаций) к выплате ему материального вознаграждения, оказания услуг и т.п. за реализацию своего должностного статуса в интересах этого лица (лиц).

Под коррупционным проявлением следует понимать деятельность лиц, наделенных властными полномочиями, использующих, как правило, пробелы и противоречия в регламентации реализации таких полномочий, порождающие коррупционные правонарушения или способствующие их совершению.

Основной блок коррупционных проявлений – это коррупционные правонарушения, влекущие за собой уголовную, административную или дисциплинарную ответственность.

Отличительными признаками коррупционных действий в управленческой сфере являются следующие: сделка между должностным лицом или служащим и лицом, заинтересованным в определенном поведении указанных лиц; обоюдно возмездный, но не обязательно материальный характер такой сделки; заведомая противоправность такой сделки, совершение которой запрещено под угрозой юридической ответственности, предусмотренной нормами действующего законодательства.

Такое схематичное понимание коррупционного действия вызывает ряд вопросов. Прежде всего, вопрос о сделке, под которой в юридической науке понимается гражданско-правовой договор. Проблема сделок заключается в том, что согласно одному из принципов гражданского законодательства – свобода договора, стороны могут заключать договоры как предусмотренные ГК РФ и иными законами, так и не предусмотренные, что на практике приводит к весьма расширительному толкованию и смешению публичных и частных отношений. С другой стороны под сделкой применительно к коррупционным проявлениям может и должен пониматься сговор (соглашение) о совершении коррупционного правонарушения.

По мнению некоторых ученых расширительная трактовка коррупции как социального явления должна учитывать диалектику ее (коррупции) взаимной связи с определенными пластами общественных отношений и обусловленности ими. В этом смысле коррупцию они считают вполне правомерно представлять в качестве особого вида обменных отношений7. Специфичность коррупции как вида обменных отношений состоит, на наш взгляд, прежде всего в ее способности формировать и воспроизводить неинституциональные отношения обмена и соответствующие им неинституциональные социальные нормы (правовые, экономические, моральные и др.)8, регулирующие и поддерживающие не предусмотренный законом обмен и присвоение незаконной ренты. В свою очередь, отношения обмена, осуществляемые за счет воспроизводства коррупционных деяний и поэтому скрываемые от учета и контроля со стороны общества и государства, а также за счет подпольно получаемой коррупционерами — субъектами публично-властных структур ренты, в совокупности приводят к серьезным деформациям в системе институциональных общественных отношений9.

Приведенные высказывания юристов, занимающимися теоретическими исследованиями явления коррупции и разработкой практических рекомендации по противодействию ей, в целом совпадает с проведенным анкетированием, которое показало, что большинство опрошенных респондентов считают основным стимулом совершения коррупционного правонарушения является личная заинтересованность (выгода) нарушителя1.

Коррупционные правонарушения можно разделить на коррупционные преступления, коррупционные административные правонарушения, коррупционные дисциплинарные правонарушения и гражданско-правовые коррупционные деликты.

Явление коррупции находит конкретные формы проявления в совершении различных коррупционных деяний, часть из которых объявляется преступными и преследуется в уголовном порядке. Коррупционная преступность представляет собой преступления лиц, официально привлеченных к управлению, т. е. государственных и муниципальных служащих и иных лиц, уполномоченных на выполнение публичных функций, использующих различным образом имеющиеся у них по статусу возможности для незаконного извлечения личной выгоды10.

К коррупционным преступлениям2 в форме подкупа относятся виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные под угрозой наказания следующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации: 141, пункты "а" и "б" части второй (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа); 183 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа); 184; 204; 210 (при наличии цели совершения любого из тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений, перечисленных в части пятой статьи 8 настоящего Федерального закона); 290; 291; 304 и 309 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа).

К иным коррупционным преступлениям при наличии всех признаков коррупции, относятся виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные под угрозой наказания следующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации: 145.1; 159, пункт "в" части второй; 160, пункт "в" части второй; 164 (в случаях совершения соответствующего деяния лицом путем мошенничества, присвоения или растраты с использованием своего служебного положения); 170; 188, пункт "б" части третьей (при наличии корыстной или иной личной заинтересованности); 201; 202 (совершенное в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц); 210 (при наличии цели совершения любого из тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений,); 221, пункт "в" части второй статьи; 226, пункт "в" части третьей; 229, пункт "в" части второй; 285; 286 (при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности); 288 (при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности); 289 и 292.

К административным коррупционным правонарушениям относятся обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями правонарушения, за которые установлена административная ответственность.

К административным коррупционным правонарушениям относятся противоправные, виновные действия (бездействие), за которые предусмотрена административная ответственность предусмотренная статьями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: 5.16 (подкуп избирателей), 5.17 (непредоставление или неопубликование отчета, сведений о преступлении и расходовании средств, выделенных на подготовку и проведении выборов, референдума или иную выборную должность), 5.18 (незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной компании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по поведению референдума, иной группы участников референдума), 5.19 ( использование незаконной материальной поддержки при финансировании избирательной компании, компании референдума), 5.20 (незаконное финансирование избирательной компании, компании референдума, оказание запрещенной законом материальной поддержки, связанной с проведением выборов, референдума выполнение работ, оказание услуг, реализация товаров бесплатно или по необоснованно заниженным (завышенным) расценкам), 15.21 ( несвоевременное перечисление средств избирательным компаниям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума), а также и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, устанавливающими административную ответственность за коррупционные правонарушения.

За административные правонарушения военнослужащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с Дисциплинарным уставом ВС РФ, за исключением административных правонарушений, за которые они несут ответственность на общих основаниях. При этом к военнослужащим не могут быть применены административные наказания в виде административного ареста, исправительных работ, а к сержантам, старшинам, солдатам и матросам, проходящим военную службу по призыву, к курсантам военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта о прохождении военной службы также в виде административного штрафа11.

К дисциплинарным коррупционным проступкам относятся обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями или административными правонарушениями служебные нарушения, за которые установлена дисциплинарная ответственность, которая регламентирована главами 3 и 4 Дисциплинарного устава ВС РФ (ДУ ВС РФ).

Статья 47 ДУ ВС РФ определяет, что военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за дисциплинарный проступок, то есть противоправное, виновное действие (бездействие), выражающееся в нарушении воинской дисциплины, который в соответствии с законодательством Российской Федерации не влечет за собой уголовной или административной ответственности.

Действующий ДУ ВС РФ и иные нормативные правовые акты не содержат понятия коррупционного дисциплинарного проступка, что в целом делает не достаточно эффективным институт дисциплинарной ответственности применительно к коррупционным проявлениям, не влекущим иной вид юридической ответственности.

Только 17,8 % опрошенных считают, что совершение дисциплинарных правонарушений, т.е. использование своего статуса для получения некоторых преимуществ, за которое предусмотрено дисциплинарное взыскание, относится к коррупционным правонарушениям. А привести конкретные примеры таких правонарушения практически никто не смог.

В целях повышения эффективности всех возможных правовых средств противодействия коррупции в ВС РФ предлагается внести в проект федерального закона «О военной службе Российской Федерации», в части касающейся раскрытия перечня грубых дисциплинарных проступков, дополнение, согласно которому к грубым дисциплинарным проступкам отнести коррупционные дисциплинарные проступки, к которым в свою очередь, если они не влекут уголовной или административной ответственности, отнести:

умышленные уничтожение, повреждение, порча, незаконное расходование или использование военного имущества;

непринятие командиром в пределах его компетенции необходимых мер по предупреждению или пресечению дисциплинарного проступка, совершенного подчиненным ему по службе военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, привлечению военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного проступка либо по устранению причин и условий, способствовавших его совершению, а равно сокрытие командиром информации о совершении подчиненным ему по службе военнослужащим или гражданином, призванным на военные сборы, преступления, административного правонарушения или дисциплинарного проступка и другие.

Перечисленные дисциплинарные проступки приобретают характер коррупционного дисциплинарного правонарушения, если в таких действиях присутствует корыстная или иная личная заинтересованность, что требует дополнительного исследования по данному вопросу.

Другой аспект рассматриваемой проблемы заключается в том, что согласно ст. 54 ДУ ВС РФ определены виды дисциплинарных взысканий, которые могут применяться к военнослужащим, перечень которых исчерпывающий, и не подлежит расширению. Дисциплинарное взыскание является установленной государством мерой ответственности за дисциплинарный проступок, совершенный военнослужащим, и применяется в целях предупреждения совершения дисциплинарных проступков. Наложение дисциплинарного взыскания военнослужащим регламентировано, как по видам наказания, так и по должностным лицам, обладающими дисциплинарными правами о наложении взысканий. Что в определенной степени снижает возможность злоупотребления со стороны должностных лиц своими служебными положениями при применении дисциплинарных взысканий

В то же время в данном случае коррупциогенным фактором является определение компетенции должностного лица (командира, начальника ОВУ) по формуле «вправе» или «могут», т.е. предоставление субъекту определенной свободы действий при выборе варианта правомерного поведения. В целях минимизации дискреционности в данном вопросе и, как следствие, уменьшение «коррупциогенного эффекта» применения указанных норм целесообразно:

разработать методику оценки степени негативного влияния совершенного дисциплинарного проступка на военно-служебные отношения и критерии применения отдельных видов дисциплинарных взысканий;

разработать предложения по внесению изменений в законодательство (Федеральный закон «О статусе военнослужащих», проект федерального закона «О военной службе Российской Федерации») и ДУ ВС РФ в целях минимизации дискреционных полномочий должностного лица, т.е. максимально конкретизировать обязанности и права, подлежащие безусловному выполнению вне зависимости от субъективной воли и желания. Конкретизировать права и обязанности командира (начальника) в принятии мер взыскания и поощрения, при этом установить запреты и ограничения под угрозой юридической ответственности, за злоупотребление или превышение своих служебных полномочий.

К гражданско-правовым коррупционным деликтам относятся обладающие признаками коррупции и не являющиеся преступлениями нарушения правил дарения, предусмотренных главой 32 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), а также нарушения порядка предоставления услуг, предусмотренных главой 39 того же Кодекса.

Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей (п.3 ст. 575 ГК РФ).

Проблемы заключаются в следующем. С одной стороны, поскольку военная служба является видом федеральной государственной службы, постольку в соответствии с требованиями ст. 575 ГК РФ военнослужащие могут получать подарки и иные вознаграждения на сумму не свыше пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда. С другой - в п.7 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих» содержится норма, запрещающая получение военнослужащими от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением обязанностей военной службы, за исключением ценных подарков (в том числе именных) и денежных сумм, которыми военнослужащие награждаются в порядке поощрения в соответствии с Общевоинскими уставами ВС РФ.

Налицо определенная коллизия правовых норм, которая в силу специфики военно-служебной деятельности и особенностей ее правового регулирования должна разрешать в пользу Федерального закона «О статусе военнослужащих», который не предусматривает возможности принятия подарков в связи с исполнением военной службы.

Каковы юридические последствия. В силу неоднозначности правовых норм, юридические последствия в виде юридической ответственности военнослужащих, в том числе, дисциплинарной ответственности, в настоящее время не возможно, что объективно делает необходимым однозначного регулирования указанных отношений и внесения изменений в ст.575 ГК РФ, в части исключения возможности дарения государственным и муниципальным служащим в связи с исполнением последними своих должностных обязанностей.

25, 2 % опрошенных считают, что совершение запрещенных гражданско-правовых сделок (н-р, принятие в дар или дарение подарков, оказание услуг госслужащему третьими лицами и подобные деяния) относится к коррупционным правонарушениям, совершение которых должно иметь определенные юридические последствия.

Проведенный опрос выявил, что респонденты считает, что к коррупционным проявлениям кроме коррупционных правонарушений относятся поведение военнослужащего, которое может привести к совершению коррупционного правонарушения (25,8 %); издание нормативных правовых актов, содержащих коррупциогенные нормы (33,3 %); покровительство военнослужащему или лицу гражданского персонала со стороны должностного лица (24,2%); совершение лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий (прав и обязанностей по должности) (30,1 %).

4,9 % из числа опрошенных назвали иные варианты коррупционных проявлений:

создание в воинском коллективе обстановки моральной терпимости к различным видам коррупционных проявлений, возведении их в ранг общественных норм «человеческих взаимоотношений»;

противоправное бездействие должностного лица (должностных лиц, органов, комиссий,), например, не снятие с учета в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий граждан (по сути совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 285-286 УК РФ, но в форме бездействия; ст. 293 УК РФ по своей сущности не может относится к коррупционным преступлениям, поскольку совершается в форме неосторожности, а не умышленно;

затягивание должностным лицом решение вопросов отнесенных к его функциональным или иным обязанностям, затрагивающих интересы или нарушающих законные права граждан. Установление дополнительных требований, усложняющих реализацию законных прав граждан.



Принятие коррупциогенных нормативных правовых актов можно отнести также к коррупционным проявлениям, что подтверждается результатами анкетирования. Так считают 33,3 % опрошенных

Под коррупциогенностью понимается заложенная в правовых нормах потенциальная возможность способствовать коррупционным проявлениям в процессе реализации таких норм. Антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов должна осуществляться в соответствии с Федеральным законом от 17.07.2009 N 172-ФЗ "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», по результатам которой в случае необходимости прокурор, как лицо обязанное проводить указанную экспертизу (ст.3 Закона), может применить необходимые средства прокурорского реагирования.

Проблемы, которые возникают при этом, заключается в том, что согласно Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009 "Об утверждении " (с изм. и доп.) нормативные правовые акты издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты.

В то же время практика нормотворческой деятельности в ВС РФ показывает, что акты, издаваемые управлениями главнокомандующих видами ВС РФ, командующими округами и флотами, особенно в части реализации прав и свобод военнослужащих, обеспечения их различными видами довольствия, по вопросам прохождения военной службы, по своим формальным признакам также могут быть отнесены к нормативным правовым актам. В то время согласно указанным Правилам они должны быть отнесены к правовым актам не нормативного характера, что исключает их из сферы действия Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ.

Указанные обстоятельства объективно требуют необходимости внесения изменений как в постановление Правительства РФ 1997 г. № 1009, так и Федеральный закон 2009 г. № 172-ФЗ, устанавливающий обязательность антикоррупционной экспертизы не только нормативных правовых актов, но административно-распорядительных правовых актов, затрагивающих наиболее коррупциогенные области военно-служебных отношений, к которым согласно проведенного анкетирования относятся:

материальное обеспечение военнослужащих - 23,5 %;

материально-техническое обеспечение воинских частей (военных организаций) - 31,7 %;

участие военных учреждений (организаций) в отношениях по закупкам товаров, выполнению работ и оказанию услуг для нужд обороны - 38,9 %;

дисциплинарные отношения с участием военнослужащих - 9,5 %;

обеспечение прохождения военной службы (перемещение по службе; плановая замена и т.д.) - 25,8.



В юридической литературе к коррупционным проявлениям в деятельности государственных служащих, которые по своему сущностному содержанию носят характер коррупционного правонарушения, но не легитимированы в качестве таковых, отнесены:

- использование государственным служащим своих служебных полномочий при решении разнообразных вопросов, связанных с удовлетворением материальных потребностей служащего либо его родственников;

- предоставление не предусмотренных законом преимуществ (протекционизм, семейственность) при поступлении и продвижении по государственной службе;

- оказание неправомерного предпочтения физическим лицам, индивидуальным предпринимателям, юридическим лицам в предоставлении публичных услуг, а также в оказании содействия в осуществлении предпринимательской деятельности;

- использование в личных или групповых интересах информации, полученной при выполнении служебных обязанностей, если такая информация не подлежит официальному распространению;

- требование от физических и юридических лиц информации, предоставление которой этими лицами не предусмотрено законом;

- нарушение установленного законом порядка рассмотрения обращений физических и юридических лиц;

- дарение подарков и оказание неслужебных услуг вышестоящим должностным лицам, за исключением символических знаков внимания и протокольных мероприятий и др.12

Перечисленные и иные подобные формы коррупции по действующему законодательству не могут быть квалифицированы в качестве коррупционных правонарушений. Однако не вызывает сомнение, что их совершение наносит вред интересам государственной службы, поскольку ставит под сомнение ее публичный характер, что объективно требует введение мер юридической ответственности за их совершение.

  1   2


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка