О коррекции развития, способствующей достижению акме



Сторінка2/7
Дата конвертації15.04.2016
Розмір1.33 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

3. Майданский А.Д.

МЫСЛИТ ДУША, НЕ ТЕЛО

Майданский А.Д., д.филос.наук, создатель и владелец сайта «Читая Ильенкова», профессор кафедры философии Белгородского государственного университета

Несколько лет назад между учениками Э.В.Ильенкова состоялась дискуссия о понятии «мыслящего тела» - так в «Диалектической логике» толкуется спинозовская «вещь мыслящая», res cogitans. Чт~о же, на самом деле, является субъектом мышления - душа или тело? Или спросим иначе: тело - субъект или же только орган мышления?

Представим себе Архимеда, который задумался над какой-нибудь теоремой. Тело его при этом дышит, вырабатывает разные вещества и чертит рукою круги на песке. Вряд ли мы назовём эти действия тела «мыслями», однако мысль в них безусловно присутствует. Мысли Архимеда выражаются в движениях рук и нервных клеток, в складках на лбу и в линиях на песке. Тело выступает тут в роли своеобразного «медиума», движения его рук и головы направляются чем-то иным, неким отличным от этого тела «субъектом». И предсмертные слова математика - «не трогай мои круги» - продиктованы, конечно, не телом. Скорее вопреки телу - душой.

Сам-то Ильенков, в отличие от своего псевдо-Спинозы, не считал, что мыслит тело. Так утверждали его оппоненты. Это у них тело думает и мечтает, печалится и сомневается, любит и любуется... Ильенков был страшно далёк от такого рода соматической философии. В человеке он видел не «мыслящее тело», но микросоциум - «ансамбль общественных отношений» (выражение Маркса), которые лишь воплощаются в теле и душе особи рода homo.

Человеческая душа, психика - слуга двух господ. Она выполняет двоякого рода работу: обслуживает жизнедеятельность органического тела человека и культурную жизнь общества. За проделанную работу тело расплачивается с душой ощущениями (световыми, акустическими, мышечными и пр.), ну а общество - идеями. К категории идеального относятся нормы быта, правила языка, предписания морали и права, догматы религии и т.д., искусственно «вращиваемые» (излюбленный термин Л.С.Выготского) в психику ребёнка стараниями окружающих людей, общества.

По своему “содержимому”человеческая душа представляет собой сплав материального и идеального, натурального и культурного, органического и личностного. Высшие, идеальные психические функции наслаиваются на функции чисто материальные (биологические), преобразуя одни и затормаживая другие из них. В биологическом плане тело - субъект психической деятельности, в плане идеальном оно лишь орган или орудие, а настоящим субъектом является общество, «ансамбль общественных отношений», каковым является личность.

Чтобы ориентироваться в мире значимых предметов, в культурной среде, обычных органических чувств уже недостаточно. Они ориентируют живое существо во внешнем природном мире с его пространственно-временными «контурами». Для ориентации в мире культуры этого уже недостаточно. Любая вещь имеет тут особое общественное значение, для восприятия которого требуются высшая, идеальная психическая функция - сознание.

Сознание возникает в точке пересечения двух взаимоисключающих (объективной и субъективной, разумной и аффективной) форм психической деятельности - мышления и общения. Конкретным условием возможности такого синтеза является наличие значимого предмета. В самом процессе предметной деятельности мышление становится коллективным (в частности, речевым), а общение - разумным. Их содержания сливаются воедино.

Общественную природу сознания исследовал ещё Сократ. В фокус сократовской мысли попадает ключевой факт сознания - присутствие в душе человека «другого я», альтер эго. Сократ называл его своим персональным божеством, «демоном», стоящим на страже добродетели. Нравственное отношение предполагает особое раздвоение сознания и взаимную рефлексию моего Я и Я «другого», во мне обитающего. Само слово «сознание» (как и его предки - греч. sÿneidos и лат. conscientia) указывает на совместность знания. Сознание есть мысль, разделяемая с другим. Моё «другое я» есть равнодействующая общественных сил, сформировавших моё сознание и продолжающих вести свои диалоги внутри него/меня.

Для мыслящих телом философов эти силы культуры - терра инкогнита, их никакими стараниями не выведешь из структуры тела. Для Спинозы же, равно как и для Ильенкова, данное человеку природой тело есть лишь материальная предпосылка мышления - необходимое, но далеко ещё не достаточное условие возможности мыслительного процесса. А выражение «мыслящее тело» есть такая же бессмыслица, химера речи, как и «телесная мысль».

4. Штукарёва С.В.

ОБ ИСТОКАХ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

Штукарёва С.В. - психолог-консультант, председатель Координационного совета Профессиональной Гильдии психологов, преподаватель Московского института психоанализа

Человечность возникает как воспитываемое, вращиваемое духовное свойство личности, основой которого является, во-первых, биологический механизм развития живого организма, во-вторых, витальный инстинкт, в-третьих, подпитываемое предыдущими двумя психофизиологическими источниками, стремление к развитию и самоактуализации.

Ключевое в этом понятии - воспитываемое, вращиваемое. Но важно отметить, что у человечности есть биологическая и психологическая основа: всякий живой организм стремится к укреплению жизни. А жизнь - весьма хрупкая и сложная субстанция, она нуждается в подпитывании. И не только в материалистическом понимании, ей также необходима и духовная, ноэтическая поддержка. Человечность выступает как дополнительный инструмент укрепления жизни, и её роль может в отдельных случаях быть решающей, как, например, в ситуациях жёстких физических ограничений. И в этих случаях стремление ощутить полноту жизни оказывается настолько сильным, что кажущееся отсутствие возможности получить её приводит к суицидальным мыслям. «Суицидные мечты объясняются именно неукротимым желанием жить, бесконечной ненавистью к прозябанию и категорическим отказом прозябать», - пишет А.В.Суворов в своей докторской диссертации «Человечность как фактор саморазвития личности». Ему вторит священник Владимир Зелинский: «всякая добровольная попытка положить конец своей жизни есть не что иное, как отчаянное усилие оживить себя смертью».

Человечность не может возникнуть там, где нет страдания, где нет переживания боли. Не всегда переживание боли приводит к человечности, но всегда человечность рождается из боли и страдания. Человечность не может возникнуть там, где нет любви, человечность не может возникнуть там, где нет вчувствования, отождествления. Все эти духовные аспекты формируются посредством тесного переплетения психического и ноэтического и начинаются с раннего возраста, когда особую роль играет развитие воображения. Через игры, через сказки, через прочувствование боли другого, вспоминая свой собственный опыт проживания боли.

Способы реализации человечности всегда трансцендентны, подчинены законам целевого детерминизма и детерминизма по принципу обратной связи. Человечность формируется в процессе онтогенеза и немыслима без взаимоотношений, всегда должен быть рядом значимый тот, кто своим примером научает человечности. Здесь особенно важен опыт и терпение другого, кто берёт на себя труд проявлять человечность, даже, если у него самого был личный опыт переживания бесчеловечности, как в свой адрес, так и со своей стороны.

Стоит отметить тот факт, что простым проявлением воли, приложением усилия - к человечности не придти. Для того, чтобы человечность возникла, необходимо не просто желание, инициатива и усилие, необходимо найти смысл проявления человечности в каждом конкретном эпизоде. Человечность становится навыком и способом бытия, если соблюдаются условия:

- осознание выбора, проявлять человечность или нет;

- искреннее желание проявить человечность. Ключевое слово здесь - искреннее;

- Человек должен осознавать смысл проявления человечности.

В контексте данного доклада мне бы хотелось ещё сказать несколько слов о понятии «ограничения» и о нашем отношении к ним. Мне кажется, что постановка вопроса: жить или делать что-либо вопреки, несмотря на какие-либо ограничения - это, безусловно, заслуживающая внимания и применения стратегия, но, я бы хотела ещё дать место стратегии «и при этом», имея в виду, что у человека могут быть такие ограничения (речь идёт о действительных ограничениях физических, психологических), и при этом есть ещё немалая часть его жизни, которая не затронута этими ограничениями. Абсолютно точно он может быть полноценным участником и инициатором большого числа значимых жизненных событий, в которых эти ограничения играют незначительную роль или вообще никакую. Простая замена слов может быть важна для нового эффективного смыслонаполнения. Иначе говоря, «смотря и видя» помогает разглядеть и другие свои ипостаси.

Сложная тема мотивации проявления человечности. «Объект тщеславной жажды проявлять гуманность». Так рассуждает о себе в своей диссертации Суворов А.В., рассматривая проблему самоуважения. И это вопрос и к окружению. И здесь я так бы ответила на него: я стремлюсь к человечности, я хочу быть человечной, меня тянет быть гуманной. Это и мотив, и способ уважать саму себя, и долг перед жизнью и перед другими, и в то же время, как бы ни стыдно было признаваться, в этом наверняка есть и толика тщеславия. Это уже моё ограничение, моя слепоглухота, мой недуг, моя особенность. И при этом, видя и зная своего врага в лицо, я могу находить с ним общий язык, быть даже благодарной ему иногда, обращаться с ним, как с эпифеноменом, и, не пытаясь отрицать или обходить его стороной, просто тащу на своих плечах, что в какой-то степени делает мои плечи сильнее.

А.В.Суворов в своей докторской диссертации, в вопросе победы над слепоглухотой, говорит о большей ценности побеждать, а не о ценности победить. Я вспоминаю в этой связи о своей психотерапевтической работе с пациентами, страдающими от потери близкого человека, когда на первом этапе они ставят вопрос, «Как пережить это горе?», что символизирует желание перестать страдать, избавиться от мук. В ситуации потери - желание перестать страдать, пережить потерю - не есть цель психотерапии. Невозможно окончательно пережить потерю близкого, любимого человека: пока есть я сам, и есть утрата, - есть и боль. Важнее изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год переживать эту потерю. Уметь, находить силы совершать многие дела с учётом этой потери, да и во имя этой потери, зная, что она часть моей жизни. И тогда появляется возможность и силы видеть в потере указание на значимость всего того, что связывало с ушедшим человеком, на ценность отношений. Страдание обращает лицом к самой сердцевине жизни.

И в заключение я хочу выразить огромную признательность Александру Васильевичу Суворову за то, что, поднимая тему человечности, он, говоря словами Экзюпери, возвращает человечеству его духовные заботы.
ЪНа самом деле я всегда говорил и писал не о ценности, а о возможности. Победить физическую слепоглухоту - значит вылечить. Это невозможно, поскольку поставлены неизлечимые диагнозы. Однако можно - побеждать, в течение всей жизни. - А.В.Суворов. 9 октября 2013.]

5. Грушина Л.И.

ИСКОРКА ЛЮБВИ

Грушина Л.И., методист ф-та Психологического консультирования МГППУ

Сотрудничество Суворова Александра Васильевича с факультетом психологического консультирования началось в октябре 2007 г., именно в сентябре этого года на факультет пришли обучаться 7 первых студентов с ОВЗ, среди которых было двое тотально незрячих и один слабовидящий, а меня декан факультета Василюк Фёдор Ефимович попросил курировать их.

В рамках курса «Введение в профессию» Суворова А.В. пригласили на встречу с нашими первокурсниками. Эта встреча достойна того, чтобы о ней упомянуть поподробнее. Из разговора с Александром Васильевичем я узнала, что наши студенты были очень активны, задавали много интересных вопросов, в том числе некоторые вопросы Суворову очень понравились и запомнились (о главном совете в жизни, который он получил, и о сновидениях, например). Позже от первокурсников я узнала, что многие в зале на этой встрече плакали.

А вскоре Суворову по электронной почте пришли резкие письма от двух наших незрячих студенток, которые тоже волею случая оказались вместе со всеми на этой встрече, и испытали иные чувства, которые мягко можно было назвать раздражением. В связи с совещанием на другой территории я не смогла присутствовать на упомянутой встрече, и анализировала только поступающую информацию. Незрячие девочки заняли в тот день явно агрессивную позицию, к разговору об этом мы возвращались с ними неоднократно. Особенно их задел откровенный разговор Александра Васильевича о своих суицидальных настроениях. От других же студентов шли очень позитивные отзывы.

Для меня это послужило хорошим уроком. На все последующие факультативы Александра Васильевича «Совместная педагогика, или Теория и практика личностной реабилитации тяжелых инвалидов» я намеренно не приглашала ни одного студента с ОВЗ, но всегда предлагала им воспользоваться при необходимости индивидуальной консультацией профессора.

Руководство факультета приняло решение, что в 2007-2008 учебном году факультатив Суворов А.В. будет вести на 4 курсе. К сожалению, на практике оказалось, что не нашлось человека, который помог бы профессору с рекламой и организацией факультатива, и студенты попросту не пришли на него, за малым исключением. Помню, как мы с Александром Васильевичем были расстроены этим обстоятельством, и Суворов выступил с инициативой проведения этого факультатива у младшекурсников - на Шелепихе. К тому времени по мере сил и возможностей Суворов А.В. появлялся у нас, и некоторые контакты со студентами уже завязались

Я понимала, что моя главная задача - создать рабочую среду общения со студентами для Суворова, остальное он сделает сам. Накануне факультатива, кроме рекламы, организовывала встречу студентов с ассистентом Александра Васильевича, Гуровым Олегом. Всего получаса общения по форме вопрос-ответ было достаточно, чтобы большинство наших ребята сделали свой выбор в пользу факультатива.

Таким образом, с 2009 по 2012 год ежегодно слушали необязательный факультатив не менее половины всех первокурсников нашего факультета, посещали его в своё личное время. Не закрыт он был и для старшекурсников, несколько девушек специально приезжали со Сретенки на Шелепиху. По мере возможности факультатив посещали сотрудники деканата, которым приходилось по работе общаться с нашими студентами с ОВЗ, в том числе с незрячими.

Тут, наверное, будет уместнее всего дать слово самим студентам и сотрудникам. Приведу один из характерных отзывов о факультативе «Совместная Педагогика» Александра Васильевича Суворова:

«К сожалению, на вторую половину курса я не попала по причине болезни, но могу рассказать о своих впечатлениях от первых занятий. Поначалу у меня было какое-то внутреннее напряжение, боязнь что-то не усвоить, не понять из-за определённых трудностей в коммуникации. Но Александр Васильевич оказался настолько интересным, общительным человеком с прекрасным чувством юмора, что через минут 10 после начала пары мне было настолько увлекательно его слушать, что от первоначальной робости не осталось и следа. Я очень рада, что мне удалось познакомиться с таким Человеком, как Александр Васильевич: он дал мне настолько прекрасный пример мужества, терпения и оптимизма, что после факультатива я очень долго оставалась под большим впечатлением от нашего с ним общения. Меня очень поразило то, насколько Александр Васильевич открыт миру: он общается с людьми свободно, с душевной теплотой и вниманием. Спасибо ему огромное за это.

Сам факультатив дал мне возможность усвоить несколько важных истин, которые пригодятся мне не только как психологу, но и как обычному человеку: необходимо слушать ребёнка, ребёнок - лучший методист. При обучении ребёнка с ОВЗ нельзя упускать момент, когда ребёнок начинает действовать сам. Как только ребёнок начинает проявлять собственную активность, необходимо уменьшать своё влияние.

Отдельное спасибо Александру Васильевичу за обучение нас дактильной сказке: мне очень понравилась сама методика, и я получила массу положительных эмоций при её разучивании. Я думаю, что в будущем она окажется мне очень полезной, и даже сам механизм запоминания по ассоциациям очень пригодится мне при общении с детьми.

Благодаря Александру Васильевичу я стала лучше понимать людей с ОВЗ: они так же, как мы, каждый день, встречаются с большими и малыми трудностями, но решать их им оказывается гораздо сложнее. Поэтому мне хочется по возможности оказывать им посильную помощь. - Евдокимова Наталия, студентка ПК, 1 курс.»

А вот на днях, в конце мая 2013 г., получила письмо от бывшей коллеги, сотрудницы деканата, Фетисовой Д.Н., с её воспоминаниями о встрече с Суворовым А.В.:

«Основное, за что спасибо МГППУ - это за встречу и работу с Вами и за уникальную возможность прикоснуться к Суворову. Итак:

Где-то в 70-х годах попалась мне большая статья, если не ошибаюсь, - в журнале «Знание - сила», про четверых слепоглухих студентов, для которых была разработана специальная система обучения, основанная на только тактильных ощущениях. До сих пор помню, насколько она меня потрясла. Долго её хранила, но с переездами, видимо, она потерялась.

Как это можно - жить без слуха и зрения одновременно! - не говоря о том, чтобы учиться в МГУ! Мы, здоровые студенты, порой отлынивали, а как же _ОНИ_ учатся, насколько этого хотят, чего это им стоит? Помню, что даже стыдно стало, рассказывала однокурсникам - те удивлялись, не верили, что такое возможно в принципе.

Много лет прошло, судьба занесла меня в МГППУ, и вдруг - при первом же разговоре - знакомстве со своим непосредственным начальством (это я о Вас) перед собранием 1 сентября, после нескольких общих фраз я слышу: «А у нас работает Суворов, слепоглухой профессор». Конечно же я не помнила фамилии. Как, тот самый?!! Вот это да!! В мире не так уж много слепоглухих профессоров, а тем более в СССР. Действительно, тот самый. И ведёт факультатив на факультете, куда я пришла работать.

Но я никогда в жизни не общалась с инвалидами. А вдруг необходимо будет как-то контактировать с Суворовым?! И непонятно - как, неловко и страшно, как не почувствовать чувство вины за собственную полноценность.

Но оказалось всё совсем наоборот. То мягкое чувство доброты, исходящее от этого чуть сутулого полноватого человека, казалось, можно было погладить. Главное - никак не верилось, что он не видит, не слышит, что вообще что-то не так. Знаешь, но не верится. Мягкая теплая открытая рука, кажется, не только читает твои буквы, но и сканирует насквозь. На занятиях со студентами очень интересно, ощущение нереальности.

Узнала о жизни этого человека, отношении к людям, готовности откликнуться и помочь. У нас же не было инвалидов в СССР, а здесь вдруг оказалось - их целая народность, свое государство с языком, моралью, законами. И человечностью. В институте, на факультете оказалось, учатся студенты с ограниченными возможностями. И не знаешь, как себя с ними вести, чтобы не обидеть. Себя на их месте представить невозможно. И опять становится неловко за своё здоровье. Хотя знаю, что это неправильно..

Удивительная судьба Александра Васильевича. Не понимаю, как можно было не сломаться. И ведь чего больше было - поддержки (учителей, друзей) или, наоборот, искусственных препятствий - знают лишь близкие.

В другом месте такой человек со своим уникальным опытом и знаниями, недоступными остальным, был бы национальным достоянием, и охранялся государством. Не нашим. И имел бы собственную лабораторию со штатом сотрудников, но не имел бы бытовых проблем. Ведь столько можно сделать при желании!!

И ещё: не слыша и не видя, этот человек обладает знаниями, недоступными нам. Не знаю, на каком уровне, но это так. Ещё бы здоровья...»

Вот как раз сегодня пришла весточка из Израиля, где живёт наша бывшая сотрудница деканата Вихарева А.Г.:

«Суворову А.В. поздравления из Израиля с 60-тилетием. И прожить ему до 120 в богатстве и в окружении хороших друзей!!!«

Я сама сожалею сегодня о том, что не хватало времени чаще посещать факультатив Александра Васильевича. Но открывать его в первый день я считала своим долгом. Придумала даже особенную форму его открытия:

»Господа студенты, к барьеру вызывает Вас сегодня профессор психологии Суворов Александр Васильевич! Нам всем необходмо преодолеть барьер между нами и инвалидами, людьми с ограниченными возможностями здоровья, который очень ещё высок в обществе. Факультатив Александра Васильевича «Совместная педагогика, или Теория и практика личностной реабилитации тяжёлых инвалидов», направленный на преодоление этого барьера (который прежде всего в нашем сознании), считаю открытым!»

Я понимала, что моё внимание к этому факультативу и его ведущему тоже очень подогревало интерес студентов. Декан Василюк Фёдор Ефимович переживал за факультатив, он всегда перед его началом давал наставления для ребят: те, кто записались на первое занятие, должны доходить до конца. К счастью, такой проблемы не было. По ходу факультатива иногда присоединялись новые слушатели, в том числе друзья наших студентов и даже их родители. Факультатив был открыт для всех желающих!

По окончании каждого факультатива радовался и поздравлял меня «с ещё одной победой» Станислав Михайлович Морозов, понимая, наверное, каких усилий стоило собрать большое количество студентов и провести всё на высоком уровне, в том числе и техническом, поскольку аудитория должна быть оснащена работающей техникой, за чем тоже приходилось всегда следить.

Всё время был поиск новых форм работы со студентами. При необходимости, как методист, помогала Александру Васильевичу советами. Он же поразительно гибко и с благодарностью реагировал на любой совет.

Этот факультатив в моём понимании был действительно вызывом студентов - «К барьеру!» По ту сторону от них находился совершенно потрясающий Человек с глубокой эрудицией, с уникальной открытостью и юмором, со всеобъемлющим чувством любви и великим человеческим достоинством, но этот человек отчего-то незряч и глух, что казалось большой несправедливостью! И через разрушение этого барьера рушились другие барьеры, студенты начинали замечать, что на нашем факультете учатся реальные незрячие ребята. Позже студенты говорили, что они перестали бояться подходить на улице к незрячим и помогать, задавая им уточняющие вопросы.

Я готовила выборки стихов Александра Васильевича - о маме, о природе и другие, рассылала их на почту групп вместе с некоторыми научными статьями Суворова, давала ссылку на его сайт и высылала обязательно его книгу «Как причёсывать Ежика?» Дактильная сказка Суворова достойна отдельной похвалы, из-за недостатка времени упомяну только, что студенты с огромным удовольствием изучали её и охотно практиковали по очереди, общаясь с профессором. Суворову пришлось идти навстречу пожеланиям ребят и включать дактильный алфавит в каждое занятие. Потом дактильно же студенты сдавали зачёт. Некоторые старшекурсники на переменке забегали поздороваться с Александром Васильевичем, и я видела, что дактильную речь они усвоили, и она им интересна.

Уверена, что практику проведения такого факультатива никак нельзя забывать. Однако, с каждым годом всё сложнее и сложнее встроиться в расписание. В 2012 году едва смогли найти время хотя бы на половину запланированного курса. По техническим причинам не состоялась поездка слушателей факультатива в Сергиев Посад, в детский дом для слепоглухих, в котором жил и учился Суворов А.В. Мы таким образом предполагали наверстать пропавшие факультативные часы. Была уже договоренность с бывшим директором Апраушевым А.В. о том, чтобы он познакомил наших студентов с методиками обучения детей со сложными нарушениями, но детский дом на тот момент оказался закрытым для посещения, кажется, из-за гриппа. В 2013 году этот факультатив вовсе не состоялся.

Что касается моего сопровождения студентов с ОВЗ, то за консультациями и советами к Суворову А.В. на начальном этапе обращалась особенно часто, описывая сложные ситуации, возникающие у того или иного студента. Он первым узнавал о возникших даже самых маленьких проблемках, и прояснял мне некоторые ситуации, исходя из более глубоких знаний особенностей разных диагнозов. Иногда нужна была скорая помощь. Так, при компьютерном тестировании (интернет-экзамен, рубежный контроль и т.д.) наши незрячие и слабовидящие были в неравных условиях, потому что в тестах была графическая информация, и информация в табличной форме. Суворову было проще доказывать «эту нелепость». Он тут же реагировал и писал письма руководству с обоснованием и просьбой о замене такого способа промежуточного контроля знаний для наших подопечных на иной, доступный для незрячих и слабовидящих, или исключении их из списков на предстоящее тестирование.

Чтение статей Александра Васильевича, которыми он всегда щедро делится со всеми желающими, всё время увеличивало мой профессиональный кругозор и зону понимания моих подопечных. Я, в свою очередь, делилась этими материалами со студентами с ОВЗ и их родителями. Со своей стороны, я помогала оформлять съёмки Суворова на ПК для некоторых программ ТВ, заявки на заказ машины для доставки Александра Васильевича на Шелепиху, по мере возможности фотографировала на факультативных занятиях.

Как-то Александр Васильевич поделился содержанием письма от анонима из Израиля. Сам он, находясь не в лучшей своей форме из-за болезни, всё же написал ответ на кричащее о помощи письмо 33-хлетнему инвалиду, но прокомментировал его мне так: «сомневаюсь в целесообразности своего такого ответа, а другого за пазухой нет». Тогда мы решили предложить это письмо для ответа-консультации нашим студентам с ОВЗ, они уже на тот период были не первокурссниками, и кое-кто действительно откликнулся и проконсультировал, в том числе одна незрячая студентка. Были ещё пара-тройка случаев, когда это письмо-крик о помощи помогало мне в работе со студентами - не инвалидами.

Я предлагала ответить на него нашим студентам, которые имели серьёзные личные проблемы, и оттого впадали в депрессивные состояния, уговорить же их обратиться в нашу психотерапевтическую службу не всегда было возможно. У меня сохранился ответ одного из таких студентов.

Инвалид из Израиля пишет, в частности, следующее: «...Я не женат, никак не могу найти девушку, хоть и красивый парень. Что мне делать? Помогите мне, пожалуйста, очень Вас прошу. Я ещё жить хочу».

«- Хотите жить? Любой совет о жизни укладывается в одно слово - ЖИВИТЕ!

«Но позвольте, - скажете вы мне тогда, - что я, по-вашему, раньше-то делал? Не жил, что ли?»

- Верно, жили, - скажу я, улыбнувшись, - но ведь вам не помогало? А раз прежний способ жизни вас не устраивает - так придумайте новый! Придумайте и живите по-другому! А как придумать новый? Ну, тут я могу посоветовать вам один хороший способ, к которому прибегаю, когда всё становится уж очень плохо, только предупреждаю сразу, что способ этот не из лёгких. Справитесь? Я верю, что справитесь! Вы ведь уже начали! Как сказал китайский мудрец Лао Cзы, «путешествие длинной в тысячу миль начинается с одного шага». Способ-то, в сущности, нехитрый - всего-то надо, проснувшись, порадоваться новому дню и спросить себя: «Чтобы я сделал сегодня, если бы этот день был последним в моей жизни?» А потом пойти к зеркалу, улыбнуться себе и делать! Делать, делать и делать, не откладывая на завтра, как если бы его вообще не было! Когда же наступит завтра - воспринимайте это как чудо! И это завтра тоже проживите как последний день! И каждый день - чудо! Но поначалу будет сложно, придётся себя перевоспитывать, особенно, если вы, как и большинство людей, привыкли откладывать жизнь на потом, жить так, как будто она никогда не кончится. В этом главная сложность! Если преодолеете её - всё получится!

Девушки нет? Так это же не беда! Вы только дерзайте!

«А как это - дерзать? - спросите Вы удивленно.

А я вам на это отвечу - просто! Просто дерзайте и ни о чём не думайте! Вот, например, возьмите цветок и подарите понравившейся девушке на улице, ну и, конечно, не забудьте спросить её имя и номер телефона.

Да и вообще - интересуйтесь людьми, и за месяц вы приобретёте больше друзей, чем за всю предыдущую жизнь! И, главное, «улыбайтесь, даже если вам грустно, ведь кто-нибудь может влюбиться в вашу улыбку». (Габриэль Гарсиа Маркес).

«Я на инвалидности. Может, стоит поменять имя? Это имя мне дали в честь моего прадедушки.»

- Инвалидность? И что, это, по-вашему, повод ставить на жизни крест? В жизни существуют вещи пострашнее инвалидности, доложу я вам, даже похуже смерти существуют. А вы что-то совсем рано сдались. «Всё в наших руках, поэтому их нельзя опускать». (Коко Шанель).

И имя менять, мне кажется, не стоит. Вас назвали в честь прадедушки - это замечательно! Сохраните своё имя, помните свои корни, помните, кто вы, и будьте достойны своих предков. Жизнь как море, а море покоряется только смелым! Живите, дерзайте!

2 курс ПК МГППУ.»

Мне был предъявлен этот ответ для передачи анониму из Израиля, и уже преображённый студент, только что готовый на многие бездумные поступки, счастливый - побежал на сдачу едва не пропущенного зачета. Те банальности, которые он вспомнил или нашёл у кого-то, консультируя другого заочно, помогли ему самому.

В заключение нельзя не вспомнить ещё одну совместную и весьма оригинальную форму работы. Конец учебного года. Все усталые, но всё-таки довольные. День рождения одной из подопечных студенток совпал с ранее традиционной встречей студентов-инвалидов и их родителей с администрацией факультета и вуза. Когда собирала родителей и студентов, у кого-то родилась идея посидеть где-нибудь вместе с Суворовым вне стен вуза, познакомиться поближе в непринуждённой обстановке. Тут вспомнили, что в июне Суворов писал, что свой день рождения он однажды праздновал в необычном ресторане - «В темноте», куда его приглашал Олег Гуров. Решение пришло мгновенно - студенты и родители захотели посетить этот ресторан, если туда согласится пойти с ними Суворов. Александр Васильевич был только рад такому решению. Студенты за день до мероприятия успели заказать столик на 11 человек, и мы оказались там всей дружной компанией.

Впечатления у меня неизгладимые от этого ресторана, наверное, на всю оставшуюся жизнь. Нам было, конечно, весело. Мама студентки, у которой был день рождения, даже купила на всех одну бутылку шампанского. Каждый заказал себе вкусный обед, кому-то не хватало денег и мы дружно набрали нужную сумму. Мы много балагурили, и пытались весело рассказывать, кто как ест поданное ему блюдо (большинство из нас, как оказалось, не могли есть ничего приборами в кромешной темноте, и просто ели руками).

Но каждый помнил и даже был рад, что наши два тотально незрячих студента отказались составить нам компанию, сославшись на то, что они всё уже знают про эту темноту. На следующий день они спросили у меня про наше мероприятие очень тонко и спокойно. Они, конечно, догадались о внутренней движущей силе нашего желания пойти туда. Наше неудержимое веселье было своеобразной формой защиты от той реальности, в которой постоянно жили наши сокурсники и сам Суворов. Нам всем в этом ресторане, который обслуживали тоже незрячие, в тот день было даже не до Суворова. Но после этого похода мне стало работать намного легче. Можно было меньше волноваться за наших незрячих ребят - они стали под более надежной опекой своих однокурсников.

Моя самая любимая суворовская книга - «Как причёсывать Ежика?». Посвящение к этой книге вызывает у меня неизменно добрую улыбку: «Лучшим моим учителям человечности, участникам движения «Детский орден милосердия», разлетевшимся уже по всей России искоркам моей любви, - моим ЕЖИКАМ, - посвящаю эту смеющуюся сквозь слёзы книжку», - пишет Суворов.

Уверена, что Александр Васильевич сумел за период с 2007 г. по 2013 зажечь много искорок любви к себе среди студентов и сотрудников факультета психологического консультирования. Низкий поклон ему за это.
1   2   3   4   5   6   7


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка