Лекции по психоаналитической психиатрии



Сторінка6/12
Дата конвертації11.04.2016
Розмір3.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Лекция VI

1. Первые впечатления и перенос. Страх перед незнакомыми людьми. Об ошибочности понимания любовных отношений между мужчиной и женщиной как переноса.


— 2. Механизм переноса в психоневрозах. О возможности переноса у психотиков. Случай педофилии. Скрытность маленьких девочек относительно сексуального опыта со взрослыми. Филогенетическая обусловленность сексуального поведения (случай негритянской девочки, перенесшей «кесарево сечение»).
— 3. Фазы психосексуального развития. Цель нормальной жизни — генитальность и нахождение объекта. Распределение либидо при неврозах и перверсиях. О монографии Фрейда «Три вклада в теорию сексуальности». Отклонение от объекта (гомосексуализм, педофилия, зоофилия). Отклонение от цели — перверсии.
— 4. Аутоэротизм, нарциссизм, латентный период, препубертатный и пубертатный периоды. Первое проявление формирующегося эго — оральная стадия. Анаклитическое отношение к матери. Наслаждение и насыщение в процессе питания. О значимости кормления грудью. Гнев и сопротивление, выражаемые ребенком посредством отношения к кормлению. Улучшение аппетита с помощью метода Марка Твена. Оральные проявления психотиков. Крикливость, сосание большого пальца, сосание неба. Курение, поэтическое творчество, ораторское искусство. Поцелуи как перемещение кверху сексуального аффекта.
— 5. Важность образа матери в переживаниях взрослых. Как следует относиться к привычке ребенка сосать палец. О содержании понятия «актуальные неврозы».
***

Я закончил прошлую лекцию рассуждениями о переносе и эмпатическом индексе. Я рассказывал вам, что попытался подвергнуть проверке механизм переноса у новых пациентов, спрашивая их о любимом историческом или легендарном персонаже. Эмпатия, как вы помните, подразумевает «вчитывание» в человека или ситуацию. По эмпатическому индексу вы можете судить, к чему стремится данный пациент. Я привел несколько примеров из своей практики, но фактически перенос бессознательно происходит у каждого из нас. Я вспоминаю студенческие годы. Задолго до решения стать психиатром у меня была привычка в начале семестра составлять мнение о своих сокурсниках. Во время переклички я делал короткие записи в тетрадке, давая характеристики тем студентам, с кем сразу успел познакомиться. Я записывал, например, что Смит обладает такими-то качествами,


а Джон — другими. Все это делалось непреднамеренно, хотя, возможно, уже тогда во мне говорил психиатр. Впоследствии мне хотелось проверить правильность оценок. И всегда я оказывался прав.
Когда я стал фрейдистом, то понял, почему не ошибался. Заблуждаться не представлялось возможным, потому что мои оценки не имели отношения сокурсникам. Образ, который они вызывали, уже находился у меня в бессознательном. Другими словами, восхищение или презрение всецело зависили от прошлого опыта. Я помню только два случая перемены мнения. Один сокурсник попросил меня позаниматься с ним химией, он хорошо заплатил и, естественно, стал в моих глазах отличным парнем! Другим исключением оказался студент, с которым мы однажды вместе препарировали труп. Вы знаете, что во время совместной работы появляется склонность к обсуждению глобальных тем. В данном случае мы заговорили о Вильяме Бриане, участвовавшем в президентской гонке. Как страстный поклонник Бриана, я впервые интересовался выборами и отметил, что со времени святого Павла не рождалось оратора лучшего, чем Бриан. «Ты ни черта не знаешь о святом Павле», — возразил мой собеседник. На самом деле я весьма хорошо знал Библию, так как до поступления в медицинский колледж изучал теологию. Мой коллега удивился, когда я рассказал ему об этом, и в дальнейшем мы продолжили знакомство. Вначале он казался просто обходительным, спокойным, хорошим молодым человеком, и я даже испытывал к нему жалость, но в последующем переменил мнение.
У нас всегда формируются предрассудки. Другими словами, мы не бываем нейтральными. Вы никогда не встретите человека, по отношению к которому не осуществляете перенос. Чарльз Лам в одном из своих эссе рассказывает о двух впервые встретившихся мужчинах. Мгновенье они смотрели друг на друга, затем устроили потасовку. Бессознательно люди всегда поступают подобным образом. Мы оцениваем людей на основании уже известного опыта. Те, кто не принадлежит к нашему кругу, не похож на нас или не обладает нашей культурой, уже оцениваются как неприятные и вызывающие подозрение. С начала истории в ходу враждебные прозвища, которыми иаделяются чужаки и люди, не принадлежащие к нашему кругу. Так, слово «варвар», имеющее в настоящее время дополнительный смысл, происходит от греческого слова «barbaros» — чужак. В самых малых и самых больших социальных группах мы найдем чужаков. К ним относят не только людей, отличных по цвету кожи или расе, но также принадлежащих к низшей прослойке нашей собственной социальной группы. Например, в нашей стране выходцев из Италии презрительно называют «итальяшками», евреев — «еврейчиками». Последнее прозвище употребляют американизированные евреи к вновь прибывшим из Восточной Европы. Внутри группы мы используем прозвища по отношению к людям, стоящим ниже нас в финансовом или социальном отношении. Фрейд называл такую дискриминацию «нарциссизмом малых различий». Прозвища постоянно используются в политических партиях. В нашей собственной истории вспоминаются, например, прозвища «шишки»* и «саквояжники»*. Короче говоря, каждый, кто не соответствует заданному образу, воспринимается как недостойный доверия чужак и, следовательно, подвергается дискриминации.
Тот же механизм действует при ксенофобии — страхе перед незнакомыми людьми. У нас возникает определенное чувство ожесточенности к чужим людям просто потому, что мы им не доверяем. Биологически это вполне оправданно. Примитивный человек может доверять только
*Член партии, голосующий вопреки мнению большинства. — Прим. перев.
** Политический авантюрист. — Прим. перев.
людям своего клана. Я уже упоминал, что в Новой Гвинее туземца непременно убивают, если он отважится на путешествие в воды чужого клана. Сегодня мы все еще находимся во власти сходных чувств. Поверхностное наблюдение за общением двух семей, их восторги по поводу дружбы детей, казалось бы, свидетельствуют о полном взаимном расположении. Но если мы услышим их разговоры по дороге домой, впечатление изменится. Скорее всего в качестве доминирующего будет обсуждаться ошеломляющий вопрос, к какого рода преступной группировке принадлежит «дружественная» семья.
Другими словами, мы руководствуемся отношением превосходства — «я лучше, чем ты». Чем больше окружающие отличаются от нас поведением, цветом кожи, тем более оправданным мы считаем чувство враждебности. Профессор Кембриджского университета Уикли, специалист в области филологии, в одной из своих книг указывает на всегдашнюю жестокость языка по отношению к чужакам.
Я неизменно придерживаюсь мнения, что антисемитизм не представляет сугубо еврейскую проблему. Поскольку евреи разбросаны по всему свету в течение тысячелетий, составляя везде незащищенные меньшинства, подозрение и ненависть, направляемые обычно на чужестранцев, в данном случае более устойчивы.
Как я указывал, такие реакции людей основываются на образах, сформировавшихся в детстве. Ребенок, привыкший недолюбливать жесткого отца, распространит свою реакцию на всех мужчин. Сходным образом он будет реагировать на строгих учителей, и, даже если учителя на самом деле окажутся не таковыми, ребенок все равно станет рассматривать их в качестве заместителей отца и распространит на них соответствующие чувства. Действенность этого механизма снова проявится по отношению к «хозяину», главе департамента и всем людям, занимающим авторитетную должность. История доказывает крайнюю выраженность рассматриваемого механизма у цареубийц. Фактически приходишь к выводу, что условием психического здоровья является адекватное поведение отца и Матери с самого рождения ребенка. Запечатлившийся в раннем возрасте авторитаризм в последующие годы оказывает значительное влияние на наше поведение.
— Когда вы впервые встречаетесь с пациентами, необходима проявить осмотрительность относительно их предрассудков. Будь то пожилая дама или не достигший половой зрелости молодой человек, следует поскорее занять определенную позицию. В ином случае пациент напрасно истратит много денег, а вы потеряете драгоценное время. Позвольте привести пример. Как-то ко мне на прием родители привели свою одиннадцатилетнюю дочку. У нее имелись симптомы желудочно-кишечного заболевания отрыжка, произвольная рвота; то ее одолевал зверский аппетит, то она ничего не ела. Для многих врачей девочка представляла загадку, но наконец они диагностировали истерию.
Девочка была очень талантлива, хорошо писала стихи и вообще отличалась ранним развитием. Проведя со мной около часа, она воспылала огромным энтузиазмом на мой счет. Написала поэму, в которой сравнивала меня с Наполеоном, Линкольном, Вашингтоном и другими великими историческими фигурами. Уверяю вас в незаслуженности такого восхваления, и я сразу понял, что девочка переносит свою любовь к отцу на меня, хотя в действительности ее отношение носило амбивалентный характер. Родители сомневались, захочет ли она после первого визита снова прийти на прием, и удивились всплеску привязанности. Я сказал себе «При всяком выраженном положительном переносе следует также ожидать противоположной реакции». Девочка пришла еще три раза, а затем неожиданно отказалась от посещений. Конечно, ее поведение не было связано со мной.
Просто происходил перенос на меня отношения к отцу. С одной стороны, она проявляла сильную привязанность к отцу, с другой — ненавидела его, часто долгое время с ним не разговаривала.
Короче говоря, при проведении психоаналитического лечения необходимо совладать с механизмом переноса. Как я говорил на прошлой лекции, перенос не имеет никакого отношения к влюбленности. Психоаналитик, позволяющий пациентке влюбиться в него, не владеет методом. Когда впервые начала циркулировать ошибочная идея о влюбленности, я фактически провел статистическое исследование. Со мной, как основателем психоанализа в нашей стране, обычно консультируются о проблемах, возникающих между пациентами и психоаналитиками, независимо от того, являются ли аналитики опытными врачами или шарлатанами. Женщины, у которых возникают треволнения в отношениях с врачами, неизменно приходят с жалобами. Они руководствуются желанием доказать некомпетентность психоаналитика и хотят воспрепятствовать его членству в психоаналитическом обществе.
В дополнение к этой статистике я также собрал отчеты невротичек, оказавшихся в любовной связи с мужчинами на иных тропах жизни. Я обнаружил большее количество женщин, беременеющих от мясников, продавцов мороженого, чем от психоаналитиков. Представьте — я говорю о «пристойных» женщинах! В действительности мне известны только два случая, в которых психоаналитики втягивались в любовные отношения с пациентками. В одном случае это был одаренный молодой человек, однако в полном смысле психотик. Я предупреждал женщину, чтобы не выходила за него замуж; но она не вняла моему совету и в последующем развелась. Другой случай касается пожилого мужчины, вдовца, влюбившегося в молодую замужнюю пациентку. Женщина обладала большим богатством, а ее муж был всего лишь благовоспитанным невротиком. Он предъявил жалобу, и я по долгу службы проводил расследование. Во время нашей беседы доктор спросил «Почему врач не может жениться на понравившейся женщине, если ей случилось быть его пациенткой?» Я не мог оспорить справедливость этого мнения, но напомнил, что он в два раза старше пациентки и. принадлежит к совершенно другому социальному слою, поэтому в обычных обстоятельствах такая женщина не обратила бы на него внимания как на потенциального мужа. Кроме того, я добавил, что пациентка обратилась за лечением, а не в поисках любовных приключений. Чтобы не уделять много времени этой длинной истории, скажу пациентка развелась с мужем и вышла замуж за другого человека — не за доктора. При объективном психоанализе доктор сразу выступил в качестве заменяющей отца фигуры, и любовные чувства переменились. Вся ситуация основывалась на бессознательном инцестном влечении к отцу.
В конце концов мне известны только два случая влюбленности, касающиеся, кстати, добросовестных психоаналитиков. Ни один из случаев не закончился трагично. Конечно, вы не должны забывать, что обратившуюся за помощью женщину отличает «свободно плавающее» либидо, которое привязывается к любому мужчине, входящему в ее жизнь и готовому проявить симпатию. Конечно, необходимо выказывать сочувствие пациентам. Их следует воспринимать как людей с хорошим характером, заслуживающих помощи, иначе не стоит заниматься психоанализом. Выслушивая пациентов с полной искренностью, нельзя забывать, что они больны. Если направить либидо в правильное русло, пациентка не влюбится в психоаналитика. Правда, при частых встречах и интимных беседах двух людей противоположного пола всегда существует некоторая опасность возникновения влюбленности. Но психоаналитиков специально учат, как распознавать и направлять либидные устремления.
Недавно пришел мой бывший ученик и спросил «Три года назад я лечил одну женщину, имеются ли причины избегать с ней отношений теперь?» Я категорически возражал против продолжения отношений. Когда он попросил разъяснения, я ответил «Осознание ситуации таково, что вы испытываете необходимость спрашивать позволения, т. е. решение не может быть принято самостоятельно. Сомнение означает нежелательность поступка и лучше его не совершать». В последовавшем обсуждении я напомнил, что мужчина и женщина, желающие завязать любовную интригу, не находят нужным консультироваться с доктором. Если человек осознает конфликтность положения, следует посоветовать противоположное его намерениям.
Конечно, психоаналитик не отличается большей нравственностью, чем средний человек, но он разбирается в мотивирующих поведение силах. Следовательно, в момент вступления в контакт с пациентом противоположного пола знает, что может случиться, и соответственно регулирует свое поведение. Правильный стиль общения гарантирует пациенту помощь вместо временного удовольствия, наносящего вред в перспективе.
Я подробно остановился на примерах с целью проиллюстрировать неврозы переноса, которые, как упоминалось, основываются на бессознательных факторах. Истерики и компульсивные невротики не способны к адекватному регулированию либидо, однако они постоянно стремятся к этому, и в результате внутренней борьбы возникают симптомы. В случаях нарциссических неврозов, или психозов, перенос на объект представляет для индивида большую трудность вследствие сосредоточенности либидо главным образом на эго. Тем не менее нельзя говорить, как указывалось на прошлой лекции, об отсутствии у психотиков способности к переносу чувств неприязни и привязанности. В начале психоаналитической деятельности у меня имелось твердое убеждение в полной недоступности шизофреников психоаналитическому воздействию ввиду обращенности их либидо внутрь или согласно Юнгу, интровертированности. Последующий опыт, однако, изменил мое мнение На первой лекции я рассказывал об опыте Блейлера по выведению его собственной сестры из кататонического состояния и о своем опыте с пациенткой в Бургхёлцли. Многие подобные случаи убедили меня в возможности повлиять на любого психотика, если затратить достаточно времени и усилий. Фактически, я уверен, что наличие одного знающего врача, уделяющего все время одному-двум шизофреникам, делает возможным добиться их приспособления и даже излечения. Конечно, проблемы пациента могут быть разрешены только посредством обмена (получения и отдачи) либидо.
Пристальное наблюдение учит, что каждый шизофреник способен к некоторому переносу. Одни любят врача, другие его ненавидят. Я знал шизофреничку, которая находилась в больнице около тридцати лет, и все эти годы она влюблялась то в одного врача, то в другого. Несколько лет назад я случайно посетил ее палату. Она сразу вспомнила меня и тут же сказала «Не могли бы вы передать письмо доктору Наппу? Это любовное письмо». Пациентка страдала параноидной шизофренией, однако у нее сохранялась способность к переносу изначальной «застывшей» ситуации на доктора. Посредством дереизма она видела во враче замену утраченного любовника. Я наблюдал множество пациентов такого рода и в результате убедился в большей способности шизофреников к переносу, чем принято думать.
Однажды я делал сообщение на эту тему в Нью-Йоркском психиатрическом обществе. Я напомнил о пациенте, известном нескольким врачам, присутствующим на конференции. Пациент был параноиком, совершенно недоступным и очень агрессивным. В свое время
мы единодушно поставили ему диагноз — параноидная шизофрения. Я надеялся только на незначительную перемену в его поведении. У пациента оказалась преданная сестра, которая часто посещала меня. Муж сестры, инженер по специальности, преподавал в колледже. Они решили забрать пациента домой и посмотреть, смогут ли ему помочь. Вследствие заботы пациент изменился, стал доступен и даже путешествовал с ними не только по стране, но и за границу. Супруги настолько увлеклись, что в целях изучения психоанализа побывали в Вене. С тех пор в поведении пациента не наблюдалось срывов. Конечно, он оставался параноиком, но если бы они раньше уделили ему столько внимания и обладали теперешними знаниями, то добились бы степени восстановления, позволяющего вести нормальный образ жизни. Я сам занимался с несколькими пациентами такого типа, и они сохраняли адаптацию на протяжении двадцати — тридцати лет. Естественно, при близком знакомстве вы бы отметили психический дефект, но в сущности они полностью приспособились к жизни.
Способность шизофреников к переносу, хотя и с трудностями, произвела на меня впечатление много лет назад, когда врач привел ко мне на прием тридцатипятилетнюю женщину, страдающую шизофренией. Возраст врача приближался к семидесяти, и, как семейный врач, он знал пациентку с рождения. Выразив желание в конфиденциальности нашего общения, он сообщил о сексуальных отношениях с ней. «Когда я увидел, что девушка заболела, — сказал он, — подумал о фрейдовских теориях и предоставил ей секс». Я слушал его и думал про себя «Это истинная филантропия — он делал все для несчастной пациентки!»
Теперь у пациентки наблюдался выраженный параноидный синдром, и я предполагал, что она свободно расскажет о сексуальной связи. Шизофренички отличаются обедненной аффективностью, эмоциональным дефектом. Однако, хотя я пытался разными способами разговорить ее о любовной интриге с альтруистичным доктором, она проявляла такую же скрытность, как любая нормальная женщина в подобных обстоятельствах. Она была лояльна к возлюбленному. Фактически доктор устал от ее любви. Когда я спросил его о причине визита ко мне, он искренне сказал, что хочет избавиться от пациентки. Не вступая в дискуссию о достоинствах его терапии, я, однако, попросил, чтобы он не приписывал свою технику фрейдистам. По моему предложению доктор отправил пациентку в психиатрическую больницу.
Данный случай произвел на меня сильное впечатление сходством реакций на сексуальную ситуацию шизофреничек и нормальных женщин. Судя по поведению шизофреничек, от пациентки можно было бы ожидать свободной исповеди о сексуальной связи с доктором. Все же в картине ее душевного заболевания проявлялись галлюцинаторно-бредовые переживания. Пациентке казалось, что мужчины вдувают с улицы к ней в квартиру чувственный дым, проявлялись и другие подобные психосоматические бредовые идеи. Однако она хорошо хранила секрет отношений с доктором, и никто из семьи не подозревал ничего предосудительного. На основании многих аналогичных случаев я пришел к выводу о способности психотиков к переносу, т. е. о существовании у них своеобразного эмоционального обмена. Со временем я убедился в особой истинности сделанного заключения в отношении к сексуальности, которая, что нельзя забывать, детерминирована не только онтогенетически, но и филогенетически.
Поведение этой пациентки напомнило мне такого же рода скрытность в сексуальных вопросах, проявляемую незрелыми девочками. Я вспомнил случаи, в которых меня просили давать психиатрические заключения о мужчинах, втягивающих в сексуальные отношения шести-одиннадцатилетних девочек. Ни один из случаев
не был раскрыт с помощью самих малолеток. В некоторых случаях что-то замечали посторонние и рассказывали о своих подозрениях. Мне неизвестны другие развязки. В последнем случае мужчина-педофил с солидным положением в обществе почти в течение пяти лет занимался сексом с маленькой девочкой. Когда его уличили, девочке было всего лишь десять с половиной лет. Этот старый холостяк, друг семьи, в конце недели забирал девочку в свой городской особняк. Предлогом служило посещение концертов и другие подобные мероприятия. Возможно, ничего бы не раскрылось, если бы однажды девочка не пригласила подругу. Подруга была на год старше и кое-что понимала. Холостяк и этой девочке стал делать непристойные предложения. Она, вернувшись домой, пожаловалась родителям. В свою очередь они поставили в известность управляющего школой. Так все и раскрылось.
Родители соблазненной девочки были в полнейшем шоке и не понимали, почему ребенок ничего им не рассказывал, так как в других делах пользовались его доверием. Маленькая девочка даже не подавала намека на проиходившее. Я имел возможность узнать детали этого случая, поскольку обвиняемый, надеясь на мою помощь в защите от правосудия, чистосердечно признался во всех особенностях своей сексуальной жизни. Маленькая девочка тоже однажды доверилась мне. В беседе я все время забывал, что по существу имею дело с ребёнком — так по- взрослому она держалась. В продолжавшейся пять лет истории девочка вела себя, как взрослая женщина.
В моем психоаналитическом опыте многие пациентки рассказывали об аналогичных забытых со временем сексуальных травмах, и в каждом случае поведение пострадавших почти не отличалось. Реакции, как мне кажется, основываются на неосознаваемой памяти о сексуальном опыте прошлых поколений. Используя принятые в науке о памяти понятия, можно сказать, что наследуются сексуальные энграммы, экфорирование которых происходит в результате стимуляции некоторыми ассоциациями. В этой связи вспомните о моем скворце, приступившем к ритуалу купания при соприкосновении с водой.
Установка на отсутствие сексуального опыта у девушек вплоть до наступления социальной зрелости представляется явно искусственной. У животных и примитивных народностей не существует пропасти между детством и наступлением половой зрелости, т. е. не наблюдается свойственного человеческим существам периода латентности. Инстинкт тем не менее всегда проявляется, и даже маленькие девочки, думается, реагируют естественным образом. В студенческие годы, когда я проходил акушерскую практику, меня поразило поведение одиннадцатилетней негритянской девочки, поступившей на «кесарево сечение». Ее поведение ничем не отличалось от взрослых женщин. Я сказал себе, что у нее раннее развитие, и это, несомненно, исходя из обыденных стандартов, соответствовало действительности. Но то же самое, как мне представляется, имеет место у всех подростков. Они обладают некоторыми познаниями и воспринимают ситуации подобно животным, например, цыплятам, только вылупившимся из яйца и обладающим навыком клевать зерно. Инстинкты, хотя и кажутся дремлющими, настолько глубоко укоренены, что даже слабая ассоциация вызывает их активность.
Несколько лет назад я получил от английского целителя брошюру на немецком языке, написанную под псевдонимом. Автор издал брошюру в Германии, так как опасыался, что в англоязычных странах излишняя щепетильность не только воспрепятствует изданию, но, возможно, будет возбуждено уголовное преследование. Этот целитель был натуралистом, педагогом и сексологом, но
не имел медицинского образования. В брошюре автор приводил историю болезни непослушной, душевно больной десятилетней девочки. Судя по описанию случая, я бы поставил девочке диагноз «шизофрения», но он диагностировал истерию. Целитель описал метод лечения, который, насколько я смог понять, состоял в благословении действий, объяснении и удовлетворении всего соответствующего реальному коитусу. Он утверждал, что сам не совершал никаких поступков, направленных на сексуальное удовлетворение девочки, но позволял ей проявлять зрительную, осязательную и другие формы активности. После некоторого периода лечения она превратилась «из маленького звереныша в нормальную девочку».
Автор опубликовал брошюру через несколько лет после завершения лечения и адресовал свой труд заинтересованным читателям. Прочитав эту работу, я подумал о героизме проведенного лечения и одновременно о невозможности его проведения врачами. Случай, однако, представляет интерес как наглядная иллюстрация того, что воспрепятствование фундаментальному инстинкту продуцирует у некоторых людей неистовое беспокойство, которое может быть облегчено или «излечено» удовлетворением этого инстинкта. У нас иная техника, основанная на предпосылке об эквивалентности психической и объективной реальности, т. е. отпадает нужда в физическом контакте с пациентами. Они излечиваются в процессе психического отреагирования во время проведения искусного психоанализа. При некоторых психозах способность к получению и отдаче либидо тоже не утрачивается, хотя не так очевидна, как при неврозах переноса.
Позвольте снова обратиться к фрейдовской классификации неврозов. Как вы помните, в классификации выделены актуальные неврозы (неврастения, неврозы тревоги, ипохондрические состояния), которые сопровождаются определенными соматическими нарушениями. Отдельные группы составляют неврозы переноса (истерия и компульсивные неврозы) и нарциссические неврозы. Все неврозы возникают в результате нарушения трансформации либидо в любовной жизни индивида. В процессе лечения пациентов мы должны им продемонстрировать, что биологическое развитие претерпело разного рода препятствия, вследствие чего либидный поток отклонился от надлежащего русла. Цель нормальной жизни, которую мы желаем достичь своим детям, состоит в достижении генитальной зрелости. Другими словами, нормальность означает во-первых, готовность гениталий к функции произведения потомства, во-вторых, влечение к объекту противоположного пола для осуществления этой функции. В нашей цивилизации супружеские отношения институциолизированы, но цель остается неизменной — развитие нормальной генитальности и нахождение объекта. Люди, у которых жизнь складывается таким образом, считаются нормальными, а другие — ист. Наши исследования показывают, что у некоторых яроисходит неправильный выбор объекта. Вместо гетеросексуального выбора они предпочитают гомосексуальный, т. е. выбирают человека того же пола. Другие испытывают влечение к незрелым объектам — детям или животным (зоофилия). Удовлетворение также достигается с помощью локона волос или иных неодушевленных предметов, полученных от любовного объекта (фетишизм). Существуют люди, способные довольствоваться парциальным удовлетворением инстинкта. Они жаждут разглядывания, ощупывания или обнюхивания. До определенной степени парциальное удовлетворение не представляет патологии, а предшествует сексуальному акту в качестве элемента любовной игры. Я посвящу остальные лекции проблеме развития генитальности. Используя фрейдовскую схему, я покажу, как выделенные стадии психосексуального развития преломляются
— 183в формировании неврозов, психозов и в норме.
Фрейд утверждал, что сексуальность проявляется с самого начала жизни ребенка, вопреки тем, кто считал началом проявления сексуальности пубертатный возраст. По мнению Фрейда, сексуальность у детей выражается иначе, чем у взрослых, но в принципе развитие функции не отличается от созревания других функций. Ребенок имеет ноги, но не умеет ходить; у него имеется пульпа, но проходит некоторое время, пока прорежутся зубы. Короче говоря, ребенок рождается с зачатками сексуальности, постепенно развивающейся в то, что называют зрелой сексуальностью. Секс не влетает в человеческие существа в пубертатном созрасте, как принято думать, просто в детстве сексуальной функции свойственны другие формы проявления. Поэтому мы так мало знаем о сексуальности человека. До Фрейда по сексологии имелась обширная литература, но все исследователи (я читал их труды) описывали лишь некоторые изолированные феномены; они не пытались дать единую классификацию сексуальных проявлений.
Когда я поступил на службу в государственную больницу, все стремились прочитать монографию Крафта-Эбинга «Половая психопатия», которую приобрела больничная библиотека. До ухода из больницы я так и не узнал, что Крафт-Эбинг был первоклассным психиатром, написавшим один из лучших в то время учебников по психиатрии. Я знал только, что он первым решился осветить в печати сексуальные отклонения. Как вам известно, в монографии Крафга-Эбинга дано главным образом описание перверсий. Однако он, подобно Моллю, Гершфельду и другим своим предшественникам, мало затронул проблему психологии сексуальности в целом. До публикации в 1905 г. Фрейдом труда «Три вклада в теорию сексуальности» яам не удавалось усмотреть целостности в разных проявлениях сексуального инстинкта — в детстве, в этиологии неврозов и перверсиях.
Фрейд опубликовал свой труд по сексуальности после тринадцати лет психоаналитических исследований. Прослеживая невротические симптомы от настоящего к прошлому, он, естественно, возвращался к периоду детства и одновременно изучил не только судьбу симптомов, но также важность сексуального инстинкта в жизни индивида. При изучении психических феноменов Фрейд обычно продвигался от патологии к норме и, используя эту методологию, он разделил сексуальные аномалии на два класса— отклонения от сексуального объекта и отклонения от сексуальной цели. Быть нормальным — значит достичь генитальности. В противоположность инфантильной сексуальной активности, диссеминированной по всему телу (как будет показано позднее), у взрослых сексуальность сосредоточена в генитальной зоне. Любая соответствующая стимуляция вызывает у взрослого реакцию, всегда проявляющуюся генитальной активностью, посредством которой только и возможно продолжение рода.
Это подводит нас к второму условию нормальности, а именно — к нахождению подходящего сексуального объекта. У детей сексуальная разрядка может осуществляться
через различные части тела, то же самое относится к так называемым первертам, кто не стремится к произведению потомства, а подобно детям занимается самоудовлетворением. Фрейд показал, что невротики, чьи симптомы представляют замещающие формирования в целях сексуального удовлетворения, занимают промежуточное место между нормальными и первертами. Он пришел к выводу, что невроз — это негатив перверсии. Для человека, недостаточно углубившегося в психоанализ, такое утверждение может звучать своеобразно, но позднее я попытаюсь разъяснить вам его содержание.
Давайте теперь вернемся к отклонениям от объекта. Лучшим примером могут служить индивиды, жаждущие чувственного удовлетворения с лицами того же пола. Гомосексуализм известен со времени возникновения цивилизации, и это отклонение, безусловно, существует у примитивных народностей. Испанцы обнаружили его при вторжении на наш континент. Существуют и иные отклонения от нормального объекта. Одни люди жаждут сексуального удовлетворения с незрелыми объектами — детьми (педофилия), другие используют в сексуальных целях животных (зоофилия). В последующем мы подробнее остановимся на гомосексуализме и его отношении к неврозам.
Обсуждая отклонения от сексуальной цели (соединение гениталий в акте копуляции), Фрейд утверждал, что некоторые частные влечения, или компоненты сексуального инстинкта (агрессия, разглядывание, ощупывание, обнюхивание), которые участвуют в нормальном сексуальном акте, могут акцентироваться и становиться самоцелью. Нормальная агрессия, таким образом, развивается в садизм, сексуальное любопытство — в миксоскопию и т. д. Перверсия, следовательно, представляет собой отклонение от предназначенной в сексуальных целях области (гениталий) или задержку на некоторой стадии, которая в норме быстро преодолевается на пути к сексуальной цели. Разглядывание, ощупывание, обнюхивание до некоторой степени совершенно нормальны. Все эти ощущения, как я говорил, входят в доставляющую наслаждение преамбулу сексуального акта. Перверт, однако, не стремится к соединению гениталий, он способен получать полное удовлетворение посредством одного из чувств. Ввиду ограниченности времени у меня нет возможности слишком углубляться в эту проблему. Но она имеет непосредственное отношение к формированию невротических симптомов, поэтому мы рассмотрим ее в связи с особенностями прегенитальной организации ребенка и психосексуальным развитием.
Фрейд подразделил психосексуальное развитие на три основных периода аутоэротический, латентный и пубертатный. Первый период очень важен, поскольку является основой для последующего нормального развития. Он включает следующие стадии прегенитальной сексуальной организации оральную, анальную и фаллическую. Аутоэротизм, что означает «самоудовлетворение», прекращается к четырех-пятилетнему возрасту. Согласно Фрейду, жизнь ребенка аутоэротична. За периодом аутоэротизма следует очень короткая, но важная фаза нарциссизма.
Период латентности характерен только для цивилизованных людей. Предполагается, что сексуальная активность в данный период не проявляется. Но это не вполне верно. Если вы понаблюдаете за маленьким мальчиком или девочкой, то всегда заметите определенные признаки сексуальной активности, и антропологи, особенно Малиновский, заявляют об отсутствии латентного периода у примитивных народностей. Утверждение справедливо и для некоторых малообразованных людей. Согласно исследованиям Г. Рогейма, в некоторых местностях Австралии мальчики и девочки в играх проявляют сексуальный интерес на манер животных. Взрослые не накладывают на такие игры ограничений, и дети получают удовольствие от поведения, которое мы сочли бы аморальным и вызывающим отвращение.
Латентный период в цивилизованном обществе совпадает в основном со школьным возрастом. Фрейд предполагает, что латентный период у цивилизованного человечества представляет пережиток ледниковой эпохи, когда крайне острая борьба за выживание затрудняла спаривание. Верно это или нет, но мы наблюдаем ужасное напряжение у ребенка в результате обучения и воспитания, которое подавляет сексуальную активность, поэтому логично проводить аналогию междудавлением психических перегрузок и воздействием ледникового периода на человечество.
Структуры, сформировавшиеся в течение аутоэротической и нарциссической фаз, в латентный период более или менее упрочиваются перед вхождением индивида в следующую важную фазу — пубертатный возраст. Если предшествующее развитие было нормальным, патологии скорее всего не возникнет. Если, как нередко случается, имелась травма, осталось «слабое» место, которое называется «фиксацией». Впоследствии у сенситивных людей в этих местах накапливается так много либидо, что формируются симптомы.
Повторю, что первые четыре года развития характеризуются аутоэротизмом, который в норме уменьшается с возрастом. Новорожденный не нуждается в удовлетворении от внешнего мира, за исключением матери. Как я говорил при описании психического аппарата, психика ребенка, или ид, приводится в действие инстинктами голода и любви, удовлетворяемыми матерью. Но ребенок считает мать частью себя, у него анаклитическое* отношение к матери. Это отношение, хотя впоследствии и исчезает, тем не менее остается в бессознательном и время от времени выходит на поверхность.
Ид, как я уже говорил, частично модифицируется в эго, первоначально проявляющееся через рот, на оральном уровне. Под оральной организацией подразумевается, что через рот удовлетворяются потребности ребенка в
* Ложиться на, опираться на (греч.).
питании и наслаждении. При кормлении материнской грудью у ребенка одновременно утоляются голод и потребность в любви. Оральная организация с возрастом расширяется. Сначала она совершенно проста, но постепенно становится сложнее. Конечно, этому способствует мать, которая хочет видеть ребенка взрослеющим и здоровым. Чем лучше у ребенка аппетит, тем больше радуются родители.
У взрослых оральная область служит для удовлетворения не только голода, но также и других чувств. Мы хотим, чтобы пища была вкусной, а сервировка— красивой, и едим во много раз больше, чем следует. Не существует предела оральному насыщению. Аппетит стимулируется различными методами. Обед не считается пристойным без употребления некоторого количества алкоголя. В приличном обществе в качестве аперитива подаются коктейли, белое вино к рыбным блюдам, красное — к мясным, а в конце застолья — разнообразные ликеры.
Прием пищи становится важным мероприятием. Существуют специальные общества, культивирующие изысканную пищу. В Нью-Йорке по крайней мере одно Общество гурманов. Они встречаются раз в месяц и обедают в хороших ресторанах. Блюда готовятся на высшем уровне кулинарного искусства, в меню специально точно указывается способ приготовления каждого блюда. Разные блюда подаются со специальной церемонией жареная утка, например, настолько красиво приготовлена, что доставляет не только вкусовое, но и эстетическое наслаждение. Шеф-повара церемониально приветствуют аплодисментами. Обычно, если пища приготовлена хорошо, не принято задумываться о поваре, но члены Общества гурманов платят признанием искусству, которое доставляет столь много удовольствия всем чувствам. Поварам, как я заметил, всегда приятно такое признание.
В больших городах мира всегда существуют такие общества. Франция, которая внесла огромный вклад в
мировую индустрию удовольствий, долгое время занимала ведущее место в кулинарном искусстве. Если вы когда-нибудь жили в Париже, старом Париже, то знаете, что даже в самых недорогих ресторанах хозяин встречает посетителей и с гордостью рассказывает о своем участии в приготовлении блюд. У цивилизованных людей помимо утоления голода с приемом пищи всегда связаны дополнительные удовольствия. С другой стороны, примитивные люди питаются однообразно. Но с прогрессом цивилизации даже скромнейшая домохозяйка ломает голову, как разнообразить пищу своего мужа. Самый вкусный бифштекс не доставит ему удовольствия, если будет подаваться два-три раза подряд. Разные чувства требуют разнообразия пищи и ароматов. Я не знаю, как обстоят дела в государственных больницах… По взрыву хохота могу сделать вывод, что со времени моей работы ничего не изменилось. Мы были критически настроены, потому что уже заранее знали меню. Пища имела неплохое качество, но хотелось разнообразия. Когда мы отправлялись в отпуск, то первым делом заходили в ближайший ресторан, просто ради разнообразия. Хозяйки соперничали друг с другом, стараясь раздразнить наши вкусовые ощущения. Они хотели вкусно накормить нас и расстраивались, если их усилия не получали должной оценки.
Короче говоря, наши пищевые привычки наподобие всех остальных феноменов цивилизации представляются очень искусственными. Наблюдение за ребенком показывает, что его первым эротическим объектом является материнская грудь, которую он не отличает от собственного тела. Ребенок хочет только материнского молока. Если вы попытаетесь предложить ему что-то другое, он наотрез откажется, и потребуется время и усилия, чтобы приучить его к новой пище. Мать может считать шпинат вкуснейшей едой, но этот продукт не имеет вкуса материнского молока и ребенок откажется от него. Некоторые психоаналитики в отличие от педиатров не верят, что кормление молоком из бутылочки, даже приготовленным точно по рецепту, равнозначно кормлению материнской грудью, но сам Фрейд соглашался с педиатрами. Поскольку прием пищи представляет собой первую эго-организацию, лучшие прислушаться к собственному мнению Фрейда
В следующем высказывании на эту тему Фрейд заявляет «Первоначально, конечно, материнская грудь не дифференцируется ребенком от собственного тела. Но в поисках груди ребенок часто промахивается, и поэтому грудь перемещается «вовне», забирая в качестве «объекта» часть первоначально нарциссического либидного катексиса. Первый объект сливается с целостной личностью матери, которая не только кормит ребенка, но также заботится о нем и вызывает множество приятных и — неприятных физических ощущений. Проявляя заботу о ребенке, мать становится первой соблазнительницей. В этих двух отношениях причина необыкновенной и универсальной важности матери как первого и сильнейшего любовного объекта, который выступает моделью последующих эротических отношений у обоих полов. Филогенетические детерминанты здесь настолько доминируют «над личными и случайными, что безразлично, вскормлен ли ребенок грудью или его кормили из бутылочки и никогда не наслаждался материнской нежностью. Развитие в обоих случаях пойдет тем же путем, хотя во втором варианте в дальнейшем возможна предрасположенность к тоске. После отнятия от груди, независимо от срока кормления, у ребенка всегда остается убеждение о его непродолжительности и недостаточности. Утверждения Фрейда станут, несомненно, понятнее, когда мы углубимся в развитие организации эго. В Конечном итоге не только наши пищевые привычки, но и все приспособление основывается на опыте раннего детства. Некоторые специалисты по психоанализу детей, как я уже говорил, заявляют, что вскармливание
грудью способствует лучшему приспособлению, чем кормление из бутылочки. Они даже советуют не способным к кормлению матерям в определенное время дня прижимать ребенка к груди. Об этом мнении напомнил мужчина, имевший до полуторагодичного возраста прекрасную кормилицу. Он воскликнул «Подумайте, чего я был лишен!» Его замечание как бы подтверждает правоту Фрейда об отсутствии удовлетворенности в любом случае.
Первое проявление формирующегося эго, как я говорил, относится к ротовой полости, когда ребенок начинает использовать рот не только в целях утоления голода, но также и для получения удовольствия и выражения неудовольствия. Если ребенок сердится, он отказывается от груди или даже кусает ее. Со мной часто консультируются относительно кусающихся детей. Если ребенка заставляют есть определенную пищу, даже у самых маленьких детей может возникать рвота. Невротикам свойственно самовыражение посредством оральных привычек. Конечно, все вы сталкивались со случаями непрерывной рвоты у мужчин и женщин, страдающих истерией. В настоящее время нам известно, что язва желудка имеет главным образом психогенное происхождение.
С вами часто будут консультироваться относительно детей, отказывающихся от еды. Эта проблема возникает только в цивилизованном обществе. Уверен, что в примитивном обществе и у животных такой проблемы не существует. Со мной постоянно советуются матери, рассказывающие об отказе детей от еды, иногда в течение нескольких дней! Однако дети кажутся мне совершенно здоровыми. В подобных случаях я иногда цитирую Вирхова в связи со случаем Луизы Лато, якобы совершенно отказывавшейся от пищи и демонстрировавшей все стигматы распятого на кресте Христа. Вирхову сообщили об утвердительном ответе страдалицы на вопрос об отправлении кишечника. Тогда он сказал, что, хотя Бог создал мир из ничего, отправление кишечника невозможно без приема пищи!
Мне показывали мальчика чуть старше двух лет. Родители пришли с ним по совету педиатра, поскольку ребенок отказывался от еды. «Если вы заглянете к нему в рот, — сказали родители, — то увидите остатки вчерашней пищи». Я не смог заставить ребенка открыть рот и применил уловку, посветив фонариком в собственный рот, что ребенок и сымитировал. Действительно, у него во рту имелась непроглоченная пища. Он явно сильно сопротивлялся матери и выражал неприятие таким путем.
Вам, вероятно, будет интересно узнать, что я вылечил ребенка посредством отстранения матери и прекращения кормления, пока не последовала просьба о пище. Этот метод я позаимствовал у Марка Твена. Он однажды написал рассказ об австрийском санатории, специализировавшимся на лечении расстройств пищеварения. Приезжающим пациентам предоставлялась маленькая палата и их оставляли в одиночестве, не предлагая питания. Через несколько часов пациент просил поесть, но никто не обращал на него внимания. Согласно сюжету рассказа, через несколько дней он становился настолько голоден, что с жадностью съедал кожу ботинок и таким образом выздоравливал.
Вышеупомянутый маленький мальчик хорошо выглядел, и я знал, что не существует опасности в применении модифицированного метода Марка Твена. Кроме того, после устранения объекта сопротивления (его матери) он вскоре приучился к нормальному питанию. Аппетит — единственный фактор, согласно которому младенец оценивается дома. Родители хвастаются, если у ребенка хороший аппетит, и жалуются на его отсутствие. При анаклитической связи с матерью оральная организация служит выражению отношения к ней. Взрослые, будь то нормальные или ненормальные, сходным образом используют
оральную активность как в целях выражения согласия, так и для сопротивления.
Оральные проявления наших пациентов представляют особый интерес. Уже в течение десяти лет я наблюдаю пациентку с маниакально-депрессивным психозом. В период обострения она говорит почти непрерывно, когда общается со мной или моими друзьями, но отказывается разговаривать с мужем, утверждая, что не может говорить с ним. В моем офисе пациентка ведет себя фривольно. Я не обращаю внимания, если производимый ею шум не слишком мешает. Обычно ей позволяется проявлять оральную активность в свое удовольствие, и она прекрасно проводит время. Иногда пациентка демонстрирует оральное отторжение посредством рвоты и отрыжки. Некоторые шизофреники, особенно при кататоническом синдроме, подолгу произвольно не принимают пищу и годами не разговаривают. Неожиданно, однако, они становятся очень болтливы, крикливы и много бессвязно говорят; аналогична и динамика пищевых пристрастий. Сходные колебания речевой активности и пищевой потребности наблюдаются также у детей.
Не все ранние оральные реакции у детей связаны с приемом пищи. Например, сосание большого пальца, согласно Фрейду, представляет либидное проявление, которое не имеет никакого отношения к голоду и приему пищи. Фрейд был не первым врачом, сделавшим такой вывод. Сосание большого пальца признавалось инфантильным сексуальным выходом с 1879 г., когда венгерский педиатр по фамилии Линднер написал эссе об этом феномене. Многие другие врачи придерживались того же мнения. Мой учитель в области педиатрии профессор Якоби, наверняка никогда не слышавший о Фрейде, рассказывал студентам, что сосание пальца представляет собой разновидность наслаждения, родственного сексуальному. Соответствующий термин, употребляемый немцами, дословно переводится как «доставляющее наслаждение сосание». Когда ребенок голоден, он обычно не сосет палец, а кричит. Палец сосет, когда насытится и собирается заснуть. Другими словами, ребенок ведет себя подобно мужчине, выкуривающему сигару после сытного обеда.
Матери всегда отрицательно относились к привычке детей сосать палец и делали все, чтобы отучить от нее. Они не знали причины своего отношения, пока современные дантисты не стали указывать, что эта привычка приводит к деформации неба, аденоидам и другим неприятностям. На самом деле, по моему мнению, у матерей возникает ревность, так как бессознательно они чувствуют, что ребенок нашел замену их груди. Он таким образом предпринимает первое усилие в обретении независимости от матери. Мать раздражена и обижена точно также, как и впоследствии, когда у юноши возникает желание найти ей замену. Отец, кажется, всегда равнодушен к подобной ситуации. Доктора в свою очередь изощряются в изобретении способов отучить от сосания. Обычно к пальцам прикрепляются разного рода тошнотворные вещества. Иногда при укладывании в постель руки ребенка фиксируются, однако вскоре обнаруживается, что дети обходят препятствия они начинают сосать нижнюю губу, щелкать небом или сосать покрывало.
Предоставленные самим себе нормальные дети прекращают сосать палец и задолго до наступления латентного периода проявляют больший интерес к внешнему миру. У недостаточно адаптированных детей привычка может сохраняться в последующей жизни. Так, шестнадцатилетняя девушка испытывала страстное влечение к сосанию неба. Мать девушки приняла все меры, чтобы отучить ее в детстве от сосания большого пальца. Но гребенок, расставшись с одной привычкой, приобрел Другую. Когда девушка пришла ко мне, ей очень хотелось навсегда бросить дурную привычку, но привычка продолжала сохраняться даже во сне. Как только она
засыпала, сразу начинала производить щелкающие звуки. В этом случае имелось много других признаков аутоэротической природы, которые явно свидетельствовали, что сосание пальца представляло только вариант сосания груди.
В силу глубины оставленного впечатления грудь навсегда сохраняет значение важной эрогенной зоны. В сексуальной организации мужчин и женщин грудь играет огромную роль. Модельеры всегда используют этот факт в создании скрытых рычагов привлекательности современных женщин. Цель достигается подчеркиванием выпуклости грудей или, наоборот, скрадыванием их объема. Чтобы проиллюстрировать отношение сосания пальца к взрослой сексуальности, приведу пример женщины, регулярно сосавшей большой палец вплоть до замужества, когда муж воспрепятствовал «отвратительной привычке». Женщина отвыкла от сосания и никогда не думала о нем. Несколькими годами позже, после смерти мужа, привычка возобновилась. Другими словами, в условиях сексуального воздержания восстановился инфантильный сексуальный выход, в котором не было нужды в период замужества.
При старческом слабоумии некоторые пациенты регрессируют к инфантильным привычкам. Мне однажды довелось видеть девяностолетнего старика, который сидел в кресле и сосал большой палец. Его сын сказал «Посмотрите, доктор, он сидит подобно ребенку и сосет палец». Проводя обследование, я выяснил, что привычка возобновилась, когда семейный доктор запретил старику курить из-за плохого физического состояния. Нам, конечно, известно, что курение в любой форме заменяет соску. Можно даже говорить о прямой преемственности этой привычки. Курение, безусловно, служит заменой и других вещей. Индейцы посредством курения определенных трав задымляют местность в целях устрашения врагов. Современный юноша курит, так как хочет казаться взрослым. Начинающие курильщики рассказывают о головных болях, тошноте и рвоте, однако они все же продолжают курение. Почему? По- видимому, велико желание почувствовать себя взрослыми. (Совсем еще мальчики прогуливаются с огромными сигарами во рту.) Во всяком случае, этот старик, лишенный врачом единственного оставшегося в жизни удовольствия, регрессировал к младенческому аутоэротическому выходу и сосал большой палец.
В последующей жизни сублимация акцентированной оральности иногда проявляется в форме язвительных, саркастических высказываний. Каждый ребенок действительно кусается в целях защиты, а иногда и нападения. Обычно мы отучаем детей от этой дикарской привычки, но она часто сохраняется в форме черты характера. Тедди Рузвельт вспоминает в своей автобиографии, как его дважды отшлепали и оба раза за то, что он искусал маленькую сестренку. Второй раз возраст мальчика уже приближался к пяти годам — довольно поздний возраст дня орального выхода. Вы, конечно, знаете, что карикатуристы всегда изображали Рузвельта с оскаленным ртом, явно подчеркивая его зубы. Он был прекрасным оратором. Фактически все вошедшие в историю диктаторы (Гитлер, Муссолини, Кальвин, Лютер) завоевывали признание с помощью ораторского искусства (посредством рта). Гитлер так никогда и не преодолел орального и анально-садистического уровня.
Достаточно давно я пришел к выводу, что поэзия тоже всего лишь оральный выход. Конечно, поэзия предполагает высокий уровень сублимации, значительно отдаленный от изначальной цели. Тем не менее исследования показывают неизменную связь этого вида творчества с пищей. Древние арабы всячески поощряли поэтов. Они устраивали поэтические соревнования задолго до пришествия Магомета. Но арабы, живущие в пустынной местности, всегда были голодны. Они наедались досыта всего несколько
раз а году по случаю особых празднеств. До недавних времен предполагалось, что истинный поэт— голодный человек. Периодически вы будете встречаться с поэтическим творчеством пациентов. Я наблюдал пациентов в гипоманиакальном и маниакальном состоянии, которые неожиданно начинали писать стихи, хотя прежде не сочинили Ни строчки. Например, один из моих пациентов, мясник, во время маниакального приступа вдруг занялся стихотворным сочинительством. В повседневных наблюдениях легко заметить склонность детей играть со словами и составлять рифмы. Вся эта тема очень увлекательна, и, если вы заинтересовались, прочтите мою статью, написанную много лет назад*.
Существуют другие оральные выходы с отчетливым эротическим оттенком. Это особенно относится к поцелуям, которые как форма общения неизвестны примитивным народностям и не встречаются даже среди цивилизованных восточных наций. Японцы испытывают к поцелуям отвращение. Несколько лет назад в Токио проводилась выставка живописи и скульптуры из парижских музеев. Одним из экспонатов была знаменитая скульптура Родена «Поцелуй», которая чудесно изображает в мраморе сильнейший в западной цивилизации эротический выход. Экспозиция скульптуры вызвала протест. Японская публика не останавливалась возле нее, так как скульптура вызывала отвращение. Я интересуюсь киноискусством и знаю, что перед показом в Японии фильмы подвергаются цензуре и из них вырезаются сцены с так называемыми «душевными» поцелуями. На Дальнем Востоке родственной поцелуям формой общения является мурлыканье матери на ушко ребенку, а среди эскимосов — взаимное потирание носами. В последнем случае подразумевается обнюхивание, представляющее собой форму приветствия среди многих примитивных племен.
Почему у представителей Запада развито искусство поцелуев, о котором так много написано? С моей точки Зрения, поцелуи — это форма перемещения вследствие ограничений, накладываемых цивилизацией на сексуальный инстинкт. Перемещение снизу вверх — хорошо известный механизм маскировки. Поцелуи, понятно, практикуются между людьми, у которых конечная цель тормозится (например, между родителями и детьми). Они становятся всего лишь удовлетворением осязательного и вкусового чувства. Другими словами, это оральный эротический выход.
Вопросы и ответы
Я не понял вас в начале лекции — сохраняется ли сопричастность матери в течение всей жизни?
Бессознательно, да. Например, американский врач, служивший в английской армии в Первую мировую войну, рассказывал мне, как рослые, сильные шотландские парни всегда кричали «Мама, мама, мама моя», когда получали серьезное ранение или попадали в беду. Врач говорил, что не мог этого линять и у него наворачивались слезы при виде кричащих и плачущих гигантов. Я слышал то же самое от итальянского офицера. Солдаты итальянской армии в подобных случаях призывали на помощь Мадонну. Культ Мадонны в католической церкви хорошо известен. Если вы изучите некоторые шедевры искусства, то узнаете, что Мадонна с ребенком представляет идеализированный образ художника и его матери. Хороший пример — Леонардо да Винчи и его творчество. Я советую вам прочитать мой перевод произведения Фрейда «Леонардо да Винчи».
Психоанализ раскрывает, что каждая женщина, входящая в нашу жизнь, сопоставляется с матерью. Отвержение или принятие женщин зависит от их соответствия материнскому катексису. Ориентация к женщине определяется всегда присутствующим образом матери. При наличии времени я бы показал действие этого механизма на многих примерах. Естественно, анаклитическое отношение к матери сливает с ней ребенка воедино. С возрастом, как будет показано позднее, происходит
вытеснение. Матери часто препятствуют разрыву анаклитичес-кого отношения. Это особенно справедливо, если у матери единственный ребенок. В таком случае мать цепко держится за сына и наносит ущерб его возмужанию. Подробнее мы поговорим об этом при обсуждении гомосексуализма.
Как вы относитесь к сосанию большого пальца? Из сказанного вами создается впечатление, что вы не придаете этой привычке значения.
Действительно, мы считаем сосание большого пальца аутоэротическим выходом, которому предаются некоторые дети (возможно, большинство из них) на первом году жизни. Эта форма самоудовлетворения снимает напряжение. Ребенок быстро привыкает к тому, что грудь или бутылочка утоляют голод и доставляют наслаждение, и хочет воспроизвести удовлетворение. Во время стресса взрослые много курят. Мы жуем резинку, кусаем ногти, делаем хлебные шарики в целях успокоения. Курение, жевание, выпивка, пение и беседа представляют оральные выходы, способствующие уменьшению напряжения, смягчению создаваемого цивилизацией стресса. Я знаю людей, которым запрещали курить, и тогда они становились обжорами, что еще хуже.
Натуралисты и исследователи повсеместно отмечают, что примитивные народности прибегают в целях снятия напряжения к таким же способам. Например, южноамериканские индейцы жуют кокосовые листья. На Дальнем Востоке принято жевать бетель. Несомненно, существует сильная потребность в такого рода способах уменьшения напряжения. Если вы почитаете книги по истории курения, то узнаете, что в XV веке предпринимались значительные усилия по его запрещению. В Турции курение каралось смертной казнью, однако даже жесткие меры оказались недейственными. Дети, оставленные в покое, постепенно по собственной воле прекращают сосание пальца и мастурбацию. С завершением аутоэротической фазы, когда они становятся немного старше, возникает интерес к игре с другими детьми и игрушками. Рассматриваемые привычки обычно не наносят вреда здоровью. Но если вы одергиваете ребенка, то этим часто закладываете основу для последующих невротических расстройств.
Подразумевает ли понятие «актуальные неврозы» реальное повреждение?
Да. Фрейд открыл, что неврозы тревоги связаны с прерванным коитусом, задержкой семяизвержения и другими злоупотреблениями, продуцирующими действительные нарушения химической и токсической природы, которые отражаются на состоянии эмоциональной сферы. Люди, не умеющие использовать контрацептивы или не имеющие денег на их покупку, прибегают к подобной практике. Со временем мужчины, обычно в присутствии женщин, начинают испытывать приступы тревоги, поскольку у них в отличие от женщин половой акт всегда сопровождается оргазмом. Любые противоречащие природе отклонения в сексуальном поведении рано или поздно приводят к тревоге. Многие исследователи сравнивают половой акт с эпиприпадком, и сознательное воспрепят-стаование эякуляции считается совершенно неадекватным. Приостановка коитуса подразумевает, что партнеры должны думать об этом.
И снова о мастурбации. Она не наносит органического повреждения. Но те, кто предается этой привычке, не только допускают совершенно неадекватную сексуальную реализацию, но в дополнение у них возникает внутренний конфликт. В результате рано или поздно они стремятся прекратить мастурбировать, и разнонаправленные мотивы обычно приводят к развитию невроза. Фрейд ввел понятие «актуальные неврозы» в противоположность психоневрозам, т. е. истерии и компульсивному неврозу, которые формируются вследствие психотравмы.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка