Генри ф. Элленбергер открытие бессознательного: история и эволюция динамической психиатрии




Сторінка1/46
Дата конвертації12.04.2016
Розмір8.29 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

HENRI F. ELLENBERGER

THE DISCOVERY OF THE UNCONSCIOUNS

THE HISTORY AND EVOLUTION OF DYNAMIC PSYCHIATRY

Basic Books, Inc., Publishers New York 1970

ГЕНРИ Ф. ЭЛЛЕНБЕРГЕР

ОТКРЫТИЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО: ИСТОРИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ДИНАМИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИИ

Общая редакция и предисловие Валерия Зеленского

Издательство «Янус» Информационный Центр Психоаналитической Культуры

Санкт-Петербург, 2004 год

Часть II

Психотерапевтические системы конца XIX - первой половины XX века

Перевод с английского КМ. Бутырина, В.В.Зеленского, 3.А.Кривулиной, М.Г. Пазиной

© H.F. Ellenberger, 1970

© Информационный Центр Психоаналитической

Культуры, перевод, 2001

© Издательство «Янус», оформление, 2004

© В.В. Зеленский, предисловие, 2004

От редактора

Выпуском данного второго тома мы завершаем публикацию классического труда Генри Элленбергера, столетний юбилей которого наступит шестого ноября 2005 года. (Первый том с одноименным названием вышел в 2001 году.) Опубликованная на английском языке в 1970 году книга до сих пор остается эталоном в области сравнительной истории психиатрии и психотерапии. Она признана в интеллектуальных кругах всего просвещенного мира и была переведена на основные европейские языки уже в семидесятые годы. Осуществив свой энциклопедический замысел, Генри Элленбергер (краткая биография автора опубликована в редакторском предисловии к первому тому) стал основателем новой научной дисциплины: историографии психотерапии и психиатрии, которую он сам часто называл «историей ментальных наук». Именно после появления книги Элленбергера ведущие направления в глубинной психологии получили возможность сделаться объектами критического осмысления. С его именем связывают и начало критического изучения личностей самих зачинателей этих направлений. Он привлек к анализу суждения современников на материале специальной (медицинской) и популярной литературы, чем существенно обогатил методологию самого исследования. Это также позволило значительно расширить наше понимание исторического и культурного фона, в рамках которого, собственно, и осуществлялась эволюция воззрений и социального статуса как персоналий, так и соответствующих школ. Не случайно в 1990 году в Голландии на съезде историков медицины и психотерапии он был избран почетным председателем, а в 1992 году (за год до смерти) в Париже был открыт Институт Элленбергера, специализирующийся на исследованиях в области истории медицинских наук.

В данный том вошли главы, посвященные трем главным «столпам» и направлениям глубинной психологии, соответственно, Зигмунду Фрейду и психоанализу (7 глава), Альфреду Адлеру и индивидуальной психоло-



-5-

Генри Ф. Элленбергер

гии (8 глава), Карлу Юнгу и аналитической психологии (9 глава), а также глава 10 - «Зарождение и подъем новой динамической психиатрии», в которой прослеживается сложная взаимосвязь психотерапевтических систем, описанных в предыдущих главах (включая главы 1-6 из первого тома). Здесь же рассматривается общее развитие динамической психиатрии и психотерапии в историко-культурном контексте конца XIX - первой половины XX века. В заключительной, одиннадцатой главе анализируются факторы, направлявшие появление и развитие вышеупомянутых психотерапевтических систем, и синтезируется вся предшествующая информация. Том снабжен именным указателем.

Издание подготовлено и осуществлено в рамках программы Информационного центра психоаналитической культуры.

Валерий Зеленский Февраль 2004 г.

-6-

Зигмунд Фрейд и психоанализ



С появлением Зигмунда Фрейда в истории динамической психиатрии родилось новое направление. В то время как люди, подобные Пьеру Жане, ограничивали свою деятельность пределами традиционных академических организаций, университетов, авторитетных научных обществ, публиковали свои труды в журналах, открытых для любых психологических или медицинских взглядов, и никогда не предпринимали попыток основать собственные школы, Фрейд открыто порвал с официальной медициной. С Фрейда началась эра новых психодинамических учений и школ, со своей официальной доктриной, с собственной жесткой организацией, специализированными журналами, с закрытым членством и длительным процессом инициации в члены общества. Основание этого нового типа динамической психиатрии было связано с культурной революцией, сравнимой по значению разве что с той, начало которой положил Дарвин.

Жизнь Зигмунда Фрейда

Зигмунд Фрейд родился во Фрейбурге, в Моравии, в 1856 году и скончался в Лондоне в 1939 году. За исключением первых четырех и последнего года жизни, он постоянно проживал в Вене.

В 1856 году Австрийская Империя все еще переживала шок, выз-. ванный революцией 1848 года; последняя была подавлена армией, и Двадцатишестилетний император Франц Иосиф I попытался ограничить влияние военных и установить личную власть1. Исход Крымской войны оставил Австрию доминирующей силой в Центральной Европе. В 1857



- 7-

Генри Ф. Элленбсргер

7. Зигмунд Фрейд и психоанализ

году [оный император решил превратить Вену в современную столицу огромной империи. Старинные городские стены были разрушены, чтобы освободить пространство для Ring (Кольца) - широкого, окружающего город проспекта, по обе стороны которого в течение последующих десятилетий были воздвигнуты великолепные дворцы и здания. В течение этих лет становления Империя наслаждалась беспрецедентным индустриальным и экономическим расцветом, хотя и страдала из-за политических беспорядков. В 1859 году Австрия потерпела поражение от Пьемонта и Франции и утратила Ломбардию. В 1866 году в войне с Пруссией после молниеносного и сокрушительного поражения в битве при Садове она лишилась Венетии. Австрийской Империи пришлось распрощаться со своими амбициями по поводу Германии и Италии и устремить свой взгляд на Балканский полуостров в целях политической и экономической экспансии, где она столкнулась с возрастающим соперничеством России. В 1867 году Австрийская Империя становится Австро-Венгерской двойной монархией. В 1875 году соседние провинции, Босния и Герцеговина, восстали против турецкого гнета, что вызвало Русско-турецкую войну (1877- 1878). Этот международный конфликт был улажен Берлинским конгрессом, установившим в этих областях протекторат и администрацию Австро-Венгрии. В 1890 году пригороды Вены были включены в состав столицы, население которой отныне превышало миллион обитателей, а сам город стал одним из наиболее красивых городов мира.

Убийство в 1903 году сербского короля Александра и его супруги ознаменовало начало периода открытой вражды Сербии по отношению к Австро-Венгрии. В 1908 году произошло восстание младотурков, в результате которого Босния и Герцеговина были аннексированы Австро-Венгрией. Внутри двойной монархии чрезвычайно обострялись этнические конфликты и проблемы установления официальных языков управления. В центре внимания общественного мнения оказались Балканские войны, полыхавшие в течение 1912 и 1913 годов.

В июне 1914 года убийство в Сараево эрцгерцога Фердинанда, наследника трона, и его супруги развязало начало Первой Мировой войны с последующим поражением и развалом Австро-Венгрии в ноябре 1918 года. Возникшую из ее руин небольшую Австрийскую республику сотрясали социальные и политические конвульсии. В 1926 году экономическая и политическая ситуации в Австрии временно улучшились, но вскоре последовали бунты 1927 года, социалистические восстания, убийство канцлера Дольфусса и, наконец, нацистская оккупация Вены



-8-

в феврале 1938-го, Фрейд был спасен в результате вмешательства в его судьбу влиятельных друзей. Он уехал в Англию и скончался в Лондоне 23 сентября 1939 года в восьмидесятитрехлетнем возрасте, через три недели после начала Второй Мировой войны.

Жизнь Зигмунда Фрейда - образец постепенного социального подъема из нижнего слоя среднего класса к верхушке буржуазии. После трудных лет существования в звании приват-доцента он стал одним из наиболее известных врачей в Вене и получил завидное звание внештатного профессора. Пациенты, на которых он проводил свои неврологические исследования, принадлежали к более низким слоям населения, но его частная практика, на основе которой строился и психоанализ, зиждилась на пациентах из высших социальных кругов. Вскоре после своего пятидесятилетия он оказался во главе движения, влияние которого распространялось на культурную жизнь цивилизованного мира, так что в почти шестидесятилетнем возрасте он обрел мировую славу. Когда он умер в изгнании в Англии, его прославляли как символ борьбы за свободу против фашистского ига.

Семейная предыстория

Бульшая часть семейной предыстории Зигмунда Фрейда до сих пор остается неизвестной или неясной. Ту малую часть ее, которой мы располагаем, следует понимать исходя из более обширных познаний об условиях существования евреев в Австро-Венгрии в девятнадцатом столетии2. До наступления эмансипации евреи Австрии и Венгрии составляли несколько групп, живших в весьма различных политических, социальных и экономических условиях.

В Вене проживали так называемые дозволенные семьи3. Хотя евреи были изгнаны из Вены в 1421 году, а затем снова в 1670 году, во второй половине восемнадцатого столетия вокруг нескольких богатых, влиятельных семейств восстановилась «третья община». Во времена Vormdrz (периода времени от 1790 до революции в марте 1848 года) их количество возросло, и, вопреки ограничивающим нормам, они пользовались значительным влиянием в экономической жизни, а особенно заметной стала их доминирующая роль в текстильной промышленности и торговле зерном.

Другая еврейская группа в Вене, так называемая турецко-израильская община, состояла из евреев-сефардов, вышедших из Константинополя и Салоник и в течение долгого времени пользовавшихся надеж-

Генри Ф. Элленбергер

ным покровительством султана4. Они говорили на испано-еврейском диалекте, а их произношение слов на еврейском языке* некоторым образом отличалось от того, на котором общались евреи, говорившие по-немецки. Предположительно, им завидовали другие евреи, и ходили слухи, что они пытались присоединиться к испано-еврейской общине, но были с пренебрежением отвергнуты.

В ряде городов существовали еврейские гетто. Образ жизни евреев из Прессбурга хорошо описан Зигмундом Майером, богатым торговцем, родившимся и воспитанным в этом городе5. В Прессбур-ге, насчитывавшем к тому времени порядка 40.000 обитателей, жили 5.000 евреев, поселившихся на одной длинной, узкой улице, заканчивавшейся с обоих концов воротами, которые каждый вечер замыкались полицией. Одна сторона этой улицы принадлежала городу, другая - поместью графа Пальффи - венгерскому магнату, и съемщики жилищ на этой стороне улицы в меньшей степени подвергались деспотичным ограничениям. Однако никто из них, живших по обеим сторонам улицы, не имел права купить себе дом или другую недвижимость. Каждая сторона улицы состояла из лавок и жилищ, где люди существовали в стесненных условиях. Некоторые евреи были ремесленниками, но большинство их составляли лавочники. Всего несколько человек владели крупными предприятиями, главным образом, в текстильном производстве. В связи с тем, что евреи являлись единственными торговцами в городе, улицы гетто целыми днями были запружены толпами покупателей. Благодаря конкуренции евреи жили в постоянной напряженности и лихорадочно трудились с раннего утра до вечера, шесть дней в неделю. Оставшееся время поглощала религия. Дважды в день они посещали синагогу для совершения молитвы и соблюдали субботу и еврейские праздники со строгой ортодоксальностью. Дети учились в школе при синагоге, в которой большую часть занятий занимало чтение священных книг на иврите без понимания их смысла; в результате для большинства учеников учение превращалось в пытку. Семейная жизнь была строго патриархальной, мужчина пользовался непререкаемым авторитетом в доме. Дисциплина соблюдалась жестко, но родители делали все в пределах возможного во имя создания лучшего будущего для своих детей. В условиях столь замкнутого существования, где каждому было известно о том, чем занимается его сосед, разви-

* В оригинале: «Hebrew» - иврит; однако в европейских гетто разговорным языком евреев был идиш; иврит использовался только в богослужениях. - Прим. пер.

- 10-

7. Зигмунд Фрейд и психоанализ

лась особая ментальность бросающейся в глаза жестокой инстинктивной подавленности, неизбежной честности, склонной к сарказму сообразительности (что наблюдается в произведениях таких писателей, как Генрих Гейне и Людвиг Берне, выросших в гетто). Главной чертой был страх, страх перед родителями, страх перед учителями, мужьями, раввинами, страх перед Богом и сверх всего - страх перед иноверцами. «В Прессбурге ни один еврей не осмеливался дать сдачи за удар, нанесенный ему христианином, и даже мы, дети, не смели постоять за себя против христианских детей, нападавших на нас», - писал Зигмунд Майер. Кроме всего прочего, внутри гетто существовала определенная социальная структура, состоявшая из преуспевающих и неудачников, богатых и бедных, а также из нескольких аристократических богатых семей, как, например, Гомпер-цы, Тодеско, Ульманы, Паппенгеймы, поддерживавших большую сеть деловых и общественных связей.

Другие еврейские группы были рассеяны по местам, где они жили в совершенно других условиях. Так, в маленьком городке Киттси, расположенном между Веной и Прессбургом, у подножья замка графа Баттьяни, существовала активная и процветающая еврейская община. Члены общины торговали зерном, владели складами и жилищами, расположенными там же, радовались относительной свободе и активно занимались торговлей с Веной и Будапештом.

Основная масса еврейского населения Австрии жила в маленьких городишках и деревнях Галиции, находясь в столь тесных взаимоотношениях с польскими крестьянами, что часто обращалась к ним, используя фамильярное ты. Ментальность этих евреев отличалась от ментальности евреев из гетто. Среди них встречались коробейники. Те из них, которые были бедны, ходили пешком, нося свой товар на спинах, другие пользовались конными повозками. Было также много перекупщиков и ремесленников, трактирщиков и мелких фермеров. Жизнь еврейских общин в Галиции красочно описана в воспоминаниях Бера из Болехова (1723 - 1805) - еврейского торговца, искренно интересовавшегося культурной жизнью своей об-Щины6. Он описал занятия членов общины, правила ведения дел, коммерческие сделки, монетную систему и денежное обращение, кредиты и цены, тесные взаимоотношения некоторых жителей с иностранными коммерческими центрами, их дальние путешествия верхом на лошадях, их знание языков и дружеские отношения с иноверцами. Бер также рассказал об автономии еврейских общин, на-

- 11-

Генри Ф. Элленбергер

ходившихся под управлением кагала (Kahal)*, в чьи функции входило разрешение правовых вопросов, экономической деятельности, благотворительных организаций, а также сбор податей, за которые он нес ответственность. Кагал располагал собственной администрацией и содержал полицейских. Кроме кагала, власть осуществлял раввин, религиозный глава общины, и дайан (судья). В описаниях Бера потрясает интенсивность культурной жизни. Кроме всеобщего уважения к образованию и к мудрым раввинам, имело место сильное противоречие между ортодоксальными евреями и последователями хасидизма", а также хашкалы*** (Hashkala). Бер с иронией отзывается о своем талмудическом воспитании и о pilpul, то есть о страстных спорах ученых мужей по поводу неясных тем Талмуда. Каждый из них старался победить противников с помощью едва уловимых аргументов, тончайших различий и дерзких утверждений, полученных с помощью весьма оригинальных комбинаций извлечений из текста. Среди этих галицийских евреев возрождение иврита и литературы на нем произошло в первой половине восемнадцатого столетия. Поэтому не вызывает удивления тот факт, что Якоб Фрейд (отец Зигмунда), родившийся в Тисмьенике, с легкостью мог писать на иврите.

В Моравии евреям не разрешалось жить как постоянным резидентам. Здешние евреи были, главным образом, иммигрантами из Галиции, получавшими разрешение на жительство сроком не более шести месяцев, которое нужно было возобновлять по прошествии этого времени. Более того, они могли жить только в специальных гостиницах, в так называемых stadtischen Bestandhausern (муниципальном жилищном фонде), принадлежавших городу и сдаваемых в аренду содержателям.

* Кагал - совет еврейских старейшин, собирающихся для решения мирских дел и, в особенности, для раскладки податей между евреями, приписанными к городам; в России отменены с сороковых годов девятнадцатого века. - Прим. пер.



** Хасидизм - течение, возникшее в юго-западной Польше, существующее и в наши дни, особенно в США и в Израиле. По мнению многих, является реакцией против жестоких правовых начал ортодоксальной системы, которая утратила интерес к духовным чаяниям простых людей. Хасидизм призывает не столько к изучению Талмуда, сколь к проявлению эмоциональности и антиинтеллектуализму. - Прим. пер.

*** Хашкала (от слова «разум» на иврите), - также называемая «еврейским Просвещением», - интеллектуальное движение среди евреев Центральной и Восточной Европы, пытавшееся ознакомить евреев с европейскими языками и ивритом, а также со светским образом жизни и культурой как дополнительными элементами к традиционному изучению Талмуда. Хотя Хашкала многим обязана европейскому Просвещению, ее корни, характер и развитие были совершенно еврейскими. - Прим. пер.

- 12-


7. Зигмунд Фрейд и психоанализ

Разрешение останавливаться на частных квартирах можно было получить только после уплаты специального налога. Столь суровые условия не могли удержать многих моравских евреев от ведения коммерческой деятельности, поощрявшейся местными властями до тех пор, пока она приносила выгоду городу.

Таковыми были условия жизни евреев до эмансипации. За неудачной революцией 1848 года последовала кратковременная, но жестокая реакция, распространившаяся также и на евреев, но в 1852 году начался период либеральной политики. В 1867 году евреи были официально наделены равными политическими правами, которыми на практике они уже пользовались в течение десяти лет. Тогда настало время огромного наплыва евреев в Вену из всех частей монархии, а также их переселения из граничных областей Российской империи в Австро-Венгрию.

Эмансипация и уничтожение гетто полностью изменили условия жизни евреев. Теперь они могли переселяться из провинций в города и из городов в Вену, большинство их ощутило радикальное изменение в стиле жизни. Большая часть евреев, особенно проживавших в городах, прилагала все усилия для «ассимиляции», воспринимая обычаи, манеры, одежду и стиль жизни окружающего населения. Евреи, говорившие на идиш (возникшем в четырнадцатом веке немецком диалекте, испещренном словами из иврита), выбрали для своего пользования стандартный современный немецкий язык. Многие из «ассимилировавшихся» евреев сохраняли свою религию в виде так называемого либерального иудаизма; другие, не испытывавшие сильной потребности в вере или вовсе неверующие, традиционно оставались связанными со своими общинами. Определенная группа евреев пошла еще дальше и отвергла свою преданность религии предков, которая теперь ничего не значила для них, а так как существовало обязательство официального определения своей религии, они регистрировались как католики или протестанты. Лишь небольшое количество общин твердо придерживалось своих верований, ритуалов и обычаев. Читая некоторые описания жизни в гетто, такие, например, как принадлежавшие перу Зигмунда Майера7 или Штейнталя8, ощущаешь любопытный подтекст ностальгии по тому времени, когда религиозная жизнь и нравственные устои были необычайно строгими.

Совершенно ясно, что столь широко распространившаяся социальная, политическая, экономическая и культурная революция повлекла за собой возникновение трудных проблем, касающихся целых семей и отдельных личностей. Ситуация чем-то напоминала ту, в которой ока-

- 13 -
Генри Ф. Элленбергер

зались европейские иммигранты в Соединенных Штатах в процессе перехода от одной культуры к другой. Для многих молодых людей эмансипация была потрясающим переживанием, открывшим для них мир невероятных возможностей. Йозеф Брейер сказал о своем отце, Леопольде Брейере:

Он принадлежал к тому поколению евреев, которое сделало первый шаг из духовного гетто на вольный воздух Западного мира... Невозможно достаточно высоко оценить ту духовную энергию, которую проявило это поколение. Перейти с жаргона на корректный немецкий, из узости гетто к цивилизованным нравам западного мира, обрести доступ к литературе, поэзии и философии германской нации...9

С другой стороны, возникли многочисленные конфликты между ортодоксальными родителями и их отстранившимися детьми, которые оказались не в состоянии осознать тяжесть условий, в которых довелось жить их родителям. Фрейд рассказывает, что, когда ему было примерно десять-двенадцать лет, отец поведал ему, как, будучи юношей, он шел по улице, и с ним поравнялся христианин, который, сбросив в грязь шапку с его головы, сказал при этом: «Жид, прочь с тротуара!» Зигмунд спросил отца, что он после этого сделал, и Якоб ответил: «Перешел на проезжую часть улицы и поднял шапку»10. Мальчик был раздражен тем, что ощутил трусость в поведении отца. История такого рода иллюстрирует пропасть, которая образовалась между молодым поколением и старшим, и может помочь при выяснении причин возникновения эдипова комплекса.

Для дальнейшего развития эмансипации евреи должны были подвергнуться гражданской регистрации, обязательной для всех резидентов. Многие приняли новые имена, фамилии и фиктивные даты рождения. Они были зарегистрированы в еврейской общине с еврейскими именами, а в гражданской - под другими, так что в результате оказались как бы двойственными личностями. В Австрии гражданская регистрация часто производилась вслепую. Выдавая свидетельство о браке или смерти, гражданский регистратор полагался на сведения о данных рождения, полученных из устного опроса, и часто случалось, что в официальном документе место рождения оказывалось спутанным с прежним местом жительства. Вследствие таких причин историкам следует относиться с повышенным вниманием к официальным австрийским документам того времени, особенно если они относятся к еврейскому населению.

14-

7. Зигмунд Фрейд и психоанализ



Тенденции к ассимиляции способствовал тот факт, что в течение двух-трех десятилетий антисемитизм в Австрии был почти полностью незнакомым явлением. В Вене еврейское население постоянно возрастало, и из нескольких сотен в начале девятнадцатого столетия количество их достигло 72.000 в 1880, 118.000 в 1890 и 147.000 в 1900 году". Появилось много еврейских адвокатов, врачей и ученых. Среди еврейских профессоров Венского медицинского факультета Макс Грюнвальд упоминает окулиста Маутнера, физиолога Флейшля фон Марксоу, анатома Цукеркендля, дерматологов Капоси и Цейссля, ларинголога Иоганна Шницлера, гидролога Винтерница, педиатра Кассовица, специалиста по ушным болезням Политцера, экспериментального патолога Штрик-кера и невропатолога Морица Бенедикта12.Там же работали Иозеф Брейер, два Нобелевских лауреата, Фрид и Бараньи, и многие другие. Казалось, первые признаки антисемитизма стали проявляться после Биржевой паники 1873 года, и в 1880-х - 1890-х годах он должен был бы усиливаться, но некоторые влиятельные евреи, жившие в Вене в те времена, утверждали, что не ощущали его вовсе или разве что весьма незначительно13. Однако даже в течение этих двух-трех десятилетий, когда антисемитизм практически не существовал в Вене, многие евреи продолжали проявлять повышенную чувствительность к любому явлению, которое, казалось, несло в себе малейшие признаки антагонизма. Иозеф Брейер подверг критике такое отношение в статье, написанной им в 1894 году в ответ на запрос, поступивший из Kadimah, Еврейской студенческой ассоциации:

Наша эпидерма становится слишком чувствительной, и я бы желал, чтобы мы, евреи, обладали твердым сознанием нашей собственной ценности, относились скорее спокойно и с некоторым равнодушием к суждениям других, чем проявляли эту нерешительность, легкую ранимость, сверхразвитое point d'honner (чувство чести). Как бы то ни было, это point d'honner, конечно, является продуктом «эмансипации»14.

Среди евреев, живших в Вене во второй половине девятнадцатого столетия, пристальный взгляд мог уловить различные признаки, указывающие на их семейные предыстории. В зависимости от того, происходили ли они из так называемых «дозволенных» семей, из «испанско-турецких» или из других привилегированных общин, из гетто, или из какой-либо городской общины в Галиции, их мировоззрение отличалось некими весьма различимыми особенностями. И совсем не лишним, как оказывается, было отметить, что отец Йозефа Брейера был эмансипированным уже в юные

- 15-

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка