Доклад Информационные войны Подготовлен группой экспертов проекта «Антимайдан-Аналитика» Москва 2016 г



Сторінка1/4
Дата конвертації14.04.2016
Розмір0.68 Mb.
  1   2   3   4
Антимайдан-Аналитика

Доклад
Информационные войны
Подготовлен группой экспертов проекта «Антимайдан-Аналитика»

Москва


2016 г.
Содержание


  1. Введение…………………………………………………………………..….3

  2. Реконструкция стратегии информационной войны……………..……………………………………………………….......8

  3. Формирование «антивоенной» оппозиционной платформы……………………………………………….......………………..9

  4. Технологические моменты идущей информационной войны………………………..…………………………………………...…...10

  5. Время «шоковых воздействий»………………………………………....…...11

  6. Украинская повестка информационной войны…………………………………………………………………...….....14

  7. Сирийская повестка информационной войны…………………………………………………………………..…….19

  8. Информационная агрессия Запада……………………………………...…...24

  9. Информационный потенциал России…………………………………...…..27

  10. Концептуально-смысловая основа информационной войны против России…………………………………………………………………...…....31

  11. Заключение…………………………………………………………………..37


Введение

Информационная война – комплексный инструмент оказания управляемого социально-психологического воздействия на общество и отдельно взятого гражданина страны противника с целью изменения психологических характеристик в желаемом для воздействующей стороны направлении (взглядов, мнений, мировосприятия, ценностных ориентиров, умонастроений, стереотипов поведения).

Определению информационной войны очень близко понятие «манипуляция массовым сознанием», то есть программирование поведения индивидов, осуществляемое посредством введения их в заблуждение или путем подачи ложной или полуправдивой информации, которая принимается индивидом в качестве истины и делает его инструментом в руках манипулятора.

Конвенция (концепция) об обеспечении международной информационной безопасности, разработанная российскими специалистами, определяет информационную войну как противоборство между двумя и более государствами в информационном пространстве, в котором одной из целей является, «массированная психологическая обработки населения для дестабилизации общества и государства, а также принуждения государства к принятию решений в интересах противоборствующей стороны».

«Невозможно показать то, чего не существует» - современные медийные технологии справились и с этой, на первый взгляд, неразрешимой задачей, они стали конструировать образы и выдавать их за действительность. Основной ударной единицей данного типа войны является информация, основными способами и средствами её доставки до конечного адресата – информационные ресурсы.

Важной особенностью такой войны является скрытый характер атак, без официального объявления войны агрессором. По государству-мишени наносятся информационные удары, однако общество не воспринимает происходящее как войну, продолжая считать новости безвредным источником информации. Население не осознает тех опасностей, которые исходят от информационной агрессии, ежедневно воспроизводимой в СМИ. В результате общество становится жертвой манипулятивных информационных политических технологий.

Деструктивная пропаганда и дезинформация, как способы воздействия на общественное сознание, известны с давних времен и всегда находились в арсенале военно-политических методов государств наряду с классическим оружием.

Раньше информационное воздействие ограничивалось мероприятиями по дезинформации противника, однако в современном мире принципиальное значение имеет разрушительное психологическое влияние на общественные массы государства-мишени.

Информационные атаки представляют серьезную опасность, поскольку способствуют слому морального духа и подрыву единства внутри общества. В результате еще до начала широких боевых действий население не готово к консолидированному сопротивлению. Высшее искусство ведения войны, к которому когда-то призывал великий китайский стратег и мыслитель Сунь-цзы: покорить чужую армию, не сражаясь.

В современных условиях информационно-психологическое наступление осуществляется с помощью широкого спектра технологических возможностей, которыми обладают СМИ.

С развитием глобальной сети Интернет традиционные СМИ (газеты, радио, телевидение) стали постепенно терять свое влияние на общественное сознание. Размещение информации на видеохостингах и в социальных сетях помогает охватить многомиллиардную аудиторию пользователей по всему миру. Благодаря цифровым технологиям значительно увеличился арсенал методов информационного воздействия. Стало возможным оказание как краткосрочного, так и долгосрочного избирательного информационного воздействия на сознание, волю и чувства населения.

Новые цифровые возможности позволяют создавать практически любой желаемый образ событий, который можно отличить от реального только с помощью профессиональной экспертизы. В процессе реализации военных сценариев или технологий демонтажа политических режимов такой способ манипулирования сознанием масс был неоднократно задействован. Так, например, снятые на павильонах катарской студии кадры, использовались для имитации событий вокруг Триполи и искусственной демонстрации скорого падения «режима Каддафи».

Внутри многих государств за последние десятилетия появилось множество печатных и телевизионных СМИ оппозиционного характера, которые не просто предлагают альтернативное видение актуальных проблем или событий, но напрямую ретранслируют идеи и смыслы своих идеологических вдохновителей, в роли которых выступают США и страны Запада. Коллективный Запад имеет готовые коммуникационные каналы, через которые можно беспрепятственно доносить до граждан государства-мишени специально подготовленные лживые сведения и деструктивные смыслы. Основным оружием сегодня становятся не танки и не ракеты, а «независимые» журналисты и СМИ.

В информационной войне атакующая сторона получает определенные преимущества. Не имеет значения, правдивы или нет подаваемые ею сведения. Сфабриковав качественную дезинформацию или даже полуправдивый инфоповод, агрессор использует его против государства-мишени, тем самым вынуждая на ответные действия. В независимости от того как отвечает обороняющаяся сторона – опровергает или пытается оправдаться, запущенный инфоповод уже положил начало дискуссии, которая в свою очередь разжигается деструктивной оппозицией внутри российского и международного сообщества. Тем самым информационный агрессор получает возможность оказывать подрывное влияние и психологическое воздействие на общественное сознание.

В рассматриваемом контексте основной целью для внешней силы, которая проводит информационно-психологические операции против государства-мишени, является дестабилизация внутреннего положения, усиление противоречий в обществе и, в конечном счете, изменение политики самого государства.

Существует множество методов, которые использует противник в ходе информационного наступления:

- оказание комплексного информационно-психологического воздействия на общественное мнение государства-мишени через «независимые» СМИ, сегменты в сети Интернет (блогосферу, социальные сети);

- формирование нужной реакции в народных массах государства-мишени через распространение дезинформации;

- создание негативного международного климата по отношению к государству-мишени с оказанием массированного внешнего давления на его политическое руководство;

- подавление существующих систем национального вещания государства-мишени, ограничение их возможностей в других странах (в том числе в результате диверсионных атак на информационную инфраструктуру);

Нельзя исключать сценарии, когда информационно-пропагандистская война выступает промежуточным подготовительным этапом к войне «горячей», победить в которой сможет только та сторона, которая одержит верх в битве за «умы и сердца» народных масс.

США, обладающие на сегодняшний день серьезным преимуществом в системе международных информационных коммуникаций, научились использовать это для реализации своих внешнеполитических интересов.

Одна из форм ведения психологического наступления посредством организованного распространения информации – пропаганда. Глава УСС США Уильям Донован характеризовал её как важный элемент подготовки к дальнейшему подчинению государства-мишени: «Пропаганда на заграницу должна использоваться как инструмент войны — искусная смесь слухов и обмана, правда – лишь приманка, чтобы подорвать единство и сеять смятение... В сущности, пропаганда – острие первоначального проникновения, подготовка населения территории, избранной для вторжения. Это первый шаг, затем вступает в действие пятая колонна, за ними диверсионно-десантные части, или «коммандос», и, наконец, выступают дивизии вторжения».

В информационной войне и создании необходимых фейковых инфоповодов США занимают лидирующую позицию. Как показала мировая практика Вашингтон готов идти на откровенную ложь ради достижения поставленных геополитических задач.

Так, в период резкого обострения напряженности на ближневосточном треке в конце 80-х начале 90-х годов, США развернули целую информационную кампанию против Ирака. Целью этой кампании являлась подготовка общественного мнения к американскому военному вмешательству. Широкую известность тогда получил случай с так называемыми «показаниями Наиры» (the Nayirah testimony). Эмоциональное выступление со слезами на глазах кувейтской девушки Наиры Аль-Сабах перед Конгрессом США и её рассказ о творимых иракской армией зверствах в Кувейте поверг в шок собравшихся. Этот информационный посыл был транслирован на многомиллионную аудиторию США и распространен за пределы страны для демонизации Ирака. Впоследствии выяснилось, что эта девушка - дочь кувейтского посла в США и член королевской семьи, управляющей Кувейтом, а её «показания» выдуманы американским PR агентством в кооперации с заинтересованными представителями кувейтской элиты. Однако американские сенаторы и сам президент США Дж.Буш-старший не раз обращались к этому фейковому инфоповоду, что, в конечном счете, способствовало началу войны международной коалиции во главе с США в Персидском заливе.

Недавний пример информационной агрессии связан с военными действиями в Южной Осетии 2008 г. и их односторонним освещением в европейских странах и США. После агрессии проамериканского режима Саакашвили против мирного населения Южной Осетии и российских миротворцев, Москвой оперативно были приняты меры по скорейшему принуждению агрессора к миру. С самого начала западные СМИ стали навязывать всему мировому сообществу медийный сценарий, который с одной стороны состоял в замалчивании фактов агрессии и геноцида мирных жителей со стороны Грузии, а с другой – в огульном обвинении и демонизации России, которая встала на защиту мирного населения.

Непрофессионализмом отметились журналисты CNN – флагмана американских информационных войск. В одном из своих видеосюжетов они выдали разрушенный после налета грузинских военных Цхинвал за Гори, который якобы подвергся нападению со стороны вооруженных сил Российской Федерации.

Еще один яркий эпизод связан со скандалом на популярном американском телеканале Fox News. На прямой эфир пригласили девочку Аманду Кокоеву, побывавшую в самом эпицентре грузино-осетинского конфликта, и её тетю Лору Тадееву-Коревиски, которые, по всей видимости, должны были в очередной раз озвучить тиражируемую в США позицию относительно российской «агрессии».

Неожиданно для ведущего девочка стала обличать режим Саакашвили в военной агрессии, обвинять грузинские войска в бомбардировке города и благодарить российскую армию за защиту: «Я просто хочу сказать, что я бежала от грузинских войск, которые бомбили город. Это были не российские войска. Я хочу сказать спасибо российским войскам, которые пришли на помощь». Ведущий начал перебивать выступающих, стараясь не позволить донести до американских слушателей правду о том, кто на самом деле начал вооруженную агрессию. Несмотря на это позиция всё-таки была озвучена.

Тётя девочки впоследствии рассказала о том, как американские СМИ вели одностороннее освещение конфликта, в котором Россия преподносилась в качестве агрессора: «Это не первое мое интервью американской прессе, всего их было четыре. Раньше все интервью сначала записывали, а уже потом ставили в эфир. И шла тема, что бедная девочка Аманда убежала из Грузии от российских танков. Все, о чем говорилось, не показывали, и не было понятно, от кого она убегает. Поэтому я решила больше не давать интервью, а если и общаться с прессой, то только в прямом эфире».

Владимир Путин дал свою оценку этому эпизоду информационной войны в своём интервью западным СМИ: «Давайте вспомним хотя бы, как шло интервью маленькой 12-летней девочки и ее тети, проживающих, как я понял, в Соединенных Штатах, которая была свидетельницей событий в Южной Осетии. Как на одном из крупнейших каналов «Фокс Ньюс» ее постоянно перебивал ведущий. Он ее постоянно перебивал. Как только ему не понравилось, что она говорит, он начинал ее перебивать, кашлять, хрипеть, скрипеть... Ну, разве это честная, объективная подача информации? Разве это информирование населения своей собственной страны? Нет, это дезинформация».

Страны Запада во главе с США используют информационную войну против России, в рамках уже развязанной ими гибридной войны. Неподтвержденная и ложная информация выдается за реальные факты, искажая действительность в лучших традициях психологической войны. Это необходимо для дезориентации населения России, внушения российским гражданам чувства скепсиса и недоверия по отношению к руководству страны. В результате усиливаются противоречия внутри российского общества. Искусственно созданная поляризация способствует разделению общества и ослаблению гражданской и патриотической консолидации.

Одна из ключевых и стратегических задач США в текущей информационной войне – дестабилизация России изнутри посредством создания атмосферы недоверия в обществе к государственной власти. Главная цель информационной войны против России - организация и осуществление государственного переворота с последующим захватом российской власти прозападными силами.

Для определения контекста современного информационного наступления развернутого против России, следует указать на справедливое уточнение, сделанное официальным представителем МИД РФ Марией Захаровой: «…многие говорят об информационной войне, но мне кажется, это все-таки не война, в ней участвуют как минимум две стороны, это информационная агрессия».

Акт агрессии следует расценивать как объявление войны. Войны, которая, прежде всего, будет идти против российского общества.

Как заявил замначальника академии Генштаба ВС РФ генерал-майор С.Чварков: «Против России ведется (Западом) открытая информационная война». В современных реалиях западные СМИ, выставляющие себя эталоном беспристрастной и объективной подачи информации, все чаще отличаются неприкрытыми информационными атаками на Россию.

На фоне антироссийской политики Запада во главе с США принципиально важно доносить до широкой общественности всю серьезность угроз, которые исходят от информационного оружия, применяемого против России.

Информационная война против России развернулась на нескольких фронтах:



  • Разжигание межнациональной и межрелигиозной розни.

  • Поддержка сепаратистских настроений: Урал, Сибирь, Северный Кавказ, Дальний Восток, Татарстан и тд.

  • Дискредитация органов государственной власти и силовых структур.

  • Информационные атаки на Президента РФ.

  • Продвижение русофобии, ревизия истории, дискредитация патриотических сил и объединений, критика института государства.

  • Возвеличивание либеральных западных достижений и ценностей.

  • Пропаганда идей «майдана» – насильственного захвата власти под предлогом борьбы с «коррупцией» и «тиранией».

  • Создание в странах Запада образа агрессивной и вероломной России, с которой нельзя иметь никаких дел.

  • Создание в республиках бывшего СССР образа нищей и отсталой России, которая во всём уступает Западу.

Реконструкция стратегии информационной войны

После 30 сентября 2015 года против Российской Федерации развязана полномасштабная информационно – политическая война. Арсенал применяемых средств, четкая координация действий, все это говорит о том, что такое информационное наступление готовилось заранее. Сирийский вопрос является только поводом. Главное, чего добивается коллективный Запад - это стратегическое поражение России: политическое, экономическое и военное с последующим разрушением российского государства.

Стратегические задачи противоположной стороны:

• Максимизация всевозможного ущерба, издержек и жертв. Втягивание в долгосрочный конфликт и наземную операцию;

• Провоцирование конфликта между Россией и Исламом. Антигосударственная мобилизация исламской уммы в Российской Федерации. Концентрация главного удара мирового исламского экстремизма на Россию.

• Раскол русского патриотического лагеря. Дискредитация и разрушение той уникально мощной патриотической платформы народного единства, которая возникла крымской весной 2014 года.

• Выдвижение «антивоенной платформы» в качестве единой базы для консолидации всех антигосударственных сил. Антивоенная платформа, по мнению противника, способна «собрать в один кулак» и левый и правый протест, и «западников» и патриотов.

• Подрыв доверия к политическому руководству РФ через нагнетание катастрофических ожиданий.

Соответственно вышеназванной главной цели и пяти задачам разворачивается медийно – сетевая кампания противника. Идеологию информационно – политической войны вырабатывают и продвигают непосредственно США. Ключевым является заявление Барака Обамы от 3 октября 2015.

БАРАК ОБАМА: «ДЕЙСТВИЯ РОССИИ В СИРИИ - ЭТО РЕЦЕПТ КАТАСТРОФЫ».



«Россия окажется «в трясине» в том случае, если будет оказывать военную помощь президенту Сирии Башару Асаду», - Барак Обама. Текущие действия России в Сирии идут вразрез с американской стратегией, и потому американский президент назвал их «рецептом катастрофы». «Мы не готовы сотрудничать с российской военной кампанией, если цель - уничтожить всех, кто не согласен с Асадом», - сказал Обама. Президент США также допустил, что российские авиаудары могут привести к тому, что «Исламское государство» станет только сильнее. После выступления Обамы тема «неизбежной катастрофы» стала магистральной в работе против РФ, она продвигается как в соцсетях, так и в традиционных медиа.

При этом особый акцент делается на двух компонентах:

• Мобилизация всего антигосударственного лагеря, как внутри РФ, так и за рубежом. Нагнетаются ожидания, будто «режиму осталось недолго», будто скоро все «зашатается» и «борцы за свободу» дождутся своего времени.

• Раскол патриотического лагеря. Внедряется тезис, будто Президент совершил стратегическую ошибку, чреватую поражением и распадом России. Продвигается идея, что «вмешавшись в Сирию», Россия «отвернулась от Донбасса». Создаются ожидания, что «Донбасс будет слит».

Судя по сетевой активности, есть признаки подготовки массированной информационной атаки против РФ в случае неудач в Сирии. Любая неудача будет «раскручиваться» как признак приближения государственной катастрофы. В целях нагнетания «катастрофизма» противник, вероятно, решится на чудовищные провокации на Ближнем Востоке, на территории РФ, в сопредельных постсоветских государствах. Нельзя недооценивать противника. Ставка сделана на разрушение России, никак не меньше. Идеологема «государственной катастрофы» при этом будет использоваться для сокрытия их собственных враждебных действий. Все негативные новости будут представляться как «результат неправильных решений руководства РФ», ведущих, якобы, к «разрушению государства».
Формирование «антивоенной» оппозиционной платформы

Противник понимает, что антикремлевская оппозиция «старого образца» «сгорела» в посткрымский период, не вписавшись в новую повестку дня. Была утрачена инициатива, было потеряно влияние на городской «креативный» класс, который был «питательной средой» «болотных» протестов 2011 – 2012 гг. Сейчас можно наблюдать «перезагрузку» оппозиционного лагеря. Идет формирование единой «Антивоенной платформы», которая станет «точкой сборки» нового протестного движения. Причем инициатива главных выступлений принадлежит сейчас не «лидерам оппозиции» (Навальный, Касьянов, Яшин), а лицам «второго эшелона», претендующим на роль «властителей дум». Интерес представляют выступления Юлии Латыниной, Сергея Алексашенко, Дмитрия Быкова, Андрея Илларионова, Станислава Белковского, Евгения Киселева, Алексея Венедиктова, Михаила Ходоковского и других. На сегодняшний день четко обозначилась группа авторов, формирующих «антивоенную» оппозиционную платформу. В новой платформе оппозиции утверждается, что вступив в Сирию, Россия вступила в прямой конфликт с «цивилизованным Западом». Утверждается неизбежность поражения в «сирийской войне» с последующим «сломом режима».

Еще одна магистральная тема в новой оппозиционной платформе: нагнетание ожиданий больших жертв в связи с Сирийской войной, как непосредственно на ТВД, так и в РФ в результате террористических атак исламистов.

Данная тема запущена с подачи Михаила Ходорковского, еще 18 сентября 2015.



«Россияне заплатят кровью за право Путина гадить в Украине», — Михаил Ходорковский.

Российский оппозиционер, учредитель фонда «Открытая Россия» и экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский прокомментировал отправку российских военных в Сирию, которые предполагали, что направляются на Донбасс. Об этом политик написал на своей странице в Twitter.



«За право путинского окружения гадить в Украине, а отдыхать на Западе, заплатим кровью. Бюджетные деньги — «мелочь», — отметил Ходорковский.

Можно утверждать, что на данный момент идейная основа «антивоенной платформы» оппозиции уже сформирована. Как только поступят первые неблагоприятные для РФ новости из Сирии, начнется массированная кампания в РФ и на Западе по «возгонке» протестных настроений. Атмосферу в оппозиционной среде соцсетей хорошо передал русский писатель Захар Прилепин:



«Физически чувствую, какое огромное количество приличных людей затаилось в ожидании хоть одного российского косяка в Сирии. Хоть какой-то подножки, которые нам могут подставить эти чудесные прогрессивные страны, которые как бы тоже воюют с ИГИЛ. Хоть какого-то поражения. Хоть какой-то беды. Чтобы постить, постить, постить, кричать, кричать, кричать. Или, эдак, как они могут, скептически: «Никто не ожидал другого». «Сразу было ясно, чем всё это закончится». Даже тексты уже написали, в черновиках лежат. Кровососы».

Технологические моменты идущей информационной войны

Арсенал средств информационной войны направлен на деструкцию цельных мировоззрений, личных убеждений и ценностей и замену их искусственными «фантомами», позволяющими манипулировать массовым сознанием.

Таргетирование плохих ожиданий

Нагнетание катастрофизма, кризисных ожиданий, страхов и массовой депрессии. Таким образом, создается негативный «само собой разумеющийся» фон восприятия происходящего в стране. Негативные ожидания, накапливаясь, способны привести к «срыву», когда одно негативное событие, подтверждающее накопленные ожидания, провоцирует массовый протест, панику, смятение и смуту. Темы нагнетания плохих ожиданий: «неизбежность больших жертв в Сирии», «предстоящие террористические удары по РФ», «приближение экономического коллапса» и т.д.

Подмена понятий

Боевиков и террористов практически повсеместно коллективный Запад и деструктивная оппозиция называют «повстанцами», «активистами», «борцами за свободу». Создается искусственный фантом якобы «умеренной оппозиции», которая воюет в Сирии, и которую, якобы «уничтожают русские самолеты». Подмена понятий есть «программирующий инструмент». Сначала человек «проглатывает» ложное определение, затем к нему привыкает, затем разрушается его собственная «картина мира». Черное становится белым, а белое черным. С подачи идеологических штабов в США подмена понятий распространяется ведущими СМИ как либерального толка (CNN, Эхо Москвы), так и исламистского толка (Аль Джазира). Имеет место мощнейшая кампания в соцсетях, направленная на подмену понятий.

Использование украинских СМИ в воздействии на российскую аудиторию

Негативно настроенная публика в РФ в 2014 – 2015 годах «привыкла» черпать информацию из антироссийских украинских СМИ. Для такой публики украинские СМИ есть «самый авторитетный источник». Следить за украинскими СМИ по Интернету для россиян не составляет никаких сложностей. Имеются признаки, что ведущие русскоязычные украинские СМИ специально «перенастроены» на подрывную работу с российской аудиторией. Вбросы в украинских СМИ часто становятся «генераторами» волн в соцсетях Рунета. Украинские СМИ также активно используются для технологии подмены понятий. Судя по направленности «подмены понятий» в украинских СМИ наши оппоненты в скором времени сосредоточатся на расшатывании ситуации в регионах РФ, прежде всего на Урале, Сибири и Северном Кавказе.

Создание фантома «массового недовольства»

Внедрение новой («антивоенной») оппозиционной платформы осуществляется нестандартным путем. Такие деятели как Касьянов, Навальный, Яшин пока не играют активной роли. Платформа внедряется не через «лидеров оппозиции» (не пользующихся большой популярностью), а как бы «через народ». В соцсетях создается «среда массового недовольства». Негативные темы вбрасываются через «клуб интеллектуалов» (популярных блогеров, медийщиков, идеологов протеста), затем массированно раскручиваются и продвигаются через тематические группы. У попавшего в такую сетевую среду человека возникает искреннее чувство, что кругом все ругают власть, растет протест, и ситуация «вот-вот вскипит». Погруженный в такую искусственную среду человек становится весьма податливым манипуляциям. Сначала создается искусственная реальность – фантом массового протеста, затем провоцируется массовый протест.


  1   2   3   4


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка