Диссертация на соискание ученой степени доктора социологических наук Научный консультант: д с. н., профессор Уржа О. А. Москва 2014



Сторінка8/23
Дата конвертації15.04.2016
Розмір4.68 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23
Глава 3. Тенденции развития социальной инфраструктуры муниципальных образований в условиях региональной дифференциации

3.1 Особенности территориальной дифференциации в объективных и субъективных показателях развития социальной инфраструктуры

На современном этапе развитие социальной инфраструктуры характеризуется высоким уровнем территориальной дифференциации, что порождает неравенство в доходах, условиях, уровне жизни людей, их возможностях удовлетворения своих насущных потребностей в образовании, приобщении к культурным ценностям.

Сокращение различий между регионами по жизненному уровню, сглаживание территориальных различий являются приоритетными целями региональной политики РФ. Среди ее задач следует выделить такие, как обеспечение равных возможностей для граждан РФ в реализации своих прав, социальных, культурно-духовных потребностей вне зависимости от места проживания, снижение уровня территориальных диспропорций в уровне качестве жизни. При этом, как указывается в Проекте концепции совершенствования региональной политики в Российской Федерации на период до 2020, важнейшим механизмом социально-экономического развития муниципальных образований является размещение на их территории различных элементов социальной инфраструктуры.143

Параметры функционирования социальной инфраструктуры в депрессивных регионах значительно усиливают деструктивные процессы, лимитируя развитие большинства поселений России. В связи с этим необходимым, на наш взгляд, представляется анализ уровня территориального развития социальной инфраструктуры, сравнение основных показателей по федеральным округам РФ, типам поселений. Эффективность функционирования объектов социальной инфраструктуры была исследована по материалам Федеральной службы государственной статистики144 в основных ее комплексах: жилищно-коммунальный, транспортный, информационно-коммуникационный, потребительского рынка, социокультурный.

Жилищно-коммунальное хозяйство является важнейшей отраслью социальной инфраструктуры. Общая площадь жилых помещений, приходящихся в среднем на одного жителя Российской федерации в 2012 году составляла 23,4 м2 , что на 0,4 м2 больше чем в 2011 году. Наибольшая площадь жилого помещения, приходящаяся на одного жителя, зафиксирована в Северо-западном и Центральном федеральных округах (24,5 м2 и 24,0 м2 соответственно). Наименьшая площадь – в Северно-Кавказском (17,9 м2), Сибирском (21,4 м2), Дальневосточном (21,8м2) федеральных округах. Динамика ввода в действие жилых домов подтверждают усиление тенденций региональной дифференциации. В Центральном федеральном округе в 2009 году этот показатель был выше, чем в Дальневосточном в 12 раз.

Удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда в общей площади всего жилищного фонда в России составляет 3,0% из этого в аварийном состоянии - 0,6%. Наименее тревожная ситуация по данным показателям характерна для Центрального Федерального округа (1,8%, что значительно ниже, чем в целом по России) и Приволжского федерального округа (2,5%). Самый высокий удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда присутствует в Сибирском (4,6 %), Дальневосточном (6 %) и Северо-Кавказском (6,6%) федеральных округах. Если для благополучных регионов характерна положительная динамика уменьшения доли аварийного жилищного фонда, то в проблемных регионах присутствуют противоположные тенденции. Так, в 2005 году доля аварийного фонда в Сибирском и Дальневосточном округах составляла (0,6 и 0,8% соответственно) в 2008 году – 0,9 и 1,3%, в 2011 году – 1 и 1,6%.

Удельный вес общей площади благоустроенного жилищного фонда в России: водопроводом- 79 %, водоотведением - 74 %, отоплением - 84%, горячим водоснабжением - 66 %. На территории РФ сложилась весьма нестабильная ситуация. Высокие показатели обеспеченности жилищного фонда водопроводом характерны для Центрального и Северо-западного федеральных округов (80.9% и 81,6% соответственно). Гораздо ниже этот показатель в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах (74,7% и 72,5% соответственно). Обеспеченность горячим водоснабжением в Сибири также ниже, чем в других округах, там только чуть более половины площадей (58%) оборудованы горячим водоснабжением. Еще более глубокая территориальная дифференциация прослеживается в показателях обеспечения жилищного фонда газом. Если в целом по России, этот показатель достигает 68,6 %, то в Дальневосточном федеральном округе он ниже более чем в 2 раза - 28,9%.

Показатель удельного веса дорог c усовершенствованным дорожным покрытием, в процентном соотношении к автомобильным дорогам с твердым покрытием общего пользования наиболее высок в Уральском федеральном округе (81,4% ). Для сравнения, в Дальневосточном федеральном округе этот показатель ниже в 2,5 раза и составляет 33,1 %. Что касается, в целом доли дорог с твердым покрытием в общей протяженности дорог общего пользования, то здесь территориальная дифференциация не имеет столь ярко выраженных проявлений. Однако, и здесь Дальневосточный округ являются аутсайдером, занимая последнее место в статистической таблице (см. рис.11).


Рис.11 Густота автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием (киллометров дорог на 1000 квадратных километров территории)

Густота железнодорожных путей на 10000 квадратных километров территории в среднем по России составляет 50 км. Самый насыщенный железными дорогами Центральный округ - 261 км, что превышает среднероссийский показатель в 5,2 раза. В то время как на Дальнем Востоке обеспеченность железнодорожными путями ниже средних показателей почти в 4 раза, а отставание от Центрального округа – в 20 раз.

Территориальная дифференциация в обеспечении транспортными услугами подтверждается показателями числа автобусов общего пользования, приходящимися на 100 тыс. человек. Так, в Северо-Западном, Уральском и Центральном федеральных округах эти показатели наиболее высоки (61, 57 и 49 соответственно), почти в 2 раза ниже они на Дальнем Востоке и Северном Кавказе (29 и 25 соответственно).

В условиях XXI века решающее значение приобретают информационные технологии, не столько транспортная доступность, сколько услуги связи, Интернет обеспечивают интеграцию личности в образовательное, культурное пространство, широкие возможности коммуникации, приобщения к культурным ценностям. Затраты на информационные и коммуникационные технологии в Центральном федеральном округе в десятки раз выше, чем, например, в Дальневосточном (10 раз) и Северно-Кавказском (40 раз) федеральных округах. Структура распределения затрат на оплату доступа к сети Интернет по федеральным округам представлена в той же пропорции (по данным 2010 года: 480,2 млн. руб. в Северно-Кавказском, 2686,7 млн. руб. в Дальневосточном и 12990,2 млн. руб. в Центральном округе).

Не менее важным представляется показатель обеспеченности персональными компьютерами, используемых в учебных целях, в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях. Так, на начало 2011/2012 учебного года на 1000 обучающихся приходилось 94 компьютера в Уральском округе, что превышает показатели Северно-Кавказского округа в 2 раза (45 компьютера). Для Сибири и Дальнего Востока этот показатель составлял 68 и 72 компьютера соответственно. Что касается, обеспеченности услугами связи, то в наличии квартирных телефонных аппаратов сети общего пользования не прослеживается резкой дифференциации по федеральным округам. В обеспеченности городского населения при расчете их наличия на 1000 человек лидирует Северо-Западный и Центральный федеральный округ. Гораздо глубже прослеживается дифференциация в обеспеченности сотовой связью. В Дальневосточном округе зарегистрировано 10393,6 тыс. абонентских терминалов сотовой связи, в то время как 70102 тыс.- в Центральном. Сегодня в целом по России 5% сельских населенных пунктов не обслуживаются сетью почтовой связи, при этом для отдельных субъектов Федерации этот показатель значительно выше: 21,5% в Ханты-Мансийском автономном округе, 26,1% в Республике Саха, 45,6% в Ямало-Ненецком автономном округе, 51,2% в Магаданской области.

Таким образом, проведенный анализ подтверждает высокий уровень территориальной дифференциации. Для Центрального и Северо-западного федеральных округов характерны достаточно высокие показатели развития инженерных коммуникаций, транспортного комплекса, дорожного хозяйства. В то время как в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах одни из самых низких показателей обеспеченности газом, водопроводом. Учитывая территориальную удаленность данных территорий, особую тревогу вызывает уровень доступности транспортных услуг, обеспеченность средствами связи, информационными технологиями. На наш взгляд, приоритетными факторами, определяющими уровень территориального развития, становятся доступность инженерных коммуникаций, транспортных услуг. Именно они определяют условия привлечения инвестиций, темпы развития производства. Так, на долю Центрального федерального округа приходится 21% всех инвестиций в России, в то время как на долю Дальневосточного – только 11%, Северно-Кавказского – 3%. Показатели поступлений иностранных инвестиций только подтверждает выявленные закономерности. На долю Центрального федерального округа приходится 67% иностранных инвестиций в Россию, самый низкий их уровень присутствует в Северно-Кавказском, Южном и Сибирском федеральном округе (0,1%, 2% и 3,1% соответственно). В странах Евросоюза мерой развития (отсталости) отдельных регионов считается их территориальный ВНП на душу населения, исчисленный в сопоставимых ценах по его покупательной способности.145 В этой связи интерес представляет анализ уровня соотношения валового регионального продукта в федеральных округах к среднероссийскому показателю. Одними из самых успешных в 2009 году по данному показателю являлись Уральский и Центральный федеральный округ, где отношение ВРП на душу населения к среднему по стране составило 1,59 и 1,44 соответственно. Наиболее проблемные показатели характерны для Сибирского (0,77), Южного(0,64) и Северно-Кавказского (0,48) федеральных округов, что подтверждает вывод о взаимозависимости социально-экономического развития территории и уровня обеспеченности объектами социальной инфраструктуры.

Темпы экономического развития региона отражаются и на характере занятости населения. Самый низкий уровень безработицы, по данным выборочных обследований, зафиксирован в Центральном округе (4,2%), а самый высокий - в Северно-Кавказском (15,0%). Достаточно высокие показатели уровня безработицы в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах(8,2 и 7,4% соответственно). Высокий уровень безработицы, ограниченные возможности в получении инфраструктурных услуг детерминируют миграционные процессы. Население Дальневосточного федерального округа за 2011 год сократилось на 27 тыс. человек, это самая большая убыль среди всех федеральных округов.

Как отмечено в федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года», среди факторов, затрудняющих реализацию потенциала данных территорий, основными являются: «наличие ограничений в функционировании энергетической и транспортной инфраструктуры; дефицит рабочей силы, недостаточный уровень развития системы подготовки квалифицированных кадров». Поэтому целью Программы является «формирование необходимой инфраструктуры и благоприятного инвестиционного климата». В рамках данной задачи предусматривается реализация проектов развития инженерной, социокультурной инфраструктуры.146 Таким образом, основным направлением в преодолении территориальной дифференциации, согласно нормативно-правовым документам, является формирование и развитие необходимой социальной инфраструктуры.

Нельзя не признать, что факторами территориальной дифференциации выступают и объективные показатели. Так, выгодное экономико-географическое положение Центрального федерального округа предопределило масштабное развитие транспортной сети. Кроме того, на территории округа расположен политический, научный, экономический, исторический и культурный центр России – крупнейший мегаполис, Москва. Столица предоставляет одни из лучших условий обеспечения занятости, в том числе, и для высококвалифицированных кадров, что, в свою очередь, способствует концентрации потребительского спроса и стимулирует развитие сферы услуг, торговли. В то же время, экстремальные природно-климатические условия, очаговый характер расселения в сочетании с низкой плотностью населения, высокая стоимость перевозок и сезонность завоза грузов для отдаленных регионов Дальнего Востока и Сибири, их экономическая изоляция являются объективными факторами, лимитирующими развитие социальной инфраструктуры. Как следствие, высокие транспортные издержки при перевозке грузов и пассажиров, низкий уровень развития инженерной и транспортной инфраструктуры ограничивают экономическую активность хозяйствующих субъектов, детерминируя отсутствие рентабельных, эффективных производств конкурентоспособной продукции в отдаленных регионах, приоритетность рынков углеводородного сырья. Уровень развития социальной инфраструктуры определяет качество и образ жизни населения, комфортность условий жизнедеятельность, емкость собственных потребительских рынков, востребованность социокультурных услуг, что, в свою очередь, оказывает влияние на характеристики демографического потенциала данных территорий.147 В современных условиях необходим комплекс мер по модернизации социальной инфраструктуры отдаленных регионов РФ, что обеспечит удовлетворение основных жизненных потребностей населения, создание условий для появления рентабельных производств, закрепление населения на данной территории.

Анализ процессов развития инфраструктуры предполагает анализ не только объективных показателей, но и субъективных, характеризующих оценку степени удовлетворенности населения функционированием объектов инфраструктуры. Исследование, проведенное Всероссийским Центром изучения общественного мнения, (опрошено 1600 человек в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России) выявило достаточно негативные оценки населения. Так, каждый десятый респондент (10% опрошенных) полностью не удовлетворен социальной инфраструктурой в месте своего проживания (дороги, магазины, детские, образовательные учреждения), каждый четвертый (25%) скорее не удовлетворен, и только 18% респондентов полностью удовлетворены функционированием объектов инфраструктуры. В субъективных оценках развития инфраструктуры также прослеживается региональная дифференциация, подтверждая данные официальной статистики. Так, именно среди жителей Дальневосточного федерального округа преобладают наиболее негативные оценки развития инфраструктуры. Почти каждый пятый (18%) совершенно не удовлетворен социальной инфраструктурой, этот показатель в 2 раза выше, чем в Северо-Западном, Приволжском округе (9% неудовлетворенных) и в 4,5 раза выше, чем в Уральском (4%). Не менее тревожная ситуация характерна для жителей Сибирского федерального округа: 12% выбрали вариант ответа «совершенно не удовлетворен» и 24% - «скорее не удовлетворен», в сумме этот показатель значительно выше, чем в среднем по России. Наиболее благоприятная ситуация характерна для Уральского и Северо-Западного округов, доля населения, удовлетворенного развитием социальной инфраструктуры составляет там 75% и 69% соответственно. В Центральном, Приволжском и Южном федеральных округах оценки населения приближены к средним по России.148 Результаты, полученные Всероссийским центром изучения общественного мнения, коррелируются с данными Фонда «Общественное мнение». Так, например, по результатам опроса, проведенного в январе 2011 года, именно жители Дальнего Востока чаще других отмечали перебои с электричеством (37%, в среднем по России этот показатель равен 26%), отоплением (18%, население в целом – 11%), вывозом мусора (31%, население в целом – 17%). Исследование, проведенное в ноябре 2010 года, выявило регионы, в которых население наиболее обеспокоено состоянием жилищно-коммунального хозяйства. Среди них оказались Мурманская область (69%), Хабаровский край (59%), Камчатский край (58%), республика Карелия, Магаданская область (52%).149

Таким образом, как объективные статистические показатели, так и данные социологических исследований подтверждают значительную территориальную дифференциацию развития социальной инфраструктуры. На одном полюсе расположены достаточно успешные регионы с высоким уровнем развития транспорта, дорожного хозяйства, благоустройства жилищного фонда (Центральный, Северо-Западный, Уральский федеральные округа). А на другом – Южный, Сибирский и Дальневосточный федеральные округа, где уровень развития транспортного комплекса, дорожного хозяйства, коммуникаций, а также инженерная обеспеченность жилищного фонда, в несколько раз ниже, чем в среднем по России. Данные статистики нашли свое подтверждение в преобладающих негативных оценках населения данных округов. Аномально высокий уровень территориальной дифференциации, неоднородность социально-экономического пространства РФ, его регрессивная дивергенция свидетельствуют о серьезных просчетах политики бюджетного выравнивания. Перманентное перераспределение бюджетных средств является катализатором обострения противоречий во взаимодействиях федеральной, региональной и местной власти, увеличивает риски субъективизма, реализации индивидуально-договорных типов межбюджетных отношений, но, что самое важное, способствует формированию патерналисткой модели управления, подавлению инициативы для изыскания финансовых средств. Данные негативные издержки высокого уровня централизации бюджетной системы были бы оправданы при условии достижения декларируемых целей, снижения масштабов территориальной дезинтеграции. Однако, результаты исследований, статистические данные свидетельствуют об обратных тенденциях. Как подчеркивается в Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года, «сегодня базовая задача региональной политики – сокращение различий социально-экономического состояния субъектов Российской Федерации – так и не достигнута».150

Фактором территориальной дифференциации выступает не только географическое расположение, но и тип муниципального образования. Муниципальные образования РФ обладают высокой степенью разнообразия, по правовому статусу, численности проживающего населения, функциональному назначению. Проведенный в пункте 2.1 диссертационной работы, анализ подтвердил выводы о наиболее значительных различиях между городскими и сельскими поселениями. Специфика хозяйственной деятельности, уровень адаптации к природной среде, форма расселения и уклад жизни детерминирует особенности развития социальной инфраструктуры. К объективным факторам, лимитирующим параметры ее развития в сельских поселениях, относятся объективно сложившиеся условия децентрализации инженерной инфраструктуры, малая емкость собственного потребительского рынка вследствие преобладания низкодоходных видов занятости, мелкодисперсный характер расселения. Старение деревни, узость сфер занятости являются не объективными факторами, а скорее следствием ухудшения условий жизнедеятельности населения и функционирования хозяйствующих субъектов, что детерминировано низким уровнем развития социальной инфраструктуры.

Рассмотрим уровень обеспеченности объектами социальной инфраструктуры городских и сельских поселений. Так, данные Федеральной службы государственной статистики свидетельствуют, что значительная часть сельского жилищного фонда не обеспечена элементарными коммунальными удобствами. Например, водопроводом сегодня обеспечено подавляющее большинство городских жителей (89% от общей площади жилищного фонда) и только 47% - в сельской местности. В 1,6 раза выше обеспеченность городского жилого фонда отоплением (92% и 59% соответственно). Только четвертая часть жилищного фонда сельских муниципальных образований обеспечена горячим водоснабжением.

Качество и доступность инженерных коммуникаций сельского жилищного фонда во многом определяет уровень жизни, привлекательность среды обитания. Одной из острых проблем социальной инфраструктуры современных сельских поселений является обеспечение жителей питьевой водой. Износ, плохое техническое состояние водопроводных сетей формируют достаточно негативные тенденции, характеризующиеся отставанием темпа ввода водопроводных сетей от их выбытия.151 По данным Федеральной службы государственной статистики, установленная производственная мощность водопроводов в городской местности составляет 72,8 млн. м³, a в сельской местности всего 18,4 млн. м³ в сутки. Уличная водопроводная сеть, нуждающаяся в замене в городской местности, составляет 65,4 тыс. км, в сельской - 80,2 тыс. км. Еще более контрастным является показатель обеспеченности системой канализации. Число городских населённых пунктов, имеющих канализацию – 1071,что составляет 98 % от общего числа городов, а сельских населённых пунктов – 7 223, что составляет всего 5% от их общего числа.

Одной из главных проблем инфраструктуры сельских поселений является низкий уровень газификации. Несмотря на большой объем добываемого и продаваемого газа, в том числе и за рубеж, газификация сельских поселений России, по-прежнему, является важной государственной проблемой. Ее решение повысит рентабельность аграрно-промышленного комплекса, увеличит инвестиции в отрасль, что будет способствовать привлечению молодых кадров, решению демографических проблем. В качестве примера можно привести Белгородскую область, в которой развитие инженерной инфраструктуры является приоритетным направлением деятельности. Так, в 2011 году в области была проведена значительная работа по реконструкции и строительству линий электропередач, водопроводной сети. Особое внимание было уделено инженерным коммуникациям сельских поселений. Так, из построенных 38,1 км водопроводов, примерно половина (17,9 км) приходится на сельские населенные пункты. Значительно увеличилась протяженность газовых сетей (из 170,1 км в целом по области на 135,7 км – в сельской местности). Наряду с другими мерами проведенная работа позволила региону занять лидирующие позиции в сфере поставок животноводческой продукции. За первое полугодие 2011 года по объему реализации свиней и птицы на убой Белгородская область занимала первые места среди регионов РФ, а по производству молока - третье место среди субъектов Центрального федерального округа.152

Несмотря на положительный опыт газификации сельских поселений в некоторых регионах, проблема остается достаточно острой. Сегодня только 74% сельского жилищного фонда обеспечено газоснабжением. Данный показатель объединяет в себе как снабжение сетевым, так и сжиженным газом, стоимость которого значительно дороже и требует высокого уровня организации его бесперебойной поставки. Так, из 97334 газифицированных сельских населенных пунктов только 42414 (43,6%) обеспечено сетевым газом. Кроме того, сельские жители нередко сталкиваются с проблемой, когда местные органы власти перекладывают расходы на строительство газовых сетей на население. Сумма взноса с одного хозяйства зачастую значительно превышает финансовые возможности сельских жителей.

Важной проблемой также является функционирование сельских электросетей. Многие линии электропередач, снабжавшие энергией малонаселенные, труднодоступные сельские территории, ввиду оттока населения перестали быть рентабельными, а во многих случаях уровень их изношенности достиг критичного уровня, из-за отсутствия средств на эксплуатацию. Частые поломки, отключение электроэнергии в населенных пунктах – свидетельство остроты проблемы. Так, по данным опроса фонда «Общественное мнение» (опрос проведен в августе 2010 года в 100 населенных пунктах, опрошено 2000 человек), каждый десятый сельский житель (11%) отмечал регулярные перебои с электричеством, и только 28% не сталкивались с данной проблемой. Для сравнения, в целом по стране, 41% респондентов никогда не сталкивались с перебоями с электричеством.153 Не менее важным является обеспечение электроэнергией сельскохозяйственного производства. Наличие инженерной инфраструктуры значительно повышает его рентабельность. Однако потребление электроэнергии на производственные цели в сельскохозяйственных организациях свидетельствует об отрицательной динамике. Если в 1995 году этот показатель составлял 53,0 млрд. кВтч, в 2000 году- 30,2кВтч, то в 2010 году - 13,2 кВтч.

Развитие сельских поселений, сельскохозяйственного производства определяется не только эффективностью функционирования инженерной, но и транспортной инфраструктуры. Бездорожье, неудовлетворительное состояние дорожного хозяйства - одна из наиболее острых проблем современных сельских поселений. Отсутствие удобного, регулярного сообщения значительно ухудшает качество жизни, сокращает трудовую мобильность. Сегодня почти каждый третий сельский населенный пункт (28,3%) не имеет связи по дорогам с твердым покрытием с сетью путей сообщения общего пользования. При этом ввод в действие в сельской местности автомобильных дорог с твердым покрытием свидетельствует об отрицательной динамике. Если в 1990 году этот показатель составлял 11,6 тыс. км, в 1995 году – 6,9 тыс. км, в 2000 - 5,6 тыс. км, в 2005 - 1,8 тыс. км, в 2012 – 1,7 тыс. км.

Именно отсутствие качественной дорожной сети определяет низкий уровень сельскохозяйственного производства, его ограниченный доступ к потенциальному покупателю. Развитие сельских поселений и их социальной инфраструктуры сегодня возможно только при условии возрождения сельской экономики. Однако на труднодоступных территориях невозможно создание рентабельного производства, маловероятной становится перспектива привлечения инвестиций. Кроме того, взаимосвязь таких факторов, как транспортная изоляция сельских населенных пунктов, высокий уровень безработицы, и как следствие, низкий уровень платежеспособности сельского населения не способствует эффективному функционированию предпринимательства в сельских поселениях, которое в значительной степени способствует развитию социальной инфраструктуры. Именно малое предпринимательство способно обеспечить функционирование торговой сети, бытовое обслуживание населения. Как следствие, инфраструктура сельского потребительского рынка не соответствует современным требованиям, увеличивая социальный разрыв в уровне и качестве жизни между городом и селом. «Сегодня одна треть сельских населенных пунктов с численностью населения до 100 человек не охвачена ни стационарной, ни мобильной формой торгового обслуживания, бытовой сервис почти полностью разрушен».154 Снизилось число приёмных пунктов бытового обслуживания населения в сельской местности (3046 – в 2010 году, 2 692 в 2012 году).

Учитывая транспортную изоляцию сельских населенных пунктов, решающее значение должна приобретать информационно-коммуникационная инфраструктура, обеспечивающая средства связи и информации для населения. Современные технологии 21 века, развитие Интернета, мобильной связи могут позволить любому человеку, даже в труднодоступных сельских населенных пунктах быть в курсе культурных и политических событий, принимать активное участие в жизни общества, получать образование, пользоваться фондами библиотек. Именно информационные и коммуникационные технологии позволяют сгладить столь резкую дифференциацию между городом и селом в сфере культурного, информационного обслуживания. Однако данные свидетельствуют об отрицательных тенденциях. Удельный вес нетелефонизированных сельских населенных пунктов составляет 10%; не обслуживаются сетью почтовой связи 7,1% сельских населенных пунктов. Еще более тревожная ситуация обстоит с доступом к сети Интернет, что связано с низкими материально-техническими возможностями сельских жителей. По материалам Федеральной службы государственной статистики РФ, в 2011 году менее половины (45,7%) сельских домохозяйств имели персональный компьютер, только одна треть (33,4%) имели доступ к сети Интернет. Ограниченный доступ сельского населения к средствам связи актуализирует необходимость повышения эффективности функционирования данной отрасли инфраструктуры, как одного из приоритетных направлений развития сельских территорий.

В развитии системы здравоохранения также прослеживаются отрицательные тенденции. Так, на 10 000 человек городского населения приходиться 112,0 больничных коек, что в 2 раза выше, чем в сельских поселениях: 38,5 больничных коек на 10 000 сельских жителей. При этом данный показатель имеет ярко выраженную отрицательную динамику, в 1995 году он составлял 71,7, в 2000 - 60,4, в 2012 году – 38,5. Не развивается в сельских поселениях и частная медицина, что обусловлено низким уровнем жизни населения. В сельских поселениях число больничных учреждений составляет 1 216, из них частной формы собственности всего 3.

Сокращается число учреждений культурно-досугового типа, в 2000 году их насчитывалось 48,1 тыс., в 2012 – 38,5 тыс., за 12 лет было закрыто почти 10 тыс. объектов культурно-досуговой инфраструктуры. Абсолютные показатели сокращения можно было бы объяснить демографическими процессами, но и относительные показатели, например, число мест в учреждениях культурно-досугового типа на 1000 человек населения, свидетельствуют о значительном снижении уровня доступности культурных, информационных услуг в сельской местности. Так, в 2012 году этот показатель составляет – 171 место на 1000 человек, в то время как в 2000 – 204.Число общедоступных библиотек сократилось за 12 лет более чем на 7 тысяч, в 2012 году их насчитывалось 31,1 тыс., в то время как в 2000 году - 38,8 тыс.

Ликвидация объектов культурно-досуговой инфраструктуры не только ухудшает качество жизни на селе, усиливая процессы социальной поляризации, но и лишает занятости наиболее квалифицированную часть сельского населения. Именно несоответствие условий сельской жизни современным требованиям молодежи в сфере обеспечения досуга, приобщения к культурным ценностям инициирует процессы урбанизации.

Не менее серьезной проблемой является ухудшение качества и доступности образовательных услуг в сельской местности. Стремительными темпами сокращается число сельских школ. Если на начало 2000/2001 учебного года их насчитывалось 45,1 тыс., то на начало 2012/2013 года - уже 27,1тыс. Таким образом, 18 тыс. школ было закрыто. С одной стороны, это связано, прежде всего, с уменьшением контингента учащихся. Если сегодня в сельских школах учится чуть более 3,5 млн. детей (3610тыс. чел), то 13 лет назад (2000 год) их было шесть миллионов (6015 тыс. чел.). С другой стороны, сокращение численности сельских школ связано и с реформированием системы образования, введения нормативно-подушевого финансирования, что предполагает зависимость суммы, начисляемой школе из местного бюджета, от количества учащихся. И если для городских школ это создает, возможно, конкурентную среду, стимулирует их к развитию, привлечению новых учащихся, то для села это стало угрозой деградации не только системы образования, но и всего сельского населенного пункта. Ведь школа – это сфера обеспечения занятости сельской интеллигенции, культурный, образовательный центр села. Закрытие школ способствовует еще более стремительному оттоку сельских квалифицированных кадров, качественному изменению демографической структуры сельского поселения, и, в конечном итоге, забрасыванию сельскохозяйственных земель.

Таким образом, данные статистики наглядно демонстрируют исключительно отрицательные тенденции в данной сфере (таблица №4).

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка